home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



2. Красный ужас

Неправдоподобное совпадение поразительного откровения Стрикленда и этого ужасающего вопля в некоторой степени нарушили мой обычно стройный ход мыслей. Но Стрикленд немедля вскочил на ноги:

– Что за черт!

И тут воздух прорезал еще один крик.

– Поторопитесь-ка! – громко сказал Холмс. – Это в гостиной.

Мы пулей вылетели из кабинета управляющего и побежали по коридору. Пока мы бежали, мне в голову пришла совершенно дикая мысль. Шерлок Холмс ушел из жизни два месяца назад. Ни одна из газет Британской империи, а если подумать, то и всего мира, не обошлась без трагического повествования о его смертельной схватке с главой преступного мира профессором Мориарти на Рейхенбахском водопаде в Швейцарии. Как, черт возьми, ему удалось воскреснуть? Но еще прежде, чем я успел задаться этим вопросом, передо мной открылась столь дикая и ужасающая картина, что мне, судя по всему, не удастся забыть ее до конца моих дней.

Гостиная, освещенная тремя сверкающими венецианскими люстрами, была наполовину заполнена леди и джентльменами в вечерних нарядах. Все до единого в ужасе смотрели на верхнюю площадку лестницы, делившей заднюю часть гостиной на две половины. Кричала бара-мем – та самая, что недавно неодобрительно отнеслась к моему присутствию в гостиной. Сейчас она стояла впереди всей честной компании у основания лестницы и готовилась издать еще один пронзительный сигнал тревоги.

На верхней площадке, куда были устремлены окаменевшие взоры всех присутствующих, мы узрели воплощение чистого ужаса, словно бы прибывшее прямиком из Джеханнума. Это был человек – во всяком случае, по очертаниям он был похож на человека, – залитый кровью до такой степени, что под этой смертельно переливающейся красной мантией невозможно было различить ни одежды, ни частей тела. Эта багряная фигура слепо ковыляла вперед. Вдруг красная поверхность лица раскрылась, обнаружив черное отверстие, из которого исторгся страдальческий звериный вопль, завершившийся ужасным булькающим звуком, как если бы человек тонул в собственной крови. Затем фигура медленно накренилась и покатилась вниз по лестнице, остановившись только у основания, прямо у ног бара-мем, забрызгав кровью ее девственно белый наряд.

Леди издала еще один пронзительный крик и упала как подкошенная.

Стрикленд бросился вперед, я вслед за ним, мы подняли пожилую леди и положили ее на шезлонг, где ею занялись испуганный управляющий и другие дамы.

– Прошу всех держаться подальше! – громко сказал Стрикленд, пытаясь перекричать растущий гул. – Я офицер полиции, и поводов для беспокойства нет.

Он двинулся навстречу быстро приближавшемуся к нему управляющему.

– Отправьте посыльного к инспектору Маклауду в полицейский участок на Хорнимэн Серкл, – приказал он, черкнув короткую записку и передав ее управляющему.

Управляющий был попросту потрясен:

– Какой кошмар, сэр, подобных вещей никогда не происходило в…

– Прекратите сейчас же! – нетерпеливо прервал его Стрикленд. – Немедленно отправьте кого-нибудь в тхану.

Шерлок Холмс склонился над окровавленной фигурой, пристально вглядываясь в зрачок, для чего ему пришлось приподнять лежащему веко. Когда к нему подошел Стрикленд, Холмс мрачно покачал головой.

– Он мертв, как Навуходоносор. – Холмс протер пальцы носовым платком. – Исключительная потеря крови… гм… почти из всех частей тела.

Даже будучи человеком культурным, и по этой причине испытывая естественное отвращение к крови и насилию, я в силу особенностей моей профессии навидался на своем веку смертей в самых разных формах и обстоятельствах. Но это распростертое передо мной тело, члены которого были полностью сокрыты ужасным кровавым покровом, это существо, похожее не на человека, а на бесформенное темно-красное чудовище, возбудило в моем сердце смутный ужас. Конечно же, я не подал и виду.

Мистера Холмса произошедшее скорее взбодрило, нежели потрясло. В нем не было заметно ни следа ужаса, подобного тому, что испытал я, но скорее тихое и внимательное спокойствие святого садху, который сидит, скрестив ноги, на шерстяном коврике и размышляет о тайнах жизни и смерти.

Он быстро вытер лицо покойника носовым платком. На коже я не заметил ни единой раны, но мгновение спустя лицо снова было в крови.

– Редчайший случай, – только и сказал он, отбросив в сторону пропитавшийся кровью носовой платок, после чего обратился к Стрикленду: – Могу ли я просить вас остаться здесь и проследить, чтобы никто не подходил к телу, пока я взгляну, что происходит наверху?

– Да, разумеется. А как только Маклауд с ребятами будут здесь, я к вам присоединюсь.

Затем Шерлок Холмс повернулся ко мне:

– Мистер Мукарджи, не могли бы вы меня проводить? Не исключено, что мне придется задать несколько вопросов, а незнание языка может мне в этом помешать.

– Почту за честь, сэр, если только мои скромные способности могут оказаться хоть сколь-нибудь вам полезны.

Мне думалось, что Шерлок Холмс поспешит заняться расследованием, однако, казалось, это вовсе не входило в его намерения. С беспечностью, которая при таких обстоятельствах граничила с позерством, он неторопливо поднялся по лестнице. Достигнув верхней площадки, он рассеянно оглядел потолок и залитые кровью пол и стены, напоминавшие скотобойню. Завершив этот весьма поверхностный осмотр, он бесшумно двинулся в направлении левого коридора, куда безошибочно вела цепочка из отчетливых красных следов и больших пятен крови.

Примерно на уровне пятой по счету комнаты следы обрывались, и на ковре были видны только несколько капель крови. Холмс подергал за ручки дверей по обе стороны от этой отметки, но открыта оказалась только дверь справа, за номером двести восемьдесят девять. Из замочной скважины торчал ключ. Холмс открыл дверь и заглянул внутрь.

– Гм, похоже, здесь никого нет.

– Вы надеялись застать кого-нибудь, сэр?

– Почему вас это интересует?

– Видите ли, сэр, если человек, которого мы ищем, замышляет акт насилия, мне бы не хотелось, чтобы он стал для нас неожиданностью. Мое естество восстает против подобных потрясений.

– Итак, вы полагаете, что наша жертва была убита?

– А у вас есть иное объяснение?

– Не меньше дюжины. И вообще, строить предположения, пока данных недостаточно, – крупнейшая ошибка. Эй! Кто это там?

В конце коридора появился старый бханги. В руке он нес щетку на короткой ручке.

– Это просто подметальщик, сэр. Скорее всего, он служит в этой гостинице.

– Позовите-ка его сюда на минутку.

– Конечно, сэр. Бханги! Идхар ао, джалди!

Старик направился к нам, неслышно ступая босыми ногами, и, приблизившись, поприветствовал Холмса:

– Намасте, сахиб.

– Спросите его, не видел ли он незадолго до нашего прихода что-нибудь необычное.

– Послушай, старый, – начал я на местном языке, – не видел ли ты сейчас что-нибудь не вполне обычное?

– Я не видел ничего, бабуджи, – его морщинистое лицо оживилось, – но я слышал громкий крик, похожий на крик чурайля.

– Этот крик слышал каждый, кого боги наделили ушами, – в нетерпении прервал его я. – А теперь послушай, ты, слуга Лал Бега (бога подметальщиков). Этот высокий сахиб – сахт бара афсар полиции. Умер человек. Да, крики были из-за этого. Сахиб проводит расследование. Если ты не хочешь потерять новкри в этой гостинице, расскажи мне все, что знаешь.

– Хай-май, – запричитал он, – что за зулам? Я не видел ничего, бабуджи. Никто здесь не проходил. Только еще один ангрези сахиб спускался по черной лестнице.

– Разве сахибы пользуются черной лестницей?

– Нет, бабуджи. Это лестница для слуг гостиницы.

– Гадха! Что же ты не сказал об этом сразу?

Я прервался, чтобы изложить Холмсу содержание нашего диалога.

– А теперь, старый, – сказал я, снова пригвоздив его суровым взглядом, – расскажи, как выглядел этот сахиб и когда он ушел.

– Бабуджи, – вновь запричитал он, – все ангрези сахибы похожи друг на друга.

– Если ты немедленно не начнешь припоминать, тебе грозит низамат, – жестко произнес я. – Джалди!

– Бабуджи, все, что я видел, – это худого сахиба, уже не очень молодого, со смешными усами, не то бородой и с длинным носом. Когда он пробегал мимо, вид у него был испуганный.

Когда я рассказал об этом Холмсу, его тонкие губы сжались.

– Спросите его, когда точно ушел этот человек.

– Он говорит, только что, сэр, перед тем как мы его окликнули.

– Черт возьми! А где лестница?

– Подметальщик говорит, что в конце коридора, сэр, а ведет она к черному входу.

Холмс помчался по коридору, а затем вниз по узкой лестнице, и мне не оставалось ничего, кроме как последовать за ним. Мы поспешно выскочили из задней двери на узкую аллею. Но, увы, наша добыча ушла: в сотне ярдов от нас по темной пустой дороге неистово мчалась прочь эка-гхари. Когда экипаж заворачивал за угол на главную улицу, его на мгновение высветил уличный фонарь. В тот же самый миг пассажир поднялся на сиденье и оглянулся. Это был человек, похожий на хорька!

– Боюсь, мы самую малость опоздали, – заметил мистер Шерлок Холмс, засовывая в карман пиджака большой револьвер. – Вы случайно не обратили внимания на номерные знаки?

– Нет, сэр, но я увидел кое-что другое. – И пока мы поднимались обратно по лестнице, я поведал ему о человеке, похожем на хорька.

– Так-так. Возможно, это был сообщник, – сказал он, когда мы вернулись в коридор. – Мне следовало ожидать чего-то подобного. Эй, а вот и Стрикленд. Должно быть, полицейские наконец прибыли.

– Мистер Холмс, удалось ли вам что-нибудь найти? – с нетерпением спросил Стрикленд.

– Я только бегло осмотрел место преступления, и тут мое внимание отвлекло еще одно происшествие. – И Шерлок Холмс поведал Стрикленду о рассказе старого подметальщика и о сбежавшем от нас таинственном человеке, похожем на хорька. – А теперь, с вашего позволения, я возобновлю осмотр.

С этими словами он извлек из кармана большую круглую лупу и рулетку. Вооружившись этими двумя инструментами, он бесшумно обошел коридор, то и дело останавливаясь и порой опускаясь на колени; один раз он даже лег на пол. Вдруг он остановился и поманил нас со Стриклендом к себе.

– Что вы думаете вот об этом? – спросил он, указывая пальцем на пол.

– Похоже на большой сгусток крови, – ответил Стрик-ленд.

– М-м-м… возможно. И все же можете одолжить мне свой носовой платок?

Я предложил свой. Шерлок Холмс взял его и потер кровавый сгусток. Под слоем крови он оказался серым.

– Послушайте, это же кусок резины! – воскликнул я.

– Вы полагаете? – спросил Холмс. – Ну, мне кажется, здесь больше делать нечего. Пойдемте дальше.

Холмс вошел в комнату номер двести восемьдесят девять и посвятил около четверти часа одному из тех тщательнейших исследований, которые лежат в основе его блестящих побед. Я был благодарен судьбе за то, что мне даровано наблюдать своими собственными глазами истинный modus operandi человека, чьи непревзойденные достижения известны всему миру. Выражение неподдельного интереса на лице Стрикленда свидетельствовало о том, что и он испытывает подобные чувства. В то же время я не мог удержаться от улыбки, наблюдая, как мистер Холмс постоянно бормочет что-то себе под нос, то присвистывая и разражаясь градом восклицаний, в которых читались воодушевление и надежда, то, напротив, испуская стон или вздох, которые, видимо, свидетельствовали об обратном.

Подойдя к большой кровати, он остановился и воскликнул, указав на пол:

– Ну-ка, ну-ка. Что у нас здесь?

– Похоже на отметины от ножек стула, – предположил Стрикленд.

– От стола, мой дорогой Стрикленд, несомненно, от стола. Для стула отпечатки отстоят слишком далеко друг от друга. Но обычно стол здесь не стоит, поскольку в противном случае отпечатки были бы значительно глубже и слегка отличались по цвету от остального ковра. Тем не менее стол убрали отсюда буквально только что. Взгляните, как ворсинки ковра постепенно возвращаются в обычное положение. – Он выпрямился и оглядел комнату. – А вот и сам стол.

– Но в другой половине комнаты стоит еще один точно такой же, – вставил я.

– Верно. Однако вероятность того, что правильный стол – именно этот, значительно выше. Так ведь удобнее. Обычно человек использует то, что под рукой. – Он подошел к столу и осмотрел его. – Как я вижу, моя догадка верна. Взгляните-ка на эти глубокие царапины на лакировке. Боже мой, разве можно так обращаться со столь изящной мебелью? Несомненно, кто-то забирался на этот стол с ногами. Кто-то в тяжелых ботинках. Гм. А теперь давайте посмотрим, как все это совместить. Вы мне не поможете?

Мы с мистером Холмсом перенесли стол через кровать и аккуратно опустили его вниз так, чтобы попасть ножками в отпечатки на ковре.

– Точно в яблочко, мистер Холмс! – порадовался я. Но Шерлок Холмс уже взобрался на стол и тянулся к медной лампе местного производства, висевшей на цепочке над кроватью. Это была богато изукрашенная кованая лампа бенаресской работы в форме слона. Осторожно придерживая лампу носовым платком, Холмс внимательно изучил ее посредством лупы. Наконец по прошествии десяти минут он оставил лампу качаться над кроватью и спрыгнул со стола.

– Гениально. Просто дьявольская изобретательность! Мне следовало бы ожидать… – Он принялся разглядывать через лупу покрывало. – Теперь, согласно логике, я должен найти… ага! Все в точности так, как я думал. – С помощью маленького перочинного ножа он соскреб с покрывала несколько коричневых частичек и поднес к газовой лампе, чтобы разглядеть получше.

– Это, вне всякого сомнения, сургуч. Вы согласны, джентльмены?

– Холмс, – нетерпеливо воскликнул Стрикленд, – как все это связано с покойником? Убийство ли это, а если да, то как оно было совершено? И отчего кровотечение было настолько сильным? Мне кажется, вы должны вести себя с нами более открыто.

– В моей практике не было ни одного столь же необычайного и столь же интересного дела. Осмотр почти завершен, однако перед тем, как объявить вам результаты, я должен еще кое-что проверить. Уверяю вас, я не стану таить от вас разгадку. Между тем мне кажется, вам следует знать, что бедняга-покойник внизу – жертва одновременно убийства и несчастного случая.

– Вы говорите парадоксами, сэр, – вмешался я.

– Вы смеетесь над нами, мистер Холмс, – сердито добавил Стрикленд.

– Терпение, мистер Стрикленд. Вы опять проявляете свой безудержный темперамент. Тем не менее это моя вина. Мне следовало выражаться яснее.

– Яснее, мистер Холмс? Мы ведь даже не знаем, кем был покойник.

– Покойник был местным жителем, из здешней прислуги. Вне всякого сомнения, он был убит. Но его смерть стала несчастным случаем в том смысле, что он невольно оказался на месте истинной жертвы.

– За кем же тогда охотился убийца?

– Полагаю, не за кем иным, как за мной.

– За вами, мистер Холмс?

– О, видите ли, я пользуюсь дурной славой в преступных кругах, – с довольной ухмылкой пояснил Холмс, – но это долгая история, и…

Смутная идея, не дававшая мне покоя последние несколько минут, вдруг обрела в моем сознании кристальную ясность.

– Корабль, мистер Холмс! – воскликнул я.

– О чем это ты? – раздраженно спросил Стрикленд.

– «Кохинор» должен был причалить не позднее полудня, тогда как в действительности он прибыл ближе к вечеру. Если бы все шло по расписанию, мистер Холмс не только находился в гостинице в ту минуту, когда произошло убийство, но и был у себя в комнате, не исключено, что в этой самой.

– И что, тогда мистер Холмс стал бы жертвой вместо того малого из прислуги?

– Не исключено, – мягко проговорил Шерлок Холмс. – Всего лишь не исключено. Поверьте, джентльмены, я утверждаю, что ожидал нападения, отнюдь не для того, чтобы похвастать особым даром предвидения. Только за последний месяц на меня было совершено четыре покушения. Однако я должен признать, что сегодняшнее представляет для меня особый интерес.

– Но эта комната? – вопросил Стрикленд. – Откуда убийца знал, что…

В этот миг в комнату вошел с мрачным видом офицер полиции в мундире цвета хаки. Говоря, он беспокойно дергал себя за встопорщенные седые усы.

– Тело забрали в мертвецкую, – доложил он Стрикленду с сильным шотландским акцентом. – Сколько служу, ни разу не видел так много кровищи. И как только его постигла такая ужасная смерть?

– Сейчас нам остается только гадать, – ответил Стрикленд. – Но если тело будет обследовано как полагается, все станет несколько яснее. Кто нынче дежурит в лаборатории?

– Должно быть, старина Пэттерсон, сэр.

– Передайте ему, что я хочу, чтобы он немедленно произвел вскрытие. Я приеду, как только закончу допрашивать мистера Сигерсона и его местного проводника. Мистер Сигерсон пытался оказать помощь умирающему и, возможно, видел или слышал нечто такое, что имеет отношение к делу.

Когда нужно, «экстрекин»-сахиб мог врать, как последний воришка.

– Можем ли мы тогда позволить слугам навести порядок? Мы прочесали всю гостиную, но не нашли ровным счетом ничего.

– Хорошо. Но только если вы уверены, что ничего не упустили.

– Нет уж, увольте, сэр, – ответил инспектор и добавил с ухмылкой: – У них там внизу званый ужин, встреча однокашников. Если я не ошибаюсь, Колледж вооруженных сил. Так управляющего просто трясет от всей этой кровищи на лестнице, ну и от всего остального.

Он подошел к двери, поправляя на ходу свой топи.

– Я оставлю на посту Хавилдара Дилла Рама и еще двоих ребят. Спокойной ночи.

Как только инспектор вышел из комнаты, Холмс поднял глаза к потолку и вздохнул:

– Итак, официальная сыскная полиция города Бомбея действует примерно теми же методами, что и Скотленд-Ярд.

– Послушайте, мистер Холмс, – обиженным голосом проговорил Стрикленд, – я признаю, что нас загадка поставила в тупик, тогда как вас, очевидно, нет. Вы все время сыплете намеками, но сейчас, полагаю, мы вправе спросить напрямик: что вам известно о преступлении?

– Мой дорогой друг, в мои намерения никак не входило задеть вас. Еще несколько мелочей – и, уверяю вас, все будет раскрыто. А сейчас я бы попросил вас присутствовать при вскрытии и зафиксировать все до мельчайших подробностей. Не сомневаюсь, что его результаты могут сыграть решающую роль в раскрытии этого дела.

– Хорошо, мистер Холмс, – ответил Стрикленд чуть более мягко, – что же тут поделать, коль скоро вы ходите окольными путями. Но я терплю вашу скрытность уже так долго, что, надеюсь, способен потерпеть еще немного.

– Вот и правильно! – рассмеялся Шерлок Холмс и похлопал его по плечу. – И еще один вопрос, на сей раз скорее из области интересов мистера Мукарджи. Где здесь можно раздобыть книги о флоре и фауне этой страны?

– Полагаю, сэр, – начал я, несколько озадаченный этим неожиданным вопросом, – лучше библиотеки Бомбейского общества естественной истории места не найти. Волею случая я неплохо знаком с секретарем общества мистером Саймингтоном (я полулегально снабжал его редкими образцами тибетских первоцветов), и библиотека у них отличная. Но, боюсь, сейчас там уже закрыто.

– Хорошо, тогда мы займемся этим завтра, – согласился Шерлок Холмс. – Надеюсь, мистер Мукарджи, вас не затруднит завтра с утра пораньше зайти за мной и проводить туда. А сейчас давайте спустимся вниз, решим вопрос с моей комнатой и поужинаем.

– Вы ведь, должно быть, проголодались, – сочувственно сказал Стрикленд. – Мне бы следовало…

– Ну что вы, мой дорогой друг, – прервал его мистер Холмс, увлекая нас за собой прочь из комнаты. – Это был весьма поучительный вечер. Я не променял бы его ни на что другое. Не могли бы вы прикрыть за собой дверь? Мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь знал, что мы совали сюда свой нос.

Похоже, управляющий не терял времени даром: гостиничные уборщики деловито оттирали лестницу. До верхней площадки дело пока не дошло, и она все еще была залита кровью. Прежде чем спуститься вниз, Холмс неожиданно остановился и озадаченно посмотрел на пол:

– Вам не кажется, что с этой кровью что-то не так?

– Вроде бы нет, – ответил Стрикленд, – ее просто слишком много. Что же здесь не так?

– Пустяки, – ответил Холмс, спускаясь по лестнице. Но я услышал, как он бормочет про себя: «Удивительно, в высшей степени удивительно».

Когда мы пересекали гостиную, направляясь к стойке портье, к нам подбежал управляющий:

– Тысяча извинений, мистер Сигерсон, я совсем позабыл о своих хозяйских обязанностях. Но это ужасное происшествие и…

– Не беспокойтесь. Я с пользой провел полчаса, планируя осмотр города с моим проводником, мистером Мукарджи. Однако если сейчас вы позволите мне попросить…

– Конечно, сэр. Мистер Карвальо! – Он сделал знак клерку за стойкой. – Комнату для джентльмена.

Мистер Карвальо, пухлый лоснящийся молодой джентльмен португальского, должно быть, происхождения, извлек из-под стойки ключ и большим пальцем позвонил в колокольчик. К нему тут же зашаркал носильщик-индиец в гостиничной ливрее. Получив ключ от комнаты и кое-какие указания, он забрал из кабинета управляющего скромный багаж мистера Холмса и зашаркал вверх по лестнице. Шерлок Холмс направился было следом за носильщиком, но остановился и повернулся к нам:

– Может быть, вы подождете меня в ресторане? Я ненадолго – мне нужно только поменять носовой платок.

Мы со Стриклендом прошли в ресторан и заняли столик в углу. Торжественный обед выпускников Колледжа вооруженных сил (с женами), судя по всему, еще не завершился, поскольку в центре зала рядами стояли длинные обеденные столы, за которыми сидели леди и джентльмены в вечерних нарядах. Только что благодаря нашему истекшему кровью приятелю на их долю выпало изрядное потрясение, и нет нужды говорить, что ужин был не из веселых. Пока официант в тюрбане и белой ливрее молча наполнял водой наши бокалы, в ресторан энергично вошел Шерлок Холмс. С характерным беззвучным смехом он сел за стол и развернул салфетку.

– А вот и самая пикантная подробность. Угадайте, какой номер мне достался?

– Но не может же… – в изумлении вскричал я, но Холмс опередил меня:

– Да-да, двести восемьдесят девять.

– Черт подери! – воскликнул Стрикленд. – Это не иначе как тот индюк-управляющий. Дайте мне только довезти его до тханы, и он у меня заговорит быстрее, чем в руках у палача.

– Успокойтесь, Стрикленд, – повелевающим жестом остановил его Шерлок Холмс, – уверяю вас, именно этого я и ожидал. Более того, у нас нет никаких доказательств причастности управляющего к этому делу. Так или иначе, кто бы ни был преступником, мы не должны спугнуть его в самом начале игры.

– Но неужели вы не боитесь за свою жизнь? Вы ведь не будете сегодня там спать?

– Именно так я и собираюсь поступить. Сегодня в этой комнате больше ничего не случится, дорогой мой друг. Готов поклясться своей репутацией, сколь бы сомнительной она ни была. А теперь давайте наконец отвлечемся от нашей головоломки. Этот овощной суп и жареный цыпленок по-могольски – именно то, что нужно. Могу ли я угостить вас бутылочкой «Монтраше», чтобы отметить мое… хм-м… не то чтобы бедное происшествиями прибытие на берега Индийской империи?


1.  Таинственный норвежец | Шерлок Холмс в Тибете | 3.  Шерлок Холмс вспоминает