home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



13. Судья беседует с торговцем древностями; ему рассказывают об отравляющих свойствах лака

Судья Ди остановил коня перед бумажной лавкой Е Пиня и сказал слуге, стоящему в дверях, что хочет повидаться с хозяином. Старый торговец бумагой быстро выскочил из лавки и почтительно пригласил судью войти и выпить чашку чая. Не слезая с лошади, судья спросил его, не вернулся ли Е Тай.

– Нет, ваша честь! – тревожно ответил Е Пинь. – Он еще не появился! Я уже послал слугу по харчевням и игорным залам, где он обычно бывает, но его там никто не видел. Я уже начинаю бояться, не произошел ли с ним несчастный случай!

– Если он не вернется к вечеру, – произнес судья, – я велю расклеить объявления о пропаже и предупрежу городскую стражу. Но на вашем месте я бы не беспокоился! Ваш брат не производит впечатления человека, который может стать жертвой разбойников или мошенников! В любом случае сообщите мне после ужина, как обстоят дела.

Судья пришпорил коня и поскакал к улице, на которой жил Пань Фэн. Его вдруг поразило, насколько безлюдна эта часть города. Час ужина еще только приближался, а на улице не было ни души!

Перед домом Паня судья слез с лошади и привязал ее к железному кольцу в стене. Ему пришлось долго стучать рукояткой кнута в дверь, прежде чем Пань открыл ему.

Увидев судью, Пань очень удивился. Проведя его в прихожую, он рассыпался в извинениях из-за отсутствия огня.

– Сейчас я принесу из мастерской жаровню! – засуетился он.

– Не волнуйтесь! Мы можем поговорить и в мастерской.

Но там ужасный беспорядок! – воскликнул Пань. – Я как раз начал сортировать новые вещи!

– Да юге беспокойтесь вы! Пойдемте!

Войдя в мастерскую, он увидел, что она и вправду больше похожа на чулан. Несколько фарфоровых ваз разных размеров соседствовали с двумя деревянными ящиками, а стол был завален книгами, коробками и свертками. В маленькой жаровне мерцал огонь, обогревая комнатку.

Пань помог судье снять тяжелую шубу и усадил его на табурет возле жаровни. Пока торговец древностями побежал на кухню готовить чай, Судья Ди с интересом рассмотрел тяжелый нож для рубки, лежащий на столе в промасленной тряпке. Очевидно, когда судья стучал в дверь, Пань чистил его. Затем его взгляд упал на квадратный предмет, стоящий возле стола и прикрытый влажной тряпкой. Он только собрался полюбопытствовать, что это такое, как услышал возглас Паня:

– Не трогайте!

Судья удивленно поднял взгляд, и Пань объяснил:

– Я ремонтирую маленький лакированный столик, ваша честь! До влажного лака нельзя дотрагиваться голыми руками, иначе будет сильное раздражение кожи!

Судья смутно припомнил, что что-то слышал об отравлениях лаком. Пока Пань разливал чай, он заметил:

– Красивый у вас нож!

Пань взял большой нож и осторожно провел большим пальцем по лезвию.

– Да, – заметил он, – ему более пятисот лет, им убивали жертвенных животных в храмах. Лезвие все еще в отличном состоянии!

Судья Ди сделал глоток. В доме стояла мертвая тишина, не доносилось ни звука из внешнего мира.

– Мне очень жаль, – решился он, – но я должен задать вам неловкий вопрос. Совершенно очевидно, что убийца вашей жены знал, когда вы должны были уехать из города. Возможно, ему сказала об этом ваша жена. Скажите, не замечали ли вы каких-либо признаков того, что у нее был другой мужчина?

Пань побледнел и смущенно взглянул на судью.

– Должен признаться, – печально ответил он, – что в последнее время я заметил некоторую перемену в наших отношениях. Это трудно передать словами, но… – Он смутился, во судья промолчал, и Пань продолжил: – Я не люблю возводить напраслину, но не могу отделаться от мысли, что к этому причастен Е Тай. Он часто приходил к ней, когда меня не было дома. Моя жена не была лишена привлекательности, ваша честь, и иногда я подозревал, что он старался убедить ее бросить меня, чтобы пойти в наложницы к богатому человеку. Жена любила роскошь, а я, конечно, не мог делать ей дорогих подарков и…

– Кроме золотых браслетов с рубинами? – сухо заметил судья.

– Золотых браслетов? – удивлению воскликнул Пань. – Ваша честь, должно быть, шутит? У нее было только одно серебряное кольцо, подаренное ее тетей!

Судья Ди встал.

– Не обманывайте меня, Пань Фэн! – твердо произнес он. – Вам не хуже меня известно, что у вашей жены были два тяжелых золотых браслета и несколько шпилек из чистого золота!

– Но это невозможно, ваша честь! – возбужденно запротестовал Павь. – У нее никогда не было ничего подобного!

– Идите за мной! – приказал судья. – Сейчас я вам их покажу!

Он уверенно направился в спальню, а за ним засеменил Пань. Показав на ящики с одеждой, судья приказал:

– Откройте второй ящик! Там вы найдете драгоценности!

Пань поднял крышку, и судья увидел ворох скомканной женской одежды. Он ясно помнил, что, когда производился обыск, вся одежда в ящике была аккуратно сложена. После обнаружения драгоценностей Тао Гань так же аккуратно уложил одежду.

Судья внимательно следил, как Пань вытаскивает вещи и бросает их на пол. Добравшись до дна, он облегченно воскликнул:

– Ваша честь видит, что здесь нет никаких драгоценностей?

– Позвольте, я попытаюсь! – И судья оттолкнул Паня.

Склонившись над ящиком, они поднял крышку потайного отделения. Там было пусто.

Выпрямившись, он холодно заявил:

– Вы не слишком умны, Пань! Нет смысла прятать эти драгоценности. Лучше сказать правду!

– Клянусь, ваша честь! – серьезно произнес Пань. – Я даже не подозревал об этом тайнике!

Немного подумав, Судья Ди медленно осмотрел спальню и быстро подошел к левому окну. Они потянул за железную решетку, которая, как ему показалось, была немного перекошена. Решетка легко подалась. Пощупав все остальные перекладины, они обнаружил, что все они были подпилены, а потом аккуратно поставлены на свое место.

– Во время вашего отсутствия здесь побывал взломщик! – заключил он.

– Но когда я вернулся из суда, все деньги были на месте! – удивился Пань Фэн.

– А как насчет одежды? Когда мы обыскивали комнату, этот ящик был полон. Вы можете определить, что пропало?

Перебрав смятую одежду, Пань сказал:

– Да, я не вижу двух довольно ценных нарядов из тяжелой парчи с собольей опушкой, которые моя жена получила от тети в качестве свадебного подарка!

Судья Ди медленно кивнул и, оглядевшись, сказал:

– Кажется, чего-то еще не хватает. дайте посмотреть… Ну конечно, здесь, в углу, стоял маленький лакированный столик!

– О да, – подтвердил Пань, – именно его я сейчас и ремонтирую.

Судья остановился как вкопанный и глубоко задумался. Теребя бакенбарды, он понял, что картина преступления постепенно проясняется. Каким же глупцом они был, что не увидел этого раньше! Зацепка с драгоценностями была все время, преступник уже с самого начала совершил глупую ошибку. А он этого не заметил! Но сейчас все встало на свои места. Наконец судья оторвался от своих мыслей и обратился к Пань Фэну, тревожно наблюдавшему за ним:

Я верю, что вы говорите правду, Пань Фэн! Вернемся в мастерскую!

Пока Судья Ди медленно пил чай, Пань Фэн надел перчатки и поднял влажную тряпку.

– Это тот самый красный столик, о котором вспомнил ваша честь, – сказал он. – Это очень хорошая старинная вещь, но мне надо было наложить еще один слой лака. На днях, прежде чем отправиться в деревню Пяти Овнов, я отлакировал его и поставил в угол спальни, просыхать. К сожалению, потом кто-то прикоснулся к нему, потому что, когда я его осмотрел сегодня утром, на нем было большое пятно. Теперь я ремонтирую этот угол.

Судья Ди поставил чашку и спросил:

– А ваша жена могла дотронуться до него?

– Она не так глупа, ваша честь! – с улыбкой ответил Пань. – Я часто предупреждал ее о том, что лаком можно отравиться, она знала, как это опасно! В прошлом месяце госпожа Лу из хлопковой лавки пришла ко мне. С ней произошел прискорбный случай, ее рука распухла и покрылась язвами. Она спросила меня, как это лечить. Я ей сказал…

– Откуда вью знаете эту женщину? – перебил его Судья Ди.

– Когда она была еще ребенком, – сказал Пань, – ее родители жили по соседству с моим бывшим домом, в западном городе. После того как она вышла замуж, я потерял ее из виду. Правда, меня это не беспокоило, я никогда особенно не жаловал женщин из этого семейства. Ее отец был приличным торговцем, во мать, татарского происхождения, занималась черной магией. Ее дочь тоже очень интересовалась этим, она всегда готовила на кухне какие-то странные отвары, а иногда впадала в транс в говорила ужасные вещи. По-видимому, она узнала мои новый адрес и пришла посоветоваться относительно своей обожженной руки. Тогда она и сказала мне, что ее муж умер.

– Это очень интересно! – заметил судья и, с жалостью посмотрев на Паня, добавил: – Теперь я знаю, кто совершил это подлое преступление, Пань Фэн! Но преступник – опасный маньяк, а с такими людьми надо быть очень осторожными. Оставайтесь сегодня вечером дома и забейте досками это окно в спальне. И держите все двери в доме закрытыми! Завтра вью все узнаете.

Пань Фэн, ошеломленный, слушал. Судья Ди не дал ему времени задать вопросы. Он поблагодарил Паня за чай и ушел.


12. Судья Ди отправляется на Лечебный холм; женщина бросает вызов порядкам суда | Убийство гвоздями | 14. Молодая вдова дает показания в суде; она наказана за неуважение к суду