home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



16. Три всадника возвращаются из раннего похода; введенная в заблуждение женщина рассказывает о своем безумии

На следующий день, ближе к полудню, перед зданием суда остановились трое всадников в шапках, занесенных снегом. Они уставились на длинную очередь, гуськом входящую в главные ворота.

Ма Жун удивленно обратился к Чу Таюаню:

– Кажется, заседание началось!

– Поторопимся! – пробормотал Чао Тай.

Тао Гань встретил их на главном дворе.

– Его превосходительству пришлось созвать специальное заседание суда, – сообщил он им. —Стали известны некоторые важные факты, требующие принятия немедленного решения!

– Пойдемте в кабинет судьи и поговорим с ним! – нетерпеливо произнес Чу Таюань. —Может быть, появились какие-нибудь новости относительно убийства старшины!

– Заседание вот-вот начнется, мой господин, – заметил Тао Гань, – судья просил сейчас его не беспокоить.

– В таком случае, – заявил Чао Тай, – Мы отправимся прямо в зал суда. Если вы пойдете с нами, господин Чу, мы сможем усадить вас возле возвышения.

– Передний ряд меня вполне устраивает, —ответил Чу Таюань, – но вы можете провести меня через задний ход, чтобы не пришлось пробиваться сквозь толпу. В зале, кажется, полно народа.

Все трое прошли по коридору и вошли в зал суда через дверь за возвышением, которым пользовался судья. Ма Жун и Чао Тай вошли и остановились возле возвышения, а Чу Таюань прошел вперед и встал в первом ряду зрителей, за стражниками.

В переполненном зале поднялся шум. Все с ожиданием смотрели на пустое кресло судьи Ди за высоким столом.

Неожиданно воцарилась тишина. На возвышении появился судья. Когда он сел, Ма Жун и Чао Тай заметили, что лицо у него еще более изможденное, чем вчера вечером.

Стукнув молотком по столу, судья заговорил:

– Это специальное заседание суда Пейчоу созвано для того, чтобы рассмотреть новые обстоятельства убийства в доме торговца древностями Пань Фэна. – Посмотрев на старшего стражника, он приказал: – Принесите первое вещественное доказательство!

Ма Жун в замешательстве взглянул на Чао Тая. Старший стражник вернулся с большим свертком, завернутым в промасленную бумагу. Он осторожно положил его на пол, вынул из рукава свиток промасленной бумаги и расстелил его на одном конце стола. Туда же он положил и сверток.

Судья Ди наклонился вперед и быстро развернул бумагу. По залу словно пронесся стон.

На столе лежала голова снеговика. В его глазницах сверкали два красных камня, которые, казалось, злобно смотрели на собравшихся.

Судья ничего не сказал, а только пристально посмотрел на Чу Таюаня. Чу медленно, твердо ступая, вышел вперед, глядя себе под ноги.

По повелительному знаку судьи стражники быстро расступились. Чу подошел к столу, остановился прямо перед головой и посмотрел на нее бессмысленным взглядом. Вдруг он произнес странным, раздраженным голосом:

– Верните мне мои красные камни!

Когда он потянулся к ним руками в перчатках, судья Ди выбросил свою руку вперед. Он постучал молотком по голове снеговика, снег осыпался, и на столе осталась отсеченная голова женщины. Лицо было наполовину закрыто влажными вьющимися волосами.

У Ма Жуна вырвалось ужасное ругательство. Он хотел броситься на Чу Таюаня, но судья железной хваткой схватил его за руку.

– Стойте где стоите! – зашипел он на него, а Чао Тай подскочил к Ма Жуну и удержал его.

Чу Таюань остановился, ошеломленно глядя на женскую голову. В зале воцарилась мертвая тишина. Чу медленно отвернулся и опустил взгляд. Вдруг он нагнулся и поднял два рубина, упавшие вместе со снегом. Он снял перчатки и, положив камни на распухшую, покрытую волдырями ладонь левой руки, потер их указательным пальцем правой руки. Его широкое лицо расплылось в детской улыбке.

– Прекрасные камни! – шептал он. – Прекрасные красные камни как капли крови!

Все безмолвно глядели на жуткого, громадного человека, довольно улыбающегося, как ребенок над игрушкой. Никто не заметил высокой, закутанной в покрывало женщины, которую Тао Гань подвел к столу. Когда она остановилась перед Чу Таюанем, судья Ди внезапно спросил:

– Вы узнаете отсеченную голову госпожи Ляо Леньфан?

В этот момент Тао Гань сорвал с лица женщины покрывало.

Чу, казалось, вдруг пробудился ото сна. Его взгляд метнулся от лица стоящей перед ним женщины к голове на столе. Затем он с хитрой улыбкой обратился к женщине:

– Мы должны быстро закатать ее в снег!

Он упал на колени и ощупал каменные плиты. Толпа зароптала, но все умолкли, как только судья властно поднял руку.

– Где Е Тай? – спросил он Чу.

– Е Тай? – переспросил Чу, поднимал голову, и тут же разразился громким смехом. – Тоже в снегу, – вскричал он, – тоже в снегу!

Вдруг на его лице появился испуг. Быстро взглянув на женщину, он жалобно закричал:

– Ты должна мне помочь! Мне нужен снег!

Женщина отпрянула к скамье и закрыла лицо руками.

– Еще снега! —. вдруг пронзительно закричал Чу Таюань, неистово шаря руками по каменному полу и обдирая ногти о плитки пола.

Судья Ди подал знак старшему стражнику. Двое стражников схватили Чу под руки и подняли. Он отчаянно сопротивлялся, кричал и ругался, а изо рта у него появилась пена. Подскочили еще четверо стражников, с огромным трудом заковали неистовствующего чёловека в цепи и увели.

Судья Ди серьезно произнес:

– Суд обвиняет землевладельца Чу Таюаня в убийстве госпожи Ляо Леньфан и подозревает его в убийстве Е Тая. Госпожа Пань была его сообщницей. – Поднятием руки остановив гневные выражения присутствующих, он продолжил: —Сегодня утром я обыскал особняк Чу Таюаня и обнаружил, что в уединенных покоях на заднем дворе в одиночестве проживает госпожа Пань. Голова госпожи Ляо была найдена в снеговике в одном из боковых садов. Деревянная модель этой головы сейчас перед вами в качестве вещественного доказательства. – К женщине судья обратился со словами: – Госпожа Пань, урожденная Е, честно расскажет нам о своих отношениях с обвиняемым Чу Таюанем в опишет, как вышеназванный Чу Таюань похитил и в конечном счете убил госпожу Ляо Леньфан. Суд располагает неопровержимыми доказательствами соучастия госпожи Пань в этих преступлениях и выносит ей смертный приговор. Но если она чистосердечно признается, суд порекомендует наиболее мягкую форму казни.

Женщина медленно подняла голову и тихо начала:

– Эта женщина впервые встретила Чу Таюаня примерно месяц назад перед прилавком ювелирной лавки на крытом рынке. Он купил золотой браслет с рубинами и, должно быть, заметил мой завистливый взгляд. Покупая гребень у другого продавца, я вдруг увидела его рядом с собой. Он заговорил со мной и, узнав, кто я такая, сказал, что часто покупает старинные предметы у моего мужа. Я была польщена его интересом ко мне и когда он спросил, можно ли ему прийти повидаться со мной, согласилась и объяснила, когда моего мужа не будет дома. Он быстро положил браслет мне в рукав и удалился. – Госпожа Пань замолчала и, немного поколебавшись, продолжила: —В тот день я надела свой лучший халат, нагрела печь-постель и приготовила кувшин теплого вина. Чу пришел и вел себя со мной очень любезно, как с равной. Он быстро выпил вино, но не делал никаких намеков, которых я ожидала. Когда я сняла халат, ему стало неловко, а когда я сняла белье, он и вовсе отвернулся. Резким тоном он велел мне снова одеться, а потом сказал, уже любезнее, что находит меня очень красивой и хотел бы, чтобы я стала его любовницей. Но прежде мне придется доказать, что я надежна в делах. Я с готовностью согласилась, поскольку мне очень хотелось иметь такого богатого любовника, который, безусловно, будет щедро меня вознаграждать. Мне ненавистна жизнь, которую я веду в этом захудалом доме! Ведь только благодаря тому, что мой брат Е Тай иногда дает мне деньги, мне удалось скопить небольшую сумму!

Она запнулась. По знаку судьи старший стражник предложил ей чашку крепкого чая. Она жадно выпила его и продолжила:

– Чу рассказал мне, что одна девушка по определенным дням регулярно посещает крытый рынок в сопровождении старухи. Я должна была пойти с ним туда, чтобы он показал мне девушку, а потом мне предстояло заманить ее так, чтобы старуха ничего не заметила. Он назначил мне день и место встречи, подарил еще один браслет и ушел. Я встретилась с Чу в назначенный день, и он провел меня на рынок, прикрыв лицо черным капюшоном. Я попыталась приблизиться к девушке, но старуха все время стояла рядом с ней, и мне в тот раз ничего не удалось.

– Вы узнали девушку? – перебил ее судья.

– Нет, ваша честь, клянусь, нет! – воскликнула госпожа Пань. – Я думала, что это какая-то известная проститутка. Через несколько дней мы предприняли еще одну попытку. Девушка со старухой прогуливались в южной части рынка и остановились перед татарином с танцующим медведем. Я встала сзади девушки и прошептала, как меня научил Чу: «Вас хочет видеть господин Ю!». Девушка без слов поняла за мной. Я отвела ее в пустой дом неподалеку, который указал Чу, а он все время шел за нами по пятам. Дверь была открыта, и Чу быстро затолкнул девушку внутрь. Он сказал мне, что увидится со мной позже, и захлопнул дверь перед самым моим носом. Позже, увидев объявления, я поняла, что Чу похитил девушку из хорошо известной семьи. Я поспешила к нему домой и умоляла его освободить девушку. Но он ответил, что уже тайно поместил ее в уединенном дворе собственного особняка в что никто никогда не узнает, где она находится. Он дал мне некоторую сумму денег и пообещал, что скоро снова придет навестить меня. Три дня назад я встретила его на рынке. Он сказал, что девушка доставила ему неприятности: она кричала, пытаясь привлечь внимание прислуги, и у него с ней ничего не получилось. Так как мой дом расположен неподалеку, он решил на ночь привести ее ко мне. Я согласилась, упомянув, что именно сегодня мой муж уедет на два дня. Чу в тот же вечер пришел ко мне после ужина, притащив с собой девушку, переодетую монахиней. Я хотела поговорить с девушкой, но Чу подтолкнул меня к двери и приказал убираться и не показываться до второй ночной стражи. – Госпожа Пань провела рукой по глазам и хриплым голосом продолжила: – Вернувшись, я застала Чу сидящим в прихожей. Вид у него был ошеломленный. Я тревожно спросила его, что случилось, и он невнятно пробормотал, что девушка мертва. Я рванулась в спальню и увидела, что он ее задушил.

Вне себя от страха, я побежала обратно к Чу и пригрозила, что позову начальника тюрьмы. Я не возражала против того, чтобы помогать ему в любовных делах, но наотрез отказалась стать соучастницей убийства. Внезапно Чу совершенно успокоился. Он коротко объяснил мне, что я уже соучастница и заслуживаю смертного приговора. Но он, вероятно, сможет замять это дело и в то же время взять меня в дом в качестве наложницы, да так, что никто этого не заподозрит. Мы вместе вернулись в спальню, и они заставил меня раздеться. Тщательно осмотрев мое тело и увидев, что у меня нет ни шрамов, ни больших родимых пятен, он сказал, что я счастливая и все будет хорошо. Чу снял с моего пальца серебряное кольцо и велел мне надеть монашеское одеяние, лежащее на полу. Я хотела сначала надеть белье, но он очень рассердился, набросил одеяние мне на плечи и вытолкал наружу, приказав ждать в прихожей. Я не знаю, как долго там просидела, дрожа от холода и страха. Наконец Чу вернулся с двумя большими узлами. «Я взял отсеченную голову девушки, а также вашу одежду и башмаки, – спокойно сказал он. —Теперь все подумают, что это ваше тело, а в моем доме вы будете в безопасности, как первая наложница!» – «Вы с ума сошли! – вскричала я. —Она же девственница!» Он пришел в неописуемую ярость, принялся ругаться так, что изо рта брызгала пена. «Девственница? – зашипел он на меня. – Я видел эту шлюху с моим секретарем, в моем собственном доме!» Дрожа от ярости, он сунул мне в руки один из узелков, и мы вышли из дома. Чу велел мне закрыть переднюю дверь снаружи. Мы отправились в его дом, скрываясь в тени городской стены. Мне было так страшно, что я не замечала холода. Чу открыл заднюю дверь, положил один из узлов под кусты в углу сада и провел меня по нескольким темным коридорам в отдельный двор. Сказав, что здесь я найду все необходимое, он ушел. Комнаты были роскошно обставлены, а глухонемая старуха принесла мне превосходную еду. Чу пришел на следующий день. Он казался очень занятым и лишь спросил меня куда я положила подаренные им драгоценности. Я рассказала ему о потайном отделении в моем ящике для одежды, и он сказал, что принесет их мне. Я попросила также принести мои любимые халаты. Но, вернувшись на следующий день, он заявил, что драгоценности пропали, и отдал мне только халаты. Я попросила его остаться со мной, но он отказался, сказав, что повредил руку и придет следующим вечером. Больше я его не видела. Это чистая правда.

По знаку судьи старший писец прочел запись показаний госпоже Пань. Она равнодушно подтвердила, что все написанное правильно, и прижала к документу большой палец.

Затем судья Ди серьезно произнес:

– Вы действовали очень глупо, и вам придется заплатить за это жизнью. Но так как Чу Таюань вас обманул, а позже силком заставил помогать ему, я предложу вынести вам наиболее безболезненный смертный приговор.

Старший стражник вывел рыдающую госпожу Пань через боковую дверь, где ее ждала госпожа Куо, чтобы отвести обратно в тюрьму.

Судья Ди произвес:

– Судебный лекарь осмотрит преступника Чу Таюаня. Через несколько дней станет ясно, не страдает ли он какой-нибудь душевной болезнью. Если он нормален, я предложу для него смертный приговор в самой суровой форме, потому что он убил не только госпожу Ляо и предположительно Е Тая, но и старшину этого суда. Мы также тотчас же начнем поиски тела Е Тая. Суд также хочет выразить сочувствие мастеру Ляо в связи с постигшей его тяжелой утратой. Однако суд обязан подчеркнуть, что, когда дочь достигает возраста вступления в брак, долг отца не только выбрать ей подходящего мужа, но и позаботиться о том, чтобы свадьба состоялась как можно быстрее. Древние мудрецы, составившие для нас правила жизни, сделали это не без веской причины. Это увещевание относится также к другим главам семей, присутствующим на этом заседании. Пань Фэн передаст гроб с телом Ляо Леньфаню, чтобы оно было похоронено вместе с обнаруженной головой. Как только вышестоящие власти решат, какой смерти подвергнется убийца, господину Ляо будут выплачены деньги за пролитую кровь, полученные от продажи собственности Чу Таюаня. А пока этой собственностью будет управлять ревизор суда вместе с секретарем Ю Каном.

И судья закрыл заседание


15. Старшина Хун посещает крытый рынок; в распивочной он встречает человека в капюшоне | Убийство гвоздями | 17. Судья Ди объясняет жестокое убийство; он узнает тайну бумажного кота