home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



23. Суд готовится к специальному заседанию; женщина, наконец, рассказывает свою поразительную историю

В полдень судья Ди не притронулся к рису и супу, которые поставил перед ним слуга. Он смог лишь выпить чашку чая.

Куо доложил, что многочисленная толпа разгневанных горожан. Вошли встревоженные Ма Жун и Чао Тай.

– Атмосфера в зале суда ужасная, ваша честь, – серьезно произнес Ма Жун. – А на улице те, кто не попал в зал, выкрикивают ругательства и бросают камни в ворота.

– Впустите их! – резко распорядился судья Ди.

Ма Жун умоляюще посмотрел на Чао Тая, и тот попросил:

– Позвольте мне позвать солдат из Караульного войска, ваша честь! Они поставят кордоны вокруг суда и…

Судья хлопнул кулаком по столу.

– Я что, уже здесь не судья? – рявкнул он на своих помощников. – Это мой округ, это мои люди! Я не нуждаюсь ни в чьей помощи, сам сними справлюсь!

Возражать ему было бесполезно, но оба помощника очень боялись, что на этот раз судья ошибается.

Три раза ударили в гонг. Судья встал и прошел по коридору в зал суда в сопровождении двух своих помощников. В зловещей тишине он вошел в зал и сел за стол.

Зал был переполнен до отказа. Озадаченные стражники стояли там, где им было приказано. Слева судья Ди увидел гроб Лу Мина, возле которого стояли могильщик со своими помощниками. Госпожа Лу стояла перед гробом, опираясь на трость. Тао Гань и Куо стояли возле стола писца.

Судья Ди ударил молотком по столу и сказал:

– Я объявляю заседание открытым!

Вдруг госпожа Лу выкрикнула:

– Какое право имеет судья, подавший в отставку, открывать заседание?

В толпе поднялся гневный гул.

– Это заседание, – сообщил судья, – созвано для того, чтобы доказать, что торговец хлопком Лу Мин был подло убит. Могильщик, откройте гроб!

Госпожа Лу отступила к углу возвышения и закричала:

– Неужели мы позволим этому собаке-судье снова осквернять тело моего мужа?

Толпа подалась вперед. Со всех сторон послышались крики: «Долой судью!» Ма Жун и Чао Тай держали пальцы на рукоятях мечей, скрытых в складках одежды. Люди из первого ряда растолкали стражников.

В глазах госпожи Лу появился недобрый блеск. Она торжествовала. Ее горячая татарская кровь ликовала от предвкушения насилия и кровопролития. Она подняла руку, и люди остановились, глядя на эту потрясающую фигуру. Тяжело дыша, она показала на судью и начала:

– Этот собака-чиновник, этот…

Когда она глубоко вздохнула, чтобы перевести дух, судья Ди вдруг сухо произнес:

– Вспомните о ваших войлочных башмаках, женщина!

Госпожа Лу, наклонившись, взглянула на свои башмаки. Когда она выпрямилась, судья Ди впервые увидел в ее глазах неподдельный страх. Люди, стоящие впереди, быстро стали передавать неожиданное замечание судьи задним рядам. Когда госпожа Лу взяла себя в руки и, подыскивая слова, обратила взор к залу, там поднялся смущенный ропот.

– Что он сказал? – раздались нетерпеливые крики из задней части зала.

Когда госпожа Лу заговорила, ее голос заглушили удары молотков могильщиков. С помощью Тао Ганя могильщик быстро положил крышку на пол.

– Сейчас вы увидите ответ! – громко произнес судья Ди.

– Не верьте ему, он… – начала госпожа Лу, но тут же остановилась, увидев, что внимание толпы привлечено лишь к телу, поднятому из гроба и положенному юна циновку. Она отпрянула к краю стола, уставившись на ужасающие человеческие останки.

Судья Ди ударил молотком по столу и громко заговорил:

– Сейчас судебный лекарь осмотрит только голову трупа. Особое внимание он обратит на темя черепа под волосами.

Когда Куо опустился на корточки, в забитом зале воцарилась глубокая тишина. С улицы слышались неясные крики. Вдруг Куо выпрямился с мертвенно-бледным лицом и хриплым голосом произнес:

– Я докладываю, ваша честь, что в волосах я нашел маленькую металлическую точку. Кажется, это головка гвоздя.

К госпоже Лу вернулось самообладание.

– Это заговор! – вскричала она. – Гроб подложный!

Но зрителей уже охватило любопытство. Коренастый мясник из первого ряда крикнул:

– Мастер из нашей гильдии сам зарывал могилу! Молчи, женщина, мы хотим видеть, в чем дело!

– Докажите ваше утверждение! – рявкнул судья на Куо.

Аптекарь вынул из рукава щипцы. Госпожа Лу рванулась к нему, но старший стражник поймал и удержал ее. Пока она билась в его руках, как дикая кошка, Куо извлек из черепа длинный гвоздь. Он показал его толпе и положил юна стол перед судьей.

Госпожа Лу окаменела. Когда старший стражник отпустил ее, она, шатаясь, как слепая, подошла к столу писца и остановилась там с опущенной головой, опираясь на край стола.

В зале начался шумный обмен мнениями; кое-кто выскочил на улицу, чтобы рассказать любопытной толпе о происшедшем в зале. Судья ударил молотком по столу и, когда шум стих, обратился к госпоже Лу:

– Вы сознаетесь, что убили своего мужа, вбив гвоздь ему в темя?

Госпожа Лу медленно подняла голову. Ее трясло. Отбросив со лба прядь волос; она монотонно произнесла:

– Сознаюсь.

Услышав эти слова, в толпе оживленно заметались. Судья Ди откинулся в своем кресле. Когда в зале слова стало тихо, он устало произнес:

– А теперь я выслушаю ваше признание.

Госпожа Лу плотнее завернулась в халат и печально начала:

– Кажется, все было так давно! Неужели это так важно? – Прислонившись к столу, она посмотрела на высокое окно и вдруг сказала: —Мой муж, Лу Мин, был скучным, глупым человеком, что он понимал? Как я могла продолжать с ним жить, я, искавшая… – Глубоко вздохнув, она продолжила: – Я родила ему дочь, потом он потребовал еще и сына. Я больше не могла его терпеть. Однажды он пожаловался на боль в желудке, и я дала ему в качестве лекарства крепкого вина, смешанного со снотворным порошком. Когда он крепко заснул, я взяла длинный гвоздь, которым пробивала дырки на подошвах башмаков, и молотком забила его в череп, пока не осталась только головка.

– Убить ведьму! – крикнул кто-то.

Посыпались гневные возгласы. Настроение толпы изменилось, и ее ярость теперь была направлена против госпожи Лу. Судья Ди ударил молотком по столу.

– Тишина и порядок! – закричал он.

Публика тотчас же замолчала. Авторитет суда был восстановлен.

– Доктор Куан установил, что с ним случился сердечный приступ, – продолжила госпожа Лу и презрительно добавила: – Мне пришлось стать любовницей этого человека, чтобы заручиться его помощью. Он думал, что знает все тайны магии, а оказался лишь бесполезным новичком. Как только он подписал свидетельство о смерти, я порвала с ним все отношения. Тогда я стала свободной… Однажды, примерно месяц назад, я поскользнулась на снегу, выходя из лавки. Какой-то мужчина помог мне встать и провел в лавку. Я сидела на скамейке в своей лавке, а он массировал мне лодыжку. В каждом прикосновении его руки я чувствовала жизненную силу этого человека. Я поняла, что это, по крайней мере, партнер, которого я ждала. Я сосредоточила свои душевные и физические силы на том, чтобы притянуть этого человека к себе, во чувствовалось, что он сопротивляется. И всеже, когда он ушел, я знала, что он вернется. – С прежним оживлением госпожа Лу продолжила: – И он вернулся! Я победила! Этот человек был подобен горящему пламени, он одновременно любил и ненавидел меня, он ненавидел себя за то, что любит меня, и все же он любил меня! Нас связали сами корни жизни… – Она помолчала, наклонила голову и усталым голосом продолжила: – Но вскоре я поняла, что снова теряю его. Он обвинил меня в том, что я отнимаю у него жизненные силы, мешаю его внутренней дисциплине. Он сказал, что нам придется расстаться… Я была вне себя, я не могла жить без этого человека, чувствуя, что без него мои силы угасают… Я ему сказала, что, если он бросит меня, я убью его, как убила своего мужа! – Безутешно покачав головой, она продолжила: —Мне не следовало этого говорить! Я поняла это по его взгляду. Все было кончено. Тогда я поняла, что мне придется его убить. Я подсыпала яд в высушенный цветок жасмина и, переодевшись татарским юношей, отправилась в баню. Я объяснила, что пришла принести ему свои извинения и хочу, чтобы мы расстались друзьями. Он был холодно вежлив, но ничего не сказал о том, что сохранит мою тайну, и тогда я опустила цветок в чашку с чаем. Как только яд подействовал, он бросил на меня испепеляющий взгляд, открыл рот, во сказать ничего не смог. Но я поняла, что он проклял меня и что я погибла… Господи, он был единственным мужчиной, которого я когда-либо любила… и мне пришлось его убить! —Вдруг она подняла голову и, посмотрев прямо на судью, сказала: – Теперь я погибла! Можете делать со мной что хотите!

Судья Ди ужаснулся происшедшей с ней перемене. На ее гладком лице появились глубокие морщины, глаза потускнели, она внезапно постарела на десять лет. Теперь, когда ее неукротимый, сильный дух был сломлен, от нее не осталось ничего, кроме пустой оболочки.

– Прочтите признание! – приказал он писцу.

Пока писец читал свои записи, в зале царила мертвая тишина.

– Вы подтверждаете, что это действительно ваше признание? – спросил судья.

Госпожа Лу кивнула. Старший писец протянул ей документ, и она приложила к нему большой палец.

Судья Ди закрыл заседание.


22. К судье Ди приходит неожиданная посетительница; он решает провести повторное вскрытие | Убийство гвоздями | 24. Судья выходит на тайную экскурсию; он наносит второй визит на Лечебный холм