home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



8. Судья Ди подводит итоги двух сложных дел; молодой человек сознается в своей моральной ошибке

Когда Ма Жун с Чао Таем прибыли в суд вместе с задержанными солдатами, стражники у ворот сказали им, что вернулся Тао Гань и вместе со старшиной Хуном прошел в кабинет судьи.

Ма Жун предупредил охрану, что скоро сюда пожалует староста рынка с двумя задержанными мужчинами и двумя женщинами. Мужчин, распорядился Ма Жун, можно сразу препроводить в тюрьму, а двумя проститутками пусть займется госпожа Куо.

Отдав эти распоряжения, Ма Жун и Чао Тай направились к судье. Солдат они попросили подождать в коридоре.

Судья был поглощен разговором с Хуном и Тао Ганем, но, увидев вошедших помощников, прервал разговор и попросил доложить обстановку.

Ма Жун во всех подробностях рассказал о происшедшем на рынке и пояснил, что задержанные солдаты ждут в коридоре.

Судья был очень доволен. Потирая руки, он сказал:

– Кое-что выяснил и Тао Гань. И у нас теперь есть общее представление о том, что произошло с девушкой. Но сначала давайте послушаем солдат!

Оба солдата почтительно поздоровались с судьей, и он попросил их подробно рассказать свою историю. Выслушав их, он поблагодарил и сказал:

– Ваша информация очень важна. Сейчас я напишу записку вашему командиру, в которой попрошу временно перевести вас на службу в соседний округ, чтобы, когда потребуется, вызвать вас для дачи показаний. Сейчас старшина Хун проведет вас в тюрьму, где вы должны опознать подозреваемого, а потом в архив, где запишут ваши показания. Спасибо, можете идти.

Солдаты рассыпались в благодарностях, радуясь продлению своего отпуска. Выполняя обещание, судья взял кисточку и начал писать записку предводителю караульного войска, а в это время Тао Гань рассказывал Ма Жуну и Чао Таю о том, что ему удалось узнать в игорном зале харчевни. Вскоре вернулся Хун и сообщил, что оба солдата сразу же узнали в Пань Фэне встреченного всадника.

Допив чай, судья Ди произнес:

– Теперь давайте подытожим, что мы имеем! Сначала убийство госпожи Пань. Теперь, когда история Пань Фэна о встреченных им якобы грабителях подтвердилась, я не сомневаюсь, что все рассказанное им – правда. Но чтобы быть до конца уверенными, подождем стражников из деревни Пяти Овнов, а потом освободим Паня. Я уверен, что он полностью невиновен. Мы должны сосредоточить все наши усилия, чтобы найти третьего человека, который убил госпожу Пань примерно между полуднем пятнадцатого и утром шестнадцатого этого месяца.

– Если убийца знал заранее, что Пань во второй половине дня уедет из города, значит, он хорошо знал супругов Пань. Е Тай может дать вам информацию о знакомых и друзьях этой семьи, ведь он был очень дружен с сестрой, – заметилТао Гань.

– Е Тая мы проверим в любом случае, —сказал судья. – То, что вы узнали о нем в игорном зале харчевни, говорит, что деятельность этого человека нужно изучить подробно. А о друзьях и знакомых семьи Пань я сам расспрошу Пань Фэна.

Теперь перейдем к исчезновению госпожи Ляо Леньфан. Друг Тао Ганя, торговец рисом, рассказал, что у нее было тайное свидание с молодым человеком в доме свиданий на рынке, недалеко от распивочной «Весенний ветерок». Очевидно, именно об этом доме упоминал зазывала. Несколькими днями позже какая-то женщина подходит к госпоже Ляо на том же самом месте, и она убегает с ней. Полагаю, эта женщина сказала ей, что ее ждет возлюбленный. О роли человека в капюшоне пока приходится лишь догадываться.

– Думаю, что это не был возлюбленный госпожи Ляо, – заметил Хун. – Торговец рисом описал того как худощавого молодого человека, а немой мальчик изобразил крупного, плотного человека!

Судья Ди кивнул, задумчиво погладил бакенбарды и продолжил:

– Как только Тао Гань рассказал мне о тайном свидании госпожи Ляо, я послал старшего стражника к торговцу рисом, с тем чтобы тот провел его на рынок и показал этот проклятый дом. Потом он должен был пойти в особняк Чу Таюаня и вызвать Ю Кана. Старшина, посмотри, не вернулся ли старший стражник!

Вернувшись, Хун доложил:

– Дом, откуда выходила госпожа Ляо, действительно находится напротив «Весеннего ветерка». Соседи сообщили, что позавчера хозяйка дома умерла, а единственная служанка вернулась в деревню. Они все подозревали, что в доме происходит что-то подозрительное. До глубокой ночи часто стоял шум, но они предпочитали делать вид, будто ничего не происходит. Старший стражник взломал дверь. Обстановка в доме оказалась лучше, чем можно было ожидать. Пока он пустует, и прав на него никто не заявлял. Старший стражник описал имущество и опечатал двери.

– Сомневаюсь, что опись будет полной! – заметил судья. – Думаю, большая часть движимого имущества теперь украсит дом старшего стражника! Не верю я внезапным приступам служебного рвения этого прохвоста! Жаль, что хозяйка умерла так не вовремя: она могла бы много поведать нам о тайном возлюбленном госпожи Ляо! Ю Кан пришел?

– Он ждет в караульном помещении, мой господин, – ответил Хун. – Сейчас я его приведу.

Когда старшина Хун привел Ю Кана, судья подумал, что у красивого молодого человека действительно больной вид. Его рот нервно подергивался, а руки непрерывно совершали хаотичные движения.

– Садитесь, Ю Кан! – ласково сказал судья. —В нашем расследовании наметился некоторый прогресс, но я чувствую, что вам следовало бы знать больше о происхождении вашей невесты. Расскажите, как долго вы знаете друг друга?

– Три года, ваша честь, – тихо ответил Ю Кан.

Подняв брови, судья Ди заметил:

– Древние говорили, что, если двое молодых людей решают пожениться, лучше, когда свадьба совершается по достижении ими брачного возраста.

Ю Кан покраснел и быстро произнес:

– Старый господин Ляо очень любит свою дочь, ваша честь, и ему, похоже, очень не хотелось с ней расставаться. А так как мои родители живут далеко на юге, они попросили достопочтенного Чу Таюаня действовать во всем, что касается меня, от их имени. Я живу в особняке господина Чу с тех самых пор, как приехал сюда, и он не без оснований боится, что, как только я обзаведусь собственной семьей, он больше не сможет располагать моим временем, как прежде. Он всегда был мне как отец, мой господин, и я понимал, что не могу настаивать на его согласии на ранний брак.

Судья Ди ничего не ответил, а только спросил:

– Как вы думаете, что произошло с Леньфан?

– Не знаю! – воскликнул молодой человек. —Я уже все передумал, мне так страшно…

Судья молча смотрел, как Ю Кан ломает руки. По его лицу текли слезы.

– Вы боитесь, что она ушла с другим мужчиной? – спросил он.

Ю Кан поднял глаза. Улыбнувшись сквозь слезы, он ответил:

– Нет, ваша честь, об этом не может быть и речи! Леньфан и тайный любовник! Нет, ваша честь, хотя бы в этом я уверен!

– В таком случае, – серьезно произнес судья, – у меня для вас плохие новости, Ю Кан. Нами установлено, что за несколько дней до своего исчезновения она выходила из дома свиданий на рынке с молодым человеком.

Ю Кан побелел и взглянул на судью Ди широко раскрытыми глазами, словно увидел перед собой призрак. Вдруг он взорвался:

– Теперь наш секрет раскрыт! Я погиб!

Он разразился судорожными рыданиями. П ознаку судьи Ди старшина предложил ему чашку чая. Сделав глоток, он сказал уже спокойнее:

– Ваша честь, Леньфан покончила с собой, и я виноват в ее смерти!

Судья Ди откинулся в кресле и, медленно погладив бороду, потребовал:

– Объяснитесь, Ю Кан!

Юноша с усилием взял себя в руки и начал:

– Однажды, недель шесть назад, Леньфан пришла вместе со своей няней в особняк Чу, чтобы передать послание своей матери старшей жене господина Чу. Та принимала ванну, и им пришлось подождать. Леньфан вышла погулять в один из садов, и там я увидел ее. Моя комната расположена в этой части усадьбы; я уговорил ее пойти ко мне… Потом у нас было несколько тайных свиданий в доме на рынке. У старой подруги няни неподалеку есть лавка, и старушка позволяла Леньфан одной выходить прогуляться вдоль уличных ларьков, чтобы без помех насладиться болтовней с подругой. Наше последнее свидание состоялось за два дня до ее исчезновения.

– Значит, это вы выходили с ней из дома? —перебил его судья Ди.

– Да, ваша честь, – печально ответил Ю Кан, —это был я. В тот день Леньфан сказала мне, что, кажется, она беременна. Она неистовствовала, потому что теперь о нашем постыдном поведении станет известно всем. Я тоже пришел в ужас. Я знал, что господин Ляо, вероятно, выгонит ее из дома, а господин Чу, разумеется, с позором отошлет меня к родителям. Я пообещал ей, что сделано все, что смогу, чтобы получить согласие господина Чу на мою раннюю женитьбу, а Леньфан сказала, что попробует убедить отца. Я в тот же вечер поговорил со своим хозяином, но он пришел в ярость и обозвал меня неблагодарным мошенником. Я тайком написал письмо Леньфан, в котором умолял ее приложить все силы и добиться согласия отца. Очевидно, господин Ляо тоже отказал. Бедная девочка, должно быть, пришла в отчаяние и бросилась в колодец. И я, жалкий негодяй, виновен в ее смерти!

Он разрыдался и через некоторое время дрожащим голосом произнес:

– Моя тайна давила на меня все эти дни, каждый час я ожидал услышать, что нашли ее тело. А затем пришел этот ужасный человек Е Тай и сказал, что знает о нашем тайном свидании с Леньфан в моей комнате. Я дал ему денег, но он хотел все больше и больше! Сегодня он опять пришел и…

– Как, – перебил его судья Ди, – Е Тай узнал о вашей тайне?

– Очевидно, – ответил Ю Кан, – старая домоправительница по имени Лю шпионила за нами. Она раньше служила в семье Е Паня и Е Тая и рассказала ему о нас, когда они сплетничали в коридоре возле библиотеки Чу. Е Тай приходил к нему по какому-то делу. Е Тай заверил меня, что старушка обещала никому больше об этом не рассказывать.

– Сама старушка вас не беспокоила? – спросил судья Ди.

– Нет, мой господин, – ответил Ю Кан, – но я сам пытался поговорить с ней, чтобы убедиться, что она держит слово. Однако до сегодняшнего дня мне не удалось с ней связаться. —Увидев удивленное лицо судьи Ди, Ю Кан быстро объяснил: – Мой хозяин разделил особняк на восемь отдельных покоев, каждый со своей кухней и со своими слугами. Главную часть особняка занимает сам господин Чу, его старшая жена и его контора, а также моя комитата. Остальные помещения принадлежали каждой из других семи жен моего хозяина. Поскольку там полно слуг и всем строго приказано не ходить по другим покоям, добиться свидания с глазу на глаз мне было нелегко. Однако сегодня утром я все-таки увидел старушку Лю, когда пришел в кабинет хозяина, где она о чем-то разговаривала с ним. Я быстро спросил ее, что она рассказала Е Таю о нас с Леньфан, юно она сделала вид, что не понимает, о чем идет речь. По-видимому, она по-прежнему полностью верна Е Таю. – Затем он печально добавил: – Теперь уже все равно не имеет никакого значения, хранит она тайну или нет.

– Это имеет значение, Ю Кан! – быстро возразил судья. – У меня есть доказательство, что Лентфан не покончила жизнь самоубийством, а была похищена!

– Кто это сделал? – вскричал Ю Кан. —Где она?

Судья Ди поднял руку.

– Расследование еще не закончено, – спокойно произнес он. – Вы будете хранить свою тайну, чтобы не вспугнуть похитителей Леньфан. Когда Е Тай снова придет просить деньги, вы попросите его зайти через день-другой. Я верно, что за это время мне удастся найти вашу невесту и арестовать преступника, похитившего ее с помощью подлой хитрости. Вы, Ю Кан, повели себя самым предосудительным образом. Вместо того чтобы направлять и оберегать эту девушку, вы воспользовались ее любовью и поддались желанию, на которое еще не имели права! Помолвка и бракосочетание не личное дело, это торжественный договор, касающийся всех членов обеих семей, как живых, так и умерших. Вы оскорбили предков, которым сообщается о помолвке перед семейным алтарем, а также унизили вашу будущую невесту. В то же время вы помогли преступнику заманить ее в свои лапы, солгав, что именно вы ждете ее! Вы также беспричинно продлили ее страдания, не сообщив мне сразу же, как узнали о ее исчезновении. А вы могли помочь ей, Ю Кан! Теперь можете идти, я позову вас, как только найду ее.

Молодой человек хотел что-то сказать, но не мог произвести ни слова. Он развернулся и нетвердой походкой пошел к двери.

Помощники судьи Ди горячо заспорили, но судья поднял руку и громко произнес:

– Эта информация помогает раскрыть дело госпожи Ляо. Должно быть, похищение организовал этот негодяй Е Тай, потому что, кроме старой домоправительницы, только он знал их тайну. Да и описание немым мальчиком человека в капюшоне полностью совпадает с его приметами. Женщина, которая передала фальшивое послание, должно быть, хозяйка дома свиданий. Но она не повела ее в дом свиданий, а, скорее всего, привела в какое-нибудь другое тайное злачное место, где теперь Е Тай и держит госпожу Ляо. Пошел он на это лишь из-за собственной похоти или чтобы продавать девушку другим, нам еще предстоит выяснить. Он знает, что находится в полной безопасности, потому что несчастная девушка теперь, конечно, никогда не осмелится и близко подойти к своему жениху или своим родителям. Одному Небу известно, каким страданиям ее подвергают и, как будто этого недостаточно, бесстыдный мошенник осмеливается шантажировать Ю Кана!

– Так, может быть, мне сейчас же пойти и привести этого весельчака, ваша честь? – с надеждой спросил Ма Жун.

– Конечно! – согласился судья Ди. – Ступай вместе с Чао Таем в дом братьев Е, они сейчас, вероятно, едят свой вечерний рис. Просто проследите за домом. Когда Е Тай выйдет, следуйте за ним, он приведет вас к своему тайному убежищу. Когда он войдет внутрь, арестуйте его и всех, кто окажется там. Не обязательно соблюдать с Е Таем осторожность, только не калечьте его настолько, чтобы я не мог его допросить! Удачи вам!


7. К борцу приходят два друга; одноглазый солдат рассказывает печальную историю | Убийство гвоздями | 9. Судья Ди отводит домой заблудившуюся девочку; он узнает еще об одном убийстве