home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



6

Земля с расположенными на ней озерами Текапо, Пукаки и Охао была прекрасна. Флёретта не могла насмотреться на кристально чистые водоемы и ручьи, странные горные образования и бархатную зелень пастбищ. Сразу за ними возвышались Альпы. Сайдблоссом был прав: не исключено, что здесь были тайные долины и озера, ждущие своих первооткрывателей. Флёретта воодушевленно направляла свою кобылу все ближе к горам.

У нее есть время. Возможно, она могла бы найти золото! Однако девушка не имела понятия, где его лучше всего искать. Более внимательное изучение ледяных горных ручьев, из которых она пила и в которых на скорую руку умывалась, не открыло ее взору никаких самородков. Зато через три дня она наловила рыбы и решила развести огонь, чтобы поджарить ее. Поначалу Флёр была слишком напугана и постоянно думала о том, что ее наверняка преследуют люди Сайдблоссома. Но потом она вспомнила слова матери: земля была слишком большой, чтобы ее можно было полностью осмотреть. Преследователи Флёр не знали, где им начинать поиски, к тому же еще прошел дождь. Даже если бы они использовали собак-ищеек — а в Киворд-Стейшн подходящих животных не имелось, — след девушки уже давно смыло дождем.

Тем временем Флёр достаточно уверенно передвигалась по нагорью. Раньше она часто играла с маорийскими детьми своего возраста и проведывала друзей в деревне. Поэтому она точно знала, где можно было найти съедобные корешки, как из такакау замесить тесто и запечь его, как наловить рыбы и развести огонь. Она также почти не оставляла следов своего присутствия. Остывшие кострища девушка аккуратно присыпала землей, а отходы закапывала. Ее точно никто не преследовал. Через пару дней она собиралась свернуть к озеру Вакатипу, где располагался Квинстаун.

Если бы только ей не надо было переживать это приключение одной! После неполных двух недель верховой езды Флёр чувствовала себя одинокой. Было хорошо по ночам прижиматься к Грейси, но девушка все больше тосковала по обществу людей.

При этом она была не единственной, кто стремился к себе подобным. Ниниана тоже иногда потерянно ржала, глядя вдаль, хотя и продолжала слушаться Флёретту.

В конце концов именно Грейси нашла себе компанию. Маленькая собачка побежала вперед, пока Ниниана медленно продвигалась по каменистой тропе. Флёретта вынуждена была сконцентрировать свое внимание на дороге, поэтому оторопела, увидев за скалой, где горная местность снова переходила в поросшую травой равнину, двух трехмастных собак, играющих друг с другом.

Сначала Флёретте показалось, что зрение обманывает ее. Но если бы она увидела двух Грейси, значит, собакам пришлось бы двигаться одинаково! Вместо этого они прыгали, гонялись друг за другом и, очевидно, наслаждались выпавшей возможностью пообщаться друг с дружкой. При этом они были похожи как две капли воды!

Флёретта подъехала поближе, чтобы подозвать Грейси к себе. Приглядевшись, она все же заметила разницу между собаками. Незнакомая была немного выше Грейси, а ее нос — чуть длиннее. Но она была чистопородной бордер-колли, в этом девушка не сомневалась. Откуда же она взялась? Флёр была уверена, что бордер-колли не бродяжничают и не охотятся. Без хозяина они бы не отправились так высоко в горы. Кроме того, это животное производило впечатление ухоженного.

— Пятница! — раздался мужской голос. — Пятница, ты где? Уже пора их загонять!

Флёр осмотрелась, но не увидела зовущего. Собака по кличке Пятница повернула на запад, где, похоже, простиралась бесконечная равнина. Ее хозяин уже должен был бы показаться. Флёр немного растерялась. Где же он? Что до Пятницы, то ей, судя по всему, не хотелось расставаться с Грейси. Но потом Грейси внезапно взяла след, посмотрела горящими глазами на Флёретту и ее лошадь — ив следующую секунду обе собаки побежали вперед, словно управляемые невидимыми нитями.

Флёр последовала за ними, как ей казалось, в никуда, но очень скоро она догадалась, что это был оптический обман. Поросшая травой земля распростерлась не до горизонта, а разделялась на террасы. Пятница и Грейси побежали вниз. Тогда и Флёр поняла, что так притягивало собак. На самой нижней, теперь хорошо обозреваемой террасе паслись как минимум пятьдесят овец, которых охранял мужчина, ведущий на поводке мула. Увидев бегущих рядом Пятницу и Грейс, он растерялся так же, как и Флёр, а потом недоверчиво посмотрел в ту сторону, откуда прибежала собака. Флёретта позволила Ниниане спуститься вниз по террасам. Девушка испытывала больше любопытства, чем была напугана. В конце концов, незнакомый пастух не выглядел опасным и, пока она сидела на коне, он никак не мог ей навредить. Его тяжело нагруженный мул явно не был пригоден для погони.

Тем временем Грейси и Пятница начали вместе гнать овец. При этом они так ловко и естественно работали в команде, как будто никогда не занимались ничем другим.

Мужчина окаменел, увидев Флёретту, приближавшуюся на своей кобыле.

Флёр посмотрела на обветренное угловатое лицо с буйной каштановой бородой и каштановыми волосами, в которых уже виднелись серебряные нити. Мужчина был крепкого телосложения, но при этом худой, его одежда выглядела сильно поношенной, как и вьючное седло на муле, но аккуратной и чистой. Карие глаза пастуха смотрели на Флёретту так, словно он увидел призрака.

— Это не может быть она, — тихо произнес он, когда девушка остановила перед ним свою лошадь. — Это невозможно... и собака эта тоже не может быть. Она... Ей, наверное, скоро уже исполнится двадцать. Господь милостивый... — Казалось, мужчина пытался взять себя в руки. В поисках опоры он схватился за седло.

Флёр пожала плечами.

— Хотя я и не знаю, кем я не должна быть, сэр, но у вас красивая собака.

Казалось, к мужчине вернулось самообладание. Он глубоко вдыхал и выдыхал, но все еще смотрел на Флёр, не веря своим глазам.

— На этот комплимент я могу ответить тем же, — сказал он, немного успокоившись. — Она... она дрессированная? В смысле, как собака-загонщик?

Флёр почувствовала, что мужчину на самом деле не интересовала Грейси; казалось, он хотел выиграть время, пока у него в голове лихорадочно проносились мысли. Но Флёр кивнула и осмотрелась в поисках подходящего задания, чтобы продемонстрировать умения собаки. Затем она улыбнулась и отдала Грейси команду. Маленькая собачка бросилась вперед.

— Вон тот большой баран справа. Она погонит его между скалами. — Флёретта приблизилась к скалам. Грейси уже отделила барана от стада и ждала дальнейших приказов. Пятница лежала, притаившись, и была готова в любое мгновение вскочить и помчаться на помощь к новой подруге.

Но той не нужна была помощь. Баран спокойно побежал между камнями.

Мужчина кивнул и теперь тоже улыбнулся. Он выглядел намного спокойнее. Очевидно, он пришел к какому-то выводу.

— Вон та овцематка сзади, — произнес он, указывая на округлое животное, и свистнул Пятнице. В ответ на команду собачка пулей обежала стадо, выгнала из него указанную овцу и направила ее к скалам. Но овцематка оказалась не такой покорной, как баран Грейси. Пятнице понадобилось три подхода, чтобы прогнать ее между скалами.

Флёретта довольно улыбнулась.

— Я победила! — воскликнула она.

Глаза мужчины заблестели, и Флёр показалось, что она увидела в них почти нежность.

— У вас, кстати, красивые овцы, — быстро добавила она. — Я в этом разбираюсь. Я из... овцеводческой фермы.

Мужчина снова кивнул.

— Вы — Флёретта Уорден с Киворд-Стейшн, — сказал он. — Господи, я поначалу было подумал, что вижу перед собой привидение! Гвинейра, Клео, Игрэн... Вы с вашей матерью похожи как две капли воды! И так же элегантно держитесь в седле. Но это было предсказуемо. Я все еще помню, как вы плакали, пока я пытался вас усадить. — Он улыбнулся. — Впрочем, вы меня не помните. Позвольте представиться... Джеймс МакКензи.

Теперь Флёретта тоже пристально смотрела на него, а потом застенчиво отвела взгляд. Чего этот мужчина ожидал от нее? Что она притворится, будто не слышала о его дурной славе вора? Не говоря уже о невероятном факте, что он был ее отцом?

— Я... послушайте, не подумайте, что я... что я прибыла сюда, чтобы схватить вас или еще что... — начала было она. — Я...

МакКензи оглушительно засмеялся, но потом взял себя в руки и ответил взрослой Флёр так же серьезно, как когда-то отвечал четырехлетней девочке:

— Я бы от вас такого и не ожидал, мисс Флёр. Вы всегда были неравнодушны к свободным мелким землевладельцам. Вы же состояли какое-то время в связи с неким Рубеном Гудом, не так ли?

Она увидела, как глаза мужчины весело загорелись, и вдруг узнала его. В детстве она называла его мистером Джеймсом, и он всегда был для нее особым другом.

Стеснительность Флёретты улетучилась.

— И до сих пор! — подыграла она. — Рубен Гуд и я поклялись любить друг друга... это одна из причин, по которой я здесь.

— Ага, — сказал МакКензи. — Шервудского леса будет, пожалуй, маловато для все растущего числа ваших приверженцев. Но здесь-то я могу помочь, леди Флёр... Но в любом случае нам сначала нужно перегнать овец в безопасное место. Здешняя земля начинает гореть у меня под ногами. Не хотите ли сопроводить меня, мисс Флёр, и побольше рассказать мне о себе и вашей матери?

Флёретта старательно закивала.

— С удовольствием. Но... вам бы лучше отправиться куда-нибудь, где вы будете в безопасности. А овец просто отдать обратно. Мистер Сайдблоссом ищет меня со своей поисковой группой... почти с армией, как говорит моя мать. Мой дед тоже с ними. Они хотят схватить вас и меня...

Флёретта настороженно огляделась. До этого момента она чувствовала себя в безопасности, но если Сайдблоссом был прав в своих предположениях, она находилась сейчас на территории Лайонел-Стейшн, на его земле. И возможно, Джон имел кое-какие соображения насчет местонахождения МакКензи.

МакКензи снова засмеялся.

— Вы, мисс Флёр? Что же вы такого натворили, что за вами отправляют поисковую команду?

Флёр вздохнула.

— Ах, это долгая история...

МакКензи кивнул.

— Хорошо, тогда мы отложим этот разговор до тех пор, пока не окажемся в безопасности. Просто следуйте за мной, а ваша собака составит компанию Пятнице. Тогда мы сможем побыстрее скрыться отсюда. — Он свистнул Пятнице, которая, казалось, точно знала, чего он от нее ожидал. Она погнала овец в сторону от террасы на запад, к Альпам.

МакКензи взобрался на своего мула.

— Вам не стоит беспокоиться, мисс Флёр. Местность, куда мы отправляемся, совершенно безопасна.

Флёретта последовала за ним.

— Называйте меня просто Флёр, — попросила она. — Это и без того... очень странно, когда мой... то есть когда кто-то вроде вас называет меня мисс.

МакКензи бросил на нее испытующий взгляд.

Некоторое время оба молча ехали рядом, в то время как собаки гнали овец по каменистой местности. Травы здесь было мало, а дорога неуклонно шла вверх. Флёр задавалась вопросом, действительно ли МакКензи ведет ее в горы, но не могла себе такого представить.

— Как вы... то есть как получилось, что вы... — внезапно вырвалось у нее, когда Ниниана ловко пробиралась по каменистой тропе. Дорога становилась все тяжелее и теперь пролегала через узкое русло ручья, окруженное крутыми скалами. — Вы ведь были управляющим в Киворд-Стейшн и...

МакКензи ехидно засмеялся.

— Ты хотела спросить, почему уважаемый и прилично оплачиваемый работник превратился в вора? Это тоже долгая история...

— Но нам предстоит далекий путь.

МакКензи окинул ее нежным взглядом.

— Ну ладно, Флёр. Покинув Киворд-Стейшн, я намеревался купить собственный участок земли и начать разводить овец. Я накопил немного денег, и пару лет назад меня бы точно ожидал успех. Но теперь...

— А что теперь? — спросила Флёр.

— Приобрести здесь пастбищные угодья по приемлемым ценам практически невозможно. Крупные разводчики скота — Уорден, Бизли, Сайдблоссом — прибирают к рукам участок за участком. Земля маори уже пару лет считается владениями британской короны. Без разрешения губернатора маори продать ее не могут. А разрешение это получают только избранные претенденты. Кроме того, границы очень неточные. Сайдблоссому, например, принадлежат пастбищные угодья между озером и горами. Доныне он претендует на землю, идущую до террас, на которых мы встретились. Но если сейчас обнаружится еще какая-то земля, то, естественно, он будет утверждать, что она тоже принадлежит ему. И никто не будет протестовать, разве что маори могли бы заявить о своих претензиях на землю. Но они этого почти никогда не делают. У них же совершенно иное отношение к земле, чем у нас. Именно здесь, в предгорье Альп, они редко селятся надолго. Обычно племя маори приходит сюда летом на пару недель, чтобы порыбачить и поохотиться. Скотоводы не препятствуют туземцам — если, конечно, им хватает ума на это. А менее умные скандалят. Подобные случаи как раз и называют в Англии «войнами маори».

Флёретта кивнула. Мисс Хелен рассказывала о восстаниях, но это происходило в основном на Северном острове.

— В любом случае я тогда не нашел земли. Денег хватило бы максимум на крошечную ферму, а скота я себе вообще не смог бы купить. И я отправился в Отаго искать золото. Мне бы хотелось строить иные планы. Я немного в этом разбираюсь, Флёр, я был в Австралии во время золотой лихорадки. Поэтому я подумал, что не мешало бы сделать круг и осмотреться... Ну вот, так я и нашел это.

МакКензи обвел местность широким жестом, и глаза Флёретты округлились. Русло ручья стало заметно более широким, и теперь их взгляду открывался вид на нагорье. Сочная трава, просторные пастбищные угодья, которые тянулись через поросшие нежной травой склоны. Овцы сразу же разбежались.

— Разрешите представить — МакКензи-Стейшн! — с улыбкой сказал Джеймс. — На данный момент населена только мною и племенем маори, которое приходит раз в году и так же не любит мистера Сайдблоссома, как и я. Он с недавних пор обносит изгородью большие пастбищные угодья, при этом отрезая маори от одной из их святынь. Но как бы там ни было, они остаются моими хорошими друзьями. Мы разбиваем вместе лагерь, обмениваемся подарками... они меня не предадут.

— А кому вы продаете овец? — с любопытством спросила Флёр.

Джеймс рассмеялся.

— Ты и правда хочешь все знать! Ну ладно, у меня есть торговец в Данидине. Он не особо присматривается, когда получает хороших животных. А я продаю и выращенных самостоятельно. Если на породистых животных имеется клеймо, они остаются здесь, а я продаю только ягнят. Но пойдем же, вот и мой лагерь. Достаточно примитивный, но мне не хочется строить домик, ведь сюда может забрести пастух. — МакКензи подвел Флёретту к палатке и месту, где он разводил костер. — Вон там ты можешь привязать свою лошадь, я натянул веревки между деревьями. Тут достаточно травы, и с мулом они точно найдут общий язык. Красивая лошадь. Отпрыск кобылы Гвин?

Флёретта кивнула.

— Ее дочь. А Грейси — дочь Клео. Конечно, она на нее похожа.

МакКензи рассмеялся.

— Настоящая семейная встреча. Пятница — тоже дочь Клео. Гвин подарила мне ее на прощание...

Когда он заговорил о Гвинейре, в его глазах снова появилась нежность.

Флёр задумалась. История с ее зачатием была деловой договоренностью? Выражение на лице Джеймса свидетельствовало об обратном. И Гвинейра подарила ему на прощание щенка — притом, что с потомством Клео она обычно обходилась как собственница. Все это заставило Флёр посмотреть на их отношения иначе.

— Моей матери вы, наверное, очень нравились... — осторожно произнесла она.

Джеймс пожал плечами.

— Думаю, что недостаточно... Но расскажи теперь, Флёр, как у нее дела? И у старого Уордена? Молодой же, как я слышал, умер. У тебя есть брат?

— Лучше бы у меня его не было! — резко воскликнула Флёретта и в тот же момент осознала приятный факт, что Пол приходился ей лишь полукровным братом.

МакКензи улыбнулся.

— Долгая история, значит. Хочешь чаю, Флёр, или лучше виски? — Он снова развел костер, поставил воду на разогрев и достал бутылку из сумки, прикрепленной к седлу. — Ну, я позволю себе немного. За встречу с призраком! — Он налил виски в стопку и выпил за здоровье девушки.

Флёретта задумчиво посмотрела на него.

— Небольшой глоток, — сказала она. — Моя мать говорит, иногда это действует как лекарство...

Джеймс МакКензи умел слушать. Он спокойно сидел у костра, пока Флёр рассказывала историю о конфликте Рубена и Пола, о сватовстве Бизли и Сайдблоссома и о том, что она ни в коем случае не хотела бы заполучить в мужья ни одного из них.

— Значит, ты направляешься в Квинстаун, — наконец заключил МакКензи. —• Чтобы разыскать своего Рубена... Господи, была бы твоя мать в свое время такой же отважной... — Он прикусил губу, чтобы успокоиться, и снова заговорил: — Если хочешь, можем немного проехать вместе. История с Сайдблоссомом вызывает у меня тревогу. Думаю, я доведу овец до Данидина и исчезну на пару месяцев. Посмотрим, может, я попытаю счастья на золотых приисках!

— О, это было бы замечательно, — пробормотала Флёр.

Кажется, МакКензи знал, о чем говорил, когда речь шла о месторождениях золота. Если бы она убедила его присоединиться к Рубену, это приключение могло бы даже иметь успех.

МакКензи протянул ей руку.

— Ну, за удачное сотрудничество! Но ты же знаешь, во что ввязываешься. Если они нас схватят, дело за тобой, потому что я краду скот. По-хорошему ты должна была сдать меня полиции.

Флёретта покачала головой.

— Я не должна вас сдавать, — уточнила она, — если вы — член семьи. Я просто скажу, что вы... вы мой отец.

Джеймс МакКензи просиял.

— Значит, Гвинейра призналась тебе! — воскликнул он с торжествующей улыбкой. — Она говорила о нас! Флёр, может, она сказала... в конце концов, что любила меня?

Флёр покусывала нижнюю губу. Она не могла повторить ему то, что услышала от Гвин. Но она также была убеждена в том, что это не соответствовало действительности. Глаза ее матери светились точно так же, как и у Джеймса, когда она вспоминала о нем.

— Она... она беспокоится о тебе, — после паузы ответила девушка. И это было правдой. — Я уверена, ей хотелось бы снова увидеть тебя.


Флёретта провела ночь в палатке Джеймса. Сам он спал у костра. На следующее утро они хотели пораньше отправиться в путь, но задержались, чтобы порыбачить в ручье и испечь лепешку в дорогу.

— Я не хочу делать привал, по крайней мере пока озера не останутся позади нас, — объяснил МакКензи. — Мы будем ехать всю ночь и проедем населенные места в самое темное время суток. Это утомительно, Флёр, но до сих пор такой путь был наиболее безопасным. Большие фермы находятся далеко друг от друга. А на маленьких люди закрывают глаза и уши. Иногда в награду за это они находят среди своих овец хороший молодняк, выращенный не на одной из больших ферм, а рожденный здесь. Качество маленьких отар на берегах озер становится все лучше и лучше.

Флёр засмеялась.

— А что, есть только один выход отсюда — по долине реки? — поинтересовалась она.

МакКензи покачал головой.

— Нет, ты можешь ехать вдоль подножия гор на юг. Этот путь проще, дорога немного идет под уклон, и в определенный момент тебе просто надо следовать за ручьем на восток. Но в любом случае этот путь длиннее. Он ведет скорее во Фьордленд, чем на равнины Кентербери. Путь для побега, но не самый обычный. Ну, седлай свою лошадь. Нам нужно отправляться, пока Сайдблоссом не напал на наш след.

Казалось, МакКензи не очень-то взволнован. Он совершенно спокойно гнал приличное количество овец по дороге, по которой они вчера пришли. Животным не хотелось, чтобы их прогоняли с обжитых пастбищ. «Собственные» овцы МакКензи протестующе блеяли, когда собаки сгоняли их в кучу.


Тем временем в Киворд-Стейшн Сайдблоссом не стал тратить время на поиски коней на замену. Ему было все равно, на каких лошадях поедут мужчины — на рабочих или на породистых. Для него главным был результат. Последнее стало для него еще более важным, когда он узнал о побеге Флёретты.

— Я поймаю их обоих! — яростно взревел Сайдблоссом. — Парня и девушку. Его можно будет повесить на праздновании нашей свадьбы! Ну же, Уорден, поехали! Нет, не после завтрака! Я хочу заполучить маленькое чудовище, пока ее след не простыл.

Конечно же, эта затея оказалась безнадежной. Флёр не оставила никаких следов. Мужчины могли надеяться только на то, что смогут перехватить ее, когда направятся к ферме Сайдблоссома. Уорден предполагал, что Флёр сбежала в горы. Хотя он и отправил пару человек на быстрых конях непосредственно в Квинстаун, всерьез на успех он не рассчитывал. Ниниана не была беговой лошадью, и, если бы Флёр хотелось отделаться от погони, это бы у нее получилось только в горах.

— А где вы хотите искать этого МакКензи? — уныло спросил Реджинальд Бизли, когда группа наконец-то приехала на территорию Лайонел-Стейшн. Ферма уютно расположилась на берегу озера; за ней раскидывался бесконечный горный мир Альп. МакКензи мог быть где угодно.

Сайдблоссом ухмыльнулся.

— У нас есть маленький разведчик! — сообщил он мужчинам. — Думаю, он скоро будет готов вести нас. Перед тем как я отправился в дорогу, он был еще... как бы это сказать... немного не готов к сотрудничеству...

— Разведчик? — спросил Баррингтон. — Не говорите загадками!

Сайдблоссом спрыгнул с коня.

— Незадолго до своего отправления на равнины я послал маорийского мальчишку привести пару лошадей из горной местности. Но он не нашел их. Он заявил, что они убежали. Тогда мы немного... ну... надавили на него, и он рассказал о тропе или о русле реки, что-то в этом роде, за которым должна находиться открытая земля. Он нам ее завтра покажет. Или я буду держать мальчишку на хлебе и воде до конца его дней!

— Вы держите его в заточении? — шокированный услышанным, спросил Баррингтон. — И как на это реагирует племя? Лучше не злите своих маори...

— Ах, мальчишка уже давно работает на меня. Он, наверное, и не принадлежит к местному племени, а если и так, мне все равно. В любом случае завтра он отведет нас к этой тропе.

Мальчик, низкорослый и исхудавший, выглядел очень напуганным. Пока Сайдблоссом отсутствовал, он действительно находился в темном сарае и весь трясся от страха. Баррингтон поначалу заклинал Сайдблоссома отпустить ребенка, но фермер только рассмеялся.

— Если я его сейчас отпущу, он исчезнет. Завтра, после того как парень укажет нам путь, он может проваливать. А мы отправляемся в дорогу рано, господа, с первыми лучами солнца. Так что не налегайте на виски, если не умеете нормально пить!

Замечания вроде этого, естественно, не очень хорошо воспринимались фермерами из долин, а сдержанные в словах крупные скотоводы, такие как Баррингтон и Бизли, и без того были не в восторге от своего харизматичного предводителя. В отличие от более ранних экспедиций для поимки МакКензи, эта походила не на спокойную охоту, а на военную операцию.

Сайдблоссом систематически прочесывал предгорье Альп над равнинами Кентербери, для чего разделил своих людей на небольшие группы и неотрывно следил за ними. До сегодняшнего дня мужчины верили, что в первую очередь ему хотелось отыскать МакКензи. Но теперь, когда Сайдблоссом располагал конкретными зацепками по поводу того, где скрывался вор скота, они заметили, что им приходится гоняться скорее за Флёреттой Уорден, что многие мужчины сочли излишним. Половина из них была убеждена, что Флёр никуда не денется и вот-вот объявится. И вообще, если девушке не хочется замуж за Сайдблоссома, то у нее на это есть полное право.

Однако же они послушались Сайдблоссома, пусть и неохотно, и распрощались с идеей остаться здесь на ужин и выпить первоклассного виски перед тем, как схватить МакКензи.

— Отпразднуем после охоты! — заявил Сайдблоссом, ничуть не сомневаясь в успехе затеянного фермерами предприятия.

Наутро Сайдблоссом уже ждал мужчин у конюшен вместе с плачущим маорийским мальчиком. Сайдблоссом пустил своего пленника вперед, угрожая ему ужасным наказанием, если тот вдруг вздумает убежать от них.

Но это вряд ли было возможно, поскольку все ехали верхом на лошадях, а подросток передвигался пешком.

Тем не менее мальчуган оказался достаточно выносливым и легко бежал по каменистой местности предгорья Альп, где чистокровным коням Баррингтона и Бизли приходилось особенно тяжело.

В какой-то момент показалось, что он не был уже уверен, на правильном ли они пути, но пара резких слов Сайдблоссома заставила его окончательно сдаться. Юный маори провел поисковую группу через ручей в высохшую долину реки, которая, словно вырезанная ножом, пролегала между каменными стенами...


МакКензи и Флёр успели бы сбежать, если бы собаки не выгнали овец к тому месту, где долина реки расширялась. К тому же овцы так душераздирающе блеяли, что не услышать их было невозможно. Увидев отару, преследователи разделились, чтобы перекрыть ей путь вперед.

МакКензи посмотрел на Сайдблоссома, чей конь вышагивал впереди группы, и придержал своего мула. Тот встал как вкопанный.

— Вот они! Их двое! — крикнул вдруг кто-то из поисковой группы.

Крик вырвал МакКензи из оцепенения. Он растерянно огляделся в поисках путей к отступлению. У него могло быть преимущество, если бы он развернулся и ускакал прочь, прежде чем мужчины пробрались через отару, состоящую как минимум из трехсот голов. Но у них были быстрые лошади, а у него — только мул, который нес на себе все его пожитки. Положение казалось безвыходным. Однако не для Флёретты...

— Флёр, поворачивай! — крикнул ей Джеймс. — Отправляйся туда, куда я тебе сказал. Я постараюсь их задержать.

— Но ты... мы...

— Езжай, Флёретта! — сказал МакКензи и засунул руку в карман. Это резкое движение послужило сигналом для нескольких мужчин, которые тут же открыли огонь. К счастью, нерешительно и не особо целясь. Вор скота вытащил небольшой мешочек и бросил его девушке.

— Вот, возьми! А теперь уезжай, черт побери, уезжай!

Сайдблоссом тем временем продвигался на своем жеребце через отару и почти настиг МакКензи. Еще пара секунд — и он узнал бы Флёретту, которую пока что скрывали скалы. Девушка поборола желание остаться с МакКензи; тот был прав, вдвоем у них не было шансов.

Поколебавшись, она развернула Ниниану, пока МакКензи медленно ехал навстречу Сайдблоссому.

— Кому принадлежат эти овцы? — с ненавистью в голосе крикнул овцевод.

МакКензи равнодушно посмотрел на него.

— Какие овцы?

Флёр боковым зрением увидела, как Сайдблоссом стянул его с мула и начал яростно колотить кулаками. А потом она уехала. Ниниана неслась с невероятной скоростью назад, в «горы МакКензи». Грейси следовала за ней, но не Пятница. Флёр ругала себя за то, что не позвала собаку с собой, но было уже слишком поздно. Когда опасная гористая местность в долине реки была позади, она наконец-то выдохнула. Едва Ниниана ступила копытами на траву, девушка направилась на юг с такой скоростью, какую только позволяла езда верхом.

Никто больше не смог бы догнать ее.



предыдущая глава | Земля белых облаков | cледующая глава