home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5. Знание и язык

Выявление философских аспектов информатики, вычислительной техники нередко составляет необходимый момент, основу для развернутого научного анализа как специальных, так и общезначимых теоретических проблем. Приступая к выяснению возможностей вычислительных машин, Дж. Вейценбаум, например, не обходит такие вопросы, как механизм познания, что такое творчество, какова суть мышления, существует ли предел научным знаниям, как воспринимает знание человек и как ЭВМ, и др. В результате для него центральным становится один из самых общих философских вопросов – вопрос о месте человека во Вселенной. Именно здесь видится Вейценбауму фокус, в котором собираются все проблемы электронно-вычислительной машины.

Поэтому разработка методологических вопросов информатики не может ограничиваться только техническими аспектами, разбором преимуществ той или иной технической системы, конкретных вариантов программного обеспечения и т. п. Без ответа на вопрос, где проходят границы вычислимости человеческой мысли, невозможно понять и того, что поддается имитации на современной ЭВМ. Подобная ориентация вызвана необходимостью дальнейшего уточнения представлений о том, чем является знание, какова его структура, каким образом соотносимо его развитие с изменением и совершенствованием самого человека. Последнее обстоятельство играет чрезвычайно важную роль в оценке характера взаимоотношений человека и машины, выявлении границ и пределов возможностей средств, созданных человеком в качестве вспомогательных, подручных. Убедительное осознание пользователями реальной мощи ЭВМ, их действительных возможностей непосредственно зависит от понимания, каким знанием мы можем снабдить ЭВМ.

Знание, как известно, неразрывно связано с языком. Оно фиксируется и передается с помощью знаков естественного и искусственного языка, что, собственно, выступает одной из предпосылок его технической формализации. Вычислительная машина, в сущности, представляет устройство, предназначенное для обработки символов. Именно символы способны быть носителями самой разной информации. Язык тем самым выступает в качестве своеобразного инструмента, и этот инструмент весьма существенно определяет представление о мире, которое формируется у носителя языка, в частности, у пользователя ЭВМ. Здесь имеется немало нерешенных проблем, аккумулирующих интересы многих наук – философии, лингвистики, психологии и т. д. Одна из них связана с тем, как определить язык – не какой-либо конкретный, исторически сложившийся, а человеческий.

Без согласия в этом вопросе трудно в будущем избежать недоразумений и недопонимания. Только выработка единого взгляда на язык как совокупность категорий и правил создает предпосылку для использования его в качестве главнейшего условия существования и использования ЭВМ. Ведь одна из заветных целей, достигнуть которую – значит решить множество других, связанных с ней проблем, состоит в создании таких машин, общение с которыми возможно на естественном языке людей. Реализация этой задачи станет реальностью лишь в результате разрешения фундаментальнейшей проблемы искусственного интеллекта – представления знаний. Этот вопрос связан с взаимоотношением данных и знаний, которое занимает важное место в теории и практике информатики. Во многом он связан с логической противоречивостью знаний. Процесс усложнения данных, используемых в ЭВМ, заставил изменить отношение и к ним и к знаниям. Появление структурированных данных – списков, документов, семантических сетей, фреймов – повлекло возникновение специальных средств для их хранения: информационных банков и базы, которые стали называть интеллектуальными. Последнее определение означает, что в ходе обработки данных по специальным вспомогательным программам осуществляется их поиск, запись, отбор и т. п. В ходе усложнения формы представления информации усложнялись и процедуры ее обработки. Возник подход, в соответствии с которым работа с данными (знаниями) вышла на первое место.

Традиционное представление не дает ответа на вопрос о принципиальной разнице между данными и знаниями. Разрабатываются теории семиотических моделей, с которыми связываются надежды на уточнение требуемого понимания в этом вопросе. Ясно, что здесь могут сыграть положительное значение и соответствующие философские исследования.

Методологическая трудность в данном случае связана со стремлением добиться адекватного понимания человеческого языка, сознания, мозга и символической логики. Конструирование вычислительной техники до настоящего времени фактически осуществляется методом проб и ошибок. Сами создатели этой техники признают нехватку теоретических обобщений, призванных способствовать выработке единства в понимании и объяснении закономерностей, на основе которых работают вычислительные устройства.

По мере становления исследований искусственного интеллекта все большее значение приобретала компьютерная лингвистика. Роль этого научного направления становится более понятной при знакомстве с его местом в программном обеспечении ЭВМ, точнее в разработке его принципов, в анализе имеющихся при этом тенденций. Программное обеспечение – к этому приходят большинство специалистов – сегодня представляет сердцевину, средоточие многих трудностей информатики. С ним связана и эффективность действия вычислительной техники, и расширение доступности общения человека с машиной, и увеличение диапазона решаемых задач и многое, многое другое. Вот почему программист выступает одной из центральных фигур в сложнейшем процессе переработки информации, он, по образному выражению Вейценбаума, – творец миров, в которых является единственным законодателем.

Лингвистические подходы к программному обеспечению предполагают уяснение возможностей естественных и искусственных языков в создании рабочих программ для ЭВМ, выявление соотношений функционирования структур мозга с формообразованием языка и т. д. Особый интерес при этом представляют исследования процессов овладения языковыми навыками человеком, развитие и совершенствование речевой способности на различных этапах онтогенеза человека.

С помощью машинного анализа удалось установить основные ступени, которые проходит человек, одолевая науку обучения естественному языку. Заметим, что на этот обычный и поэтому не всегда фиксируемый нашим сознанием процесс уходят многие годы. Только на усвоение простых синтаксических конструкций ребенок затрачивает от 2 до 4 лет. А затем ему предстоит научиться понимать и выражать простые смысловые отношения между словами, преодолеть трудности сложных синтаксических предложений и, наконец, освоиться в сложнейшем мире семантических ассоциаций. Сегодня можно говорить уже не только о внешней, доступной для наблюдения стороне этого движения по пути овладения языком, но о структурно-функциональном значении конкретных отделов головного мозга человека, отвечающих за определенные языковые функции. И все же имеющихся результатов пока еще очень мало, чтобы приблизиться к более или менее ясному раскрытию основополагающей роли мозга человека в развитии языка. Тем более таких данных недостаточно для соответствующей интерпретации машинных языков.


4.  Научное познание и информатика | Философия: конспект лекций | 6.  Логическое и историческое