home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



5. Биология и социальная жизнь

Если ограничиться рамками уходящего столетия, обнаружится, что прежде всего критика с морально-нравственных позиций нанесла ощутимые уколы физике. Обсуждение ответственности и долга ученых, этических оснований науки, высказывание сомнений в монопольном праве науки на истину придали ей иную окраску, ранее не свойственную облику точной науки, составляющей фундамент современного естествознания. Нельзя сказать, что подобных сомнений не было в прошлом. Они имели место, пожалуй, на всех этапах развития научной мысли. Но раньше они касались, главным образом, методологии, мировоззренческих принципов, социальных критериев. И хотя сегодня эти вопросы не снимаются с повестки дня, все чаще досаждают тревожные ноты, звучат новые их вариации. Вновь и вновь в центр дискуссий выносится обсуждение подготовленности общества, а стало быть и науки, начать новый приступ природы, составляющей непосредственное окружение, а нередко и самое суть человека.

Направленность биологии на обоснование закономерного характера происхождения человека, выявление исторических условий его существования, ее вклад в развитие агрокультуры, а в наши дни и биотехнологии – все это отражало заинтересованность науки и ученых в будущем человечества, заботу о Homo Sapiens. Общество нуждалось в естественнонаучном объяснении жизни. Несмотря на многократные ранее предпринимавшиеся попытки вульгаризации смысла социальных человеческих отношений, все же удавалось защитить развитие общества от необоснованных притязаний социал-биологизма. Наука, подкрепленная практикой, многое сделала для познания социальной природы человека, объяснения его уникальности в эволюционном ряду живого. Биология дала ключ к раскрытию естественной основы человеческой жизни, в меру своих возможностей обосновала незыблемость ее исторических истоков.

Но сегодня именно от биологии вновь исходит – реальная в практическом отношении – опасность посягательства на саму природу человека, способы его воспроизводства. Вот почему биология – наука о жизни – предстает в перекрестье социально-философских проблем, от разрешения которых во многом будет зависеть не только ее собственное совершенствование, но и дальнейшее воздействие предлагаемых ею рекомендаций на общество. Эти проблемы обнаружились никак не сегодня. Научно-технический прогресс их обнажил, заставил говорить о связанных с ними теневых сторонах во весь голос.

Еще не утратили будоражащую остроту утверждения, что XX век пройдет под знаком биологии, что сулимые ею открытия потеснят физику – общепризнанного лидера научного познания – с пьедестала, на котором она, по крепнущему убеждению, утвердилась прочно и незыблемо. Однако столь очевидные надежды не оправдались, вернее, ожидание оказалось удовлетворенным не в полной мере.

Нельзя сказать, что биология безосновательно, лишь в угоду моде претендовала на смену интеллектуального вожака, посягая на ведущую роль физики. Причины подобной переориентации складывались по мере выдвижения на первый план вопросов постижения сокровенных механизмов жизни, под влиянием потребности выявить естественно-природные предпосылки ее эволюции, соотнести их с воздействием социальной среды на становление самого человека. Достижение поставленных задач предполагало возможность, в итоге, добиться большей эффективности в познании характера проявлений духовной жизни. Надежда проникнуть в тайники органической эволюции, «примерить» ее общие закономерности на формах индивидуальной жизни способствовала активизации эволюционных исследований. Общество весьма убедительно ощутило мощь и преобразующую энергию результатов и открытий, связанных с познанием жизни на всех уровнях ее организации. И если преждевременно говорить о биологии как о лидере науки XX столетия, то не следует недооценивать и тот факт, что современная биология – детище своего века и что именно в уходящем столетии завершилось формирование ее теоретического ядра, обозначились и осуществились грандиозные открытия, радикально изменившие представление о живом и прежде всего о наследственности и эволюции.

Наиболее существенным признаком, свидетельствующим о чрезвычайно мощном научном и практическом потенциале биологии, не достаточно осознанным как в научной среде, так и в сферах социального планирования, материального производства, выступает все расширяющееся воздействие биологии на общество. Только практика, реальные жизненные потребности лежат в основе большинства научных трансформаций биологии, возникновения ее новых отраслей и дисциплин. Дифференциация науки о жизни на множество предметных областей не только фундаментального, но и прикладного характера – прямое следствие возросших социальных запросов.

Естественно, что при столь широком проникновении науки о жизни в ткань социального организма собственный процесс развития биологии, определяемый спецификой мыслительной деятельности, нуждался в подробном анализе. Одно из его направлений оказалось тесно связано с философией.

В наши дни все активнее перемещается центр традиционно сложившихся биологических исследований. Вызов современного общества биологии состоит в требовании полнее учесть злободневные запросы человека, дать более обоснованные ответы на вопросы о его природе, возможностях и перспективах развития в условиях интенсивного преобразования среды обитания. Темпы и масштабы такого преобразования столь возросли, что подчас наряду с изменениями в характере привычных человеку, зволюционно сложившихся природных связей происходит их прямое разрушение и уничтожение. Уязвление природы обнажает беззащитность человека. «Молох» технократизма, исковеркав моральное достоинство человека, нанеся ущерб его здоровью, посягает на его природу. Поскольку понятие природы человека, несмотря на многочисленные усилия придать ему научную корректность, остается все же достаточно расплывчатым, поясним, что в данном случае подразумевается биологическая природа человека как результат органической эволюции.

Социальные сдвиги, происходящие в нашей стране, еще не в полной мере затронули сформировавшуюся атмосферу угнетения человека. И хотя в центр обновления общества ставятся жизненные запросы человека, отношение к нему как к личности не получило закрепления в практике. Естественно стремление глубже понять и объяснить условия его жизни и деятельности с научных позиций. Вот почему внимание к биологии как к научной дисциплине, оказывающей влияние в первую очередь на сферу материального производства, переключается в сторону выявления ее возможностей, связанных непосредственно с человеком, его индивидуальностью.

В чем же то наиболее существенное в результатах биологических исследований, что определяет лицо науки о жизни, какие направления образуют ее передний фронт, что составляет основу философских проблем биологии, формирующих ее социальную значимость и гуманитарный характер? Ответы на поставленные вопросы предполагают довольно трудную задачу: из множества достижений биологии отобрать те, что способствуют ее превращению в непосредственную производительную силу, воздействуют на образ мышления и мировоззрение, трансформируют отношение к человеку, его возможностям. Тем самым в рамках методологических исследований биологического знания, путем выявления объективных предпосылок и закономерностей его становления, повышается значимость социально-мировоззренческих и нравственных аспектов современной биологии.

Характер и суть биологии сегодня выражают те линии ее интенсивного развития, успехи в разработке которых составляют фундаментальный вклад науки о жизни в производство, технологию и культуру. Немало неясностей порождает употребление словосочетания «биологическая революция». XX век вообще богат на слово революция, эпитет революционный. Примета, свойственная столетию, не обошла и биологию. Применительно к науке о жизни это понятие отражает прежде всего новые представления о человеке как сложном единстве биологического и социального. Оно опирается на результаты осмысления единосущности материального космоса и энтропийных сил в мире физико-химического взаимодействия на различных уровнях биологической организации. Молекулярная биология, биофизика и биохимия далеко продвинулись в раскрытии основ функционирования и развития биологических систем. Однако методы физико-химии не смогли исчерпать многообразие мира живой природы.

Принципиально новым фактором для современной биологии выступает мир человеческой культуры. Ведь большинство естественных дисциплин до сих пор не учитывают его в своих предметах. Мало проявляется забота о судьбе фундаментальных открытий, нередко совсем не учитываются их социальные последствия. Общество тоже еще не научилось регулировать прикладную сферу науки, хотя влияние социума на биологию начинает сегодня отчетливее прослеживаться, когда речь заходит о сохранении природы, о здоровье человека, о комплексе наук, исследующих болезнь и способы ее излечения. В свою очередь, все острее ощущают потребность в выводах биологии общественные и гуманитарные науки.

Последствия биологической революции прежде всего начали сказываться на создании новых технологий, в организации интенсивных способов ведения хозяйства, в попытках ограничить распространение экологического кризиса.

70-е годы нынешнего столетия отмечены заметной разработкой теорий и концепций, рожденных на волне научно-технической революции, отражающих влияние молекулярно-биологического редукционизма, идей кибернетики на понимание и объяснение процессов жизнедеятельности. Молекулярно-генетические представления о строении и функционировании живых организмов способствовали формированию учения об уровнях организации живой природы, позволили рассматривать организмы, их объединения как сложные системы, находящиеся в состоянии устойчивого динамического равновесия, способные нивелировать возникающие флуктуации и возбуждения. В ходе раскрытия закономерностей жизни и взаимодействия реальных сообществ растений и животных – популяций получил подтверждение принцип самоорганизации. Идеи кибернетики, казалось, прочно вошли практически во все разделы биологии. Однако кибернетический бум завершился без особого вклада в биологию. Остались лишь отдельные успехи. Так, реализация кибернетического подхода, например, к познанию эволюции позволила полнее раскрыть и объяснить многие ее свойства и закономерности.

Наша эпоха, эпоха компьютеров и математического программирования прорисовывает новые образы науки и даже сулит сказочные возможности на пути распознавания тайн живого. Вот почему последующая интенсификация биологических исследований тесно связывается с информатикой.

Несмотря на безусловное повышение теоретического уровня самой науки, надежды на вклад достижений биологии в реальную жизнь, в условиях труда, воспитания и вообще – существования человека оправдались далеко не в полной мере. В значительной степени сложившаяся ситуация определяется косностью бытующих представлений о развитии и эволюции. Перспектива грядущего, как следствия неизбежного влияния результатов научного освоения мира, еще не полностью осознана обществом, которое не готово во всеоружии научного осмысления реальности встретить свое будущее. Все это происходит на фоне пропагандистских усилий запечатлеть в общественном сознании знак научно-технического прогресса.

Существенная часть преобразований, которые привносятся биологией, связана с распространением биотехнологии. Реализация заложенных в ней идей предвещает поистине революционные изменения в различных сферах производства, пищевой промышленности, медицине. Но понятие биологической революции гораздо шире представлений, ограничивающих возможности биологии рамками новых технологий.

Особенности переживаемого нами времени в том, что мы быстро привыкаем к необычному, легко и как-то незаметно для себя перестаем замечать новаторскую и преобразующую роль открытий, трансформирующих как бы само собой не только атмосферу научного благодушия, но и кардинально перестраивающих обыденную жизнь людей. Так, мы привыкли к тому, что три буквы – ДНК прочно заняли место в текстах, повседневно нас сопровождающих. Сегодня, наверное, для всякого образованного человека не представляет особой трудности их расшифровка: дезоксирибонуклеиновая кислота. И большинство даже не задумывается, а многие и не подозревают, что речь идет о знаменательной вехе на пути проникновения в глубины жизни – открытии ДНК Д. Уотсоном и Ф. Криком в 1953 г. Свершенное ими иногда сравнивают с Большим взрывом, якобы положившим начало нашей Вселенной. Установление факта наличия молекул ДНК привело к осознанию единой генетической природы всего живого, позволило углубить представления человека о собственной эволюции, раздвинуло масштабы использования биологии в практических сферах деятельности.

Явление биологической революции сопровождается – и по мере его проникновения в жизнь это будет ощущаться все сильнее – глубокими изменениями в медицине, сельском хозяйстве и науках экологического цикла. Эпохальные открытия в генетике и иммунологии позволили по-новому подойти к объяснению природы Homo Sapiens. Именно достижения в этой области освещают дорогу в третье тысячелетие. Главный результат, к которому подошла биология – превращение в точную науку, для которой использование компьютера – необходимейшее условие. Современная отечественная промышленность с ее отсталым, антиприродным производством будет обречена, если не сможет своевременно – времени же остается все меньше и меньше – ассимилировать результаты биологических исследований.

Одна из основных причин наблюдаемого преображения науки о жизни кроется в энергичном развитии молекулярной биологии и, в особенности, рождении на ее основе генетической инженерии. Факт, который воспринят и оценен далеко неоднозначно в обществе и отнюдь не во всех кругах, от действенности которых зависит не только социальное благополучие людей, но подчас и политическая стабильность. В результате именно благодаря новому научному направлению политические и промышленные группы отдельных государств получили мощное средство воздействия на глобальное соотношение сил в мировой экономике и даже политике. Высказанная мысль пока еще не переросла в действительность нашего сознания, но игнорирование ее чревато большими осложнениями. Как ни странно сегодня звучит, но всего лишь несколько лет назад даже философы не могли писать о генетической инженерии, поскольку тексты с этими словами были запрещены цензурой. А за границей работа велась полным ходом.

Между тем две традиционные проблемы с новой силой заявляют о себе: первая касается более детального раскрытия роли окружающей среды на формирование индивида, вторая – познания механизмов биологической эволюции во времени, выяснения роли случайности в происхождении человека и его сознания. Как видим, здесь, равным образом и в других случаях, доминирует эволюционная идея, предполагающая единство различных сфер биологической реальности. На долгие годы в центр дискуссий помещаются вопросы диалектики биологического и социального.

Что касается проблемы онтогенеза, то, к сожалению, и сегодня наука, а, следовательно, и практика не обладают биологической теорией индивидуального развития. Процессы регулирования, осуществляемого генами, формообразование органов, закономерности их согласованного взаимодействия, гормональное и биохимическое функционирование организма – все эти и многие другие явления не имеют на сегодняшний день взаимосвязанного теоретического объяснения.

Биологическая революция породила новые надежды на дальнейшее раскрытие человеческой природы с помощью генетики и молекулярной биологии. Однако широкое использование этих мощных средств познания лишь подтвердило, что не только естествознание лежит в основе объяснения многообразия человеческого существования, что не только наука указывает пути расширения его возможностей посредством культурного использования ее результатов. Очевидным фактом стал вывод теоретических рассуждений: прогресс биологической науки не сможет быть достигнут лишь на базе физико-химических дисциплин. Культура сопутствовала человеку с первых его шагов и продолжает формировать его не только в соответствии со своими традициями, но уже и потребностями.

Продолжение биологической революции, ее дальнейший успех связывают с объединением результатов, полученных космической технологией, физикой, генетикой, кибернетикой и психологией, сопровождаемых надеждой сконструировать своего рода Великую объединяющую антропную теорию.

Достижения генетики – лишь первый шаг на пути, который открывают результаты в области физики, разработки новых видов энергии, использования всех экономических и человеческих ресурсов. И здесь важную роль, наряду с политическими аспектами, будут играть вопросы этические, задачи морально-нравственного регулирования проблем, которые в будущем образуют основной узел противоречий.

Проблема соотношения биологического и социального, сложной диалектической природы их взаимосвязей издавна привлекает внимание философов. Многие естествоиспытатели также внесли вклад в ее интерпретацию, пытаясь на основе собственных методов рассмотреть отдельные ее моменты, но при этом оказывались вынужденными в силу логики познания выходить за рамки естествознания, то есть подниматься до уровня философских обобщений. На сегодняшний день наметились исходные принципы и методологические основания ее разработки. Достигнутые результаты позволили существенно расширить понимание этих противоречивых сторон реальности и уточнить используемую терминологию, сыграли определенную роль в практическом приложении полученных выводов. Вместе с тем в свете достижений современной науки обнаружились новые аспекты соотношения биологического и социального, стала очевидной недостаточность внешних, описательных характеристик этого феномена. Имеющиеся успехи, таким образом, заостряют актуальность проблемы особенно в связи с практикой и запросами социального развития.

Поиск причин и анализ условий взаимодействия и взаимовлияния двух высших форм движения материи – биологической и социальной – имеет далекие исторические корни. В результате стало возможным выявить и достаточно ясно осознать, что биологическое и социальное есть не только некое единство, скрепленное многочисленными нитями, но каждая из этих сторон обладает определенной самостоятельностью, что обусловливает их различие, дифференциацию. Наука – как философия, так и биология – способствовала обобщению и осмыслению многочисленных фактов, относящихся к функционированию объектов биологической природы в социальной среде. Ее современные данные подтверждают мнение о необходимости дальнейшего синтеза тех научных представлений, посредством которых раскрываются те или иные аспекты единства и различия биологического и социального, то есть таких сторон взаимодействия живых систем и общества, реальное сосуществование которых немыслимо в отрыве друг от друга.

Каковы же формы взаимодействия биологического и социального, которые, будучи предметом научного рассмотрения, образуют различные уровни его существования?

Во-первых, биологическое и социальное в своем единстве отражают неразрывную связь природы и общества, т. е. факт того природного начала, которое составляет основу возможности и действительности общества как исторически сложившихся форм совместной деятельности людей. Ведь само общество образовалось лишь в результате эволюции живых систем и подъема их на высшую, непосредственно социальную ступень развития. А вся последующая социальная жизнь мыслима только при условии сохранения этого единства.

Во-вторых, биологическое и социальное всегда проявлялись, а сегодня с еще большей силой получают выражение в таком пункте жизнедеятельности общества, как взаимодействие его с естественной природой. Это взаимодействие, вступившее из области предпосылки в область непременного условия, предполагает неостановимый процесс природопользования и природопреобразования.

В-третьих, проблема биологического и социального, может быть, с наибольшей степенью наглядности, доступной не только специалистам-ученым, но и любому мало-мальски внимательному наблюдателю, проявляется в попытках объяснения природы самого человека, суть которого, как известно, определяется его социальностью, общественным характером. Однако в человеческой социальности не следует упускать из виду первый конкретный факт, который подлежит констатированию, – телесную организацию индивидов и обусловленное ею отношение их к остальной природе.

Каждая из отмеченных форм взаимодействия биологического и социального предполагает и соответствующие научные подходы. Последние, в свою очередь, определяются не только предметом исследования, но и запросами социального развития. Круг практических вопросов, таким образом, наряду с внутренним ходом развития науки влияет на подбор научных дисциплин, обладающих специальными методами и приемами и позволяющими раскрыть и объяснить специфику каждого из выделенных аспектов.

При этом первая и вторая формы взаимодействия биологического и социального имеют много общего. Но если первая в большей мере отражает историю, то вторая сосредоточивается на актуальном, на том, что характерно для наших дней и что, естественно, сохранится в обществе будущего. Если первая форма взаимодействия рассматривает изначальный факт возможности человеческой жизни и условия ее реализации, позволяет проследить истоки многообразия формирования философских принципов, их влияние на становление мировоззрения, то вторая в значительной мере отражает практические стороны жизни, взаимоотношения человека и природы, складывающиеся в процессе природопреобразовательной деятельности.

Такая систематизация подходов к проблеме биологического и социального, конечно, весьма условна. В жизни все эти аспекты переплетаются настолько тесно, что подчас даже самая приблизительная и общая схема не в состоянии отразить реальные проявления взаимоотношений органической и социальной форм движения материи. Она условна также и потому, что в каждой из выделенных сфер, когда речь идет о возможностях их познания, используются одни и те же понятия: биологическое и социальное, содержание и смысл которых, в их общих принципах и посылках, разумеется, должны быть адекватны, независимо от того или иного подхода к рассматриваемым вопросам.

В свою очередь, каждое из этих понятий, взятое в отдельности, отражает конкретные объекты научного познания и мера их достоверности определяется достигнутым уровнем и соответствующими возможностями тех наук, прерогативу которых они составляют, то есть биологическое связано с циклом наук о жизни, социальное исследуется комплексом наук о человеке и обществе. Но когда они применяются по отношению к объектам, обладающим, так сказать, биосоциальной характеристикой, весьма трудно очертить границы их правомочности, а также исключить возможности их «посягательства на чужие владения». Используя средства абстрагирования и идеализации, можно создать такие условия описания объектов, исследуемых этими науками, которые позволяют в каждом определенном случае рассматривать их либо как только биологические, либо как только социальные, социологические.

Нас интересуют те объекты, анализ которых охватывает две отмеченные области познания, то есть те системы, чье биологическое функционирование немыслимо вне социальных условий, а их социальное существование предполагает биологическую основу. Такая установка дает возможность рассматривать объект как биосоциальный феномен.

На практике невозможно провести жесткую границу, обозначить четкий водораздел между биологическими и социальными свойствами системы, в которой представлены обе стороны, не огрубив и не схематизировав полученные при этом представления. Наука пока еще не изобрела средств и методов, позволяющих строго зафиксировать момент перехода в них одного качества в другое и – наоборот. Однако запросы социального развития, совершенствование методов социального познания, повышение их корректности выдвинули задачу возможно более точного определения и выявления условий взаимодействия и взаимовлияния этих сторон на различных уровнях и этапах развития общества в целом, групп и коллективов людей, а также отдельных индивидов, философия прежде всего своими мировоззренческими принципами и методологическими разработками всегда оказывала влияние на этот процесс, но она не смогла решить эту задачу только лишь на своей собственной основе. В итоге авторы философских концепций, предлагая различные варианты решения проблемы соотношения биологического и социального, не могли обойтись без обращения к естественнонаучному знанию, результаты которого коренным образом влияли на исторический процесс философского обоснования единства и различия биологического и социального.

Использование достижений естествознания и, главным образом, науки о жизни способствовало выработке научного объяснения единства биологического и социального. Всем ходом развития научного познания и человеческой практики получила подтверждение идея о глубоко диалектическом характере этого единства.

В общих чертах была доказана неразрывность биологического и социального как объективной основы существования социальных систем, непременными элементами которых выступает человек и та часть органической природы, которая служит для удовлетворения его разнообразных потребностей. Выясняется все большее количество деталей в сложном механизме взаимодействия этих элементов, что позволяет вскрыть и сформулировать общие закономерности функционирования биосоциальной системы. Биологическое и социальное при этом выступают гносеологическими понятиями, абстрактный характер которых позволяет использовать их для выявления специфических сфер, отражаемых ими, для обозначения границы и водораздела между социальным и биологическим.

Посредством каких же методологических приемов и средств как философского, так и специального, естественнонаучного исследования возможно объединить разнородные научные факты и выработать целостный взгляд на природу взаимодействия биологического и социального как биосоциального феномена? Правильный ответ на этот вопрос дает диалектика, опираясь на научное видение мира, что позволяет избежать того разрыва, который заложен в основе союза И. Соединяя понятия биологическое и социальное этот союз в то же время ограничивает, по существу, глубокое рассмотрение этого сложного явления раздельным описанием его в терминах биологии и социологии. Однако дело не только в семантическом выражении проблемы. Раскрыть подлинную диалектику этой связи, показать действительную природу присущих ей отношений, выработать, наконец, конкретные практические рекомендации – такова задача современной науки.

Успешно выполнить ее нельзя путем механического соединения результатов, полученных в ходе широких самостоятельных исследований, ведущихся каждой из наук в отдельности. Обществознание, оказавшись перед проблемой соотношения биологического и социального, вынуждено обратиться к опыту и биологии, и философии. Практика при этом выступает своего рода поставщиком научной проблематики и мерилом эффективности ее разрешения. Таким образом, лишь на основе взаимодействия философии, биологии и практики возможен научный анализ диалектики биологического и социального.

Контрольные вопросы

1. Сущность и формы проявления жизни.

2. Философские концепции жизни (материалистические, идеалистические, теологические).

3. Креационизм и эволюционизм.

4. Идея развития в философии и естествознании.

5. Генетика и ее роль в познании жизни.

6. Диалектика биологического и социального.


4.  Философия и биология | Философия: конспект лекций | 1.  Дух и сознание