home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Дэн вилкой двигал по тарелке поджаренный треугольник запеканки из макарон с сыром. Перед расположившейся напротив Ларой стояла миска с горкой салата, который она жадно поглощала, одновременно посвящая Эбби в подробности своей инсталляции.

— Я посвятила ее своим родителям, — делилась она, — и своему корейско-американскому наследию. Одновременно это критическое переосмысление их видения жизни. Мои родители стремились во что бы то ни стало быть такими же, как и белые обитатели пригорода. Им обязательно было необходимо купить новую модель паркетника, новую модель телевизора…

— А что плохого в хорошем телевизоре? — поинтересовался Кэл.

Он потянулся и зевнул, а затем оседлал длинную скамью у стола, за которым они сидели. Небрежным щелчком пальцев он показал на кого-то из абитуриентов в очереди с подносами.

— Семь, — произнес он, а затем показал на следующего человека, даже не пытаясь это сделать незаметно. — Шесть или около того. А впрочем, нет, я не заметил нос. Пятерка. А вот этой персоне больше тройки я бы не поставил.

Эбби с угрюмым видом смотрела на отбивную, к которой она пока так и не прикоснулась, одновременно поглядывая на кусок пирога, припасенный на десерт.

— Он что, ставит девушкам оценки? — вскинулась она, с отвращением глядя на Кэла.

— Не девушкам, — откликнулся Мика, разрезая собственную отбивную.

— Возможно, для тебя еще не все потеряно, — прошептал Дэн, толкнув локтем Джордана, но тут же понял, что друг его шутку не оценил.

— Меня сейчас стошнит, — так же шепотом ответил он.

Оказалось, что у Кэла острый слух. Он развернулся к Джордану и усмехнулся.

— Расслабься, это шутка. Кроме того, не скули, у тебя твердая восьмерка.

Дэн протянул руку и крепко схватил Джордана за локоть, не позволяя ему вскочить со скамьи.

— Не обращай внимания. Он просто пытается тебя завести.

— Да ну? — фыркнул Джордан. — А знаешь, у него получается. Восьмерка? Ха!

— Если они собираются и дальше быть такими занудными, я не хочу, чтобы они приходили сегодня на вечеринку, — произнес Кэл, разглядывая свои ногти.

Недалеко от них сидел невысокий парень из числа волонтеров, которого Дэн видел впервые. Он встрепенулся и помахал Кэлу.

— Сегодня будет вечеринка? — едва не поперхнулся от волнения он.

Внешне он представлял собой полную противоположность Кэлу — плотного сложения коротышка с кудрявыми светлыми волосами, в круглых толстых очках.

— Да, Хендерсон, но тебя на нее никто и не думал приглашать, — оскалился Кэл.

Дэн еще никогда не видел таких белых зубов, как у него, а золотистый загар Кэла лишь сильнее оттенял их белизну. Именно такими в представлении Дэна были архетипические калифорнийцы.

— Кэл, это что, обязательно? — возмутилась Лара, хватая свою миску и направляясь с ней к стойке с салатами.

— Я-то был уверен, что в колледжах учатся только классные ребята, — иронично пробормотал Джордан, обращаясь к Дэну. — И мы еще должны брать пример с этих извращенцев?

Мика отпустил Кэлу подзатыльник и потребовал, чтобы тот хотя бы прекратил определять рейтинг абитуриентов.

— Думай о хорошем, — едва слышно прошептала Эбби, наклоняясь к уху Дэна. — Они всего лишь наши опекуны. Скоро они и думать о нас забудут, и тогда мы сможем незаметно отсюда смотаться.

— Я думал, Лара тебе нравится, — напомнил ей Дэн.

— Нравится, но только если это не означает необходимость тусоваться еще и с Кэлом. Как ты думаешь, они нас хватятся, если мы не придем на вечеринку?

— Ни в коем случае, — прошептал Джордан. Все трое сидели в ряд на одной скамье, а напротив на длинном белом столе стоял временно покинутый поднос с ланчем Лары. — Это не поездка с классом. Предполагается, что мы должны ощутить атмосферу колледжа, верно? Я уверен, что если мы сочтем нужным, то имеем полное право заняться тем, чем захотим.

— Джордан прав, — решил Дэн, — но надо постараться не привлекать к себе слишком много внимания. Я думаю, нам стоит пойти на вечеринку, а затем улучить момент и незаметно улизнуть.

— И о чем же это мы тут шепчемся, а?

Все трое самым нелепым образом мгновенно выпрямились, попытавшись напустить на себя невинный вид и, разумеется, добившись прямо противоположного результата. Дэн натянуто улыбнулся Мике, который сидел, опершись локтем о стол и приглаживая ладонью свою темно-русую бородку.

— Продолжайте, — добродушно усмехнулся Мика, — не обращайте на меня внимания. — Просто вы см'oтритесь такими дружными, ну просто не разлей вода.

А вот тут он в точку.

— Мы обсуждали вечеринку, о которой говорил Кэл, — выпалила Эбби. — По-моему, классная идея.

— Уф-ф, — Мика снял очки и обеими ладонями провел по лицу. — Мне очень жаль, что вы это услышали. Это не совсем академическое мероприятие. Мы, вообще-то, ничего не собирались говорить… Это не совсем для абитуры… Там могут быть взрослые напитки, если вы понимаете, о чем я.

— Понимаем, — напрямик заявил Джордан.

Дэн вспомнил, как Джордан все лето прятал у себя в комнате алкоголь, и с трудом удержался от смеха.

Вернулась Лара, и, пока она усаживалась за стол, они с Микой успели как-то странно переглянуться. Возможно, Джордан был прав и их в самом деле связывает неудачный роман? Зачем в таком случае вообще садиться за один стол?

— Просто чтобы вы были в курсе — если вы не захотите прийти на вечеринку, у нас запланированы и другие мероприятия, — сообщил им Мика. — А завтра ярмарка. На этих выходных вы, ребята, будете загружены под завязку.

— А с чего вдруг эта ярмарка? — вопрос вырвался сам собой прежде, чем Дэн успел его обдумать, и от этого прозвучал довольно резко. Он попытался смягчить тон. — Я хотел сказать, это выглядит необычно, особенно для колледжа. Ее организовали к Хэллоуину или специально для абитуры?

— Думаю, и то и другое, — ответил Мика, протирая очки полой рубашки. — Это старая местная традиция, которую забросили… о, черт, я не знаю, сколько лет назад. Годах этак в двадцатых, что ли? Может, и раньше. Через город проезжал старый фургон, и здесь устанавливали балаганы предсказателей будущего, всяких уродцев и все такое. Да вот, можете взглянуть.

Мика нырнул под стол и принялся шарить у себя в сумке. Он вынырнул из-под стола с двумя фотографиями, и, положив снимки на стол, разгладил их ладонью. На одной фотографии был изображен мужчина верхом на коне, которого тянул за хвост клоун. Второй снимок запечатлел человека, который мог бы быть цирковым конферансье, со счастливым видом восседающего на коленях женщины в два раза больше его самого.

— Когда мы все это организовывали, нам пришлось целый день рыться в библиотеке. Удалось выяснить, что Кэмфорд пытался вышвырнуть отсюда бродячих артистов, но колледж пустил их на свою территорию. Так они и начали каждый год устраивать здесь свои шоу. Думаю, Студенческий Совет решил, что было бы неплохо возобновить эту традицию.

— В двадцатых? — переспросил Дэн. — В тысяча девятьсот двадцатых?

Он покосился на Эбби и Джордана, чтобы убедиться, что они тоже это услышали.

— Ага, — прищурившись, ответил Мика. — В тысяча девятьсот двадцатых. А что? Вы поклонники передвижных цирков и бродячих артистов?

— Просто… интересуемся местной историей, вот и все. — Дэн ощутил, как острый локоть Эбби вонзился ему в ребра. Он уже начинал привыкать к этому ощущению. — Мы обязательно сходим на ярмарку.

— О Боже, только не это. Я перезвоню им позже.

Возвращение в Приют

Мужчина на лошади и карлик

© Everett Collection/Shutterstock.com

Возвращение в Приют

Цирковые артисты на фоне шатра

© Everett Collection /Shutterstock.com

Это подал голос Кэл, который сидел напротив Джордана. Все обернулись к нему. Он сидел с вибрирующим и звонящим телефоном в руке, неприязненно глядя на его экран. Свободной рукой он отвел со лба рыжевато-каштановые волосы и спрятал телефон.

— Это из кабинета психолога. Наверное, насчет Дага. Бедняга.

— Как он? — вежливо поинтересовалась Эбби.

Проглотив ложку шпината, Кэл промокнул губы салфеткой, сложил ее в аккуратный четырехугольник и положил себе на колени.

— Он хороший малый, — ответил Кэл. — Думаю, что он просто не выдержал напряжения. Эти экзамены кого угодно заставят свихнуться. Но после того, как он встретится с родителями, ему станет лучше. Колледж к таким вещам подходит очень серьезно. Сначала психолог убедится, что он в порядке, и только после этого родителям позволят забрать его домой.

Кэл говорил, оживленно жестикулируя, и на среднем пальце левой руки у него посверкивал огромный перстень КНГ.

— Он не… — Эбби замялась, откашлялась, а затем уже более отчетливо произнесла: — Тебе удалось выяснить что-нибудь насчет того, почему он так набросился именно на Дэна?

— Не имею ни малейшего представления, — небрежно бросил Кэл, снова принимаясь за салат. — Хотя, честно говоря, звучало это жутковато. Верно? Дэниел Кроуфорд! Дэниел Крооооуфорд… — Он протянул руки вперед, изображая бредущего к Дэну зомби. Это его так насмешило, что он фыркнул, откинул голову назад и залился хохотом, потешаясь над своей собственной шуткой. Вдруг он замолчал, нахмурился и поднял голову. — Кстати… Кроуфорд? Дэн Кроуфорд? Как Дэниел Кроуфорд, бывший главврач Бруклина?

Дэн ощутил, как у него холодеют все внутренности.

— Не имею к нему ни малейшего отношения, — выдавил из себя он.

— Вот и хорошо, вот и хорошо. Тот еще тип был, — усмехнулся Кэл, отправляя в рот очередную порцию шпината.

— Кто такой? — рассеянно поинтересовалась Лара.

— Вот именно, расскажи нам, кто он такой, — неестественно высоким голосом попросил Джордан.

— Какой-то гений, который возглавлял приют в его лучшие времена. Воззрения у него были довольно радикальные, но он работал с некоторыми из самых безумных преступников страны, так что надо отдать ему должное за его усилия. — На этот раз, когда Кэл захохотал, Дэну захотелось врезать ему. — В этом семестре нам все о нем рассказали на семинаре по психологии. Профессор Рейес заставила нас написать чуть ли не десяток работ об этом парне. Перебор, конечно, зато было чем заняться.

— Вы не обязаны отдавать этому парню должное!

Невероятно! Профессор Рейес внушала студентам, что главврач был неким подобием непризнанного гения. Дэн почувствовал, что у него горят щеки, а на висках выступили капли пота.

— Не понял?

Кэл положил вилку на стол.

— Ты знаешь, что при проведении экспериментов он основывался на выводах евгеники и постулатах расовой исключительности? — ощущая дрожь в коленях, выпалил Дэн. — Нельзя оправдывать его только за то, что он работал с совершившими преступления безумцами. Это не оправдание.

— Я думаю, ты не станешь отрицать, что здесь мы переходим в область предположений и неопределенности, — начал было Кэл, но Дэн перебил его, с силой ударив ладонью по столу.

— Что ты вообще об этом знаешь?

— Э-э, полагаю, больше, чем ты, парень. И не обижайся, но я не собираюсь спорить с абитурой.

— Кто хочет подышать воздухом? — внезапно спросил Мика. Он вскочил так резко, что едва не сбил со стола поднос, но успел вовремя его подхватить. — Я должен показать Дэну, где он будет жить на этих выходных. И вам я посоветовал бы сделать то же самое.

— Ага, — пожал плечами Кэл. — Как скажешь. Пока.

Дэн тоже встал, но прежде обернулся к друзьям. Воспользовавшись тем, что Кэл снова занялся едой, Джордан одними губами произнес:

— Экономист! — а затем: — Прорезиненные мокасины.

— Я скину вам эсэмэску, ребята, — быстро произнес Дэн.

— Мне не нравится, что нас разлучают, — немного испуганно прошептала Эбби.

— Мы поселимся и тут же снова соберемся, — успокоил он ее. — Обещаю.

На улице по-прежнему шел дождь, и Мика раскрыл зонт размером с цирковой шатер. Дэн старался не смотреть в сторону Бруклина, не в силах избавиться от ощущения, что упоминание главврача могло снова вызвать его дух. А впрочем, кого он пытается обмануть? Судя по его снам, главврач и не думал никуда уходить.

— Не обращай внимания на Кэла, — коротко произнес Мика, быстро шагая рядом с ним. — Он просто понтовался. Наверное, пытается произвести впечатление на твоего друга.

— На моего… — Дэн нахмурился. — Ты имеешь в виду Джордана? О Боже, только не это! Джордан заслуживает лучшей участи.

— Правда? — Мика рассмеялся, возможно, окончательно уяснив для себя ситуацию. — В таком случае, я уверен, что твой друг сумеет за себя постоять.

— Если Кэл такой придурок, почему ты с ним дружишь?

Мика только пожал плечами.

— Хороший вопрос.

Они шли по асфальтированной дорожке, которая, извиваясь, вела через четырехугольный двор. Теперь Бруклин возвышался позади. Мика, срезав угол и пройдя по мокрой траве, пересек двор по диагонали и привел Дэна обратно в Эриксон. Он поднес свое пластиковое удостоверение к сенсорной панели двери, и она распахнулась, впуская их внутрь.

— В твоей папке есть временный пропуск, — пояснил Мика. — Он работает только в некоторых корпусах, но если ты захочешь посмотреть на спортзал или что-нибудь в этом роде, я тебя проведу.

Вслед за Микой Дэн подошел к лифтам в вестибюле общежития. Мика обернулся к нему с таким видом, как будто собирался сказать что-то важное.

— Послушай, Дэн, Кэл не всегда такой, — произнес он. — Он был одним из первых, кого я здесь встретил. На первом курсе мы с ним были закадычными друзьями, а на втором даже жили в одной комнате. Но люди меняются. Я хочу сказать… — Он пожал плечами, скрестил руки на груди и прислонился к стенке лифта, увлекающего их на третий этаж. — Что, если бы кто-то из твоих друзей изменился? Ты бы его просто бросил?

Дэн не знал, что ответить. Ему трудно было представить, чтобы Эбби или Джордан были способны стать такими тошнотворно бессодержательными, как Кэл, который тупо повторял слова профессора Рейес, нисколько не сомневаясь в их истинности. Дэн поморщился. Профессор Рейес. Он понимал, что рано или поздно ему придется с ней столкнуться.

— И мне не хотелось бы показаться чересчур любопытным, — продолжал Мика, не ожидая ответа Дэна на вопрос, который, видимо, считал риторическим, — но я не понимаю, откуда у тебя столько информации о Бруклине, если ты там просто жил. Большинство абитуриентов приезжают сюда в полном неведении об этом колледже, но ты производишь на меня впечатление знатока.

Двери лифта открылись, предоставив Дэну возможность обдумать свой ответ. После того как незнакомый парень верещал ему в лицо и чуть не выпрыгнул из окна, у Дэна не было особого желания сближаться с кем бы то ни было из местных обитателей.

— Я не большинство абитуриентов, — произнес Дэн. Вслед за Микой он прошел через общую комнату — к счастью, не ту, в которой разворачивались недавние события, — и вышел в коридор. Там они повернули направо, а затем остановились у двери с табличкой 312. — То есть я хочу сказать, что, кроме того, что я жил в Бруклине прошлым летом, я с незапамятных времен собираюсь поступать в колледж. Так что я очень серьезно подхожу к этому вопросу и тщательно все изучаю.

— Значит, ты такой, как я? — Мика криво усмехнулся и отпер дверь. За ней обнаружилась крохотная, но очень опрятная комната. Возле окна уже лежал надувной матрац, и Мика подошел к нему. — Мне не терпелось поскорее окончить школу. Маленький городок. Узость взглядов. Нелады в семье. Мои родители — хорошие люди, но мне хотелось перемен.

— Знакомое чувство, — рассеянно пробормотал Дэн.

В дверь негромко постучали, и Мика снова подошел к двери. Кто-то из волонтеров принес вещи Дэна. Он воспользовался этой возможностью оглядеться и увидел в углу сразу две акустические гитары. Здесь также стоял письменный стол с самым большим компьютером, который он когда-либо видел, а стены скрылись под постерами из научно-фантастических фильмов. На туалетном столике под огромной картой Луизианы выстроились призы, полученные в соревнованиях по боевым искусствам. Дэн подошел поближе, всматриваясь в красный кружок вокруг одного из городов.

— Ката… Ката…

Ему не удавалось произнести название этого города.

— Катахула?

— Будь здоров, — усмехнулся Дэн. — Это твой родной город?

Мика поставил сумку Дэна возле надувного матраца и потянулся, а затем кивнул.

— Какое-то время мы там жили. Потом переехали в Шривпорт, а потом в Батон-Руж.

Дэн осмотрелся, обращая внимание на множество деталей: список лучших студентов над компьютером Мики, похвальные грамоты философского и химико-биологического факультетов, несколько фотографий, судя по всему, родственников, оставшихся в Луизиане, и целая шеренга фигурок из «Звездных войн», выстроившаяся под монитором. Рядом с его академическими достижениями располагался черно-белый снимок старого сельского дома. Справа от дома рос высокий дуб, а позади виднелся ручей. Из следующей рамки на него смотрела группа людей. Женщина в платье с оборками сидела в окружении нарядных детей. Все они смотрели в объектив характерным для старых снимков застывшим взглядом.

— Родственники? — спросил Дэн, наклоняясь к фотографиям.

Он опрокинул одну из фигурок и торопливо поставил ее на место.

— Да, по маминой линии. Это старый дом на плантации Арно. Сейчас там живет только моя бабушка, но я никогда ей особо не нравился. Дом рассыпается, и к тому же в нем водятся привидения. Послушать мою бабушку, так мы должны этим гордиться. — Мика усмехнулся и подошел к столу, возле которого стоял Дэн. — Ты сказал, что хотел бы изучать психологию. Ты что, уже меня анализируешь?

— Извини, кажется, я слишком настырен. — Дэн неуверенно улыбнулся. — У меня не очень хорошо с навыками общения.

— Не переживай, Дэн, я пошутил. Кроме того, с твоими навыками полный порядок. Когда я сюда приехал, то первую неделю вообще ни с кем не разговаривал, если меня не вынуждали к этому обстоятельства. — Мика сел на стул у стола, наблюдая за Дэном, который отошел к окну и надувному матрацу. — В свое время я угодил в колонию для малолетних преступников, но потом сумел исправиться. Мой дядя учился в КНГ. Он мечтал о том, чтобы я хорошо занимался, а потом тоже поступил сюда. У меня не было никаких слезливых прощаний с родней. Не считая дяди, никому не было дела до моего отъезда. Кэл был одним из первых, кто вытащил меня из моей ракушки. Наверное, именно поэтому мы до сих пор приятели, хотя он часто ведет себя как последний придурок.

Колония? Это заставило Дэна посмотреть на Мику другими глазами. Не потому, что он его осуждал, но потому, что внезапно зауважал. Не всякий смог бы встать на ноги после подобного опыта.

Дэн выглянул в окно. Сквозь клубящийся между корпусами туман он увидел напротив окно, из которого на него кто-то смотрел. Дэн прищурился и наклонился к стеклу, пытаясь разглядеть лицо. По его спине пополз холодок. Даг, бедняга Даг… Это был он.

— Какого черта… — пробормотал он. — Это… Что это за здание?

Мика в два прыжка оказался рядом с ним.

— О, проклятье! Это оздоровительный центр. Вообще-то, этого парня уже должны были отсюда забрать.

Дэн не мог отвести глаза, потому что даже с этого расстояния он отчетливо видел, что, глядя в окно, Даг кричит: «ДЭНИЕЛ КРОУФОРД». Кто-то возник за спиной Дага и оттащил его от окна. Последним, что увидел Дэн, были бледные пальцы, скрюченные подобно когтям и пытающиеся вонзиться в запотевшее стекло.

— Ты в порядке?

Дэн кивнул. Он оперся о туалетный столик, задвинутый под самый подоконник, затем уперся в него обеими руками и выпрямился во весь рост. Комната поплыла перед его глазами. Слегка пошатнувшись, он снова ухватился за столик и перевернул свечу. Он поднял ее и, прежде чем поставить на место, опустил на нее взгляд. Свеча была из красного воска. Она наполовину оплыла, но то, что от нее осталось, напоминало основание алого черепа.

Когда ему удалось снова сфокусировать зрение, из оконного стекла на него смотрело его собственное испуганное отражение.

— В порядке. Ага… Все отлично.

— Ты уже думал над тем, какие занятия ты хотел бы посетить? Кое-кто из преподавателей проводит в эти выходные специальные лекции и семинары, так что ваша братия может выбирать то, что ей хочется посетить, заранее зная, чего следует ожидать.

Дэн почти не слушал. Он ощущал, что его голова качается вверх-вниз, вверх-вниз. Кивок… Кивок… Страх, сковавший его внутренности, начал проходить. Медленно, но уверенно.

— Ага, — произнес он, упрямо выдвинув вперед подбородок. — Кажется, ты говорил, что профессор Рейес ведет семинар? Вот его я и хочу посетить.

Возвращение в Приют

Канатоходец

© Everett Collection /Shutterstock.com


Глава 9 | Возвращение в Приют | Глава 11