home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Даже в сопровождении Эбби и Джордана Дэн ощетинился при виде профессора Рейес.

— Я рада снова видеть тебя в наших краях, — произнесла она, и Дэн обратил внимание на неестественность ее радостного оживления.

Рядом с ней стоял Мика, просматривая работу, которую она вернула ему во время занятия. Остальные студенты небольшими группами покидали аудиторию через двойные распахнутые двери у них за спиной. Но профессор Рейес не замечала проходящих мимо студентов. Все ее внимание было сосредоточено на Дэне. И он старался невозмутимо отвечать на ее пристальный взгляд.

В окне слева виднелся просторный квадратный двор с множеством дворников, сгребающих опавшие листья, и группами студентов. В просвете между административным корпусом и центром изучения мировых проблем Дэн видел яркие полосы ярмарочных шатров.

— После того, что случилось летом, — тихо продолжала она, — я удивилась… Но все равно я счастлива снова тебя видеть. Ты был таким способным, тебя было очень легко учить. Я надеялась, что ты к нам еще заедешь, даже если не захочешь сюда поступать.

Она была все так же одета в драматично темный костюм и носила причудливую бижутерию — семь или восемь ниток различных бус и множество браслетов. Дэн присмотрелся к ее бусам и цепочкам, ожидая или, может быть, надеясь увидеть кулон с фотографии Люси. Но некоторые из них были спрятаны под свитером, и Дэну показалось, что было бы неприлично просить, чтобы она показала их ему.

— Похоже, меня сюда тянет, — ответил он.

— Это меня нисколько не удивляет, — засмеялась она.

Дэн удивленно приподнял бровь.

— У нас учатся энергичные и подающие надежды студенты, — пояснила свою реплику профессор Рейес. — Поэтому меня не удивляет, что тебя сюда тянет. Вроде как влечет. Я только надеюсь, что ты не в обиде на нас из-за вчерашнего небольшого происшествия.

— Происшествия?

— Да… Этот бедный мальчик…

— Даг, — рассеянно подсказал Мика, продолжая просматривать работу.

— Да! Именно так его и звали. Даг. Такая жалость.

Профессор Рейес опустила голову и поцокала языком. Ее окутывало такое облако пряных духов, что у Дэна даже нос зачесался.

Ему показалось, что слова «небольшое происшествие» неполно описывают попытку студента выпрыгнуть в открытое окно, но он прикусил язык. В его голову закралось странное подозрение, что профессор Рейес пытается его разозлить, и он не хотел, чтобы она догадалась, что ей это удается.

— В следующем году на своем семинаре для первокурсников я собираюсь сосредоточиться на теме студенческой жизни и стресса. Я также попытаюсь организовать семинар на тему душевного здоровья, но под такие мероприятия всегда очень трудно выбивать финансирование. Хочется надеяться, что на сегодняшней ярмарке нам удастся собрать кое-какие пожертвования, — продолжала она. — Если ты остановишь свой выбор на колледже Нью-Гемпшир, то, возможно, я увижу тебя на своих семинарах. Если не ошибаюсь, это как раз в сфере твоих интересов — история психологии, верно?

— Да, — кивнул Дэн. — Это… Это то, на чем мне хотелось бы сосредоточиться.

— Разумеется, никакого давления, никакого давления, — добродушно посмеиваясь, произнесла профессор Рейес и, наклонившись совсем близко, заговорщическим шепотом добавила: — Но если честно, то ты должен прислать нам свое заявление.

Дэн неловко переступил с ноги на ногу.

— Ваш колледж… э-э… разумеется, находится в списке моих приоритетов, — наконец произнес он.

— Отлично! — Она снова выпрямилась. — Именно это я и надеялась от тебя услышать.

Мимо прошел незнакомый Дэну профессор — высокий худощавый мужчина в очках с толстыми линзами. Он осторожно улыбнулся и кивнул профессору Рейес, но она даже не посмотрела в его сторону.

— Что ж, очень жаль, что Даг не увидит ярмарку — он очень много помогал, пока мы ее организовывали. Я надеюсь, ты придешь на праздник? Мы очень старались, и поверь, это было нелегко.

— Я не знал, что вы имеете к ней такое непосредственное отношение, — напряженно произнес Дэн.

Она сделала жест рукой, привлекая его внимание к ряду палаток на самом краю двора. Местные торговцы уже сгружали там свои товары. На бортах грузовиков Дэн узнал названия местной бутербродной, городской канализации и кэмфордского цветочного магазина.

— Мы все приложили руку к тому, чтобы вернуть городу часть его живописной истории.

— Профессор, — поднял руку Мика, как будто все еще находясь в классе. — Вы не могли бы сказать, что здесь написано? Вы прокомментировали мою ссылку, но я не могу это прочесть.

— Давай обсудим это у меня в кабинете, — ответила профессор Рейес, явно пытаясь от него отделаться.

— Ах да, приятель! Секундочку, Дэн. — Мика жестом пригласил его подойти ближе. — Я просто хотел убедиться, что ты в порядке после вчерашнего вечера.

Дэн кивнул, полагая, что туманная форма, в которую он облек вопрос, объясняется присутствием профессора Рейес.

— Ага, — кивнул он, думая, что сейчас не самое подходящее время обсуждать странное утреннее поведение Кэла. — Мы в порядке, спасибо.

— Уф, слава Богу! — отозвался Мика, делая вид, что утирает пот со лба.

— Студенческие похождения? — поинтересовалась профессор Рейес, быстро переводя взгляд с одного юноши на другого.

— Все в рамках правил, — отозвался Мика. — Вы же меня знаете.

— Пройдем в мой кабинет? — предложила профессор Рейес, оборачиваясь к Мике.

Дэн не преминул воспользоваться этой возможностью и сбежал, утащив с собой Эбби и Джордана.

— Фу, — произнес Джордан по пути к столикам для пикника, расставленным под большим и уже лишившимся своей кроны деревом. Солнце выглянуло из-за туч, сделав пребывание на свежем воздухе вполне сносным. — Она только мне одному напоминает эту жуткую Долорес Амбридж? Осталось только убедиться в том, что кабинет у нее розовый и полон кошек.

— Ты и представить себе не можешь, как прав, — ответил Дэн, усаживаясь за один из столиков. — Этим летом мне очень понравились ее семинары, но потом, когда я уезжал, она произнесла эту фразу, и… — Он проследил взглядом за профессором и Микой, скрывшимися за дверями корпуса факультета психологии и социологии. — Как бы то ни было, я ей не доверяю. Я не верю, что она действительно до сих пор ведет раскопки в Бруклине.

— А я верю, — фыркнул Джордан. — Есть люди, которые просто не умеют вовремя остановиться. Возьми, к примеру, нас…

— Это совсем не одно и то же, — ответил Дэн.

— Вот, — произнесла Эбби, водрузив на стол свою сумку для книг. — Тут наша карта, папки, которые принес из библиотеки Джордан, и вчерашние письма. Нам необходимо попытаться найти во всем этом какую-то связь. Возможно, где-то еще упоминается эта звезда. — Она нахмурилась и обернулась к Джордану: — Ты не можешь припомнить, может, здесь где-то еще есть какие-нибудь звезды? Постеры или книги?

— Лично я такого не видел. Комната Кэла забита футболками для регби и модными каталогами. — Джордан пожал плечами. — Но когда я окажусь там в следующий раз, посмотрю получше… Не могу сказать, что горю желанием туда заходить.

— Что мы будем с этим делать? — спросил Дэн, когда Эбби раздала им стопки бумаг, подлежащих изучению. — Я о проблеме с Кэлом, который пялился на Джордана.

— Мне нечего сказать, — произнес Джордан. — Если он одержим или что-то в этом роде, я не хочу ненароком запустить режим убийств.

— У меня тут тоже есть письма, — произнес Дэн, извлекая бумаги из кармана куртки.

Два верхних письма оказались какими-то счетами, но над третьим конвертом Дэн заколебался, глядя на пожелтевшую марку и штемпель в углу.

— Взгляните на эту дату, — произнес он, щурясь на выцветшие чернила. — Это ведь последний год, когда главврач был в Бруклине, я в этом уверен.

— Вскрывай, — тут же загорелась Эбби. — Или погоди, кажется, это преступление — вскрывать корреспонденцию, если она была украдена или если ее вообще не доставили по адресу?

— Да какая разница? — отмахнулся Джордан. — Печать уже сломана, и я сомневаюсь, чтобы это письмо кто-то разыскивал. Давай, Дэн.

Они погрузились в свои стопки документов. Дэн осмотрел письмо. Оно было адресовано Анне Сарридж, а написала его некая Кэролайн Мартин.

— Это письмо так и не покинуло город, — сообщил он друзьям. — Взгляните на обратный адрес. Я думаю, мы проходили мимо Тамлен-стрит, возвращаясь вчера на вечеринку.

Письмо начиналось достаточно невинно: дата, «Дорогая Анна», надежды, что адресат поживает хорошо, и так далее, и тому подобное. Но вскоре небрежный тон письма уступил место чему-то зловещему.

— Ого! — выдохнул Дэн. — Послушайте это:

Возвращение в Приют

Письмо и конверты/Старая бумага

© LiliGraphie/Shutterstock.com/val lawless/Shutterstock.com

«Моя дорогая Анна, я пообещала, что никогда и никому этого не расскажу, но жизнь в этом проклятом молчании просто невыносима. Боюсь, я совершила серьезную ошибку, хотя в тот момент была исполнена самых благих побуждений и надежд на лучшее будущее для себя и своей семьи. В сентябре ко мне подошел незнакомый человек, весь в красном. Можешь себе представить, как я вначале испугалась и растерялась. Но когда он протянул мне конверт, восковая печать также оказалась алой, с изображением черепа…»

— Погоди, — перебил его Джордан, роняя на стол газету. — Весь в красном? Красный череп? Это похоже на нашего сегодняшнего вуайериста.

— Это не всё, — произнес Дэн и заторопился:

«Мои подозрения подтвердились. Я не должна была начинать писать ту идиотскую статью! Но мое собственное исследование оказалось бесконечно далеким от истины. То, что, как я полагала, представляет собой научное общество единомышленников — как мужчин, так и женщин, — стремящихся к знаниям и успеху, оказалось трясиной тайн слишком мрачных, чтобы их можно было здесь излагать. Чтобы вступить в это сообщество, мне пришлось обнажить все до единого скелеты в своем собственном шкафу, рассказать обо всех действиях, о которых я сожалела или которых стыдилась. Ключ к их власти — возможность полного уничтожения оппонента. Но это, моя дорогая Анна, было лишь началом. Каждую неделю я становилась свидетелем всё новых ужасов. Я видела, как всё новых членов Алого сообщества уводят в глубину дома, откуда они возвращаются с пустыми глазами и безвольно открытым ртом. Я знала, что пройдет немного времени, и туда уведут и меня. И это действительно произошло… Я бы сказала, что при этих воспоминаниях меня охватывает ужас, но я вообще ничего не помню. Я напишу еще, если смогу, и мне очень этого хочется. Я хочу рассказать тебе все до мельчайших подробностей, но я и так уже сильно рискую. Я общалась с человеком по имени Гарри, который говорит, что знает все об Алом обществе и его секретах. Он говорит, что хочет мне помочь, и я надеюсь, что могу ему доверять. Было бы замечательно обрести союзника. Я хочу опубликовать статью, обличающую этих людей, но Гарри думает, что это лишь подвергнет меня еще большей опасности. Я молюсь о том, чтобы это письмо было благополучно доставлено по адресу и мое предательство, пусть и совершенно незначительное, так и не обнаружилось.

С любовью, Кэролайн».

Дэн изумленно смотрел на письмо, и аккуратные буквы расплывались у него перед глазами, пока не превратились в толстые черные линии на странице. Очень долго никто из них не произносил ни слова, а затем Дэн моргнул и сложил письмо, протянув его через стол Эбби, чтобы она тоже на него взглянула.

— Возможно, мы наткнулись на что-то, не имеющее к нашему расследованию никакого отношения, — произнесла она, пробегая взглядом по странице, — но, думаю, нельзя исключать и наличие связи.

— Я тоже так думаю, — поддержал ее Джордан. — Это не очень похоже на совпадение, поскольку письмо было написано в последний год пребывания главврача в Бруклине. Карта Феликса привела нас в этот дом, а тут еще это письмо. Оно так и осталось в городе. Кто-то его прочитал. Конверт был вскрыт.

— Мне приснился сон об этом, — произнес Дэн, съеживаясь под их любопытствующими взглядами. — То есть это, конечно, ничего не доказывает, но я видел главврача, который беседовал с человеком по имени Гарри. Казалось… он дает ему какое-то задание. Кто-то ее выслеживал, — прошептал Дэн, но тут ему в голову пришла еще более страшная мысль. — Возможно, у нее даже крали почту… Она тут упоминает какую-то статью. Если она тогда находилась в городе, возможно, эта статья в архивах, которые ты обнаружил в библиотеке.

— Ты прав, это не доказательство, но мы ничего не должны упустить. — Эбби помолчала. — Интересно, речь идет о городской или о школьной газете? Как бы то ни было, но должны были сохраниться экземпляры всех тиражей. Возможно, мы могли бы даже поискать в Интернете, введя в поисковик ее имя и еще какие-нибудь ключевые слова.

— У меня такое ощущение, что мы столкнулись с какой-то сектой, — отозвался Дэн.

С ветвей дерева, под которым они сидели, спорхнуло несколько оранжевых листьев, присоединившись к стопкам документов на столе. Джордан раздраженно смахнул их на землю.

— Ты думаешь, что человек, заглядывавший в окно тети Люси, принадлежал к той же секте? Эти письма очень старые, Дэн, — произнесла Эбби. — Какова вероятность того, что это Алое общество, или как там его, все еще существует?

— Описание соответствует, — ответил Джордан, почесывая подбородок. — Череп, красный плащ… Возможно, это не секта. Она там говорила что-то об академических исследованиях, верно? Что, если это что-то наподобие Черепа и Костей или Семерки?

— Даже если так, — медленно произнес Дэн, — я сомневаюсь, что кто-то захочет с нами об этом говорить. Ведь смысл существования этих обществ заключается именно в молчании и засекреченности.

Он перевел взгляд с Джордана на Эбби, но его друзья молчали. Джордан потирал ластиком карандаша заросшую щетиной щеку, а Эбби теребила молнию сумки.

— Давайте пока не будем задавать странных вопросов, — наконец предложила Эбби. — Я думаю, будет правильнее заняться архивами. — Мы можем провести там весь день, а вечером у нас ярмарка. Это отличная возможность снова улизнуть и проверить следующий адрес. Я не думаю, что стоит вламываться в дома средь бела дня.

— Может, мы могли бы поискать эту яркую горящую звезду по перекрестной ссылке, или в Лексис-Нексисе, или еще где-то, — принялся вслух размышлять Джордан, вставая из-за стола. — Я никогда ничего подобного не слышал.

— Если это связано с тайным сообществом или сектой, я сомневаюсь, что она где-то упоминается, — ответила Эбби.

Собрав документы, они покинули двор и по одной из дорожек направились в библиотеку, которая находилась совсем рядом. Чтобы попасть в нее, надо было подняться на небольшой холм неподалеку от часовни.

Дэн пытался припомнить свой сон, пока из его памяти окончательно не выветрились все подробности. Главврач был в этом доме с тем мужчиной, просматривавшим украденные мешки с почтой. Мог ли этот человек и в самом деле являться членом тайного общества? Дэн представлял себе членов Черепа и Костей совершенно иначе. Если уж на то пошло… как насчет самого главврача Кроуфорда?

Дэн содрогнулся, представив себе вероятность того, что главврач примкнул к тайному обществу, протянувшему свои щупальца за пределы Бруклина… Или хуже того — сам его организовал… Как писала в письме Кэролайн, подобные общества подразумевали власть и влияние. Главврачу и то и другое явно было ни к чему.

— Верно, Дэн?

Дэн вздрогнул и, подняв глаза, увидел, что друзья выжидательно на него смотрят. Он не слышал даже начала их разговора.

— Простите, в чем вопрос?

— Ты, кажется, глубоко задумался? — слегка улыбнувшись, заметила Эбби.

Они уже подошли к высокой двери библиотеки, возле которой стояла группа студентов. Молодые люди пили дымящийся кофе и о чем-то оживленно болтали.

— Что случилось?

— Я просто думал… — Его сны явно стали очень реальными, но можно ли считать их уликами, или это все его воображение? — Мы знаем, что главврач использовал Бруклин для своих личных исследований. Но что, если он был не один? Что, если он был связан с этим Алым обществом?

— Он действительно питал слабость к талантам, — согласился Джордан.

— Об этом страшно даже думать, — призналась Эбби.

Несмотря на такое количество людей, снующих у входа, внутри библиотека оказалась практически пустой. К ним со скучающим видом подошел библиотекарь, взглянул на пропуска, выданные им как абитуриентам, и жестом пригласил пройти сквозь сенсорную рамку на входе.

Поскольку Джордан здесь уже побывал, Дэн и Эбби вслед за ним прошли к лестнице, ведущей в расположенные в подвале архивы аудио-и видеоматериалов. Здесь они расположились у компьютеров, сложив документы и сумки на маленький круглый столик.

— Это объясняло бы, почему ему все сходило с рук… В случае, если все его эксперименты в приюте прикрывали влиятельные люди…

— Пожалуй! — уже успевший усесться за компьютер Джордан нетерпеливо ерзал на сиденье. — Мы и это можем проверить. В приютах должны были проводиться всевозможные инспекции и проверки, ведь так?

— Разумеется, они проводились. — Это была сфера интересов Дэна, и он был рад возможности внести свой вклад в обсуждение. — Обычно в подобных заведениях медсестры тайком доносят на своих начальников, вынося наружу информацию о том, что происходит внутри клиники. Но даже в этом случае главврач прилагает все усилия к тому, чтобы преуменьшить масштабы злоупотреблений, и ему это обычно удается.

— Бог мой, а я-то думал, что Бруклин — это единичный случай, — пробормотал Джордан.

— Я не знаю, доходило ли до такого, как в Бруклине, в других местах, — пожал плечами Дэн. — Я только говорю, что подобное укрывательство давно вошло в практику. А если главврач имел влияние на декана или президента колледжа? Ничего удивительного, что это сходило ему с рук на протяжении долгого времени.

— Отлично, — пробормотал Джордан, торопливо стуча по клавишам. — То есть… ничего хорошего в этом, конечно, нет, но это еще одна ниточка, которую надо проверить. Не составляет ни малейшего труда выяснить, кто был деканом, пока главврач был в Бруклине, — тогда мы сможем начать копать насчет этого предполагаемого тайного общества.

Он нажал на клавишу ENTER, и тут же раздался тихий щелчок. Компьютер выключился.

— Какого… — Джордан хлопнул ладонью по монитору. — Он выключился!

— Они тут все старые, — произнесла Эбби, оборачиваясь к другому компьютеру и начиная печатать на нем. — Это, наверное, всего лишь скачок напряжения в сети. Я сейчас все выясню… для тебя…

Она нахмурилась и принялась стучать по клавише ENTER.

— Не выходит? — спросил Джордан, ударяя по боку и ее монитора. — Никакой это был не скачок. Он завис. Контрол-альт-делит, говнюк. Просыпайся!

Последние два слова он произнес чересчур громко, и трое студентов в разных концах зала с возмущением обернулись в его сторону. Джордан смущенно опустился на стул.

Дэн посмотрел на свой компьютер, уже нисколько не сомневаясь в том, что сейчас произойдет. Главврач Дэниел Кроуфорд. И. Алое общество. Он нажал ENTER. Его курсор перестал мигать, и наблюдавший за его манипуляциями Джордан грязно выругался. Его ожидания подтвердились.

— Насколько сложно организовать что-то подобное? — хмурясь, поинтересовался Дэн.

— Сложно. — Джордан огляделся. — Для этого пришлось бы установить на всех до единого компьютерах действующую программу со всеми ключевыми словами и комбинациями, при введении которых компьютеры должны зависать. Я не уверен, что лично я смог бы создать подобную программу.

— Что ж, это проблема, но, возможно, она просто нас немного задержит. — Сидя на компьютерном стуле, Эбби крутнулась вокруг своей оси, а затем произнесла: — Мы ведь можем воспользоваться нашими ноутбуками. На них же ничего не стоит, верно?

— Верно, — кивнул Джордан, — но с наших ноутбуков мы не получим доступа к цифровым архивам колледжа. Для такой операции необходим студенческий билет.

— Я могу войти в Интернет с телефона, — напомнил им Дэн. — Мы все можем это сделать.

— А что касается архивов, то нам просто придется найти то, что нам нужно, по старинке. — Эбби соскользнула со стула и подошла к круглому столику, чтобы забрать сумку. — Джордан, покажи мне, где ты нашел эти газеты. Мы можем начать оттуда и найти статью, которую написала Кэролайн. Она написала это письмо в октябре 1968 года. Если она осуществила свой замысел и опубликовала статью, это должно было произойти приблизительно в то же время.

Дэн кивнул и вслед за Джорданом поднялся на второй этаж, где было еще более пустынно, тихо и темно, потому что лампы на потолке горели через одну с целью экономии энергии. Стеллажи с книгами образовали узкие проходы, через каждую дюжину полок прерывавшиеся небольшими островками, где можно было расположиться за столом и позаниматься. Вдоль массивной стены вытянулся ряд кабинок с компьютерами.

На самом верху лестницы Джордан резко повернул налево и повел их сквозь лабиринт стеллажей. Они с Эбби шли впереди, о чем-то тихо переговариваясь, и Дэн немного отстал, рассеянно скользя взглядом по полкам и книгам, корешки которых, казалось, сливаются в одну сплошную темную полосу. Стеллаж, проход, стеллаж, проход, снова и снова, и нигде ни души. Стеллаж, проход, стеллаж, мальчик, стеллаж, проход… Дэн резко остановился, затем сделал два небольших шага назад, чтобы заглянуть в темный проход, образованный двумя высокими рядами полок.

Мальчик в полосатом свитере и обрезанных брюках. У Дэна пересохло во рту, а язык превратился в бесполезную и вялую массу. Он ощутил, что в губах появляется какая-то вибрация, адреналин взвинтил нервную систему, и все его тело внезапно охватила дрожь. Мальчик в сумрачном проходе был бесцветным, как будто существовал лишь в черно-белом варианте, хотя его глаза тускло светились, подобно углям. С его волос капала кровь, по лбу стекая в глаза…

Голоса Эбби и Джордана стихли.

Дэн моргнул, ожидая, что мальчик исчезнет, но он по-прежнему стоял между стеллажами и наблюдал за ним. Затем он отвернулся и пошел прочь. Его силуэт едва виднелся в темноте библиотеки. Не раздумывая ни секунды, Дэн пошел за ним.

Он преследовал маленькое привидение, минуя многие ряды полок. Сначала он попытался догнать мальчика, но затем решил держаться поодаль. Тут мальчик резко повернул, и Дэну пришлось перейти на бег, чтобы его не потерять. Сердце бешено колотилось у него в груди, и адреналин все стремительнее разносил онемение по его венам. Дэн быстро повернул за угол и закричал, врезавшись в Джордана. Он отшатнулся, и от столкновения весь воздух в одно мгновение покинул его легкие.

— Дэн! Какого черта! Откуда ты идешь? — Джордан обернулся и посмотрел через плечо. — Я думал, ты где-то позади.

— Так и было. — Он лихорадочно придумывал какое-нибудь оправдание, чтобы избежать необходимости говорить «Я шел за мальчиком-призраком». — Я просто сократил дорогу.

— Ты меня до смерти напугал.

— Все в порядке? Вы, ребята, здорово столкнулись.

Эбби подняла руку и потрогала грудь Дэна в том месте, где он ударился о Джордана.

— Все в порядке. — Ничего не в порядке. Я теряю контроль над ситуацией. — Нет, не в порядке… Тут снова появился тот мальчик. Я только что его видел.

Дэн огляделся, но мальчик снова исчез. Он обернулся, чтобы осмотреть то место, где они остановились. Крутая стена стеллажей вздымалась тут до самого потолка. Подшивки выстроились стройными рядами, и на корешке каждой был указан соответствующий период. Зима 1961 — зима 1963. Весна 1963 — весна 1964 и так далее.

Но тут же Дэн заметил просвет. Между папками виднелось пустое, незапыленное место, откуда явно недавно исчезло две подшивки.

Возвращение в Приют

Библиотека (полки)/Мальчик в тумане Faceout

© Tom Grundy/Shutterstock.com/Faceout

И мальчик привел меня прямо к этому месту.

«Ты видишь то, что не должен видеть, и знаешь то, что не должен знать».

Проклятье, Феликс, откуда ты все обо мне знаешь?

— Это те годы, когда главврач был в Бруклине, — прошептал он, кладя ладонь на опустевшее место на полке. — Они исчезли. Малыш привел меня прямо сюда.

— Это так жутко, Дэн, — услышал он шепот Джордана.

— Но кое-что тут все-таки осталось! — взволнованно воскликнула Эбби.

Она сунула руку в просвет, оставленный недостающими подшивками. Он услышал, как ее ногти заскребли по поверхности полки, затем она тихо запыхтела, с усилием подтягивая к себе тонкую пыльную папку. Последний рывок был чересчур резким, и папка упала с полки. Дэн успел ее подхватить, не позволив упасть на ковер.

— Одну подшивку они не заметили, — произнесла Эбби, наклоняясь, чтобы прочесть надпись на корешке. — Осень 1968 года. Во всяком случае, это уже что-то. Будем надеяться, что Кэролайн опубликовала свою статью сразу после того, как отправила письмо.

— И это тоже…

Джордан нащупал что-то в пыльных глубинах полки и подал этот предмет Дэну. Он догадался, что протягивает ему друг, еще прежде, чем его пальцы сомкнулись на потертой картонке.

Снова фотография. Только на этот раз, в отличие от всех предыдущих снимков, она была напрочь лишена композиции. Дэн узнал птичью клетку с последней фотографии, той самой, которую их преследователь обронил на землю возле дома Люси. Но на этот раз клетка пустой не была. На этом снимке в ней лежала птица, вот только она была изранена и истекала кровью. На Дэна смотрели ее широко открытые глаза, а красно-белые перья выпали из крыльев, усеяв пол клетки под ее лапами.

Возвращение в Приют

Винтажные подшивки на полке

© Fiorentini Massimo/Shutterstock.com


Глава 14 | Возвращение в Приют | Глава 16