home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

-Кому-нибудь, кроме меня, кажется странным, что они не говорят о Бруклине? То есть вообще его не упоминают? — спросил Джордан.

Экскурсовод провел их по освещенным фонариками дорожкам кампуса и остановился у дома в одном квартале от часовни. Все, включая Дэна, ежились и потягивали сидр, пытаясь согреться.

— Экскурсия только началась, — шепотом напомнила ему Эбби. — Не спеши с выводами.

— И все же…

— Вы что, забыли, что они не говорят о колледже ничего плохого? — спросил Дэн. — Они расскажут о Бруклине, ребятишки начнут его гуглить или задавать вопросы, и готово, открыта огромная банка с червями. Я уверен, что они стараются держать всех этих червей под плотно закрытой крышкой.

— Прикрой меня, — попросил Джордан. В одной руке он держал раздобытые Эбби архивные документы, а в другой телефон, которым пытался их освещать. — Я хочу увидеть, что здесь такое ценное, что его стоило тырить из библиотеки. Толкнете меня, если начнут рассказывать что-нибудь интересное.

Дэн и Эбби встали впереди, закрывая его от остальной группы. Мик и Лара стояли рядом с экскурсоводом, но все время перешептывались. Судя по выражению их лиц, они о чем-то спорили.

— Этот дом принадлежал бывшему президенту колледжа, — рассказывала экскурсовод, невысокая и плотная, атлетического сложения девушка с длинными вьющимися белокурыми волосами. У нее за спиной практически светился от зажженных внутри свечей ухоженный домик, построенный в викторианском стиле. — Его звали Амос Ван дер Холт. Студенты его очень любили, но он умер молодым при загадочных обстоятельствах. Говорят, что двадцать второго ноября, в день его смерти, в окнах до сих пор появляется его силуэт. У силуэта всегда во рту трубка. Такую же курил президент Ван дер Холт.

Эбби фыркнула. По сравнению со всем, что им пришлось увидеть на протяжении последних нескольких месяцев, привидение с трубкой во рту показалось бы им подарком судьбы.

Экскурсовод повела их дальше, на следующем перекрестке они повернули направо, прошли еще один квартал и снова повернули направо. Дома начинали казаться до боли знакомыми. Через каждые несколько шагов Джордан спотыкался о кроссовки идущего впереди Дэна, поскольку шел, полностью углубившись в изучение архивных документов.

— Ребята, это Эллис-стрит, — произнес Дэн. — Вон там наш вчерашний дом.

— Ну вот, только этого не хватало, — пробормотал Джордан, опуская документы. — Кто меня потащил на эту экскурсию? Что, если нас приведут к тому дому?

— Послушаем, — произнесла Эбби, поднимая стаканчик с сидром к самому подбородку. Пар с ароматом корицы окутал ее лицо. — А потом изыщем способ отстать и осмотреть другие дома. Времени осталось совсем мало.

И разумеется, группа остановилась у знакомой асфальтированной дорожки, ведущей к веранде дома.

Экскурсовод большим пальцем ткнула себе за спину, указывая на дом, и перевела взгляд на пачку карточек с записями, которую держала в другой руке.

— Этот дом пустует уже почти двадцать лет, но когда-то он принадлежал чете Картрайтов и их сыну Гарри. Гарри на протяжении шести лет работал главным почтальоном Кэмфорда, но в 1971 году был вынужден покинуть этот пост, став подозреваемым в деле об исчезновении нескольких местных женщин…

Дэн слишком сильно сжал свой стаканчик, и пластик треснул. Это имя было знакомо ему из сна… Более того, он лично разговаривал с Гарри Картрайтом. Нет, это главврач разговаривал с Гарри Картрайтом, а не я.

— В этом доме мы обнаружили письмо Кэролайн, — прошептала Эбби, побледнев так, что это было заметно даже в окружающем их полумраке. — Она рассказывала о встрече с человеком по имени Гарри. Она могла оказаться в числе этих исчезнувших девушек, как вам кажется?

— Я в этом не сомневаюсь, — ответил Джордан. — Если тайное общество узнало о ее статье и о тех письмах, которые она писала, то им было необходимо, чтобы она исчезла. Посмотрите сюда… — Держа документы из рюкзака Кэла на уровне пояса, он посветил на верхнюю страницу экраном телефона и указал на выцветшее, почти неразличимое изображение фермерского дома. — В школьной газете были статьи об этих исчезновениях.

— Ну, можно предположить, что Кэл взял эти документы для того, чтобы провести исследование и подготовиться к экскурсии, — произнесла Эбби. — Не забывайте, что он помогал организовывать эту ярмарку.

— Свежо предание, да верится с трудом, — пробормотал Дэн.

Абитуриенты сгрудились вокруг экскурсовода.

— Пропавших девушек нашли? — спрашивал какой-то парень.

— Можно нам войти внутрь? — крикнул другой.

Экскурсовод улыбалась и пожимала плечами, пытаясь уйти от ответов, но ей явно было не по себе. Мика и Лара так увлеклись своим спором, что надеяться на их помощь не приходилось.

— Пойдем отсюда, — произнесла Эбби, отставая от группы. — Другого шанса у нас не будет… Пока они отвлеклись.

Воспользовавшись тем, что внимание экскурсантов было приковано к экскурсоводу и дому Картрайтов, Дэн начал пятиться вслед за Эбби. Отстав от группы, они быстрым шагом направились к густому кустарнику в соседском дворе. Дэн с облегчением вздохнул в уверенности, что им удалось сбежать.

— Вы снова заблудились?

— Черт, — прошептал Джордан, когда из-за высоких лохматых кустов показался Мика, и поспешно спрятал под куртку документы. — Как же нам от него избавиться?

— Никак, — ответил Дэн и, обращаясь к Мике, добавил: — Привет! Что там у вас произошло?

— Ничего особенного. Ларе не понравилось, как я смотрю на Мелиссу — вашего экскурсовода, — и мы, скажем так, немного повздорили. Я подумал, что нам не помешает немного отдохнуть друг от друга.

— Так значит, у тебя с Ларой что-то есть? — спросил Дэн.

— Было. Давно, еще на первом курсе. Но она такая ревнивая… в общем, вы меня поняли.

Джордан отчаянно дергал Дэна за рукав, вне всякого сомнения, подавая ему сигнал о том, что надо что-то соврать Мике и поскорее уходить. Но у Дэна возникло ощущение, что так легко им от Мики не отделаться. Они уже несколько раз возбудили его подозрение, и теперь придется примириться с его присутствием.

— Сегодня мы были в библиотеке и нашли старые газетные вырезки о городе, — принялся импровизировать Дэн. — Экскурсия вроде как себя исчерпала… Только без обид, ладно?.. Вот мы и подумали, что можно заглянуть туда, где водятся настоящие привидения.

Эбби изумленно уставилась на Дэна. Было совершенно очевидно, что она тоже не согласна с его планом.

— Думаю, сейчас как раз подходящее время года… Какой дом вы имели в виду?

— Да есть тут один, неподалеку, — произнес Дэн, извлекая из кармана телефон и включая GPS. — Надо посмотреть, как туда идти.

— И как вы узнали, что в этом доме водятся привидения? — спросил Мика.

— Мы… мы нашли статью, в которой говорилось об этих женщинах, исчезавших здесь в шестидесятые годы, и одна из них жила неподалеку. — Теперь настала очередь Эбби выкручиваться. Ее голос дрогнул, но Мика кивнул, судя по всему купившись на эту ложь. — Ужас, правда?

— Там может кто-нибудь жить, — ответил Мика. — Но можно сходить посмотреть. Только не визжи, ладно? Если Лара заметит, что мы сбежали, она меня загрызет.

— Держи, — произнес Дэн, вручая ему распечатку с Гугл-карт. — Нам сюда. Ты знаешь эту улицу?

— Верджил? Ага. Арт-хаус — это туда. — Мика почесал подбородок, щурясь на карту. — Я в тех местах бывал на вечеринках. Мы можем пройти через вот этот проулок, так будет короче и быстрее.

— Отлично! — произнес Дэн, с трудом демонстрируя ему свой энтузиазм. — Веди.

Когда они вслед за Микой зашагали по Эллис-стрит, к темному, узкому переулку, зажатому между двумя домами, поднялся сильный ветер. В этом проходе каким-то образом умудрилось вырасти высокое тонкое дерево. Друзья в темноте спешили по проулку, слушая, как его ветви стучат по крышам соседних домов. Дэн оглянулся, чтобы убедиться, что их бегство осталось незамеченным для остальной группы, и тут же об этом пожалел. Там стоял, глядя им вслед, маленький бледный мальчик в полосатом свитере, и хотя Дэн поспешно отвернулся, он был готов поклясться, что мальчик улыбается.

Переулок вывел их на выщербленный тротуар соседней улицы. Деревья здесь росли гуще, почти полностью заслоняя и без того тусклый свет уличных фонарей. Мика повернул налево, стремительно направляясь к безлюдному в это время перекрестку. Большинство местных любителей Хэллоуина уже разошлись по домам, а последние группки не обращали на них никакого внимания, полностью сосредоточившись на своих пакетах с конфетами и брюзжащих родителях. Кое-где на верандах все еще виднелись сияющие оплывшими свечами тыквы.

— Почти пришли, — сообщил им Мика, когда они миновали перекресток, и поднял воротник пальто, пытаясь защититься от ветра. — Еще не передумали?

— Мы ведь сами этого хотели, — ответил догнавший его Дэн. Он кивнул на противоположную сторону улицы, где виднелся темно-зеленый дом с огромной медной статуей во дворе. — Я так понимаю, это и есть Арт-хаус?

— Как ты догадался? — усмехнулся Мика и добавил: — Я не вижу тут машин. Пойдемте посмотрим.

Дэн немного помедлил, поджидая плетущихся позади Эбби и Джордана. Его нисколько не удивил нахмуренный вид Эбби, которая немедленно прошептала, глядя в спину Мике:

— Что ты будешь делать, если мы здесь что-нибудь найдем?

— Не знаю, — так же, шепотом, ответил Дэн, и, к сожалению, это было правдой. — Об этом я не подумал.

— Что, если Мика один из них? Он мог быть вместе с Кэлом в этом лабиринте!

— Он не такой. Я думаю, что ему на самом деле можно доверять. Вы забыли, что он сам предупредил нас о Кэле? — И еще он выручил его на вечеринке, когда к ним так неожиданно подошла Эбби. — В отличие от Кэла, Лига Плюща ему не светит, так что вряд ли он угодил в какое-нибудь тайное сообщество. Иногда приходится приспосабливаться к обстоятельствам. Вот я и приспособился.

— На всякий случай заруби себе на носу, что мне эта идея не нравится, — сухо произнесла Эбби.

— Зарубил…

— И что это очень наивно — доверять хоть кому-нибудь в этом колледже.

— Он все равно нас увидел, — пробормотал Дэн. — Просто мы не станем ему говорить, что мы ищем, вот и все.

— Вы идете или нет? — махнул им с противоположного тротуара Мика.

За его спиной в тени притаился угрюмый двухэтажный дом. Грязновато-коричневые стены придавали ему сходство с отсыревшей буханкой имбирного хлеба. Крыша просела. Белые цифры номера дома у двери перекосились. Верхний шуруп одной цифры выпал, и она висела вверх ногами на нижнем.

— Глядя на него, нетрудно представить себе, что тут водятся привидения, — поморщился Джордан. — Мы что, действительно собираемся в него заходить?

— Угу, — отозвался Дэн.

— Сдавать назад поздно?

— Точно.

— Что дальше? — обернулся к ним Мика. — Вы принесли с собой колдовскую доску уиджи или у вас другой план?

Дэн почувствовал, что наступил момент истины, причем во многих отношениях сразу. Он сделал глубокий вдох, собираясь с мыслями.

Если Мика скажет «нет» — если он вернется в кампус и расскажет там, что они вломились в чужой дом, или, того хуже, вызовет полицию, — то их выходные закончатся внезапно и очень скверно.

— Мы войдем внутрь и посмотрим, что там.

Мика прищурился, и на мгновение Дэн успел поверить в то, что все пропало. Он потер бородку и покосился на Джордана, а затем на Эбби.

— Я тебе рассказывал… В прошлом у меня уже были проблемы. Я не хочу, чтобы все повторилось, Дэн.

— Как ты думаешь, похоже, чтобы здесь в последние годы кто-нибудь жил? — спросил Дэн. — Машины нет. Света нет. И вообще, он практически разваливается. Мы просто хотим посмотреть на него изнутри.

— Ага, и если кто-нибудь увидит, как мы туда заходим, он тут же вызовет копов и я в лучшем случае потеряю работу в администрации. — Мика нахмурился, снова переводя взгляд на дом. — С другой стороны, когда я вас сюда вел, я не думал, что мы тут просто полюбуемся видом.

— Вот это мне уже нравится, — сухо заметил Джордан. — Может, мы все-таки уйдем с тротуара? Или вы хотите, чтобы на нас наверняка обратили внимание?

Не став дожидаться общего решения, Джордан зашагал по самой кромке тротуара, на которую с обочины наступала трава. Весь этот квартал выглядел гораздо более запущенным, чем предыдущий. Здесь было мало ухоженных жилищ и много заброшенных викторианских домов, без тыкв и света в окнах. Приветливыми эти дома точно не выглядели. Несмотря на согревающий его кровь сидр и напоенный уютным ароматом горящих листьев воздух, Дэн никак не мог отделаться от ощущения, что то, что отравило атмосферу этого дома, успело расползтись далеко за пределы его ветхих стен.

Возвращение в Приют

Старый двухэтажный дом/Темные облака

© lunatic67/Shutterstock.com/Serg64/Shutterstock.com

Ступая друг за другом, они прошли по дорожке к гаражу и к расположенным рядом ограждению из проволочной сетки и воротам. Это была одна из тех простых преград, где было довольно протянуть руку и отодвинуть засов. Такие ограды предназначались для того, чтобы маленькие дети, а также собаки не смогли выбежать на улицу. Джордан дернул задвижку, и ворота с пронзительным скрежетом распахнулись.

— Эта раздвижная дверь, похоже, совсем слабая, — прошептал он, придерживая ворота и впуская друзей во двор. — Я попытаюсь ее открыть. Если не получится, придется войти через окно.

Мика замер у ворот и фыркнул, глядя на Джордана.

— Ваша троица часто этим занимается?

— Мои родители не любят, когда я ухожу из дома, никого не предупредив, — холодно ответил Джордан. — Я научился обходить правила.

— Эй, мужик, — произнес Мика и усмехнулся, хотя Дэн не понял, веселится он или защищается. — Обходи их на здоровье. Я просто не знал, что ты в некотором роде поклонник Гудини.

— Гудини тут точно делать нечего. — Хватило короткого нажатия на ручку, чтобы дверь вздрогнула и скользнула в сторону. Джордан ухмыльнулся и жестом пригласил друзей войти. — Абракадабра!

— Потише, — предостерегла его Эбби. — Соседи могут еще не спать.

Дэн вошел внутрь первым, с облегчением отметив, что предчувствие его не обмануло — тут уже давно никого не было. Судя по грубому коричневому ковровому покрытию на полу и старой мебели, — лет тридцать, если не больше. Они столпились у порога, и Джордан закрыл за ними дверь. Друзья находились в столовой, которая постепенно переходила в уголок-кухню.

— Все фотографии кто-то забрал, — произнесла Эбби, подходя к низкому декоративному столику. Она взяла пустую рамку с просвечивающей сквозь стекло белой картонкой. — Смотрите… — Она положила рамку и направилась в примыкающую к столовой гардеробную и далее, в гостиную. — Все упаковано. Это похоже на ящики, подготовленные к переезду.

Дэн вошел за ней. В луче фонарика мерцала парящая в воздухе пыль. Диваны и кресла были накрыты белыми простынями. Даже не видя всех этих признаков запустения, Дэн чувствовал одиночество этого места. Дома предназначались для того, чтобы в них жили. Но здесь было…

— Холодно, — прошептал он, глядя на пар изо рта. — Здесь ужасно холодно.

— Я загляну в спальни, — произнес, проходя мимо них и скрываясь в глубине темного коридора, Джордан.

Дэн проследил взглядом за прыгающим лучом от его мобильника.

— Я посмотрю наверху, — заявил он, думая о том, что чем скорее они всё осмотрят, тем скорее смогут отсюда уйти.

Он не знал, насколько может доверять своей интуиции, но сейчас она кричала ему об опасности.

— Что мы тут, собственно, ищем? — уже скрывшись за поворотом и подходя к лестнице, услышал он голос Мики.

— Фотографии, альбомы с вырезками, — ответила Эбби. — Что-нибудь жутковатое в память об этом вечере, — уже еле слышно донеслось до него.

Их голоса окончательно стихли, сменившись звуками его собственного дыхания и осторожных шагов по деревянной лестнице, на которой за долгие годы множество ног протоптали неизгладимый след. Площадка наверху была низкой, и потолок нависал над самой головой. Прямо перед ним находилась ванная комната, пустая, не считая ржавой ванны на львиных лапах. Включив в мобильнике фонарик, он посветил по углам, осмотрел бело-синий кафель и фарфоровый умывальник с изящным носиком крана, после чего двинулся дальше по коридору. Потолок становился все ниже, и вскоре Дэн уперся в стену. Отсюда налево вел еще один узкий коридор. Тут он обнаружил спальню или то, что от нее осталось, — большой остов кровати с провалившимся матрацем. Как и внизу, на стенах все еще кое-где висели рамки, перекосившись и едва удерживаясь на истлевших шнурках. Фотографий в них не было.

Дэн вернулся обратно по коридору и повернул налево, в последнюю комнату. Пол скрипнул под его весом. Последняя дверь была маленькой, не соответствуя даже среднему росту взрослого человека. Дэну пришлось пригнуться, чтобы войти. Луч его фонарика, подобно светляку, заплясал по комнате, осветив две двухъярусные кровати и детский столик, разрисованный пожарными машинами и бейсбольными мячами. Дэн совершенно неподвижно стоял в центре этой комнаты под крышей. Потолок понижался и смыкался с полом, подобно крыше хлева. Из-за сундуков, кроватей и прочего оставшегося здесь хлама комната казалась невыносимо тесной.

Он подошел к грязному окну между кроватями и посмотрел на соседний дом. Дома стояли так близко, что увидеть, кроме стены, было, собственно, нечего. Он со вздохом отвернулся и пошел к двери. Этот дом оказался холостым выстрелом. Если только остальным не удалось обнаружить что-то внизу, он представлял собой пустой корпус машины времени, лишенной фотографий, писем и вообще какой-либо информации о его обитателях.

Дэн ругнулся, зацепившись ногой за плетеный коврик. С трудом удержавшись на ногах, он обнаружил, что коврик сдвинулся, открыв выкрашенный участок в остальном потертого пола. Дэн наклонился, ощущая, как учащенно забилось его сердце, и провел пальцами по блестящей поверхности.

Коврик хорошо сохранил этот участок и фигуру, изображенную в его центре. Чья-то маленькая старательная рука нарисовала здесь очертания мальчика. Мальчика, которого Дэн узнал по полосатому свитеру. Ощутив под пальцами что-то холодное, он прищурился и в тусклом свете разглядел крохотную защелку.

Дэн потянул за крючок и обнаружил небольшое четырехугольное отверстие. Из темноты столбом поднялась пыль. Закашлявшись, он посветил телефоном внутрь и увидел маленький тайник, в который поместилась лишь обернутая тканью жестянка размером с коробку для обуви. «Возможно, когда-то в ней находились леденцы», — рассеянно подумал Дэн. Он осторожно приоткрыл крышку с прекрасно сохранившимся на ней рисунком — яркими и блестящими полосами. Внутри лежал детский дневник, мешочек со стеклянными шариками, несколько игральных карт, фантики от жевательных резинок…

Еще здесь была перетянутая шнурком пачка старых фотографий. Судя по самому верхнему снимку, на котором мальчик в цирковом костюме запихивал себе в горло шпагу, Дэн не был уверен, что ему хочется видеть остальные. Но любопытство одержало верх, и он дрожащими пальцами развязал шнурок.

Кто бы ни собрал эти фотографии, его явно привлекала всевозможная жуть. Тут была женщина, уже отметавшая кинжалы и топоры в своего партнера по номеру, девушка, удерживающая на теле множество зажженных факелов, а затем, ближе к концу, самая жуткая композиция, которую он когда-либо видел, — странного вида предсказательница будущего и клоун.

Возвращение в Приют

Изображение ребенка в полосатой одежде/Заброшенная комната с рамой на стене

© Cara Petrus/Anan Kaewkhammul/Shutterstock.com

Возвращение в Приют

Ребенок, глотающий шпагу

© chippix/Shutterstock.com

Возвращение в Приют

Мужчина и женщина-метатель топоров и ножей

© Everett Collection /Shutterstock.com

Возвращение в Приют

Мужчина-эквилибрист с зажженными факелами

© chippix/Shutterstock.com

Возвращение в Приют

Клоун и женщина-артистка

© chippix/Shutterstock.com

Дэн, дрожа, вернул фотографии на место и поставил коробку на пол, оставив себе дневник. Его не удивляло, что именно он его нашел. Он как будто звал его, зная, что тот за ним придет.

Дэн осторожно подул на тетрадь, наблюдая за тем, как, мерцая, поднялась в воздух тонкая пленка пыли. Внутренняя часть обложки тетради сильно вытерлась, но он безо всякого труда смог прочесть надпись огромными красными буквами:

«ДНЕВНИК ДЭННИ КРОУФОРДА! ЧИТАТЬ ЗАПРЕЩЕНО!»

Возвращение в Приют

Надпись на дневнике Дэнни/Раскрытая старая книга

© Faceout/spaxiax/Getty Images


Глава 18 | Возвращение в Приют | Глава 20