home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 26

Этот звук пронзил его насквозь. Глухой стук, напоминающий падение куска мяса на кафельный пол. Дэн пожалел, что он не отвел глаза. Еще сильнее он жалел о том, что не попытался это предотвратить.

— Вам здесь не место.

Дэн резко обернулся от сцены проводимой над Микой лоботомии и увидел фигуру в красном плаще, которая подошла к ним сзади. Все молчали. Дэн похолодел от ужаса, утратив способность не только говорить, но даже дышать.

Фигура подняла руку и стащила маску, обнаружив хорошенькое, хотя и встревоженное личико. Прошла секунда, прежде чем Дэн сумел ее узнать.

— Лара! — Эбби едва не осела на землю, внезапно ослабев от облегчения. — Погоди! Ты одна из этих монстров?

— Была. С меня довольно. Я не могу от них уйти, но… Я никогда не думала, что они сделают это с одним из нас. С Микой. — Ее губы дрожали, а в глазах стояли слезы. Затем она моргнула, и испуг на ее лице уступил место решимости. — Вам нельзя здесь оставаться. Если они вас найдут… Лучше об этом не думать. Идите за мной, хорошо? Эта сторона дома практически пуста. Нас никто не заметит.

— Что это за место? — спросил Дэн, которому расхотелось входить в дом. Он увидел довольно.

— Здесь живет профессор Рейес. Она унаследовала этот дом от главврача Кроуфорда. Она называет его отцом, но я сомневаюсь, что они действительно родственники. Он оставил ей его по завещанию. — Лара повела их в обход дома, пригибаясь под каждым окном. — А теперь уходите, вы меня поняли? Вас ни в коем случае не должны увидеть.

— Но куда нам идти? — прошептал Джордан. — Ты здесь, Кэл — псих, а Мика… Нам некуда идти.

— Где-нибудь спрячьтесь. Студенческий совет никогда не закрывается… Спрячьтесь в каком-нибудь коридоре и попытайтесь ни с кем не встретиться по пути. Держите телефоны включенными. Если они узнают, где вы находитесь, я пришлю сообщение.

— Лара… — Эбби быстро подошла к ней и схватила за запястье. — Почему ты это делаешь? Если они узнают, они и с тобой расправятся.

— Сейчас это меня не волнует. Это не то, что я… Я не хочу быть одной из них… — Лара продолжала быстро идти через темный двор, остановившись только за деревьями, отделяющими особняк от соседского участка. — Я думала, что это только ради успеваемости, ради нужных связей! Они сказали, что смогут разместить мои произведения в любой нью-йоркской галерее, на которую я укажу. Или, если я передумаю заниматься искусством, смогу поступить в медицинскую школу. Ха. — Она замерла, озираясь, чтобы убедиться, что за ними никто не следит. — Берегите себя. Я свяжусь с вами, когда смогу. Найдите способ покинуть кампус. Садитесь на автобус, на самолет… Главное — уезжайте.

— Подожди, — резко перебил ее Дэн. — У меня еще остались вопросы…

— Не сейчас. Они наверняка уже меня ищут. — Она вздохнула и снова накинула капюшон плаща. — Позвони мне завтра. Я отвечу на все твои вопросы.

— Дэн, отпусти ее. Я не хочу, чтобы с ней что-то случилось. — Эбби тянула его за руку, пока ей не удалось затащить его за деревья. — Лара, будь осторожна.

— Вы тоже.

С этими словами она красной тенью метнулась через темный двор.

Они осторожно пробирались по улицам, а затем по территории кампуса, подолгу выжидая в тени возле зданий и деревьев и стремясь улучить момент, чтобы стремительно и незаметно преодолеть очередной открытый участок. Учитывая позднее время, это далось им относительно легко.

Уже окончательно выбившись из сил, они подошли к Уилферду. По тускло освещенным залам они прошли через все здание и наконец обнаружили коридор у задней двери, где обычно выгружались продукты и вода. Не произнося ни слова, они обессиленно сползли на пол, опершись спинами о стену, и замерли в глубоком молчании.

Едва теплящаяся у них над головами галогеновая лампа время от времени мигала и жужжала. Торговые автоматы в соседнем зале издавали похожий, но непрерывный гул.

— Я хочу еще раз все обдумать, — пробормотал Дэн, извлекая из-за пазухи дневник и пачку листов с заметками.

— Мы не можем спокойно посидеть хотя бы десять минут? — проворчал Джордан.

— Я просто должен… Я не знаю… Осмыслить? Мы только что видели… И все эти люди там. Что здесь, вообще, происходит?

— Дэн был прав, — прошептала Эбби, стягивая варежки и обессиленно роняя руки на колени. — Это все гораздо глубже, чем мы думали.

— Но я не понимаю, какого черта людям вообще примыкать к такой компании? — спросил Джордан.

Откинув голову, он оперся затылком о стену и закрыл глаза.

— Ты же слышал, что сказала Лара, — связи, престиж. Мика упоминал, что его дядя тоже здесь учился — и наверняка тоже был Алым. И я не хочу сказать, что это было бы хуже, но если бы они не подправили биографию Мики, он мог бы до сих пор находиться в колонии. — Дэн потер глаза. Он не имел права заснуть. Только не сейчас. — Отец Кэла был деканом. Скорее всего, это семейная традиция.

— Брат Лары окончил этот колледж. Видимо, он тоже был одним из них.

— Я предполагаю, что это тайное общество ничем не отличалось от других, пока в него не запустил когти главврач. Я уверен, что члены общества даже не догадываются обо всем, что они сделали исключительно ради его выгоды. И что бы он ни пытался здесь делать, похоже, его дело продолжает профессор Рейес. Интересно, что она имела в виду, когда сказала, что «вплотную подошла к ответу». К ответу на какой вопрос?

— Что я хотел бы знать, так это то, есть ли у тайного общества свои люди в полиции Кэмфорда, — пробормотал Джордан.

Об этом Дэну и думать не хотелось.

— Ты успел найти какие-нибудь совпадения между именами с доски в подвале и списком выпускников, прежде чем вырубились компьютеры? — спросил он.

— Не-а.

— У меня все еще есть вот что, — напомнила ему Эбби, показывая четырехугольники свернутых газет. — Забыл? Это то, что выпало из рюкзака Кэла на ярмарке.

В груди Дэна вспыхнула искра надежды, и этого оказалось достаточно, чтобы он внезапно проснулся, стряхнув с себя дремоту.

— Давай на них взглянем.

— Смотрите на что хотите, — пробормотал Джордан, — а я вздремну.

— Мы можем отдыхать по очереди. — Эбби разгладила копии газет из архива на полу между собой и Дэном. — Я включу будильник…

— Что случилось? — спросил Дэн, услышав озабоченность в ее голосе.

Он поднял голову и увидел, что она хмурится, глядя на экран своего телефона.

— У меня почти разрядился телефон. А у тебя?

Дэн вытащил телефон из кармана и поморщился.

— То же самое. Проклятье. Моя зарядка в комнате Мики, но попасть туда мы не можем. Хотя… Джордан мог бы открыть замок.

Эти слова заставили Джордана вздрогнуть и проснуться.

— Нет. Дэн, и не мечтай. Ты издеваешься надо мной, что ли? Я не вернусь в это общежитие и под страхом смертной казни. Я не хочу, чтобы моя судьба послужила сюжетом следующего эпизода «полностью вымышленного» «Закона и порядка».

— В таком случае, как нам принять звонок Лары? У тебя телефон заряжен?

Джордан взглянул на покоящийся у него на животе айфон.

— Наполовину. Если я выключу его до утра, то сохраню заряд.

— Я отошлю Ларе твой номер, — сказала Эбби. — Во всяком случае, так она сможет нас найти.

— Договорились. Разбудите меня, когда наступит моя очередь нести вахту, — снова проваливаясь в сон, пробормотал Джордан.

Дэн склонился над газетами, скользя пальцами по заголовкам новостей и редакционных статей. По большей части все это была полная чепуха — новости спорта и объявления о ближайших танцах или спектаклях. У него все расплывалось перед глазами. Неожиданно навалилась грусть, завладев им до такой степени, что даже не удавалось унять дрожь в руках. Тут на его пальцы легла ладонь Эбби, подбадривая и утешая его, согревая своим уверенным теплом.

Джордан, засыпая, еле слышно повторял какие-то последовательности цифр, хотя все слова сливались в бессмысленное монотонное бормотание.

— Прости, Дэн. Я знаю, что он тебе нравился.

— Наверное, его превратили в овощ, — с горечью произнес он. — Просто… в пустое место. И это в том случае, если он выживет. Он был хорошим парнем… я думаю. Кем бы он ни был раньше, он все же пытался нам помочь.

— Возможно, он пытался загладить свою вину? Искупить преступление? — предположила Эбби. — Как ты думаешь, что произошло бы, если бы мы за него вступились? — Она осторожно потерла его пальцы. — Скорее всего, они бы поймали и нас, и что тогда? Сейчас мы были бы в точности такими, как он. Я знаю, что это очень тяжело, но ты должен рассуждать обо всем логически.

— Ха. Это забавно.

— Что забавно?

— То, что художница советует мне рассуждать логически. Но ты права… Я с тобой согласен. Дело не в этом. Дело в том, что мы не сделали ничего, чтобы это предотвратить. — Дэн вздохнул, снова фокусируя взгляд на газетах. — Мне кажется, это тянется еще с лета, когда мы только приехали в Бруклин. С нами что-то все время происходит, и мы ничего не можем с этим поделать.

— Мы можем, и мы сделаем — заверила его Эбби. — Эта история еще не закончилась.

Дэн кивнул, сглотнув тугой ком утраты, застрявший у него в горле. Он ненавидел это ощущение, как будто его вот-вот стошнит, или он разрыдается, или то и другое одновременно. Он перелистнул газетную страницу и увидел статью о женском клубе, организовавшем благотворительное мероприятие для сбора средств на лечение кого-то из профессоров. Дэн уже хотел перейти к следующей странице, как вдруг ладонь Эбби припечатала лист бумаги обратно к полу.

Возвращение в Приют

Женщины, стоящие в дверном проеме

© Alfred Eisenstaedt/Getty Images

— Вот эта девушка, — произнесла она, указывая на групповой снимок улыбающихся членов клуба. — Она никого тебе не напоминает?

Дэн прищурился, всматриваясь в сложенные на груди руки и скрещенные ноги девушки, которую явно не радовало то, что ее фотографируют. Она была на снимке крайней слева и только что не хмурилась. Тогда она была стройнее и носила другую прическу, но ее черты не изменились.

— Профессор Рейес, — произнес Дэн и пожал плечами, не понимая значимости этого снимка. — Ну, состояла она в женском клубе, и что из этого?

Эбби кусала нижнюю губу и хмурила брови, сосредоточенно глядя на снимок и о чем-то напряженно размышляя.

— Что? — не вытерпел Дэн. — Что это, по-твоему, означает?

— Просто какое-то чувство. То есть… Мы знаем, что главврач контролировал Гарри Картрайта, и мы знаем, что он имел отношение к исчезновениям женщин в городе. Помнишь то письмо, которое мы нашли в его доме? Письмо Кэролайн. Она была одной из Алых, ей это было ненавистно, и она хотела уйти…

Кэролайн. — Глаза Дэна округлились от внезапно вспыхнувшего интереса. — Ты думаешь, наш профессор и есть Кэролайн Мартин?

Он пробежал глазами набранную крохотным шрифтом подпись под фотографией. Вот оно — там черным по белому значилось: первая слева — К. Мартин.

— Должно быть, Рейес — это ее имя по мужу, — предположила Эбби. — Или, возможно, она выбрала для себя это имя после того, как главврач промыл ей мозги. Может быть, он сам ей его выбрал. Ведь это вполне возможно, как ты думаешь? Если она поняла, что делает главврач с Алыми, и захотела уйти, он бы пошел на всё, лишь бы не позволить ей распространяться об этом.

— Значит, он закрыл рот Кэролайн, превратив ее в одну из своих подопытных, и теперь она делает это со своими собственными последователями, — кивнул Дэн. — А другие женщины… Их исчезновение… тоже могло объясняться их намерением его разоблачить.

— Совсем как в случае с Микой… — грустно произнесла Эбби. — И с Ларой тоже, если они узнают, что она нам помогает.

— Это какой-то замкнутый круг. Профессор Рейес просто выполняет то, на что ее запрограммировал главврач.

— Об этом невыносимо даже думать. — Она коснулась имени профессора под фотографией клуба. — Ты и в самом деле считаешь, что он ее загипнотизировал? Никогда бы не подумала, что это может действовать так долго. Может, ее можно… как бы это сказать… разгипнотизировать, что ли? Ведь главврач сделал с ней это лет тридцать назад.

— И это означает, что Алые на самом деле ее рабы или что-нибудь в этом роде и даже не догадываются об этом, — медленно произнес Дэн. Теперь, когда ему стал ясен истинный масштаб работы главврача, все факты неожиданным и ужасным образом встали на свои места. — Что, если Кэлу полностью промыли мозги? А твоя тетя Люси? Я хочу сказать, что сейчас она стала совсем другой. И Феликс… Возможно, это сделали и с ним!

Услышав это, Эбби резко выпрямилась и посмотрела на него.

— Феликс? Но он дал тебе адреса, чтобы ты во всем этом разобрался…

— Это означает, что он все еще изо всех сил сопротивляется. Этим летом он временами был самим собой, а потом снова превращался в Скульптора. Так что, возможно, в его случае промывка мозгов удалась не до конца. Может быть, профессор Рейес не обладает искусством главврача. Она пользуется его камнем и, вероятно, посвящена в рецептуру препарата, но его записи хранились в подвале братства. Может быть, она так их и не увидела…

Крохотная искорка надежды слабо затеплилась у него в груди.

— Это означает, что, возможно, процесс обратим! — воскликнула Эбби.

Дэн вспомнил о своей встрече с Модиром, или с его привидением, или о видении главврача Кроуфорда, или… одним словом, что бы это ни было…

Переделать то, что уже свершилось, не удастся никому, но аннулировать вполне возможно. Нелегко, но возможно.

«Если последствия действий главврача можно аннулировать, то механизм разблокировки, о котором говорил Модир, спрятан где-то в этих дневниках», — размышлял Дэн. Он кивнул и с мрачной решимостью закрыл газету.

— Я надеюсь, что его можно обратить вспять, — вслух произнес он. — Ведь, как только мы поможем остальным, мы сделаем все необходимое, чтобы аннулировать его результаты и в моем случае.

— Погоди, ты думаешь…

— Да, я думаю. И я готов снова заполучить свой мозг в свое собственное распоряжение.

Возвращение в Приют

Деревянная скульптура человека

© RicoK/Shutterstock.com


Глава 25 | Возвращение в Приют | Глава 27