home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 33

Когда Дэн проснулся, у него кружилась голова. Мир вокруг качался, и он не сразу вспомнил кладбище, профессора, шприц…

Он попытался сесть, но в висках стучало с такой силой, что его едва не стошнило. Язык распух, а во рту пересохло. Он медленно приоткрыл глаза. Даже в своем нынешнем состоянии Дэн узнал пыльные полки и запах трухи. Шкафчики картотеки… Огромный деревянный письменный стол… Он снова очутился в кабинете главврача.

Возвращение в Приют

Заброшенный кабинет/письменный стол/Очки/Крючок

© carl ballou/Shutterstock.com/Peter Zijlstra/Shutterstock.com/igor gratzer/Shutterstock.com

Бруклин.

Он был уверен, что его связали, но оказалось, что на этот раз его ничто не удерживает. Кто-то усадил его на старый офисный стул главврача. Когда он встал, его мышцы вскрикнули от боли, как будто его долго и безжалостно избивали. Все поверхности были уставлены красными свечами в форме черепа. Красный воск пузырился в блюдцах и стекал по шкафчикам, застывая на их дверцах. Бруклин был закрыт для студентов, но профессор Рейес все еще использовала его во время семинаров для старшекурсников психологического факультета.

— Отлично, ты снова проснулся.

Она открыла застекленную дверь кабинета главврача и вошла, оставив дверь открытой. Ее строгий черный костюм исчез, сменившись алым балахоном.

— Снова? — прохрипел Дэн, касаясь горла, которое как будто жгло огнем.

— М-м-хм. Мы разбудили тебя на несколько секунд только для того, чтобы убедиться, что все идет по плану.

Она улыбнулась ему, демонстрируя широкую щель между двумя передними зубами.

— Хорошая новость! Гипноз сработал.

Адреналин волной ужаса стремительно распространился по всему его телу. Он коснулся носа, а затем лба.

— Вы не…

— О нет. Пока нет. — Она кивнула на поднос с медицинскими инструментами на столе перед ним. Он узнал вчерашнее долото. — Это мы сделаем позже.

— Почему позже? — Дэн должен был ее отвлечь. Возможно, ему удалось бы воспользоваться ее рассеянным вниманием и схватить долото. Она не была крупной. Вполне вероятно, ему удалось бы с ней справиться. — Чего ждать?

— Потому что результат может быть… непредсказуем, а ты располагаешь информацией, которая нужна мне сейчас. После операции твой мозг может превратиться в липкую и бесполезную жижу. — Она усмехнулась и показала на стул, с которого он только что поднялся. — Присядь, Дэниел, чтобы мы могли поговорить как взрослые и цивилизованные люди.

— И не подумаю, — ответил он, собрав остатки сил, для того чтобы схватить долото и броситься на нее.

Он уже почти его схватил, когда она произнесла:

— Ты не прикоснешься к нему, Дэниел.

Ему показалось, что он вонзил долото в свой собственный череп. Его голову и позвоночник прострелила невыносимая боль, которая отступила, только когда он сделал то, что ему было велено. Он не мог двигаться, не мог заставить собственное тело подчиняться своим мыслям и приказам.

— А теперь, может, ты все-таки присядешь? — спокойно спросила она.

Досадливо вздохнув, профессор Рейес опустилась в кресло за столом.

— Что вы со мной сделали?

— То, что я делаю со всеми, кто не умеет вести себя прилично и не поддается контролю. А теперь сядь.

Она подняла голову и откинула капюшон своего балахона, после чего спокойно стянула с себя волосы. Дэн понял, что это был парик. Ее собственные волосы так и не отросли вокруг шрамов, оставшихся после лоботомии.

Не зная, что еще предпринять, Дэн сел, задержав взгляд на подносе с инструментами.

— Ты ничего не сможешь мне сделать, — небрежно заметила она. — Теперь я полностью тобой управляю.

Мозг Дэна лихорадочно работал в поисках выхода. Он должен был найти способ вернуть себе контроль над собственным разумом.

— Вам незачем это делать. Вы можете меня отпустить. — Ему показалось, что она его не слушает. Дэн заторопился. — Ты не должна ни в чем себя винить, Кэролайн. Он захватил власть над всем вокруг: над братством, над Алыми, потом над тобой и колледжем. У тебя не было ни одного шанса. Он похитил тебя и превратил в одну из своих марионеток. Ты здесь жертва, а не злодей.

Кэролайн колебалась, и ее нижняя губа подрагивала. Затем она расхохоталась. Расхохоталась так сильно и громко, что маленький фонтанчик слюны вылетел из ее рта и попал на красный балахон.

— Отличная попытка. Очень проникновенная речь. Вот только боюсь, Дэниел, что ты ошибаешься. Я не жертва. Я совершенно определенно злодей. Мне мало что пришлось выбирать в своей жизни, но в данном случае это мой собственный выбор: я действительно злодей. — Она слегка повернулась на стуле и окликнула кого-то за приоткрытой дверью: — Можешь теперь их сюда ввезти.

Это было до боли знакомое зрелище — Эбби и Джордан, пристегнутые к каталкам. Исполнив задачу, Кэл, по очереди вкативший их в кабинет, встал сбоку от двери и с презрительной усмешкой уставился на Дэна.

— Теперь твои друзья ведут себя гораздо лучше, ты не находишь? Они гораздо более покорные.

Эбби и Джордан были в сознании. Они напрягали руки и ноги, натягивая удерживающие их на каталках ремни. Дэн в отчаянии наблюдал за Кэлом, пока тот складывал ножки и колеса каталок и ставил их вертикально, оперев о стену.

Теперь они оба смотрели прямо на него. При виде Дэна оба вскрикнули.

— Почему вы их не загипнотизировали? — пробормотал Дэн.

— Что наводит тебя на такую мысль? — профессор Рейес встала и подошла к Джордану, смерив его взглядом, в котором отчетливо читалось безразличие. — Вообще-то, я этого не делала. Это сделал наш друг Скульптор. Или Феликс? Или Скульптор?

Она захохотала — загоготала — и Дэн вскочил со стула только для того, чтобы испытать ту же жуткую жгучую боль в голове.

— Кошмарные сновидения… голоса… Вы действительно не догадывались? — Профессор Рейес игриво и укоризненно зацокала языком. — Вы остались в операционной в его полном распоряжении. Вполне естественно, что, располагая моими знаниями, он решил немного порезвиться. Однако он не слишком искусен и не сумел удержать вас под контролем. Но для меня это не проблема.

— Оставьте их в покое, — попросил Дэн, держась за край письменного стола главврача. От сотен свечей в кабинете стояла удушающая жара. Потный и обессиленный, он снова упал на стул. — Вы сказали, что вам нужна информация. Отлично. Я вам ее дам.

Профессор Рейес кивнула Кэлу, который послушно подошел к столу и взял долото и молоток. Затем он снова встал рядом с Джорданом. Дэн ощутил, как от ужаса его тело покрывается гусиной кожей.

— Я уверен, что вам нужны записи, — произнес Дэн, пытаясь отвлечь ее внимание от Джордана. — Я не знаю, где они.

— Но ты их прочитал, — возразила она, показав ему зубы.

Назвать улыбкой это было невозможно.

— Да, я их прочитал.

— Я так рассчитывала на то, что ты это сделаешь. Готова побиться об заклад, ты считал себя таким умным, вычислив все эти координаты и собрав крошки, которые я для вас разложила. Эти записи тоже ожидали твоего появления, к тому же ты, будучи одной с ним крови… Я знала, что ты поймешь их гораздо лучше, чем это когда-либо смогла бы сделать я. Одной детали всегда недоставало. Ты ведь видишь его, правда? Во снах, в реальной жизни… Ты видишь главврача. Дэниел, ты можешь видеть то, чего не могут видеть другие. Вот почему это должен был сделать ты. Не могла же я откопать Модира и лично его допросить, как ты считаешь?

На этих словах ее рот злобно перекосился и Кэролайн рванула цепочку у себя на шее. Камень остался у нее в руке. Наклонившись над столом, она начала покачивать им перед Дэном, как маятником, взад и вперед. Он не мог сопротивляться желанию на него смотреть. Ему захотелось смотреть на него бесконечно, никогда не отводя глаз.

— Феликс привел тебя прямо к нему. Нет, это я привела тебя прямо к нему. Ярмарка, фотографии… Я знала, что, если мне удастся пробудить нужные воспоминания, ты дашь мне ответ. Именно Модир дал тебе пароль. Так просто, так неправдоподобно просто. Почему я сразу об этом не подумала? Ты его нашел, верно? Ты знаешь слово, которое сводит на нет, аннулирует все его программирование, всю его работу…

Она подняла руку над столом и с силой ударила по нему ладонью. Дрожа всем телом, Дэн откинулся на спинку стула.

— Я не знаю, что вы имеете в виду…

И это было правдой. Она была права относительно того, что Модир намекнул на существование какого-то переключателя, но он так его и не назвал…

— Приступай, — прорычала она, и Дэн увидел, как Кэл поднял долото и поместил его над глазом Джордана.

Он в ужасе осознавал, что не в силах им помешать.

— Эй! — Джордан поморщился, но тут же замер. — Не надо… Не надо этого делать. Дэн скажет вам слово! Конечно, скажет! Верно, Дэн? Ты ведь все им скажешь?

По лбу Джордана катились крупные капли пота, а его испуганный голос сорвался на фальцет.

Дэн медленно покачал головой. Он не знал никакого слова. Почему он его не знал?

Думай Думай

— Остановитесь! Я вам все скажу.

Дэн произнес это только для того, чтобы выиграть время. Он не мог сосредоточиться, не мог думать. Он не знал, что она хочет услышать. Он пытался представить себе брошюру и записи, но чем сильнее он напрягался, тем больше расплывались слова.

— Скажи мне это слово! — пронзительно визжала Кэролайн. Красный камень все быстрее мелькал перед его глазами. Он был похож на звезду, красную, горящую, раскалывающую его череп… И вот уже ее слова исходят как будто из его собственной головы. — Скажи мне пароль, Дэниел Кроуфорд, скажи мне его, и я снова обрету контроль над самой собой. Я буду свободна. Вы все… да пропадите вы пропадом. Главное, что я буду свободна. Скажи мне.

Боковым зрением он увидел, что Кэл занес молоток над долотом. Он собирался по нему ударить.

— Я знаю его! — закричал Дэн. — Оставь-его-я-знаю-пароль!

Эбби пронзительно кричала, тщетно пытаясь разорвать путы, спеленывающие ее, как мумию.

Почему он его не знал? Почему он не мог им помочь?

Да ну? — Профессор Рейес ухмыльнулась ему из-за раскачивающегося камня. — Может быть, мы выбрали неверную тактику. Может быть, ты похож на него больше, чем я догадываюсь, и тебе нужна другая мотивация. — Она перевела взгляд на стол и на поднос с инструментами. — Возьми скальпель, Дэниел, и поднеси его к своей шее.

Ему казалось, что его мозг и тело существуют в разных реальностях, отдельно друг от друга, как две разные сущности. Он не контролировал ни руку, ни пальцы, которые протянулись и сомкнулись вокруг рукояти ножа.

— Вот хороший мальчик.

Дэн смотрел, как неумолимо приближается к нему лезвие, пока его холодное острие не коснулось его шеи. Его рот открылся в молчаливом беспомощном вопле ужаса.

— Тебе нет дела до твоих друзей. Угроза их жизни тебя не трогает. Тебе есть дело только до себя самого… Ты в точности такой же, как он. — Она понизила голос до ровного, лишенного всяких эмоций шепота. — А теперь скажи мне слово, которое меня освободит, или тебе придется вонзить этот нож в собственную шею.

Его глаза метнулись в сторону Эбби и Джордана. Они не мигая смотрели на него. Эбби что-то лихорадочно шептала, но он не мог понять ни слова. По ее щекам струились слезы. Дэн снова представил себе брошюру, но тщетно. Там ничего не было.

— Он его не записал, — путаясь в словах и заикаясь, выпалил Дэн. — Он его не… Я знаю, что там ничего не было… Я бы запомнил. Он его не записал. Клянусь! Я клянусь, что он этого не сделал. О господи, не заставляй меня это делать…

Всего одно слово, один слог. Он его услышал и должен был повиноваться. Внушение профессора было слишком сильным, и Дэн был в полной ее власти.

— Проснись, Дэниел, и режь.

Сначала он почти ничего не ощутил. Нож врезался в его кожу, когда он начал медленно, медленно водить им по своему горлу. Затем он ощутил теплую жидкость на пальцах и комната качнулась. Теперь он не мог винить ни Мику, ни Лару, ни даже Кэла — под совокупным воздействием препаратов и гипноза он и сам сделал бы все, что приказала бы ему Кэролайн. Он пытался ей сопротивляться, но его мозг был абсолютно пуст, а его конечности, видимо, принадлежали кому-то другому.

— Немного страха, чтобы подстегнуть твою память, — в бешенстве шептала Кэролайн. — А если ты не сможешь вспомнить… Ну что ж, тогда…

Кровь струилась все сильнее, но он не мог ее остановить и не знал, как ответить. Поэтому она просто будет продолжать из него литься.

Тут он услышал, как что-то пронзило белую пелену его сознания. Это была вспышка цвета и вдохновения. И как только он ее услышал, он снова обрел способность мыслить. Он был свободен.

— Санктум! — визжала Эбби, а затем снова и снова, все громче и все с большей убежденностью. — Санктум! Пароль — санктум!

Кэролайн покачнулась, быстро моргая, прежде чем остановить взгляд на Дэне. Бессмысленное выражение ее лица стремительно сменилось презрительной ухмылкой. Она направилась к нему, бормоча:

— Это он! Пароль! Да еще и такой простой! Я чувствую себя полной идиоткой. Но это все, что мне было от тебя нужно, — подергивающимися, как от нервного тика, губами шептала она. — Ты мне больше не нужен. Теперь я могу затоптать последнее отродье этого монстра!

Он увидел, как Кэл выронил долото, с громким стуком упавшее на пол. Профессор бросилась на Дэна и, схватив его за горло, начала сдавливать. Перед глазами Дэна заплясали темные точки. Повернув скальпель в руке, он собрал остатки сил и вонзил его в спину профессора.

Цепляясь за него скрюченными пальцами, она развернулась и упала на стол в попытке дотянуться до торчащего из ее спины ножа. Красный камень выпал из ее руки и покатился по бумагам, которыми был завален стол профессора. Дэн его схватил и, не обращая внимания на дрожь в руках и залившую их кровь, перемахнул через стол. Он подбежал к Эбби и начал срывать путы, удерживающие ее на каталке. Кэл уже возился с ремнями на каталке Джордана.

Тяжело дыша, Дэн покосился на Кэла, который согнулся пополам и тряс головой, как будто его оглушили ударом в челюсть.

— Я тебя убью! — визжала Кэролайн, продолжая барахтаться на столе в тщетных попытках избавиться от ножа в спине.

Свечи посыпались на пол и раскатились в разные стороны. Некоторые потухли, пламя с других перекинулось на сброшенные на пол документы и книги.

— Я вас всех убью!

Дэн рванул последнюю пряжку, пристегивавшую к каталке голову Эбби. Освободившись от пут, она покачнулась, но Дэн успел ее подхватить.

— Нам надо отсюда бежать, — закричал Джордан, хватая Дэна за рукав и таща его к выходу. — Немедленно!

Джордан бросился к двери, Дэн и Эбби, не отставая, последовали за ним. Но перед дверью стоял Кэл. Его красивое лицо осунулось, и он выглядел совершенно измученным, глядя на друзей потухшими глазами. Дэн не хотел с ним драться, но он знал, что уже не остановится, потому что пламя быстро распространялось, охватывая весь кабинет и превращая его в топку.

— Бегите, — произнес Кэл, выталкивая Джордана за дверь. — Убирайтесь отсюда, бегите!

Эбби и Джордан вывалились в коридор, но Дэн резко остановился сразу за дверью.

— Ты можешь уйти с нами, — задыхаясь, произнес он, обернувшись к Кэлу.

В кабинете уже ревело пламя, старые пыльные книги и документы вспыхивали, как спички. Огонь неумолимо подбирался к двери.

— Нет, — с грустной улыбкой ответил Кэл. — Она не должна отсюда выбраться. Она должна исчезнуть вместе с этим зданием. Забирай своих друзей и уходи. Дай мне совершить хоть один достойный поступок. — Он отвернулся и уже через плечо пробормотал: — И поблагодари от моего имени свою девушку.

— Дэн! Пойдем!

Эбби тянула его за воротник, увлекая за собой и Джорданом.

Он так хорошо помнил этот коридор, как будто только вчера побывал в чреве Бруклина. Запах гари и дыма наполнил пространство, а жар бушующего пожара настигал их даже в конце коридора. Когда они добежали до вестибюля, Дэн, оглянувшись, увидел, что огонь уже вырвался за дверь и начал захватывать коридор.

Добежав до двери, они обнаружили, что она заперта. Джордан не стал возиться с замком, а таранил преграду плечом, пока она не поддалась и они не выскочили в прохладную атмосферу заброшенного общежития.

— К задней двери, — скомандовал Джордан, снова переходя на бег. Дэн слышал за спиной потрескивание распространяющегося по приюту пожара. — Не нужно, чтобы кто-то увидел, как мы отсюда выходим.

Повернув за угол, они бросились к задней двери Бруклина, возле которой Дэн заметил красный рубильник пожарной сигнализации. Прохладный вечерний воздух ринулся в здание, как только Эбби и Джордан распахнули дверь. В ту же секунду Дэн рванул красную ручку, и пустые коридоры мгновенно заполнились пронзительным воем.

Снаружи уже сгущались сумерки. Фиолетово-оранжевая мгла уже коснулась верхушек деревьев. Дэн сделал несколько шагов и обернулся, пытаясь перевести дыхание.

Откуда-то издалека донеслось глухое утробное урчание. Раздался оглушительный треск, и все здание Бруклина осело. Фундамент начал крошиться. Теперь Бруклин был обречен.


Глава 32 | Возвращение в Приют | Глава 34