home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Белка

– Ну, ты даешь, – недовольно сказал Алекс, когда они вышли на порог школы. – Разве можно так… неосторожно?

Остальные ученики быстро разбежались на все четыре стороны света, а Тимпов и Маршал решили подождать близнецов Урков.

– Мне было необходимо поговорить с тобой, – Соня слегка покраснела.

Алекс кивнул и тоже смутился: ему было приятно, что Соня решила поделиться своими переживаниями именно с ним.

– Ты правда видела оборотня? – голос Алекса дрогнул от любопытства.

– Правда, – шепотом ответила Соня. – Вчера в лесу.

Близнецы вприпрыжку выскочили из дверей школы. Вилли краем уха услышав слово «оборотень», потребовал немедленно все рассказать с самого начала.

Соня вздохнула, собираясь с мыслями и, вновь переживая вчерашнее, рассказала о самом страшном дне в своей жизни.

– Я бы умер от страха, – признался Ник, глядя на девочку широко открытыми глазами.

– А ты не заметила, кто это был, ну… до превращения? – спросил Вилли.

– Нет. Было уже темно и мне тогда было не до…

– Разглядывания, – быстро подсказал Ник.

– Да, – согласилась девочка. – А когда его осветила луна, то это уже был не человек.

– Соня, не надо, – приказал Алекс.

– Что, испугался? – ехидно осведомился Вилли.

– Заткнись ты, – рявкнул Тимпов. – Просто я не хочу, чтобы она лишний раз вспоминала…

Лицо Алекса залила краска. Вилли, ухмыльнувшись, кивнул головой и больше не обвинял Алекса в трусости.

– Как бы на Термоса не нарваться, – тревожно осмотрелся Ник.

Перспектива общения с директором не прельщала, и дети пошли прочь по аллее постриженных кленов.

– Соня, а почему ты не проверила своего брата снадобьем Жука? – вспомнил Тимпов.

– Это как же, по-твоему, я могла это сделать? – раздраженно воскликнула Соня. – При маме подсунуть ему под нос эту гадость? «На, братик, это полезно для тебя!», «Соня, что ты даешь Рики?», «Это от насморка, мама!», «А ну дай посмотреть!» – и Соня так здорово изобразила, как ее мать нюхает снадобье, а потом чихает, что близнецы покатились со смеху.

– Извини, я не подумал, – побледнев, пробормотал Алекс. Девочка уже давно заметила, что у Тимпова не бывает пограничных состояний – только бледнеть или только краснеть.

– А эта фигня у тебя с собой? – спросил Вилли.

– Ничего себе, – удивленно присвистнул Ник и отвесил братцу подзатыльник. – Этот умник называет фигней снадобье Жука.

Через мгновение близнецы Уркинсон, сцепившись, кувыркались в придорожной пыли, вовсю мутузя друг друга. Зрелище это уже давно никто не принимал за чистую монету, потому что Урки бились чуть ли не каждый день: но стоило какому-нибудь неосторожному забияке задеть Вилли или Ника по отдельности, другой братец налетал на обидчика, как разъяренный лев. Соня не знала этого и закричала:

– Прекратите!

– Не переживай, – равнодушно сказал Алекс. – Они дерутся минуту.

Действительно, ровно через минуту, запыленные и разгоряченные, братья поднялись с земли.

– Снадобье Жука у меня в портфеле, – сообщила Соня.

– Это хорошо, – раздался за спинами ребят хрипловатый голос.

– Жук, – разом воскликнули Урки.

– Собственной персоной, – ухмыльнулся парень.

– Как ты сумел подойти, что я не услышал? – удивился Алекс.

– А ты считаешь себя самым ушастым? – удивился Жук. – Окей! Когда-нибудь я научу тебя красться тише мыши, если будешь себя хорошо вести! То есть драться, кусаться, не учить уроки и бить по баклушам своих врагов! Ну, и о чем балакали?

– Соня встретила оборотня, – поспешно выпалил Вилли.

– Даже так, – присвистнул Жук, и с тревогой посмотрел на девочку. – С тобой не соскучишься, подруга.

Перебивая один одного, ребята рассказали Жуку Сонину ночную одиссею. Девочка стояла молча и слушала так невнимательно, словно речь шла вовсе не о ней.

– Интересненько, – сказал Жук, как будто радуясь чему-то. – Оборотней в наших местах давно не видели, хотя это одно из проявлений Мисоша. Вам больше не следует в лес ходить.

– Это ты моему отцу скажи, – проговорила Соня, глядя на плывущие по небу белые облачка.

– Про-облема, – протянул Жук. – Твоего папашу нам, конечно, не переубедить…

– Даже если семья Сони носу из дому не покажет, зло Мисоша рано или поздно проникнет сквозь стены. Кому, как не тебе, Жук, знать это! – горячо отбарабанил Алекс.

– Верно, – кивнул Жук. – Однако если они будут лазить по лесу, Мисош настигнет их гораздо скорее. В этом, мистер Тимпов, можешь не сомневаться.

– Все равно мой отец будет ходить в лес и на озеро, – вздохнула Соня.

– Смотри, чтобы он не вернулся вампиром или оборотнем, – мрачно сказал Жук.

Соня представила Фила в образе оборотня и… расхохоталась.

– Ты чего? – удивился Жук.

– Так просто, – Соня хохотала и не могла остановиться: интересно, в какой лапе, левой или правой, Фил-оборотень будет держать удочку?

Глядя на нее, рассмеялись и остальные. Если Соня, побывавшая в таких передрягах, еще может задорно смеяться, то мир этот, наверное, не так уж и плох.

– Постойте-ка, – сквозь смех крикнул Алекс. – Совсем забыл. Сегодня с нами может тусоваться Белка.

– Уже поправилась? – Вилли недоверчиво сощурил глаза.

– У нее, оказывается, ангина была.

– Хорошо, – сказал Жук, поправляя волосы. – Давайте позовем ее.

Семья Тимпова жила в небольшом доме на центральной улице Ихтиандра (впрочем, от центра городка до «трущоб» было рукой подать).

Дверь ребятам открыла Мириан – мать Алекса. Маленькая собачка пролезла у нее между ногами и заливисто залаяла. Мириан прикрикнула на нее и удивленно воззрилась на пеструю компанию. С неприязнью посмотрела на Жука, имеющего, как вам известно, не самую лучшую репутацию.

– Алекс, что это значит? – она гневно повернулась к сыну.

– Подождите здесь, – смущенно шепнул Алекс ребятам и исчез в темноте коридора. Дверь за ним захлопнулась, казалось, навсегда.

Обезглавленное «Братство против нежити» осталось стоять на маленьком дворе, заасфальтированном и чистом. Одинокая клумба ютилась здесь в окружении асфальта, цветы на ней были крупные, яркие, не собирающиеся сдаваться на милость просмоленному супостату.

– Не нравится мне мамаша Тимпова, – проговорил Вилли. – Не верится, что он ее сын. Может, она усыновила его, а, Жук?

– Родителей не выбирают, – изрек Жук, дотронувшись до одного из цветков.

Его голос неуловимо изменился, какая-то струнка зазвучала более тонко и Соня подумала: «А у Жука есть родители?». Но спросить, конечно, не решилась.

Ребята довольно долго торчали перед клумбой и успели даже сосчитать цветы: семь красных, четыре желтых и четыре синих.

Наконец, Алекс появился на пороге. Он низко склонил голову, чтоб никто не увидел красных кругов у него под глазами и ребята сделали вид, что не заметили их. Вместе с ним вышла высокая девушка, русоволосая, голубоглазая, совсем не похожая на Алекса. Ее можно было бы смело назвать красавицей, если бы не надменное выражение лица.

– Моя сестра Белла, – представил Алекс. – Или Белка.

– Привет! Твоя фамилия Маршал? – быстро спросила девушка, пристально глядя на Соню.

– Да, – поспешно брякнул Вилли. – Она на Гиблом озере живет.

– Я тебя не спрашиваю, – сказала Белка строго, как учительница.

Билли мигом прикусил язык и скукожился под испепеляющим взглядом этой девушки.

– Маршал моя фамилия, – без энтузиазма подтвердила Соня.

Сестра Алекса ей не понравилась: в обществе этой холодной красавицы она чувствовала себя неуютно, в дополнение ко всему Белла говорила как-то сипло, неестественно.

– У меня горло еще не совсем прошло, – сказала Белка, словно прочитав мысли Сони. – Это ведь твоя семья поселилась на болоте? – продолжила она допрос, напоминая теперь не учительницу, а прокурора.

«Чего эта сиплая пристала?» – возмущенно подумала Соня и кивнула:

– Ну да.

– Не страшно?

– Ни капельки не страшно, – к удивлению Алекса и компании ответила Соня. – Даже интересно. Ты не хотела бы тоже пожить на болоте? – в голосе девочки, как сегодня в школе, прозвучал вызов. Белка усекла это и прикусила язычок.

Сестра Алекса внесла в компанию напряженность. Даже ее брат почувствовал себя неуютно. Братья Урки мрачно ковыряли в носах, Жук беспрестанно поправлял непослушные волосы.

– Мы сегодня будем нюхать снадобье? – спросил вдруг Ник, вызвав усмешку на обветренном лице Жука:

– А тебе не терпится, братец Урк?

Соня заметила: Жук совсем не смотрит на Белку, точно опасаясь, что их взгляды могут встретиться.

– Давай бутылочку, – Жук повернулся к Соне.

Девочка принялась снимать с плеча портфель. Пока она рылась в нем, Алекс рассказал сестре о снадобье Жука, и, когда, наконец, бутылочка с упырьим нехристем появилась в руке Сони, Белка заявила:

– Только не подумайте, что и я буду нюхать эту гадость.

Никто не посмел ей перечить: слишком горда и неприступна эта девушка.

Остальные по очереди нюхали снадобье и морщились. Соня тем временем исподтишка наблюдала за Белкой: «Не захотела нюхать. Почему? Такая неженка? Противная какая-то, сиплая… Ангина у нее, видите ли! Хотя… что тут такого? Вон у мамы тоже все время ангина, как только похолодает. И вообще, какой дурак согласиться нюхать неизвестно что?». Соня металась между недоверием, неприязнью и тем, что Белка, как-никак, сестра Алекса.

Последним свое обоняние мучил Жук. Он глубоко втянул носом и даже не чихнул, лишь слегка побледнел. Как и следовало ожидать, никаких метаморфоз с ним не приключилось; с другой стороны, его некрасивому лицу они, возможно, не повредили бы. Вообще и Жук, и Алекс, и Урки нюхали снадобье просто так, за компанию с Соней. Что ни говори, а наибольшие шансы оказаться упырьей, оборотницей или какой-нибудь съедягой, были у нее. Кто знает, может в лесу ее покусали?

Жук протянул Соне бутылочку и все уставились на нее с тревожным любопытством: а ну как и вправду она сейчас превратится в вампирку?

Упырий нехристь подплыл к стенке бутылки и сквозь зеленоватое стекло посмотрел на Соню. Девочка понюхала и поморщилась. Сердце отстукивало: один, два, три, четыре… Друзья смотрели на нее во все глаза, и Соне вдруг показалось, будто что-то в ней меняется. Но это была просто мнительность.

– Все в норме, – с облегчением сказал Жук. – Честно говоря, я уже приготовил было для тебя осиновый кол.

– Плохая шутка, Жук.

– Согласен, Тимпов, неудачная. Но, Соня, надеюсь, твоему папаше не придется сегодня искать тебя?

– Не придется, – беспечно сказала Соня. – Уроки закончились раньше, он еще не скоро приедет.

– Ну и зачем вы меня позвали? – спросила Белка и зевнула, прикрыв ладонью рот. – Посмотреть, как нюхаете гадость?

Пыльные улочки Ихтиандра дышали скукой, здешние жители были заняты заботой о хлебе насущном – на огородах, в садах, в нудных конторах.

Но не каждый день встретишь пса Мисоша – тут нужна удача! Не найдя нежити, Братство послонялось из одного двора в другой, будоража воображение сидящих на скамейках старух и давая им повод для разговоров:

– Ходют, ходют, – говорила одна старушка, так закутанная в шаль, что из-под нее смотрел лишь предлинный нос. – Чиво ходют, бездельники!

– Да они щас совсем распустились, – вторила ей другая, с багровой физиономией, в телогрейке и огромных галошах. – Раньше хоть родители пороли!

– И не говори! Уж как меня мать порола, уж как порола, – длинный нос радостно зачмокал из-под шали. Воспоминания о порке, похоже, были ей приятны.

– А меня-то, – оживились большие калоши. – Ремня не жалели!

Старушки замолчали, впали в меланхолию, вспоминая об ушедших безвозвратно годах. Пусть порка, но ведь они были молоды – вот главное.

– Все, мне надоело, – капризно заявила Белка. – Ты, Алекс, говорил, что мы займемся чем-то интересным, а мы шляемся по улицам, как дураки.

– Ничего такого я не говорил, – пожал плечами Алекс. – Ты сама хотела познакомиться с Соней.

– Раньше тебе не скучно было гулять с нами, – пробурчал Вилли.

– А теперь скучно.

От раздражения Белка перестала сипеть. Соня похолодела: она вспомнила, где слышала этот голос, и вновь невероятная лесная луна в ошметках туч загородила ей глаза. «Догони ее!» – кричал этот голос, голос Белки, сестры Алекса, подгоняя разъяренного оборотня.

– Что с тобой, Соня? Почему ты дрожишь?

– Все хорошо, Алекс, – заикаясь, проговорила девочка, глядя на Белку. Та похоже поняла, что оплошала, и в ее глазах появилось выражение досады. Соне стоило немалых усилий, чтобы не подать вида, что она узнала лесную злодейку.

Девочка лихорадочно пыталась найти выход из тупика: «Если Белка – подружка оборотня, то, наверное, она и сама – оборотень. Да! Не стала же она нюхать снадобье. Ну, а кто тогда зубастый?.. Алекс! Конечно, Алекс». Неожиданная догадка сразила ее. Соня даже покачнулась, едва устояв на ногах. И тут же с негодованием отвергла эту мысль: «Чепуха! Тот был здоровенный, не то, что Алекс. И голос у него был грубый». Но, несмотря на оправдание Тимпова, неприятный осадок остался в душе девочки. Соня уже знала, как Мисош может преображать людей, и теперь она смотрела на Алекса с опасением.

«Ведь Алекс нюхал снадобье,» – вспомнила Соня и антитимповская теория рассыпалась в прах.

А вдруг это Жук? Загадка не давала ей покоя. Жук тоже проверялся снадобьем, но ведь оно-то его собственное, а ну как упырий нехристь – обман?… То-то Жук так отстраненно ведет себя с Белкой, чтобы никто не заподозрил. Хотя может он просто втюрился в эту гадюку?

«Хватит всех подозревать, – решила Соня. – А то скоро самой себе перестану верить!»

– Маршал, ты оглохла? – раздраженно просипела Белка.

– Что?

Вилли засмеялся.

– Проехали, – заявила Белка, побледнев от злости. – Ладно, братья-кролики, мне пора. Чао!

– Чао – коокаоо, – покривлялся ей в спину Вилли. Алекс и Жук сердито на него посмотрели, и Урк тут же сделал невинное лицо.

Девица быстрым шагом удалилась, но, как приметила

Соня, она пошла не в сторону своего дома, а в противоположную, туда, где белела черепичная крыша школы. С уходом Белки стало как будто легче дышать.

– Какой врединой она стала, – сказал Ник.

– Да уж, – поддакнул Вилли. – Что с ней случилось, Алекс?

– Я откуда знаю? – Алекс огорченно пожал плечами. – И хватит об этом, Урки!

– Действительно, прекратите юродствовать, – заявила Соня, прекрасно понимая, что сейчас чувствует ее друг.

– Чего прекратить? – удивился Вилли.

Соня не успела просветить его.

– Ви-и-ли! Ник! – сочный женский голос нараспев выводил имена близнецов, несся по улице, заглядывая в переулки, во дворы и даже в собачьи будки. – Где прячетесь, плуты? Ну, я вам задам.

Братья кинулись на зов своей матери. Попробовали бы не кинуться!

– Мамаша Урк могла бы петь в опере, – пошутил Жук, но тут же посерьезнел. – Соня, мы тебя проводим до дома.

– Нет, – поспешно воскликнула девочка, испугавшись чего-то.

– Даже не спорь, – отрезал Алекс.

Соня стояла на своем:

– За мной приедет отец.

– Тогда мы подождем, пока он не заберет тебя, – не растерялся Тимпов.

Ребята не заметили, что дошли почти до самой школы и остановились на дороге, по которой машины ездили раз в сто лет.

«Где же Фил?» – с тревогой подумала Соня. Ей совсем не улыбалось тащиться лесом в полном одиночестве под помрачневшим небом.

Отец запаздывал. Может быть, что-то случилось? Неужели снова сломалась машина? А может… Соне стало не по себе. А тут еще задул ветер, девочка поежилась и подняла воротник курточки.

– Если бы вы проводили меня, я была бы очень благодарна, – сказала она, краснея.

Соня не отдавала себе отчета, но рядом с Алексом она не испугалась бы даже мыши.


Бросок Туппера | Смотрящая в бездну | cледующая глава