home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Табурет на вашу голову!

– Ну, здравствуй, деточка. Что же ты не обнимешь свою мамочку? – упырья скривила в улыбке красные губы. – Подойди, зайчик!

Соня попятилась назад и наступила на ногу Алексу. Тот крякнул и вдруг сказал:

– Здравствуйте, миссис Маршал.

Зеленоволоска повернула к Тимпову бледное лицо – похоже, такое приветствие несколько озадачило её. Упырья зашипела, показав клыки. Алекс вздрогнул.

– Какая экстравагантная у тебя мама, – шепнул он на ухо Соне.

– Ну что, попрыгала, козочка? – упырья шагнула к девочке.

– Не подходи, – отшатнулась Соня.

Упырья засмеялась:

– Ну, зачем бояться? Зачем, маленькие милые кролики?

Соня вспомнила, как Жук отогнал призрака рядом со школой, и с надеждой посмотрела на него. Лучше бы она этого не делала: на лице сына Руфи прыщиками и угрями был написан несусветный ужас.

– Почему вы так сердиты? – срывающимся от волнения голосом проговорил Алекс. – Ваша дочь – очень хорошая и вообще…

Он покраснел и замялся.

– Алекс, это не моя мама, – крикнула Соня.

Зеленый вихрь взметнулся перед девочкой, и через мгновение она почувствовала на своей шее железную холодную хватку. Шепот, похожий на змеиное шипение, полился ей в уши:

– Где она? Куда ты ее спрятала? Говори!

Соня рвалась изо всех сил, болотная вонь окружила ее со всех сторон и давила, давила…

– Отдай ее мне и останешься живой.

– Я… отдам, – прохрипела Соня, не понимая, чего от нее хотят.

Хватка ослабла, девочка лихорадочно хватала ртом воздух. Перед глазами одна за другой взрывались красные бомбы, отдаваясь болью в голове. Наконец, эта сумасшедшая бомбардировка прекратилась, и зрение постепенно вернулось к Соне.

– Вот и умница, моя крошка, – бледное лицо упырьи нависло в считанных миллиметрах от лица девочки, словно собираясь поцеловать ее. Ни Алекса, ни Жука в комнате не было.

– Твои товарищи очень смелые, – усмехнулась зеленоволоска, кривя кровавые губы. – Они спасут тебя.

Соня тяжело дышала и, не отрываясь, глядела в желтые глаза упырьи. Страх сковал ее, как и в первую встречу с этой женщиной.

– Где она?

Соня молчала, не в силах ответить.

– Где?

Упырья встряхнула девочку за плечи.

– Что тебе от меня надо? – проговорила Соня, едва разводя спекшиеся губы.

Упырья зашипела, дернув головой. Ее волосы со свистом рассекли воздух, и змейками устремились к лицу Сони. Она едва успела прикрыть рукой глаза. Вскрикнув от жгучей боли, почувствовала резкие уколы в щеки, лоб и подбородок:

– Говори! Говори!

Задыхаясь, девочка застонала.

– Оставь ее, мерзкая тварь, – перекошенная физиономия упырьи вдруг отлетела куда-то в сторону.

– Мама!

Анжела – чумазая, со встрепанными волосами и диким взглядом – повалила упырью, изо всех сил прижимая ее к полу. Тут же на лестнице раздались торопливые шаги и в комнату вбежали Алекс и Жук.

– Соня, мы нашли твою маму, – крикнул Алекс.

Зеленоволоска яростно задергалась.

– Дайте веревку, – скомандовала Анжела. – Живо.

Однако растерянные ребята остались стоять на месте.

– Мама, – Соня сделала шаг вперед.

– Стой на месте, – крикнула Анжела. – Не подходи!

Упырья взвизгнула и дернулась так, что затрещала ее белая роба. Лишь в последний миг Анжеле удалось схватиться за зеленые волосы и, закрутив их на руку, прижать противницу головой к полу. Упырья в бессильной злобе таращила желтые глаза.

– Веревку, олухи!

Анжела прибавила к этому такое выражение, какого Соня из уст матери отродясь не слыхала.

Жук встряхнул головой и бросился вниз по лестнице. Растерянный Алекс, каждую секунду оглядываясь на упырью, последовал за ним.

Зеленоволоска предприняла очередную попытку освободиться – раз! – и в руке Анжелы остался зеленый парик, а разом облысевшая упырья, крутанувшись, словно змея, кинулась к лестнице. Соня, совершенно не соображая, что делает, автоматически выставила вперед ногу. Споткнувшись, беглянка упала на пол. Тут же сверху на нее навалилась Анжела. Две женщины начали бороться, как мальчишки. Соня с ужасом увидела, что мама устала и упырья одолевает ее. Вот уже руки с цепкими когтистыми пальцами тянутся к горлу Анжелы. Сейчас, сейчас! Громко вскрикнув, Соня схватила стоящий неподалеку табурет и, размахнувшись, опустила его на лысую голову…

– Вот, – дрожащей рукою Жук протянул Анжеле наспех сорванную бельевую веревку, кое-где болтались на прищепках носки Фила. Анжела резкими движениями принялась опутывать оглушенную упырью, и не остановилась, пока не скрутила с ног до головы.

– Молодец, дочка.

Соня с облегчением увидела подобие улыбки на лице матери, завязывающей на спине упырьи крепкий узел.

– Где вы были? – хрипло спросила девочка у виновато сопящего Алекса.

Тот горячо принялся что-то доказывать, но Соня уже ничего не слышала: она опустилась на пол, закрыв руками лицо, и плечи ее затряслись. Словно с другой планеты она слышала успокаивающий голос Анжелы и встревоженное бормотание Алекса и Жука. Но вот Соня почувствовала, как чьи-то руки обнимают ее за плечи.

– Будь сильной, дочка, – шепнула ей на ухо мама, и девочке стало легче.

– Что ей от меня надо? – заикаясь, сказала Соня, кивнув на лежащую на полу упырью.

– А ты не знаешь? – удивленно проговорил Жук, выглядывая из-за плеча Тимпова.

– Откуда? – удивилась Соня и, отстранив руки Анжелы, поднялась.

– Что тебе надо от нас, гадина? – сверкнув глазами, Анжела подскочила к поверженной. – Что ты здесь искала? Где мой муж и Рики? Отвечай!

Упырья молчала, сверкая глазами.

– Надо ее током ударить, – предложил Жук. Все удивленно посмотрели на него, и парень покраснел:

– Э-э! Я просто пошутил!

– Ей займется полиция, – решила Анжела. – Полиция! Они найдут Рики и Фила. Я весь лес обегала, Соня, их нет с самого утра.

– Вряд ли тут поможет полиция, – едва слышно пробормотал Жук.

Бам! Бам! Бам! – кто-то нетерпеливо барабанил в дверь.

Соня двинулась к лестнице, но Анжела схватила ее за плечо слегка дрожащей рукой:

– Тихо! Все стойте.

Ходики тикали на стене, сопела связанная облысевшая зеленоволоска, бились сердца.

Бам! Бам!

– Откройте, это полиция округа Ихтиандр, – раздался со двора звонкий голос.

– Полиция, – выдохнул Алекс.

– Легки на помине, – Анжела скептически сморщила лоб и, подняв с пола табуретку, за несколько минут до этого так счастливо послужившую ее дочери, начала спускаться по лестнице. Следом за ней последовал Алекс, потом Жук. Соня замыкала шествие.

– Ты мне за все ответишь, – прошипела ей вслед связанная упырья.

– Открывайте!

– Что вам надо и кто вы такой? – крикнула Анжела, держа табурет наготове.

– Я Рис Листок, офицер полиции округа Ихтиандр, со мной мать похищенного вами Алекса Тимпова. Откройте, мэм, иначе я буду вынужден взломать дверь.

– Открывай, негодная чертовка, – за дверью раздался истеричный женский голос. Алекс вздрогнул и мучительно покраснел.

Анжела щелкнула замком, в дом хлынул холодный ночной воздух. Рис Листок – невысокий коротышка в полицейской форме с огромным нагрудным знаком настороженно глядел из-под надвинутой на лоб фуражки.

– Миссис Маршал?

– Это я, – строго сказала Анжела, неприязненно глядя на полицейского.

– Ах ты гадина! – из-за плеча Риса показалось красное, заплаканное лицо Мириан Тимповой.

– Что все это значит? – сердито проговорила Анжела.

– Ах, она не знает, – истерично выкрикнула Мириан. – Ты зачем похитила моего сына, кикимора?!

– Спокойней, – робко попросил полицейский.

– Да я ей глаза выцарапаю, – Миссис Тимпова полезла вперед из-за спины Риса, но тот придержал ее.

– Какого сына? – глаза Анжелы начинали метать молнии. Она сделала шаг в сторону, открыв физиономии Жука и Алекса. – Который из них ваш сын?

– Мама! Я сам вызвался проводить Соню до дома, – голос Алекса дрожал, как последний лист на осеннем ветру.

Миссис Тимпова словно увидела привидение. Она разевала рот, не в силах промолвить ни слова и переводила взгляд с сына на Анжелу и снова на сына. Вот ее сердитые глаза снова остановились на Анжеле и та, не выдержав, засмеялась. Сердито фыркнув, Мириан развернулась на каблуках и быстро пошла к стоящей на пригорке полицейской машине.

– Ну что же, очень рад, что все так благополучно разрешилось. Пардон за причиненные неудобства, – пухлая рука Риса взметнулась к козырьку фуражки.

– Постойте, – резко оборвала его Анжела. – Нас ограбили!

– Что? – брови полицейского залезли высоко под фуражку.

Анжела взмахом руки попросила Листока войти. Он скептически покачал головой, но проследовал в дом мимо посторонившихся Сони, Алекса и Жука.

– Мать честная, – присвистнул полицейский, оказавшись посреди учиненного упырьей бедлама. – Что же здесь произошло?

– Вам виднее, вы слуга порядка, – едко заметила Анжела. – Но должна вам сказать, что та, кто это сделала, лежит связанная наверху.

Соня с удивлением уловила в голосе мамы самодовольную гордость.

– Хмм… – Листок подошел к лестнице и вытащил из кобуры пистолет. Он сдвинул фуражку на затылок, и Соня поняла, что этот полицейский совсем еще молодой, пожалуй, лишь немного старше Жука. Рис явно чувствовал себя героем детективного фильма и, подняв пистолет на уровень виска, стал медленно подниматься по лестнице.

– Она же связанная, – крикнул ему в спину Жук и засмеялся.

Полицейский слегка вздрогнул и у него порозовел затылок, тем не менее он продолжил восхождение. Через пару минут сверху послышался его удивленный и слегка сердитый голос:

– Что за шутки?

Анжела и следом за ней, как гусята за гусыней, – ребята поднялись по лестнице. Рис стоял над плавающей в изумрудной луже веревкой, держа в руке зеленый парик упырьи:

– Вы думаете, это смешно, миссис Маршал?

Но, увидев выражение лица Анжелы, полицейский сник и, уныло достав из-за пазухи полиэтиленовый пакет, сунул туда зеленые волосы.

– Не переживайте, бывает, – он подмигнул Соне, – и не такие спецы не умели как следует связать преступника.

Анжела вздохнула.

– Что, собственно, у вас украли? – спросил Листок.

– Ничего.

– Вы уверены?

– Да… А впрочем – у меня похитили сына и мужа.

– Ну! Такие предметы едва ли входят в сферу интересов преступников, – Рис скептически ухмыльнулся.

– Тем не менее Фила и Рики нет целый день. Я обыскала весь лес, – голос Анжелы предательски дрогнул.

– Они найдутся, – твердо сказал Листок. – Наверно, заплутали в лесу… Так часто бывает в наших краях.

От этого парня, почти мальчишки, шел такой мощный заряд уверенной силы, что Соня сразу поверила ему. Посмотрев на маму, она поняла, что та тоже верит полицейскому.

– Захария Антош две недели блуждал в Штольных кущах, – вставил Жук.

– Его едва откачали, – некстати поддакнул Алекс и, поняв, что сморозил глупость, покраснел.

На улице загудел автомобильный клаксон: миссис Тимповой осточертело ждать в полицейской машине.

– Вам придется поехать со мной, миссис Маршал, – сказал Рис. – Необходимо составить протокол…

– Даже не мечтайте, – резко заявила Анжела. – Я сейчас же пойду искать Фила и Рики!

– Одна вы уже искали и безрезультатно, – резонно напомнил Листок. – Мы составим протокол и вернемся.

Анжела недоверчиво посмотрела на полицейского. Тот, поняв, что ему не верят, порозовел.

– Клянусь бородой святого Маттея, – горячо воскликнул Рис, и лицо его залила краска.

«Совсем мальчишка,» – подумала Соня.

Клаксон снова взвыл во дворе.

– Идемте, – бросила Анжела. Листок радостно кивнул и последовал за ней.

– Мама, мы поедем с вами, – крикнула Соня, но ее, похоже, никто не услышал. Жук и Алекс поспешили вниз по лестнице, стуча подошвами. Девочка осталась одна в комнате, где совсем недавно ее держала за горло зеленоволосая, пахнущая болотом, женщина. «Куда ты ее спрятала?»

– Что она искала, что ей было надо? – тихо проговорила девочка, глядя на изумрудную лужу. – О, дура я!

Она кинулась к стене. Там, за отстрявшими обоями, вывалился один кирпич и в образовавшийся тайник Соня спрятала…

– Да! – книга была на месте и золотая буква

R

на переплете совсем не потускнела. Намучившаяся за сегодняшний день лестница вновь сотряслась от чьих-то шагов. Соня едва успела сунуть фолиант в свой школьный рюкзак, как в комнату вбежал тот, у кого на плече был нарисован точь-в-точь такой же знак, как на книге.

– Соня, надо спешить, если не хочешь остаться, – выпалил Жук. Рис сказал, что будет ждать ровно минуту.

Он замер на пороге, подозрительно глядя на девочку. Его глаза остановились на рюкзаке…

– Пойдем скорее, – поспешно выпалила Соня. – Я не желаю здесь оставаться!

Во дворе заревел клаксон и, не дожидаясь, пока Жук просверлит взглядом ее рюкзак, девочка обогнула его и бросилась вниз по лестнице…

– Скорее, – одновременно закричали ей Анжела и Листок, маячившие около машины. Соня открыла дверцу и втиснулась в салон на заднее сиденье, где уже сидели Мириан и Алекс.

– Ну вот, и эта сюда! Да еще с рюкзаком, – проворчала миссис Тимпова, смерив Соню недовольным взглядом. Девочка собралась ответить, но тут к машине подбежал Жук и, отворив дверцу, тоже втиснулся на заднее сиденье. Вот когда стало по-настоящему тесно! У Сони даже перехватило дыхание.

– В тесноте, да не у упырьи на зубке! – весело проговорил Жук, елозя, чтобы устроиться поудобнее.

– О, господи! – воскликнула Мириан и страдальчески закрыла глаза.

– Ну, все поместились? – спросил Рис, повернувшись.

– Все, – сдавленно шепнул Алекс, и машина, едва не касаясь брюхом земли, поползла к Ихтиандру.


День Истины Руфи | Смотрящая в бездну | Директор Ихтиандрской средней