home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Директор Ихтиандрской средней

Ночь кончалась, первые лучи солнца запрыгивали в машину на поворотах, тревожа глаза, и Соня с изумлением поняла, что впервые в жизни она вовсе не ложилась спать, – она не спала всю ночь. Девочка даже ощутила некоторую гордость. Алекс дремал, склонив голову на плечо своей матери, сурово взирающей перед собой. Жук и тот клевал носом. Только Анжела, сидящая впереди, тихо переговаривалась с Листоком, рассеянно крутящим баранку:

– Рис, скажите, что вы думаете обо всем этом?

– О чём? Ах, да! Миссис Маршал, не советую вам заморачиваться – обычная попытка ограбления, в наших краях такое происходит так часто, что если бы я сказал вам, вы потеряли бы сон.

– Что-то не очень эта зеленоволосая была похожа на грабителя, – заметила Анжела.

– Ну что ж, бывает и такое – сбежала из психушки пациентка… Шла-шла по лесу, уморилась, проголодалась – что делать? И вдруг – домик в лесу. И, заметьте, абсолютно пустой. Ну отчего ж не зайти? Я бы сам зашел. Кстати, всего в десятке миль отсюда как раз и находится Учреждение святого Шизикса, – полицейский рассмеялся.

Анжела, глядя на него, тоже улыбнулась, но сказала, понизив голос до шепота:

– А потусторонние силы?

– Э, – отмахнулся Рис. – Вы всерьез верите в эти дурацкие байки?

Соня заметила, что уверенный голос молодого полицейского вновь ободряюще подействовал на Анжелу, и она согласилась с ним. Девочку так и подмывало рассказать всё этим неверующим Фомам, но она сдержалась. Почему? Она и сама этого не знала.

– Вот эти россказни про оборотней, – не унимался Листок. – Вы, наверное, слышали? Якобы видели в наших лесах оборотня, он пожирает заблудившийся скот и воет на луну. Ха-ха-ха! И люди верят… Сначала посмотрели бы – кто, собственно, повстречался с сим исчадием природы…

– Исчадием ада, – глухо поправила Соня.

– Ну да, исчадием ада, – кивнул Рис, посмотрев на девочку в зеркало. – А повстречал оборотня – кто бы вы думали? – мистер Пржанц, у которого от самопального вина булькает не только в желудке, но и в голове.

– Вы очень категоричны, – с некоторым восхищением сказала Анжела.

– Я реалист, я верю в то, что вижу.

– А что вы думаете о Мисоше? Его тоже нет? – прозвучал вдруг хрипловатый голос. Соня посмотрела на Жука, тот перестал раскачиваться и клевать носом и взволнованно глядел в затылок полицейского. В машине как будто стало холоднее, и Рис Листок, вопреки ожиданиям Сони, не стал спорить с Жуком.

– Подъезжаем, – сообщил он. И правда, машина уже ползла по пыльным улочкам Ихтиандра.

– Останови у моего дома, Рис, – подала голос Мириан.

Машина остановилась напротив домика Тимповых, где на маленькой клумбе млели под освежающей росой цветы.

– Пока, Соня, – сказал Алекс, зевая, и полез вслед за матерью.

– Пока, соня, – сказала девочка и засмеялась: ей совершенно не хотелось спать.

– Тимпов!

Сердце Сони забилось быстрее: через дорогу к стоящим на тротуаре Алексу и его матери бежала, размахивая желтым флагом волос, Кукуруза.

– Трогайте, мистер Листок, – взмолилась Соня, но было уже поздно.

– О! Да здесь, я смотрю, и Маршал. Очень хорошо, – пропела учительница, поправляя прическу.

– Я – мать Сони, – представилась Анжела, с явной неохотой вылезая из теплой машины.

– Прекрасно, – Кукуруза просто расцвела. – Вы в курсе, как ваши дети вели себя на моем уроке?

– Алекс, – гневно воскликнула Мириан, и рука ее сцапала ухо сына. – Ты что себе позволяешь?

Кукуруза с явным удовольствием глядела, как сморщилось от боли лицо Алекса.

– Это я во всем виновата, – поспешно выкрикнула Соня. – Я одна.

– Да, кстати, – ехидно проговорила Кукуруза. – Нечто похожее я и собиралась сказать. Вина Тимпова не столь очевидна…

Мириан отпустила ухо Алекса и, сердито хлопнув калиткой, исчезла в доме. Кукуруза пристально смотрела на Анжелу, точно ожидая, что та последует примеру миссис Тимповой и надерет Соне уши. Но та стояла, как ни в чем не бывало, и даже не смотрела на дочь.

– Ну что же, – разочарованно произнесла учительница. – Вам всем придется проследовать со мной к директору Термосу.

– Мисс Трофс, – робко вставил Листок. – Я везу их в полицейский участок!

– Участок подождет, – отрезала Кукуруза.

Под взглядом учительницы полицейский скукожился, как банановая кожура на солнце, и Соня подумала, что ему, должно быть, еще совсем недавно приходилось корчиться так, сидя за партой Ихтиандрской школы.

– Поехали, – приказала Кукуруза, плюхнувшись на заднее сиденье. Рис Листок, вздохнул, поправил фуражку и сел за руль.

Ихтиандр оживал на глазах: по посветлевшим улочкам уже спешили работяги, старухи вылезали из домов под лучи солнца, домохозяйки развешивали на балконах белье. К школе отовсюду струились ребята с портфелями, с удивлением разглядывающие переполненную полицейскую машину. Многие узнавали учительницу и тогда злорадные улыбки озаряли их лица: наконец-то Кукурузу замели!


Директор Термос сидел в своем кабинете за столом, заваленным бумагами, залитым чернилами, и длинной деревянной ложкой ел что-то прямо из большой мурзатой кастрюли.

– Что за фуфло? – он ошарашено уставился на ввалившуюся в кабинет компанию и уронил ложку на пол. – Какого черта?

Недовольно ворча, директор полез под стол и долго возился там, пока не выудил пыльный комок на длинной ножке.

– Ну вот, – сердито пробормотал он. – Пожрать не дают.

Мисс Трофс, вытянувшись в струнку, делала вид, что ничего экстраординарного не происходит, хотя в кабинете директора немилосердно пахло мусорным ведром.

– Мистер Термос, я привела Маршал.

Это сообщение явно заинтересовало директора, он отставил кастрюлю в сторону и, взлохматив рукой красную шевелюру, уставился на Соню своими свиными глазками.

– Эта негодница позволила себе писать записки на моем уроке. Вот! – Кукуруза протянула директору свернутую в комок бумажку.

– Ну-ну, – рассеянно промычал Термос, развернул, вяло прочитал записку и отложил сторону. – О-очень интересно.

Он еще немного помолчал, сверля Соню глазами, а потом вдруг рявкнул:

– Все вон отсюда!

– Что? – выдохнула Кукуруза.

– Вон! – крикнул Термос, нетерпеливо взмахивая рукой.

Кукуруза, Листок, Анжела, Алекс и вслед за ними – Соня, потянулись к

выходу.

– Э-эй! Ты-то притормози.

– Я? – удивилась Соня.

– А то кто же? – Термос вскинул бровь. – Я, что ли, записки писал?

Девочка молчала.

– Сядь, – директор кивнул на свободный стул. – Я знаком с твоим отцом – мрачный тип…

– Вы тоже не весельчак, – парировала Соня, присаживаясь.

– Хмм… А ты, я вижу, с язычком… Ну что ж, тем лучше, – Термос запустил пятерню в шевелюру и зачесался, словно кот. – Итак, где она?

– Что? – удивилась Соня.

– Не знаешь, – директор захихикал, и глаза его вдруг вспыхнули холодным огнем. – Где книга, которую ты выкрала из хижины?

Соня вскочила и бросилась к двери. Термос вскрикнул и хлопнул в ладоши – из массивного старинного шкафа выскочила лохматая девушка и повалила Соню на пол.

– Держи, – Термос подступал, разматывая трещащий скотч.

– Вы же директор школы, – напомнила Соня.

– Вот именно, – засмеялся Термос и шустро скрутил девочку липкой лентой.

– На стул ее, – приказал он своей помощнице. Кряхтя, они усадили Соню.

Тяжело, но довольно дыша, директор опустился в свое кресло и, подвинув кастрюлю, принялся есть, весело поглядывая на скрученную скотчем ученицу:

– Что бы сказали в министерстве образования? – пробормотал он и, отложив ложку, захохотал, забрызгивая Соню слюной. Его помощница захихикала и, подойдя к Термосу, оперлась локтями на спинку его кресла. Только сейчас Соня разглядела ее лицо:

– Белка!

– А ты думала кто? – выдавила девушка сквозь смех. – Я не желаю играть в охотничков за нежитью с моим сопливым братишкой!

– Змея, – прошипела Соня, с ненавистью глядя на Беллу. Та не выдержала взгляда и отвернулась.

– Ладно, к делу, – директор постучал костяшками пальцев по столу. – Где книга?

Девочка молчала.

– У нее есть рюкзак, – напомнила Белка. Соне до дрожи захотелось вцепиться ногтями в ее красивое лицо и расцарапать его.

Термос взял рюкзак и медленно открыл молнию. Через мгновение он

издал радостный вопль, и в руке его очутился фолиант с золотистым знаком на переплете. Соня была удивлена – ей как будто стало легче дышать. В конце концов, с какой стати она носится с этой книгой, как курица с яйцом?

– Зачем вам это? – спросила девочка.

– Это надо не мне, это надо Мисошу, – ухмыльнулся директор, поглаживая пальцем знак, – Знак Руфи… Эта идиотка поставила его, так и не сумев открыть книгу.

Термос спрятал фолиант в несгораемый шкаф.

«Ну Мисошу, так Мисошу, – решила Соня. – Какое мне дело!»

– Освободите меня, вы получили, что хотели.

– Освободить? – Термос исподлобья посмотрел на неё и задумчиво принялся вертеть в руках пустой Сонин рюкзак. Вдруг в руке его очутилась бутылочка с упырьим нехристем.

– Освободить? А кто тебе сказал, что ты не умрешь? Но что это? – он ухмыльнулся и принялся отвинчивать пробку на бутылочке.

– Нет, – вскричала Белка, повернувшись от окна, из которого она смотрела на улицу.

Было поздно. Жадный нос Термоса с красноватыми хищными крыльями уже понюхал снадобье. Бутылочка выпала у него из руки и разбилась. Сквозь разлетевшиеся по полу зеленоватые брызги Соня увидела мечущегося в ужасе маленького человечка. И вдруг, ища защиты от неожиданно обрушившегося на него мира, упырий нехристь кинулся к девочке, уцепился за рукав ее кофты и, шустро перебирая ручками и ножками, полез вверх. Через мгновение он уже спрятался в Сонином кармане и дрожал там, как осиновый лист. К счастью, ни Термос, ни Белка ничего не заметили, да им, кстати, было не до этого. Соня подняла голову и напрочь забыла об упырьем нехристе.

Сестра Алекса, забившись в угол, расширившимися от ужаса глазами наблюдала, как директор Ихтиандрской средней школы с углупленным обучением превращается в пластилинового человека. Соня вспомнила жуткую лунную ночь в лесу и поняла, что погибла – она уже знала, что последует вслед за этим. И точно – пластилиновый Термос начал обретать некие черты – не человеческие. С резким щелчком из головы выдвинулась длинная зубатая пасть и зажглись красные глаза, клочковатая бурая шерсть вмиг покрыла тело директора. Оборотень взревел, выделывая перед приклеенной к стулу девочкой сумасшедшие коленца.

– Развяжи меня, – крикнула Соня, повернувшись к Белке, но та, скованная ужасом, не двинулась с места, скрючившись в углу.

Оборотень двинулся к девочке, она ясно различила капельки багровой крови на его чудовищных зубах.

– Стой на месте, я стреляю, – бледный, как лихорадка, в кабинет директора ворвался Рис Листок. Оборотень повернул к нему косматую башку. Полицейский выстрелил, но чудовище даже не дернулось, а вот ответ – удар когтистой лапы – отбросил Листока к стене. Он обмяк и остался лежать без движения. Следом за ним Соне на выручку бросилась Анжела, но и ее ждала та же участь: пролетев несколько метров, она врезалась в стенку и медленно съехала на пол.

– Директор Термос! – взвизгнула Кукуруза, заглянув в дверь. – Я напишу жалобу в министерство.

Оборотень двинулся к ней, и учительница, вскрикнув, кубарем скатилась с лестницы. Тогда чудовище вновь повернулось к Соне, и девочка поняла, что теперь – это точно – конец. Она зажмурилась, чтобы не видеть приближающейся пасти и, дрожа всем телом, ждала: вот-вот на нее обрушится страшный удар…

– Грипл-грипл!

Соня приоткрыла глаза и оторопела: на пороге, в ореоле развевающихся седых волос, стояла старуха Грипл.


Табурет на вашу голову! | Смотрящая в бездну | Время обмануло ее…