home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



14

— Что там у вас? — спросил я Пулар.

— Нам нужно больше крыс.

— Что? Они же, наверное, целую сотню их привезли.

— Джон говорит, все равно мало. Не хватает. И еще ему нужно несколько ящиков.

— Это легко устроить. Я видел где-то здесь вчера. Зачем?

— Для доказательств. Чтобы вы поверили ему, когда он будет рассказывать, что там нашел.

— Ладно. Пошли посмотрим, там ли еще эти ящики, где я их вчера видел, — или чья-нибудь творческая натура уже нашла им применение.

— Постой-ка, Гаррет, — окликнул меня Плоскомордый. — Ты был прав. Хороший глаз. Знак банды. Только не знаю какой. Тот, кто его вырезал, делал это здорово тупым ножом. Там даже кровь сохранилась — темные точки, где она засохла. Пошли покажу.

Я подошел. Плеймет стоял на коленях, разглядывая каменный пол. Тарп показал мне кровь.

— И что говорит тебе нюх? — спросил я Паленую.

Она несколько секунд тянула в себя воздух.

— Страх. Мне кажется, его били, перед тем как оглушить. Их было несколько. Может, даже десять. Очень трудно сказать — мешает запах жуков, которые явились, чтобы сожрать его.

— Ты могла бы выследить убийц?

— Нет. Слишком много запахов сразу.

В городе это ей часто мешает.

— Тарп, Плей, сходите расскажите это жестяным свисткам, а мы с Паленой поищем пока ящики для Джона Растяжки, ладно?

Мы отошли шагов на двадцать, когда Пулар дернула меня за рукав.

— Они говорят о вас. — Она имела в виду, конечно, моих друзей и красных фуражек.

— Не сомневаюсь, они обсуждают, какой я законопослушный, раз не утаил от них нашей находки. Где-то здесь, за этими колоннами. Там было шесть или восемь ящиков из-под каких-то материалов. Наверное, их не выбрасывали, чтобы положить в них что-нибудь еще.

Ящики обнаружились там, где я и ожидал их увидеть, только стояли они уже не аккуратным штабелем.

— Может, нам не… Что? — Пулар застыла, подергивая усиками. — Позовите этих гвардейцев.

До меня дошло.

— Бэнкс, Джит. Идите сюда. Мы нашли еще одного.

— Чего? — спросил Бэнкс, подойдя к нам.

— Пулар Паленая — следопыт. Профессионал. Она унюхала что-то за этими ящиками.

За ящиками он и лежал. Труп.

— Осторожнее, не ломайте ящики. Они нам нужны.

— Если нужны, так заберите их отсюда.

Я поспешно передал ящики Пулар.

— Этот здесь давно лежит, — заметил Джит.

— Хорошо хоть не лето, — кивнул Бэнкс. — Эй, как вас, Гаррет, гляньте. Этот парень вам знаком?

Я посмотрел. Это мог быть кто угодно. В такие лохмотья одеты все танферские бродяги.

Я даже не мог утверждать наверняка, что труп принадлежал мужчине. Половину плоти с него обглодали. Не большими кусками — скорее маленькими клочками размером не больше мелкой гальки. Зато много.

— Вот. — Джит носком башмака вытолкнул что-то на свет.

Дохлого жука. Родного брата или сестру того, что я видел вчера. Длиной дюймов в пять, черного, с рогом и угрожающими жвалами.

— Срань господня! — потрясенно выдохнул Плоскомордый у меня над ухом. — Только посмотрите, какой здоровенный ублюдок.

— Угу, — согласился Плеймет. — Надо же!

— Там, внутри, таких гораздо больше, — сообщила Паленая. — Потому Джон и просил ящики.

— Угу, — кивнул Тарп. — Давайте-ка оставим парочку на всякий случай здесь, а мы с Плеем отнесем остальные.

Я не стал отговаривать его.

— Когда разберетесь с этим, — сказал я только, — помогите Джиту с Бэнксом поискать еще один знак. Хотя это не похоже на то, что случилось с Красавчиком.

Тут я вспомнил.

— Я видывал что-то похожее, — сказал я. — На островах. Такое делают тропические муравьи-солдаты.

Гвардейцы нашли в тени еще несколько мертвых жуков.

— Этот парень был жив, когда они до него добрались. Он отбивался.

— Наверное, забрался сюда погреться, — предположил Бэнкс. — А напали на него на спящего.

Я подступил ближе. Старым Костям понадобятся все детали. Включая вонь.

— А где, интересно, кровь? — По идее здесь все должно было бы быть залито кровью.

— В желудке у какого-нибудь жука, — хмыкнул Джит. — Если у жуков есть желудки. Как они вообще устроены?

— Уволь, — отмахнулся Бэнкс. — Надо завести башмаки потяжелее — отбиваться от этих ублюдков.

— Гаррет, — окликнула меня Пулар Паленая. — Зайдите-ка внутрь.

Плоскомордый с Плейметом уже стояли, ожидая нас с ящиками в руках. Я взял еще один и поспешил за ними.

Крысюки собрались там, где я накануне разговаривал с плотниками. Вокруг громоздились пустые проволочные клетки. Соплеменники Джона Растяжки явно были напуганы — это ощущал даже я своим жалким носом.

— Это больше, чем казаться, Гаррет, — сообщил Джон Растяжка. От него тоже пахло. — Гораздо больше надо крыс, чем привезли.

— Почему так?

— Потому что так много жуки. И потому что они отбиваться. Нет, не так. Они не думать. Совсем нет, даже слабее, чем те, кого я привезти их убить. Но они не бояться. Они есть мои крысы. И друг друга есть, когда мои крысы их расчленять.

Хорошее слово подобрал Фунт Застенчивости. «Расчленять». Нейтральное такое.

— Значит, жуков очень много?

— Тысячи. И те, что на видные места, самые меньшие.

— Ого! Плохо дело!

— Очень сильно плохо. Я бы сейчас уйти, узнать что можно от тех крысы, что выжить, и выбрать новая стратегия.

На новых условиях, разумеется. На основе новых слов, почерпнутых у Паленой.

Плоскомордый взвизгнул и подпрыгнул на месте.

— Чтоб мне верблюжьей мочой поперхнуться!

Крыса-бульдог, судя по виду — абсолютный чемпион-тяжеловес всего крысиного рода, бросил к нашим ногам свою добычу и рухнул без сил.

Жук производил впечатление нездешнего, тропического: блестящий панцирь, отсвечивавший зеленым, синим и черным. Длиной в фут. Он еще дергался. Но герой его все-таки одолел.

Начали возвращаться другие крысы со своими трофеями. Дружки Джона Растяжки принялись распихивать жуков по ящикам, а крыс по клеткам. Даже герой-тяжеловес, похоже, радовался перспективе оказаться взаперти, но в безопасности. От его воинственного настроения не осталось и следа.

— Прежде чем что-нибудь предпринять, пообщаюсь со стариком Вейдером. Паленая, Джон Растяжка — возвращайтесь ко мне домой. Расскажите все Покойнику… если он не заснул. Плоскомордый, ты на повременной оплате. Плей, держи экипаж наготове. Только нужен побольше… — Я повернулся к Джону Растяжке: — Ты ведь, типа, знаешь, что твои ребята нашли там внизу?

— Да.

— Этот метод работает?

— Возможно. Но с трудом. Много больше крыс требоваться. Большой расход. А кто вернуться, многие отказаться еще раз.

— Паленая? Я нюхом чую возможность заработать.

— Опять? Я до сих пор не знаю, как с прошлым предложением справиться. — Она имела в виду попытку использовать невосприимчивость крысюков к скуке, пристроив их к переписке книг. Попытка не удалась, поскольку большинству так и не удалось приобрести навыки чистописания. — Что вы придумали?

— Мы могли бы заставить крысюков очищать дома от крыс. Крысоловы нынче дороги.

Они с Джоном Растяжкой разом приобрели очень неуверенный вид.

— Я сказал что-то не так?

Пулар пожала плечами:

— Джон Растяжка — единственный, кто умеет командовать крысами. И то, если те согласятся слушать.

Я тоже пожал плечами в ответ:

— Ну нет, так нет. Отправляйтесь, ребята.

Я вернулся к Джиту и Бэнксу. Они как раз заканчивали убирать труп. Я порылся в груде тряпья, которую покойный использовал в качестве постели, и нашел в ней вполне годный к употреблению вещмешок. Никакого бандитского знака не обнаружилось. Вообще никаких свидетельств того, что на бездомного напал кто-либо, кроме жуков.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава