home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



18

Погода по-прежнему была благоприятной. На выживших в городе деревьях грозили проклюнуться почки. На свою беду, конечно. Снегопады и гололед обещали вернуться. Заинтересованные уже знали: Гаррет занят расследованием. У него есть деньги. Улица перед моим домом выглядела так, словно я собирал обоз в крестовый поход. На козлах шести экипажей восседали шестеро людей-кучеров. Это наглядно свидетельствовало о том, что власть Джона Растяжки распространялась весьма и весьма далеко и действовала с отменной эффективностью.

Плеймет тоже подогнал свой экипаж.

Повсюду суетились крысюки с клетками и корзинами, полными крыс. Любопытствующие соседи повысовывались из окон. Наверняка среди них хватало жестяных свистков в штатском.

Я мучился легким похмельем. Пулар и ее брат — тоже. Зато Плоскомордый и Плеймет казались свеженькими и цветущими — судя по их зубастым улыбкам. Ранние пташки. Что ж, пусть им все червячки и достанутся.

Что, черт подери, стало с моими старыми друзьями в этом столпотворении?

Единственным позитивом было то, что Тинни держалась рядом, у меня за спиной. Такое может спасти утро. Я бы сказал, яркий луч на фоне всех мелких разочарований, которыми полнится мир до полудня.

— Нам не хватает только кавалерии в жестяных доспехах и с флажками на пиках, — сообщил мне Плоскомордый. — И немного алебардщиков.

— Где тогда твой рог? Ты смог бы протрубить атаку.

— С этим к крысиному королю. Пока атаку ведут он и его ловчие.

Плоскомордый порой буквален как гранитная глыба.

Ко мне подошел Джон Растяжка.

— Мы готовы, Гаррет.

— Я тоже. Ждем одну Паленую. — Ей пришлось забежать в дом. Как обычно.

Наблюдавшие за сборами жестяные свистки выглядели встревоженными. Такое обилие крысюков изрядно их нервировало.

Они не будут тебе мешать. Если ты не прокопаешься так долго, что я снова засну.

Тут и причина, по которой он так перебудоражился, показалась.

Тинни тоже ее заметила.

— Эй! А вон Пенни. Я сейчас…

— Нет. Она все равно не захочет иметь дела ни с кем из нас. Разве что с Его Самозванством. Ну, и еще с Дином, потому что у него она может, если постарается, выклянчить обед.

Тинни мне не поверила, однако спорить не стала. Она почему-то уверилась, что во время наших похождений в «Мире» обязательно покажется Аликс. Не могла же она позволить главному своему дружку отправляться навстречу такой страшной опасности без моральной поддержки… слово «опасность» в данном случае произносится как «искушения».

Моя моральная поддержка, похоже, готова была вот-вот отказаться от намерения меня поддерживать. Тут, однако, показалась из дома Паленая и заняла предпоследнее остававшееся свободным место в экипаже Плеймета. Это дало моей любимой рыжеволосой фурии долю секунды на то, чтобы оценить ситуацию и сделать все, чтобы последнее свободное место не осталось незанятым.

Эта ранняя пташка явно собиралась подвергнуть себя всякого рода испытаниям.

— Вот уж свезло… — пробормотал я себе под нос.

Тинни смерила меня мрачным взглядом, вслед за чем ослепительно улыбнулась.

К счастью для меня, конные экипажи перемещаются не слишком быстро.

К несчастью для всех остальных, конные экипажи перемещаются не слишком быстро. За время, что потребовалось нам, чтобы доехать до места назначения, наша процессия привлекла взгляды не одного десятка любопытных горожан.

— Можно подумать, мы цирк какой, — проворчал трясшийся рядом со мной Плоскомордый, — или еще что.

Или еще что.

— Зима просто долгая выдалась.

Однако развлекательное шоу закончилось, стоило нам остановиться перед «Миром». Крысюки, забрав свои клетки и корзинки, скрылись в здании. Затем довольно долго не происходило ничего.

— Похоже, сработало, — доложила Паленая через час. Возможно, и так, но я не собирался уезжать, не задействовав запасной план. Еще до выезда из дома я повидался с Джо Керром и обо всем с ним договорился. Как раз теперь запасной план и вступил в действие — в виде небольшой, запряженной двумя козлами повозки, на козлах которой восседал тролль-пигмей по имени Рокки. Все родственники Рокки по меркам троллей карлики, самый высокий из них едва достигает шести футов. Это благонамеренные, основательные, надежные как скала королевские подданные, и специализируются они на поставке химических реактивов для заклинателей, врачей, аптекарей и любого другого, у кого найдется блестящая монета. В повозке лежало двадцать фунтов серного порошка, которые я намеревался поджечь сразу же, как Джон Растяжка закончит свою работу на сегодня.

Рокки выгрузил мешок из-под муки, из которого сочилась тонкая желтая пыль. Я отсчитал ему несколько серебряных монет.

— Идет, — буркнул он голосом таким низким, что тот напоминал, скорее, землетрясение, и двинулся дальше. Не спеша.

Троллям нет нужды спешить. Им нет нужды убегать или догонять, им нет нужды опережать события.

За время ожидания я успел обойти строительную площадку по кругу. Я не увидел ни души — ни строителей, ни охранников, ни городских служащих, бывших здесь накануне. Таких пустынных мест в городе не бывает. Танфер терпеть не может вакуума. Стоит какому-либо месту опустеть, как туда очень скоро нагрянут воришки в надежде чем-нибудь поживиться.

Плоскомордый тоже обратил на это внимание.

— Что-то тут не так, Гаррет.

— Не то слово. — Я взял мешок серы и оттащил к стене, чтобы не мешал движению.

— Слышишь музыку?

— Нет.

— Мне только что показалось, будто я слышал музыку.

В нашу сторону направлялся один из дружков Джона Растяжки, волоча за собой жука размером с небольшого барашка. Не говоря ни слова, он просто бросил его на мостовую перед нами и поспешил обратно в бой. Ну, по правде говоря, я и не пытался взять у него этого жука.

Большая часть зрителей отступила подальше. Только несколько мальчишек шныряли еще между нами в надежде найти плохо оберегаемый карман. Однако когда жук грянулся о булыжники мостовой, потрясение кругами разбежалось от места падения — со скоростью слухов.

Паника угрожала захлестнуть Танфер еще до заката.

— Угу, верно, — сказал Плоскомордый, когда я начал возмущаться вслух. — Все как в тот раз, когда ты втравил в дело ту компанию жутких богов. До сих пор никого не беспокоило ничего, кроме снега.

Что ж, он говорил дело. Случается всякое, в том числе странное. Люди отмахиваются от этого до тех пор, пока не коснется их самих.

Лучше уж паника — в противном случае мои дорогие сограждане могли бы похоронить «Мир» под грудой тел в надежде увидеть что-нибудь любопытное.

— Эй, Гаррет, — заметил Плоскомордый, — двинь-ка ты по этой твари чем-нибудь. Она еще не сдохла.

Жук валялся на спине. Ноги его шевелились. Надкрылья, судя по всему, тоже. Потом он перестал дергаться. Похоже, оценивал ситуацию.

— Гаррет!

Жук перекатился на пузо, развернулся в мою сторону и щелкнул огромными коричневыми жвалами.

А потом он бросился на меня.

Я мастерски лягнул его ногой, послав в полет как хитроумно заверченный мяч. После чего встал и отряхнул бок от снега. Из экипажа, где пряталась от непогоды моя ненаглядная, послышался смешок.

Жук врезался в заднее колесо экипажа, нанеся ему некоторый ущерб, рухнул на мостовую, дернулся еще раз и затих.

Я плохо разбираюсь в таких вещах, но мне всегда казалось, что жуки обычно вырастают до размеров, которые удобны для них самих. Ну, и для потребляющих их грызунов.

Значит, придется возвращаться к версии безумного заклинателя.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава