home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



28

Время было еще дневное, но уже стемнело. Снег сыпался с небес большими сырыми комками, которые кого-нибудь неосторожного могли бы и с ног сбить. Самое время для игры в снежки. Наверняка все до единого дети Танфера лепят снежки и поджидают жертву.

Не успел я отойти от дверей Аль-Хара и на десять шагов, как дорогу мне заступила здоровенная фигура. Я совсем было уже выхватил свою дубинку, но узнал ее.

— Что случилось, Сардж?

— За вас Морли шибко тревожится. Послал меня разведать, что там с вами в кутузке делают. Эт’ вы хорошо подгадали. Я тока-тока подошел. Таперича не придется задницу морозить.

Ну, чтобы отморозить ему филейную часть, потребовалась бы долгая полярная ночь. Правда, соображение это я оставил при себе.

— Да? Откуда он узнал, что меня забрали?

— Все энта ваша крошка. Прислала когой-то. Что, мол, она за вас тревожится. — Он озадаченно покачал головой. — Ума не приложу. И чегой-то она путается с таким, как вы?

— Сам удивляюсь, Сардж. Но в зубы не заглядываю.

— Ума не приложу, — повторил он. Не знаю, правда, было ли у него вообще что прикладывать.

— Неисповедимы пути господни, — вздохнул я. — Передай Морли, что меня отпустили. И передай мои благодарности за заботу.

— Может, сами зайдете отблагодарить, раз так?

Может… А почему бы и нет, черт возьми? День мне все равно поломали. Я и так слишком долго проторчал во втором по степени устрашения королевском ведомстве Танфера. И до «Пальм» идти ближе, чем до дома. Значит, и согреться быстрее смогу.

— Почему бы и нет, — сказал я вслух Сарджу. — Не помню даже, что я собирался делать.

— Эт’ они на такие штуки там горазды.

— Ты-то откуда знаешь?

— Дык я там бывал. Чуть не каждый месяц. Они кого из наших каждую неделю туда тягают.

Этого я не знал. Морли мне не говорил.

А может, это что-то новое. Я довольно давно уже не заглядывал к Дотсу.

Похоже, я и сам превратился в настоящего домоседа-затворника. Наверное, в местах моего обыкновенного времяпровождения обо мне начали беспокоиться.

— Должно быть, это тяжело, — заметил я. — Вести дела, когда любого из твоих людей в любой момент могут забрать.

Мы брели по улице, подгоняемые снежным вихрем. Сардж вдруг остановился и посмотрел на меня так, словно пытался что-то сообразить. То есть, если подумать, он и пытался.

Что Пудель, что Сардж, что остальные из команды Морли неважно воспринимают мое чувство юмора.


Морли Дотс, хорошо известный нечистокровный темный эльф, заведует вегетарианским рестораном, который раньше был кабаком. А до того и кое-чем похуже. Как и сам Морли.

Мы с ним дружны так давно, что я даже не помню, как это мы с ним сделались, можно сказать, кровными братьями. В общем, так давно, что отказаться от протянутой лапы помощи — дело немыслимое.

Когда мы с Сарджем ввалились в «Пальмы», Дотс как раз собрал свое войско на смотр.

— Снег прогонит с улиц всю клиентуру, — говорил он. — Опять. Я никому не желаю зла. Но если деньги не поступят, я не расплачусь за заказанный товар.

Все лица были мне знакомы, хотя по имени я знал не всех. Судя по внешности, ни у одного из них доставка продовольствия не являлась жизненным призванием.

— Приземлите свою задницу куда-нибудь, — посоветовал мне Сардж. — И держите-ка свой болтливый рот на замке. Он вами займется.

— Я мог бы уже вернуться в «Мир» и пересчитывать гигантских жуков.

Сардж неодобрительно насупился — он так часто делает, разговаривая со мной.

Сардж не самый сообразительный из команды Морли.

Порой мне кажется, что Морли подбирает подчиненных так, чтобы выглядеть по сравнению с ними еще ярче.

Тем временем Дотс закончил муштровать свое войско.

— Сардж, принеси-ка то пальто с кухни. — Он уселся за столик напротив меня.

— Что-то вид у тебя вымотанный, — заметил я.

— Еще бы. Дела идут хреново. Бьюсь насмерть, чтобы расплатиться с поставщиками и сохранить персонал.

— Ну, прошлую зиму-то ты прорвался.

— В прошлую зиму «Пальмы» были в моде. Сюда ходили уже только для того, чтобы других посмотреть и себя показать. И завязать деловые отношения.

Должно быть, это один из тех редких случаев, когда он говорил истинную правду. Насчет того, что его заведение — не просто место, где можно перекусить.

— Может, пора сменить формат?

— Не пойдет. Единственная возможность — возврат к чему-то вроде «Нейтральной зоны». А я этого не хочу. У меня вкус к аристократической жизни.

В предыдущем своем воплощении «Пальмы» назывались «Нейтральной зоной» и представляли собой место, где обитатели преступного мира всех рас и мастей могли встречаться и вести дела без опасения, что их прирежут или причинят какие-нибудь другие неудобства. Расцвет «Нейтральной зоны» пришелся на время, когда я только начинал работать. Здесь было удобно просто ошиваться, слушать, завязывать контакты, выяснять, кто есть кто. А потом я познакомился с Тинни.

— Тогда поменяйся ровно настолько, чтобы людям хотелось зайти и посмотреть, что здесь нового. Подавай что-нибудь помимо баклажанов, пастернака и брюквенного вина.

— Спасибо, Сардж, — сказал Морли. — Ваше пальто, мистер Гаррет. Твоя рыжая подружка прислала его с запиской, что тебя уволокли в Аль-Хар. — Он выжидающе смотрел на меня. Я не обращал внимания на пальто.

Как можно солгать лучшему другу?

— Релвей хотел завербовать меня в качестве консультанта. Зачем, почему — не сказал. Но его интересует что-то, во что замешаны детки с Холма.

— Поговаривают, ты работаешь на Макса Вейдера. Что-то, связанное с большими жуками.

— Да. С этим справляюсь. Надеюсь, во всяком случае. От тебя прямо туда пойду, удостоверюсь.

— Там, в Нежном Лоне, сейчас этих жуков пруд пруди. Они им весь бизнес портят. Ты там сейчас не самый любимый персонаж.

— Я? Не самый любимый? Ну-ка объясни.

— Ты выпустил всех этих жуков.

— Я? Не выпускал я никого. — Глупости в мире больше, чем воздуха. А следом за ней по распространенности идет неспособность думать мозгами. — Я их, наоборот, сдерживал. И здорово в этом отношении потрудился, позволь заметить.

Морли только улыбнулся.

Наверное, стоит пояснить. Прошу прощения, если я уже говорил об этом. Мистер Дотс смертельно хорош собой и просто сочится животным магнетизмом. Если вы отец или муж, он должен сниться вам в кошмарных снах.

Он всегда следует моде и одет с иголочки. Даже здесь — на работе, где ему не на кого производить впечатления, в разгар суровой зимы он разряжен как на бал, весь в парче и кружевах.

Пудель, который мог бы сойти за уродливого брата-близнеца Сарджа, принес чай. Морли разлил его по чашкам. Я отхлебнул, наслаждаясь теплом. Чего-то недоставало в этом месте — обыкновенного напряжения. Я поблагодарил Пуделя и повернулся к Морли:

— Что все-таки происходит?

— Ничего. Тинни беспокоилась. Я предпринял шаги с целью узнать, насколько серьезно ты туда угодил. Тебе повезло, тебя отпустили. Сардж привел тебя сюда, чтобы ты мог получить назад свое пальто. И раз уж ты здесь, я развлекаюсь, пытая тебя насчет твоих жуков.

— Не моих. Детишек с Холма. Расскажи мне лучше про Лазутчика Фелльске.

Его благодушное настроение как рукой сняло. Морли настороженно выпрямился.

— Что тебе о нем известно?

— Две вещи. Во-первых, ничего. Потому и спрашиваю. Я вообще о нем не слышал до вчерашнего дня, когда Плоскомордый сказал пару слов. Не сомневаюсь, найдется еще три или даже четыре человека, которые и сегодня про него ничего не знают. Более того, возможно, существуют даже такие, кто не слышал о тебе. Так что хватит увиливать.

Тут как раз вернулся Сардж и внимательно осмотрел принесенное пальто.

— Он совсем рехнулся после приключений в Аль-Харе, — заметил Сардж.

— Ну уж нервным точно стал, — кивнул Морли.

— Тут, кажись, кой-какие проблемы, Гаррет, — сказал мне Сардж. — Ребята с кухни, видишь ли, решили, что энто какой посетитель забыл. Так они за него подрались… порвали немножко.

— Ш-ш-ш! — свирепо перебил я его. — Я вообще громоотвод для мелких катастроф. К чертовой матери. Вот от чего я действительно нервный — так это от друзей, которые мне не доверяют. Которые считают, что веселее играть в разные игры, когда все, что мне нужно, — это клочок правдивой информации.

Морли потеребил несуществующий ус.

— Ладно, сделаю вид, будто ты и впрямь настолько темен и невежествен, каким хочешь казаться. В интересах дела.

— Как благородно.

— А разве нет? С учетом всей мерзости, что имела место с начала года. — Он улыбнулся вкрадчивой кошачьей улыбкой. Все еще опасался, что я отомщу ему за то, что он повесил мне на шею говорящего попугая, способного вогнать в краску даже закаленного моряка.

— Склон горы не всегда идет вверх. С другой стороны, случается, и вниз.

— Опять со стариками общаешься?

— Лазутчик Фелльске.

— Да. Лазутчик Фелльске. Легенда. Шпион из шпионов. Человек, почти не уступающий в непопулярности галоше Гаррету. Человек, настолько преуспевший в искусстве подслушивать и подглядывать, что его жертвы об этом даже не догадываются. То есть настолько, что подавляющее большинство людей о нем даже не слышали.

— Включая вышеупомянутую галошу Гаррета. Что это такое, кстати, «галоша»?

— Такая штука для людей, которые всю жизнь по лужам ходят. Спроси у своих дружков-гвардейцев. И поверь мне на слово, они здорово настрадались от Лазутчика Фелльске, так что с удовольствием поговорили бы с ним с глазу на глаз. Желательно в темном углу.

Что ж, вполне могу представить себе, что Релвея тошнит от одной мысли, что этот тип может его раскрыть. Никому не хотелось бы, чтобы кто-то другой узнал его сокровенные тайны — например, где захоронена тьма-тьмущая трупов.

— Если тебе есть что скрывать и это вдруг становится известно всем, вряд ли стоит обвинять кого-то другого в том, что у тебя неприятности.

— Еще как можно. Большинство людей очень даже обвиняют. Не будь таким наивным, Гаррет.

— Я понимаю: большинство людей слишком эгоцентричны, чтобы обвинять в своих неприятностях себя любимых. Ладно. Фелльске. Выкладывай.

— Фелльске. Настоящее чудо. Я уже сказал: легендарный проныра. Человек, которого нанимают в случаях, когда тебе нужно узнать нечто, что кто-то другой очень хочет сохранить в тайне.

— Черт! А я-то думал, для этого нанимают любимого голубоглазого сыночка мамочки Гаррет. И как?

— Э… ты меня сбил, Гаррет. Что — «как»?

— Как нанимать Лазутчика Фелльске, если он настолько легендарен, что никто не знает, как он выглядит или где его искать? Меня всегда интересовало, как люди находят легендарных убийц или профессиональных воров.

— Воров?

— Ну, тех, которые крадут священные алмазы… или клыки чьих-то заколдованных идолов… или древние манускрипты у заклинателей-тяжеловесов. Если тебе нужно, чтобы люди такого рода выполнили для тебя какую-нибудь работу, как ты с ними связываешься? Ты ведь вряд ли даешь объявление. И они тоже. Особенно они. Вот тебе этот бедный клоун Фелльске — за ним охотятся, а он всего-навсего наблюдатель.

— Наблюдатель… да, конечно. Только потом он докладывает кому-то все, что наблюдал. Вот от этого люди и звереют.

— И это все, что ты знаешь?

— Это все, что я знаю, Гаррет. Это, и еще то, что я сумел бы решить свои финансовые проблемы, если бы выставил Лазутчика Фелльске на аукцион.

Я брезгливо сморщил нос.

Морли улыбнулся. Он взял-таки меня за живое — в очередной раз.

— Скажи, у тебя есть какое-то влияние на этот бизнес с трехколесниками? — поинтересовался он.

— Пять процентов. И я могу потребовать допуска моего счетовода к их бумагам. Но до сих пор меня там не кидали. Все до последней монеты. Со временем мне будет принадлежать доля побольше. Паленая работает с документами. А что?

— У меня есть кузина, которой кажется, что о ней подумают лучше, если у нее появится свой трехколесник.

Я мгновенно насторожился. До сих пор я встречался только с одним его родственником. Племянником. Которого стоило бы утопить при рождении.

— Да не смотри ты на меня, Гаррет, таким рыбьим взглядом, — заявил Морли. — Я как раз подумываю, не прикупить ли мне ей место где-нибудь во главе списка.

И что он только что говорил насчет финансовых проблем?

— Эта твоя кузина живет в городе? — Он запросто мог просить трехколесник только для того, чтобы вывезти в какую-нибудь глушь, где дикие эльфы запросто наладили бы производство подделок. Хотя это, конечно, больше в стиле гномов.

Корпоративная политика запрещает продавать их гномам.

Правда, нам так и так придется разработать специальный вариант для гномов. На обычном трехколеснике у них ноги до педалей не достают.

Дотс пожал плечами.

— Ладно, забудь. С пятью процентами ничего не провернешь. Как ты думаешь, ажиотаж еще долго продлится?

— Долго, если Тейты будут рекламировать их так же умно, как солдатские башмаки. Это когда Тейт начал делать их для гражданской публики, — изначально-то их задумывали исключительно для армии.

— Снобистский подход.

— Не то слово.

Я воспользовался моментом, чтобы насладиться «Пальмами». С кухни сочились дразнящие ароматы. Впрочем, закоренелая привычка к мясной диете не позволяла мне признать этого вслух. Мой лучший друг — вегетарианец до мозга костей.

— Интересный совет, — пробормотал Дотс, блуждая мыслями за тридевять земель. — Поменять меню. Добавить в него что-то такое, чего клиенты не найдут больше нигде. И распространить слух, насколько это эксклюзивно. Ты не настолько туп, каким кажешься, Гаррет.

— Умнею с возрастом. Спасибо, — добавил я, — что послал Сарджа. Ладно, мне, пожалуй, пора. Мне сегодня уйму всего переделать нужно было, а я еще и не брался. И я голоден.

В воздухе сильно пахло чесноком. Я люблю чеснок. С мясом.

— Пальто не забудь. — На мою благодарность Дотс не обратил внимания. В его мире то, что делаешь для друзей, не является темой для разговора.

Что ж, это по-мужски.

Держа пальто на вытянутых руках, я пригляделся к нему.

— Это было мое лучшее пальто…

Я не услышал предложения нового или даже извинения за нанесенный ущерб, но не стал винить Дотса. Этот хитрозадый грубиян все равно повернет все так, что виноватым окажусь я — в конце концов, это у меня хватило глупости одолжить лучшее пальто рыжей подруге.

Я накинул останки поверх драной шкуры, которая уже была на мне.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава