home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



48

Покойник начал с намека насчет голубка, возвращающегося домой, чтобы его там поджарили. Паленая помогла мне стащить мокрую одежду. Мокрое пальто она унесла на кухню для просушки. Тем временем я едва не рехнулся от ужаса, вообразив, что Старые Кости изыскал способ вернуть Попку-Дурака. Он такой, он может.

Мы проникнем в библиотеку другим способом. Скажи, среди наших знакомых есть уважаемый член общества, готовый оказать нам услугу?

— И умеющий при этом читать? Нет таких. Такие люди, как ты описал, от таких людей, как мы, стараются держаться подальше.

Если только не ведут при этом с нами дела. Я знаю нескольких, кого можно было бы подключить. Наверняка намекал на Макса Вейдера, или Манвила Гилби, или даже Тинни Тейт.

— Тинни? Ты хочешь начала войны?

Не думаю, чтобы с этим возникли проблемы. Если между ними и имело место соперничество, оно в прошлом. Я полагаю, мисс Тейт и та, другая, женщина проведут пару часов, обмениваясь военными воспоминаниями. Или страшилками — в зависимости от настроения.

Сама мысль об этом изрядно действовала на нервы.

Ступай в «Мир». Выслушай, что доложит тебе мистер Тарп. И попроси мисс Торнаду зайти и побеседовать со мной.

— Чего тебе от нее нужно?

Ничего. Как я уже говорил, мне может пригодиться ее тень. Она… то есть он, не придет, если будет знать, что объектом моего интереса является именно он.

— Прилипала? — Я подумал, было, что он оговорился. Йон Сальвейшн уверенно занимает первую строчку в моем списке самых бесполезных людей.

Разумеется.

Я тряхнул головой. Новых вопросов я задавать не стал. Боялся, что ответы могут не прийтись мне по душе.

Мне нужен также Кипрос Проуз.

Уж не говорил ли он этого вчера? Или я слишком много уделял внимания пиву? Голова у меня варила в этот день немного хуже обычного.

Как почти в любой другой день — как всегда, когда тебе лень тренировать мозги.

Думай головой или останешься без головы… Ясно. Будем думать, хотя бы вполсилы. И пусть себе издевается надо мной, как хочет.

Хотя в последнее время Старые Кости взял в привычку не обращать внимания на подобные возможности. Что даже хуже, поскольку оставляет меня самого вариться в собственном унижении.

Я не упоминал Кипа Проуза прежде. Возможно, это твое подсознание — работает даже тогда, когда все остальное не включается.

Что ж, бывает.

— Если я на него напорюсь. И если он согласится вернуться. Он ведь здесь уже бывал, — напомнил я.

Да. И я мог упустить что-нибудь важное.

Уж наверное, это признание далось моему партнеру с трудом. Я решил не упускать возможности.

— Спесь.

Примерно.

Он был недоволен собой. Он начал работать небрежно. Слишком самодовольно — и небрежно.

Гаррет!

Впрочем, вы бы не вытянули это из него даже клещами, будь они хоть с оглоблю размером.

Я услышал, как скрипнула и захлопнулась входная дверь.

— Куда это Паленая намылилась?

Мисс Пулар выполняет задание.

— А Пенни Кошмарка? Я видел ее ошивающейся поблизости.

Она пришла с докладом. И в надежде на то, что у меня найдется еще работа для нее. А также для Джо Керра и его несчетных братьев.

Ой-ой. Терпеть не могу, когда Старые Кости начинает разыгрывать из себя генерала… ну, или паука, дергающего за сходящиеся отовсюду в центр его паутины нити. Слишком много удовольствия он при этом получает. Во-первых, мне страшно. А во-вторых, таким образом он меня скоро без гроша оставит.

Паутину плетут, как правило, самки. А расходы берет на себя пивоварня.

— Всему есть пределы, даже кошельку Макса Вейдера. И на финансовые махинации у него нюх еще лучше, чем у Паленой на следы. А что Барат Альгарда? Тебе удалось выудить из него что-нибудь?

Последовала немного раздосадованная пауза.

Нет. Мне не удалось пробиться. Его защита оказалась еще крепче, чем в прошлый раз.

— Что-то это начинает пугать. — Я рассказал Покойнику о том, как видел мальчишку-персика, уснувшего на крыльце дома вдовы Кардонлос.

Это странно.

Я подумал даже, не подрабатывает ли он у Релвея. Но это лишено смысла, иначе он не дрых бы в месте, где его кто угодно мог увидеть. Поэтому я решил, что он просто не знал, на чье крыльцо присел.

Появился Дин и принес обед. Хороший — это я знаю, потому что его готовил Дин. Но я слишком задумался, чтобы получить от еды должное удовольствие. Я даже не помню, что ел.

— Я тут собрал кой-чего вам с собой, — сказал Дин. — Раз уж вы допоздна. И пальто ваше почти просохло.

На краткий миг я вдруг испытал желание навестить места былых сражений. Ощутить биение сердца сегодняшнего города. Но всего лишь на краткий миг. Я ел. Я слушал разглагольствования Покойника по поводу слухов, принесенных Дином с последней вылазки на рынок, предпринятой им, пока меня унижали в библиотеке. Слави Дуралейник, возможно, возвращается. Это не имело ни малейшего отношения к тому, чем мы сейчас занимались. Это была просто будоражащая тема из прошлого. Интересная для поклонников Слави Дуралейника, а так…

— Всякий, кто объявляет себя Слави Дуралейником — самозванец.

Ты так считаешь? Думаешь, он на самом деле сгинул? Он же народный герой. Любимый злодей. Тот, кто отнимает у всех, а отдает только себе любимому, но бедные и слабые видят в нем своего защитника от богатых и сильных.

— У Дина избыточно развитое воображение. Не поверю в это, пока собственными глазами не увижу, что бы там ни говорили. И как это связано с нашими нынешними делами?

Никак. Как ты верно заметил, это просто новость, способная вызвать интерес у многочисленных почитателей Слави.

Похоже, не только женщины, но и целые слои общества любят порой нехороших мальчиков.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава