home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



49

День клонился к вечеру. Несмотря на холод, с неба не падало ничего — ни жидкого, ни крупы, ни хлопьев. Люди высыпали на улицу веселиться без опаски. Возбужденная молодежь устраивала гонки на трехколесниках. Не раз и не два мне попадались эти зловещие персонажи, державшие себя так, будто улица принадлежит им, и только им.

Их безмятежность объяснялась просто. Куда бы вы ни бросили взгляд, он обязательно упирался в парней в голубой форме и красной фуражке. И откуда, скажите, у полковника Тупа берутся деньги на такую ораву?

Хотя, если подумать, королевство просто тратило на охрану порядка те немеренные бабки, которые раньше уходили на войну. Ну, или могло тратить, будь у него такое желание. Будучи прожженным циником, я не мог себе представить, чтобы кому-либо из августейшей семьи нашлось до этого дело.

Кроме, разумеется, принца Руперта.

Принц — птица особой породы. Поклонник Дина Релвея в высших сферах.

За мной снова шли. Не так много, как вчера. Наверное, решили, что я вряд ли выкину что-нибудь, заслуживающее интереса.

Я тоже на это надеялся. Я почти насытился приключениями.

Я застал Плоскомордого, расхаживавшего вокруг «Мира» в возбужденном состоянии. Работа на стройке понемногу возобновлялась. Бригада кровельщиков до сих пор копошилась на крыше.

Гилби воспользовался моим советом насчет угрозы увольнений.

Тарп буквально пыхал кипятком.

— Черт тебя побери, Гаррет! Во что ты меня втянул?

— Пардон? — не понял я и тут же выпучил глаза. — Это еще, черт возьми, что такое?

То есть я, конечно, знал, что такое «это» — я все-таки не слепой. Это была летучая громовая ящерица. В лесах Каренты таких полно. С дюжину видов. Но здесь, в городе, они, как правило, мелкие и охотятся на голубей. И в холодное время года их не видно.

Размах крыльев у той твари, что только что поймала на крыше жука размером с кошку, достигал футов десять. Кровельщики восприняли это зрелище как знак свыше и побросали работу.

— И такая дребедень, — возмущался Тарп, — целый день. Не говоря о толпящихся внутри призраках и этой чертовой музыке. Двое самых крутых моих парней уволились. Не можем, говорят, больше — и все тут. А те, что остались, в дом заходить отказываются. Во что ты меня втравил, Гаррет?

— Ты искал работу.

— Да, но…

— Я не понимаю, что здесь творится. Затем мы и здесь — понять и прекратить. Впрочем, в утешение тебе могу сказать: до сих пор пострадал только один человек. Пьяница, прикорнувший за вон той колонной. Его слопали жуки.

— Угу. Спасибо, утешил. Кстати, плотники говорят, сейчас все куда как страшнее, чем было, пока они не ушли.

— И что сегодня происходило?

— Тебе мало того, что я тебе перечислил?

— Да. Просто впечатляющих картинок мне мало.

В небе над нами проплыла еще пара летучих ящериц.

— Ну, на работу вышли несколько человек. Восемь, говоря точнее. Двое пытались работать в доме. Четверо поднялись на крышу. Один начал красить стену вон у того входа. Последний ходил и покрикивал на остальных. Ну прямо как я с этой чертовой работой. Мне тоже приходится всех подгонять. Короче, он сказал, что завтра их больше придет. И что он будет очень благодарен, если кто-нибудь сделает что-нибудь с этими чертовыми жуками.

Летучие твари тем временем спикировали на крышу и через пару секунд улетели прочь, держа в лапах по огромному трепыхающемуся жуку.

— Похоже, проблема разрешается сама собой, — заметил я.

— А знаешь, — ответствовал Плоскомордый, — мне близка точка зрения этого их десятника.

Надо сказать, подобные фразы я от Тарпа слышать не привык.

— От кого это ты такого нахватался?

— Чего?

— Того, что сказал только что.

— Насчет точки зрения? Тут один старикан заглядывал нынче днем. Билл как-то там. Сказал, он тоже на тебя работает. И сказал, что, типа, понимает, почему десятник все хнычет насчет этих жуков.

Билл, да? Что, интересно, он задумал? Извлечь выгоду из ситуации, это точно. Как поступил бы на его месте любой настоящий карентинец. Это у них в крови.

— Скажи, где сейчас Торнада? У Старых Костей к ней дело.

Тарп разом исполнился подозрительности.

— Я возражал, — пояснил я, — но Покойник не желает меня слушать. Сказал только, что у него есть какая-то работа, для которой Торнада подходит идеально.

— Она вон там. Шатается без дела. Хотя под ногами почти не мешается, поскольку ей за это не платили. И Прилипала тоже всю дорогу ныл. Он ведь хрупкий. Он не любит, когда холодно. И он не может работать над новой пьесой, пока он здесь. — Тарп ухмыльнулся. Упаси вас боги от этого зрелища. Я до сих пор не понимаю, почему его зубы не прогнили еще окончательно, до основания. Он подергал меня за рукав пальто. — Теперь понимаю, почему тебе больше не холодно.

— А все спасибо Тинни. Куда идти, туда?

Он неопределенно хмыкнул.

— Сейчас вернусь.


предыдущая глава | Жестокие цинковые мелодии | cледующая глава