home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



106

– Майкон Д. – Дандженс – Сторнс.

– Брат Мейнесса Б.? Теперь известного как магистр Безма?

– Двоюродный. Мейнесс втягивает меня в неприятности с тех самых пор, когда мы еще носили платьица. – Что многое говорило о возрасте мальчишек Сторнсов. Даже богачи перестали наряжать мальчиков в платья еще до рождения моего отца. – Я никогда не решался посоветовать ему засунуть свои глупые планы туда, откуда он их вытащил.

Я вспомнил, как впутывал в приключения Майки, безоглядно пользуясь тем, что младший брат благоговел передо мной.

– Что вы собирались здесь делать?

Я пристально смотрел на Страфу, желая, чтобы она открыла глаза. Я прощу ей жестокую шутку, если она бросит эту игру.

Но другие не простят. Этот турнир уже унес слишком много жизней. Орхидия Хедли-Фарфоул добавит новые имена в список павших без отпущения грехов. Разумеется, свой небольшой список имелся и у магистра Безмы.

– Зачем вы сюда вломились?

– Я должен был забрать Поток Яростного Света. Не знаю зачем. Мейнесс сказал, она ему нужна. Он ничего не объяснил, только сказал, что знает, как устроена голова Констанции Альгарды. Он понимал стратегию Разрушителей. С Потоком Яростного Света мы могли победить, несмотря на провал Маришки.

Я уставился на свою жену. Я услышал и понял каждое слово. Темные подземные реки моего сознания пытались уловить смысл, но поверхностная часть, вдыхавшая зловоние царства смертных, не могла сформулировать дополнительных вопросов.

За спиной Майкона нетерпеливо вспыхнула пурпурная искра.

– Мейнесс держал все в тайне, наверное, потому, что понимал, как глупо это будет звучать, если он объяснит мотивы. Но он думал, что сможет сделать этот турнир своим. Думал, что знает, в чем его истинная цель, и что раньше ничего не получалось лишь потому, что в турнире участвовало слишком много упрямцев. Предполагалось, что на сей раз единственными Операторами станем мы с ним. А для того, что не сможем сделать сами, наймем помощников, используя Маришку в качестве посредника.

Я хмыкнул.

– Что это за история с мечами и костюмами?

– Они нужны для Ритуала. В конце. Чтобы взять силу.

На этом он замолчал. Поскольку старик переключился в режим полной исповеди, подозреваю, больше он просто ничего не знал.

– Вы не дали их закончить.

– Возникла проблема со временем. Ритуал должен пройти незадолго до полуночи, когда День мертвых переходит в День всех душ. В нем должны участвовать тринадцать Операторов-священников и алтарь, но Мейнесс нашел способ обойтись нами двоими и некоторым количеством сторонних помощников. В любом случае, десять священников только поют. Пение не является обязательной деталью. Сделав заказ, мы думали, что нам поможет Лунная Плесень и наемники, но все пошло наперекосяк. Кто-то напал на Поток Яростного Света. Люди постоянно путались под ногами. Состязание сразу вышло из-под контроля. Первыми жертвами стали не те участники…

– Федер и его друг, – сказал я.

– Именно.

– И близнецы Хедли-Фарфоул, Дейн и Диэн.

Несмотря на плохое освещение, реакция Майкона была впечатляющей. Он буквально позеленел.

– Вы не знали о них?

– Нет. Не знал. Это объясняет, почему Мейнесс отчаянно пытался не дать мне услышать новости. Костемол… Враждовать с ним – уже гиблое дело. Но Черная Орхидея… У вас есть нож? Прошу, дайте мне нож. Я выйду наружу. Я не оскверню ваше святилище. Но… Я трус. Признаю это. Черную Орхидею я не перенесу.

Надо же. Обитатели Холма повально боялись Черной Орхидеи.

Я достаточно пообщался с Метательницей Теней, чтобы задуматься, не занимается ли Орхидия серьезной саморекламой.

– Отправляйтесь к Страже, – предложил я. – Заключите сделку.

Релвею это понравится. Старикан достаточно вляпался и наверняка знал пикантные подробности, которые можно будет пустить в ход, когда Аль-Хар начнет бодаться с Холмом.

– Ага. Стража. Они повсюду. От них больше неприятностей, чем от вас, потому что сперва Мейнесс их недооценивал.

– Вероятно, решил, что их можно купить, как дозорных.

– Да.

Итак. Значит, кузен Мейнесс ступил на нынешнюю дорожку давным-давно, еще когда сам был Разрушителем. В те времена дозорные представляли собой склонный к нетрезвости пожарный патруль, члены которого зарабатывали на взятках больше, чем получали от города.

– Раньше я о вас не слышал, хотя несколько человек говорили, что у магистра Безмы есть партнер. Какова ваша роль во всем этом?

– Я его кузен. Принадлежу к ордену Фила Менес. С пятнадцати лет. Во время войны был помощником капеллана. Пропустил все крупные сражения. Помог Мейнессу вступить в Церковь под видом иммигранта Изи Безмы, выдав его за моего дальнего родственника. Он старательно работал, и его положение с годами укреплялось. Никогда не покидал Четтери, а потому ни разу не встретил никого, кто мог бы его узнать. Долгое время о нем знал только я, пока он вновь не сошелся с Маришкой Махткесс.

Я уловил пурпурную искру. Ночная многоножка испытывала раздражение.

Фила Менес – орден, занимающийся благотворительностью. Майкон Дандженс Сторнс не был плохим человеком, просто у него была слабая воля и дурной кузен, готовый использовать брата и выкинуть на помойку. Майкон знал это, хотя и закрывал глаза.

Он ненадолго встретился со мной взглядом.

– Вы гадаете, где он взял деньги на все свои замыслы. Украл у Церкви. В Четтери об этом знал только я. Позиция Мейнесса, которой он добился интригами и кознями, позволяла ему управлять церковными финансами. Он мог взять столько денег, сколько хотел. Никто не ведет учет пожертвований. Он отлично управлялся с цифрами на бумаге, сделал несколько прозорливых капиталовложений и узнал, где спрятаны скелеты, позволявшие ему контролировать почти всех, кто нуждался в контроле.

Скорее всего, некоторых из этих скелетов спрятал он сам, когда того требовало дело.

Это безумие вызревало с тех пор, как паренек по имени Мейнесс Сторнс связался с Констанцией Альгардой, Рихтом Хаузером, девчонками Махткесс и Разрушителями. Он помог расстроить турнир, чтобы позже организовать собственную игру. Но сейчас мне от этого не было никакого толку.

Майкон Сторнс понял, что убить себя ему не удастся.

– Я озадачен, Майкон. Почему после стольких лет осторожности Мейнесс неожиданно изменился?

– Он умирает. Медленно, от чего-то, что подцепил еще в Кантарде. В последнее время он постоянно лежит в лазарете. Несколько раз встречался с Детьми света.

Это наводило на размышления. Дети начинали как Фила Менес, предоставляя медицинскую помощь беднякам, но слишком преуспели. И превратились в банду, продававшую дорогостоящие препараты большим шишкам. Сейчас отчаянно разбогатевшие Дети света – последняя надежда отчаявшихся богачей.

– Ясно.

– Думаю, в прошлом месяце они решили, что он безнадежен. Тогда он и потерял терпение. Целью турнира и задачей Оператора является захват силы. Став полубогом, он смог бы побороть болезнь.

Можно понять.

– И он не собирался бросать вас.

– Так он сказал. Я никогда не верил ему, но он мог сдержать обещание. Когда вылечится.

Хотя я понимал мотивы Сторнса, обоснование турнира все равно выглядело безумным. Страх смерти – хорошая мотивация, особенно в интеллектуальном сообществе магистра Безмы. Он был не первым волшебником, решившим уничтожить мир, чтобы победить смерть.

Насколько я знал, это еще никому не удавалось. В лучшем случае ты мог купить время, не больше пары веков. Вселенная стремилась к равновесию. Когда очередной Изи Безма нарушал ткань бытия, компенсационные силы создавали очередную Черную Орхидею.

В этом-то и состояло призвание шинигами, духов смерти. Энма Аи или Яма могли сойти с небес и принести не только забвение, но и проклятие всем тем, кто того заслуживал.

По крайней мере так верят в некоторых культах, которые являются напастью и благословением Танфера. Будучи ортодоксом, Изи Безма мог считать, будто отыскал мистические способы избежать западни, поймавшей его предшественников.

Однако Орхидия Хедли-Фарфоул действительно могла оказаться воплощением Энма Аи в том смысле, что с ее помощью вселенная решила вернуть Мейнесса Б. Сторнса на нить, которую Судьба сплела для него в момент рождения.

Я отряхнулся, словно мокрая собака. Псицы повторили мое движение. Мы все почувствовали холод.

Возможно, это была всего лишь нехарактерная для меня интроспективная прогулка по землям мистических спекуляций.

В высшей степени интригующе. Я понял большую часть, но загадок осталось предостаточно. А еще имелись совершенно другие тайны, касавшиеся Хагейкагомей, Каштанки и псиц, обитавших здесь, среди ушедших.

Я по-прежнему многого не понимал. Не хватало какого-то большого куска. Фрагмента, который придал бы смысл случившемуся с моим прекрасным даром добрых богов, теперь лежавшим под стеклом. Детали, которая могла быть на самом виду, если бы только я обладал глазами, способными видеть. Без сомнений, Покойник давно бы все понял.


предыдущая глава | Коварное бронзовое тщеславие | cледующая глава