home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



109

Черной Орхидеи не было там, где ее видели в последний раз. Здоровяки тоже отсутствовали. Как и следы борьбы. Они испарились прямо из-под усов Грязного Человека. Он не понимал ни каким образом, ни даже когда. В укрытии стояли сильные запахи, но ни один не вел наружу. Даже Паленая ничего не нашла.

– Магия, – сообразительно предположил Доллар Дэн.

– Действительно.

Конечно, магия, очевидно, дело рук Черной Орхидеи, для которой проникновение на место убийства было стилем жизни.

Мы знали, чего хотела Орхидия. Как она этого добьется? Есть ли повод вмешиваться?

Да, конечно. Я очень расстроюсь, если она осуществит свою месть прежде, чем я получу назад своих ребят.

– Существует вероятность того, что леди удалось договориться со здоровяками, – сказала Паленая.

Это звучало правдоподобно. Маленькая Блондинка с другом пытались расстроить нападение на близнецов Орхидии. Базис для партнерства имелся.

– Морли. Блондинка. Ее большой друг. Видел их в последнее время?

– Я не видел. Что может означать лишь то, что они прикладывают больше усилий, чтобы не попадаться на глаза. У меня ощущение, словно за нами по-прежнему следят.

Я крякнул. Иногда у меня самого начинало зловеще покалывать между лопатками.

– Я целый день ничего не чувствовал.

– Возможно, в этом виновата Белл. Она решила, что Фелльске стоит держаться подальше, если он хочет сохранить здоровье.

Я сомневался, что Лазутчика Фелльске удастся напугать, но вспомнил, что его забрали Блондинка с приятелем. Эту информацию я придержал.

– Она выяснила, на кого он работает?

Морли пожал плечами.

– Пока нет.

Внезапно Майкон начал дергаться. Вероятно, ему в голову пришла особенно неуютная мысль.

Я подозревал, что Лазутчик Фелльске уже не имеет значения. Больше не участвует в игре. Мы приближались к переломному моменту, если не к развязке. Несмотря на отвлекающие маневры, дело дошло до последних отчаянных попыток магистра Безмы убрать нечто из схемы, которой никогда и не существовало.

Забавно. Некомпетентный злодей. В грандиозных историях, вроде драм Йона Сальвейшна, злодеи всегда умны, блистательны и опережают всех минимум на пару шагов, пока добро не сотворит свое волшебство, чтобы восторжествовать в финале. Однако на сей раз мы столкнулись с надутым придурком, который потратил два поколения и несколько жизней на то, чтобы состряпать полный идиотизм.

Безма/Сторнс мог причинить ущерб и нанести телесные повреждения в попытке связать концы с концами к полуночи – при условии, что я выудил из хаоса нечто осмысленное. Я был уверен, что он не воплотит свою мечту в реальность. А также не сомневался, что он в состоянии наворотить проблем и трупов.

– Возможно, мне придется тебя покинуть, Гаррет, – сказал Морли. – Мои силы на исходе.

Я удивлялся, что мне до сих пор не пришлось уложить его в фургон. Но будучи эгоистом и желая иметь поблизости надежный нож, не освободил друга от бремени неуместной ответственности.

Надеюсь, мой эгоизм не отразится на его здоровье.

В последнее время многие мои друзья испытывают ту или иную боль. А моя жена мертва.

Я бросил вопрошающий взгляд в сторону небесных богов. Какая доля всего этого лежала на конце ведущей ко мне красной нити вины?

Одинокая капля приземлилась точно на мой лоб.

Какому-то мелкому божеству дождя понравилось по мне стрелять.

– Джон Растяжка. Сэр. Грязный Человек и Доллар Дэн тоже должны валиться с ног после такого длинного дня. – Крысюки не славятся выносливостью. – Может, они проводят моего друга…

– Гаррет, проснись. Нас еще ждет вампирский гамбит.

– О. Да. Значит, ты пока не уходишь?

– Ухожу. Но после.

– Тогда займемся делом.

Нам не пришлось гадать, где находится и чем занимается Черная Орхидея. Зуд между лопатками вызвала именно она. Старушка появилась, как только мы приблизились к укрытию магистра Безмы.

Она решила, что лучший способ достичь цели – присоединиться к тем, кто знает, где ее искать.

– Не думаю, что она тут одна, – сказал мне Морли, завидев поджидавшую нас впереди Черную Орхидею.

Правда. Небесные боги капризничали. Облака разошлись. Свет оранжевой луны, лившийся откуда-то с востока, обрисовывал силуэт моей обожающей гулять по воздуху подружки на крыше здания за спиной Орхидии.

– Добрый вечер, леди Фарфоул, – сказал я. – Полагаю, вы встретились с Порочной Мин и теперь готовы присоединиться ко мне.

– Как и обещала. – Весьма саркастическим тоном.

Темнота стояла такая, что никто из нас не мог внимательно разглядеть другого. Тем не менее преимущество было не на моей стороне – несмотря на наш численный перевес и разнообразные таланты.

Судя по всему, Орхидии нравилось делать вид, что мы старые приятели. Я не возражал. И кроме того, у нас имелся глубинный общий интерес.

Она зашагала рядом, ступая с осторожностью.

– Мозоли, – объяснила Черная Орхидея. – Потеряла форму. Слишком редко выхожу из дома.

– Мы все при последнем издыхании. Но если я правильно понял Констанцию, к полуночи все это закончится.

– Часть с Мейнессом Сторнсом – возможно. Если это произойдет, остальное решится до конца Всех душ. – Не успел я спросить про Порочную Мин и здоровяков, как она сама задала вопрос: – Вы знаете, где найти Сторнса, верно? И идете разобраться с ним?

Черная Орхидея изучила моих спутников, словно не сомневалась, что только ради этого удалось собрать подобную компанию.

– Да, мы идем туда и пытаемся успеть в срок.

– У вас больше времени, чем вы думаете.

– Почему?

– Полночь – не железный рубеж, если мы расправимся с Мейнессом Сторнсом. Давление начнет расти на рассвете. И даже тогда границей будет закат.

– Границей чего? – спросил Морли, думая, что у меня не хватит мозгов поинтересоваться.

Орхидия нахмурилась, словно приняла его за умственно отсталого, затем поймала мой пустой взгляд и поняла, что мы оба не в курсе.

– Этот парень попал на Холм через постель, – напомнил ей мой лучший друг. – Гениальность не передается половым путем. Он родился не там. Вырос не там. А я всего-навсего дружу с ним, поэтому знаю еще меньше.

– Таким, как я, приходится объяснять на картинках, – добавил я.

– Он научился завязывать шнурки только в четырнадцать, – внес свою лепту Морли.

– Эй! Неправда! Я продемонстрировал это в свой двенадцатый день рождения. Помнишь? Пять успешных попыток из семи.

Правый уголок рта Орхидии дернулся, но ее позитивный настрой ничего нам не давал.

– Ясно. Даже Поток Яростного Света могла страдать от неоправданного оптимистического заблуждения, что вы понимали больше, чем на самом деле, поскольку это понимали все остальные, кого она знала.

– Наконец-то. До кого-то дошло.

Я придал своему лицу очаровательное, большеглазое, глуповатое выражение «я-хочу-учиться», которое Черная Орхидея быстро стерла.

– Констанция должна была догадаться. Либо ее подвели проблемы со здоровьем, либо она хотела, чтобы все развивалось именно таким образом. Что?

– А? – ответил я, хотя и догадывался, что за этим последует.

– Как бы то ни было, ваше образование – не в моей компетенции. При первой же возможности донесите сундук с вашей неосведомленностью до Констанции. Возможно, она серьезно ошиблась. – И добавила себе под нос: – Не в первый раз.

– То есть?

– То есть когда-то Констанция Альгарда втайне страдала от болезни, поразившей обеих девчонок Махткесс, не только Маришку. Именно Констанция привела Мейнесса Сторнса в банду Разрушителей.

Я начал было спрашивать, откуда она знала о том, что случилось до ее рождения, но вспомнил, что у нее имелся дядя, который присутствовал там и теперь участвовал в охоте на убийцу своих внучатых племянника и племянницы. Не стоило выставлять себя идиотом.

Но… Я подумал о Мейнессе Сторнсе, которого знал с чужих слов. Старый, уродливый, всклокоченный и грязный, с отталкивающим наростом на голове. Хоть убейте, но я не мог представить целое поколение девчонок с Холма, выстраивающихся в очередь ради шанса дать ему попользоваться собой.

Я попытался узнать мнение Орхидии.

Она закатила глаза в сторону Морли.

Ага. Теперь ясно. Я годами наблюдал, как женщины буквально взламывали двери, пытаясь добраться до Морли, и не мог сообразить, в чем причина подобного ажиотажа. Ни разу ни одна из них не дала разумного объяснения. И вряд ли когда-нибудь даст.

Иногда нужно просто принять факт и не пытаться выяснить, в чем тут дело, как принимают волю Всевышнего. Она есть – и все тут.

– Анализом нужно заниматься после операции, – сказала Орхидия.

– Что?

– Сейчас нас ждут дела. Время выходит. Мы должны потратить оставшееся с большим толком.

– О. Ага. Точно.

Паленая хотела знать, куда мы направляемся. Я объяснил.

– Местная большая зал отлично подходить для такой мероприятие, как афера магистра Безма, – заметил Доллар Дэн.

Боги, боги. Откуда он мог знать?.. Телохранители Кивенс. Ну конечно. Они выследили ее похитителей. И теперь заброшенный дом кишит обычными крысами.

Я посмотрел на Майкона Д. Он таращился на мостовую, но почувствовал мой взгляд. Кивнул, подтверждая догадку Доллара Дэна.

– Таких просторных пустых домов найдется немного, – пробормотал он.


предыдущая глава | Коварное бронзовое тщеславие | cледующая глава