home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



43

Всю недолгую дорогу к особняку Метательницы Теней Тэд флиртовал с собаками. Он растопил сердце Помощницы, которое та закрыла передо мной.

– Вы уверены, что это бродячие собаки?

– Были, пока не решили усыновить меня. Они живут на Ортодоксальном кладбище.

Я вкратце рассказал ему о псицах и Крошке Му.

– Неужели? Это странно. И никакой связи со Страфой?

– Нет, если верить Констанции. А кому знать, как не ей.

– Разумеется, разумеется. Я никогда не был с ней в близких отношениях.

Безо всякой причины Тэд нравился мне все больше и больше. Милый, приятный парень, совсем как Страфа.

– Вы ведь были увлечены Страфой?

– Был, – смущенно признался он. – Когда-то. Барат не одобрил. А она никогда ему не перечила.

– Понятно.

Лучше оставить эту тему. Слишком щекотливая.

Тэд не настаивал на продолжении разговора. Он чувствовал ту же неловкость.

Особняк Метательницы Теней казался вымершим. Мы с Тэдом направились наверх, в логово ведьмы. Собаки и Доллар Дэн остались внизу, на страже.

Прежде я никогда не выходил за пределы первого этажа, но никаких сюрпризов не обнаружил. Второй этаж был столь же мрачным. Спальня Констанции оказалась немногим лучше.

Барат Альгарда спал в пухлом кресле возле постели матери. Даже во сне его лицо выглядело встревоженным. Вздрогнув, он проснулся.

– Гаррет. Привет, – сонно сказал он. – Тэд. Извини. Это нелегко.

– Понимаю. Никаких проблем.

– Эй! Тэд думает, что она очнется.

Старая уродливая бочка слизи лежала на спине, ее верхняя половина была немного приподнята, руки безжизненно вытянуты по бокам, поверх лоскутного одеяла, очевидно, сшитого за жалкие гроши каким-то беженцем старше самой Метательницы Теней.

Я изучил ее руки. Слегка деформированы артритом. Хронические боли могли объяснить дурной характер. Возможно, Тэд и ему подобные вместе с магами-целителями класса, соответствовавшего статусу Констанции, не сумели с этим справиться. Эта болезнь могла не поддаваться магии.

Некоторые вещи устойчивы к магии. Как и некоторые люди. Пенни в какой-то степени обладает этим талантом. Определенные металлы и минералы сопротивляются колдовству и даже уничтожают его. Наиболее известные примеры – железо и серебро.

– Где Кивенс? – спросил Барат, еще не до конца проснувшись.

Я пожал плечами.

– Я ее не видел.

– Мы никого не видели, – сказал Тэд. – Никто не подошел к двери. Она должна быть здесь?

Барат встревожился.

– Здесь должен быть Киога. И Маш c Башем.

– Это прислуга?

– Машего и Башир. Да. Они живут здесь. И никогда не выходят.

Они пришли к Страфе, чтобы помочь с поминками, но я понял, что он имел в виду. Странное трупное телосложение, многочисленные ритуальные шрамы и религиозные татуировки помешали бы им социализироваться – без серьезной маскировки.

Они не были карентийцами. Метательница Теней привезла их из зоны военных действий. Мужчину и женщину, мужа и жену, но я не был уверен, кто из них кто.

Барат слишком быстро вскочил.

– Мы должны… Черт!

Он пошатнулся и замолчал.

– Что?

– Гаррет, моя девочка – гений. Но сам знаешь, она полностью лишена здравомыслия.

– Не могу с этим спорить. Мои шрамы – тому подтверждение. Но она хорошая девочка. Она просто…

– Она постоянно ныла, что приходится сидеть дома. Она не в состоянии провести параллель между тем, что случилось с ее матерью, и тем, что может случиться с ней самой. Думает, что так не бывает. Так быть не может.

В этот момент левый указательный палец его матери дрогнул. В последнем суставе, переместился на четверть дюйма. Я открыл рот, чтобы сказать об этом Тэду, но он уже смотрел на палец, широко улыбаясь.

Барат тоже заметил.

Тэд оттянул веко Метательницы Теней. Мы все увидели, что зрачок реагирует на свет.

– Совершенно замечательно, – пробормотал Тэд.

– Если Кивенс ушла, то, скорее всего, к Кипу, – сказал я Барату.

– Ненавижу повторяться, но она должна понять, что ей никогда не сравниться с той рыжеволосой девочкой, – ответил Альгарда.

Я не мог сказать ничего обнадеживающего. Когда дело доходило до того, чтобы осознать, что Кивенс – не только лучший друг, но также живая, дышащая, чувствующая девушка, Кип проявлял чуткость гранита.

– Ты правда тревожишься? Со мной крысюки. Они могут ее выследить.

Я думал, он откажется. Барат был гордым человеком, упрямым, если его не наставляла Констанция, и, вероятно, считал, что сам может справиться со своими проблемами. Он меня удивил.

– Ты можешь это сделать? Сколько это будет стоить? Возможно, им следует постоянно находиться рядом с ней.

– Стоить? Я не знаю. Мне нужно спросить. Ты уверен?

– Мы потеряли Страфу. И маму… вероятно. Я не вынесу, если Кивенс… Конечно, я уверен. Мне нужен отряд ангелов-хранителей. Как называется скопление воронов? Стая? Вот что мне нужно. Стая ангелов-хранителей с черными сердцами, жаждущими людской плоти.

– В таком случае сомневаюсь, что крысюки оправдают твои надежды.

Он ухмыльнулся.

– Тогда пусть просто держатся поблизости, куда бы она ни пошла. Если они не будут махать руками и кричать, она ничего не заметит.

– Я поговорю с Долларом Дэном.

Дэн определенно извлечет выгоду из ситуации, но будет благоразумен. Он увидит шанс завязать полезное знакомство.

Иметь Метательницу Теней у тебя в долгу никогда не повредит.

– Доктор, я хотел поговорить с вами, но отвлекся. Может ли пропавшая часть того сломанного болта находиться внутри Порочной Мин?

– Что?

Мерзкая старая колдунья снова дернулась.

Тэд снова ухмыльнулся.

– Вот что мне пришло в голову. – Но прежде чем кинуться в омут, я спросил Барата: – Я правильно понимаю, что вы использовали топографические карты, чтобы выяснить местонахождение баллисты, произведшей тот выстрел? Ведь она могла быть только одна, верно?

– Да и да. Кроме того, баллисту должно было скрывать путающее заклятие. Нельзя убить кого-то из огромного орудия и остаться незамеченным без серьезной магии сокрытия.

– Читаете мои мысли. Так вот. Тэд. Я полагаю, что маги-криминалисты не нашли болт, потому что он внутри Мин. Потому что Мин была настоящей мишенью, а Страфа пострадала случайно.

– Что? – хором спросили Тэд и Барат.

– Смотрите. Кто-то стреляет в Мин. Возможно, болт попадает в ключицу, ломается, и часть с наконечником отскакивает в Страфу.

Метательница Теней снова пошевелилась: на этот раз дернулся ее левый мизинец.

– Может, это и соответствует фактам, но звучит как-то неправильно, – сказал Барат.

Я тоже так думал, но лишь потому, что желал, чтобы смерть Страфы была чем-то важным, а не просто «случайной неприятностью».

– Найдите демоницу, – сказал Тэд. – И я внимательно ее осмотрю. Я решил, что рана сквозная, но решил так заранее.

– Мы ее найдем, – пообещал я.

Барат снова опустился в пухлое кресло.

– Позаботься о прикрытии для Кивенс.

– Считайте, что уже сделано. Как думаете, Машего и Башир могли отправиться навестить Покойника?

– Нет. Не из-за того, что он логхир – я им об этом не говорил. Но они никуда не пойдут, пока мама больна… – Тут он вспомнил, что именно это они и сделали. – Нет. Я уверен.

– Понимаю.


предыдущая глава | Коварное бронзовое тщеславие | cледующая глава