home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



87

Тара Чейн дернула за цепочку дверного колокольчика у двери Метательницы Теней. Изнутри раздался странный вскрик. Не дожидаясь ответа, Лунная Гниль открыла дверь и пригласила нас внутрь.

Когда мы перегруппировывались в фойе, появилась Машего.

– Мы надеялись, что вы сегодня заглянете, – сказала она. – Есть хорошие новости.

Я воздержался от комментариев. В данный момент из моего рта не могло вылететь ничего хорошего.

– И в чем же они заключаются? – поинтересовалась Тара Чейн.

– Хозяйка очнулась. Ночью.

– Великолепно.

– Однако она пока не пришла в себя окончательно. Она садится. Ест и пьет – и помногу, – но сбита с толку, и у нее проблемы с речью.

К нам присоединился Башир.

– Кажется, она не вполне уверена, кто она и где находится. И она не может говорить четко.

– Классический удар, – заметил я.

– Да. Доктор Тэд тоже так считает, с некоторыми оговорками.

– Оговорками?

– Он сказал, что имеются отклонения. И что они бывают всегда. Вам следует обсудить это с ним.

– Ясно.

Я покосился на Тару Чейн. Она выглядела вовсе не такой довольной, как могла бы. Однако по сравнению со своей сестрой Лунная Гниль фонтанировала позитивом. Для Маришки новости действительно были мрачные.

Паленой с Долларом Дэном сказать было нечего, да и, скорее всего, их это не слишком волновало. Подобно пылинкам в луче солнца, они мельтешили, непрерывно перемещались по отношению друг к другу и Маришке, постоянно проверяя свою способность противостоять любым ее пакостям.

Их ноздри, усы и уши дрожали и подергивались, дрожали и подергивались. Очевидно, следовало предположить, что имелись звуковые и обонятельные намеки на то, что вышеупомянутая Лунная Плесень собиралась предпринять что-то при первой же возможности.

Я повернулся к Маришке, наклонился, посмотрел ей в глаза с расстояния, на котором можно почувствовать вонь изо рта.

– Пробовать прямо сейчас – плохая идея.

Чем полностью выбил ее из колеи.

Оглядевшись, она поняла, что сбежать не удастся.

Словно по расписанию, снаружи донесся шум. На мгновение в ее глазах вспыхнула надежда, потом Маришка снова впала в отчаяние.

– Неужели? – сказала Лунная Гниль. – Ты об этом думала? Сейчас? В этих?..

Затем она поняла, почему ее сестра была готова пойти на глупый риск.

Мы находились в логове Метательницы Теней. Метательница Теней вернулась. Да, сейчас старая грымза в замешательстве, но как долго это продлится? Когда она вспомнит, что ее внучку убили прямо на Холме? Когда узнает, что Маришка Махткесс действовала заодно с Операторами?

Я бы тоже впал в отчаяние.

Но почему-то я думал, что Лунная Плесень не имеет отношения к смерти Страфы. Не сомневался, что, несмотря на связи Маришки с Операторами, об убийстве ей известно не больше, чем всем нам.

– Мне пришла в голову ужасная мысль, – сообщил я Паленой. Перехватил Барата, когда они с Кивенс вошли в фойе, переругиваясь, превосходно выбрав момент. – Это вы двое шумите?

– Что? – огрызнулся Барат.

Он пребывал в дурном настроении. А Кивенс – в еще более дурном. Новости Башира о пробуждении Метательницы Теней не улучшили ситуацию.

Я сказал, обращаясь ко всем, кто хотел слушать:

– Я только что понял, что, несмотря на все попытки помешать и навредить нам, Операторы ведут себя не так, как если бы стояли за случившимся со Страфой.

Я уперся в Маришку жестким, яростным взглядом, и она капитулировала.

– Он не имеет отношения к смерти Страфы. – «Он» – очевидно, ее дружок-священник. – Он очень расстроился. Ведь это исключило ее из состязания.

Мы с Лунной Плесенью смотрели друг на друга, окруженные тесной толпой.

– Он уверен, что его люди не виноваты, – продолжила она. – Было бы глупо убирать Поток Яростного Света еще до начала состязания.

Я тоже об этом подумал.

– Почему Страфу вообще выбрали, если обычно в турнире участвует молодежь?

Маришка уставилась на меня так, словно Смертный компаньон семьи Альгарда оказался на удивление тупым. Показала на Барата и, украдкой, на Кивенс.

О. У них не было таланта.

Лунная Плесень на этом не остановилась и озвучила мысль:

– Поток Яростного Света была Бегущей По Ветру, и не только. Она представляла собой обширное вместилище силы и таланта. Она так и не узнала всех своих способностей. Ее они не слишком интересовали.

И, полагаю, она казалась легкой добычей.

Страфа всегда была наивной и доверчивой.

Возможно, это ее и погубило. Ее ум оказался не в состоянии опасаться того, кто катил по улице огромный осадный механизм. Я мог представить Страфу, которая до последнего момента стоит и с детским любопытством смотрит, как кто-то устанавливает и заряжает уродливый агрегат.

– Барат, нам нужно собрать всех вместе, чтобы поделиться добытой информацией, – сказал я. – У меня ее немного. Я щипал турнир по краям. А бандиты лезли ко мне со всех сторон.

– Учитывая, к чему привели все их попытки, а также неусыпный интерес Стражи, возможно, вскоре у них кончатся парни для грязной работы.

Настроение Кивенс не улучшилось. Ее все раздражало. Кроме того, девчонку ткнули носом в тот факт, что ей предпочли пожилую женщину вроде ее собственной матери.

Кивенс была новым Бойцом Альгарда, но одно неудачное нападение отбило у нее всякое желание участвовать в игре. Раскололо щит подростковой мечтательности. Насторожило, чего не смогла сделать гибель матери.

Кивенс решила, что должна высказаться.

– Пойду проведаю бабушку. И буду сидеть здесь, вместе с ней, пока эта фиговая фигня не кончится.

Она с вызовом оглядела нас, ожидая, осмелится ли кто-то возразить или велеть ей выбирать выражения.

Но дождалась только отцовского шумного вздоха облегчения.


предыдущая глава | Коварное бронзовое тщеславие | cледующая глава