home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



90

– Кто-нибудь может объяснить, каким образом День мертвых или Ночь всех душ связаны с Турниром мечей?

Непонимающие взгляды. Конечно, почти никто ничего не знал об этих идиотских турнирах. Неделю назад о них слышали лишь избранные.

Я увидел, что Лунная Плесень застенчиво, нерешительно, медленно тянет руку вверх, явно вовлеченная в отчаянную внутреннюю борьбу: связь с магистром Безмой сражалась с желанием поступить правильно.

Она прекрасно знала, что играла не на стороне справедливости.

Мало кто из нас на ней играет. Не преднамеренно, по запоздалому размышлению.

– Дело только что приняло очередной неожиданный правый поворот? – поинтересовался я.

Я пересказал им почти все слова Метательницы Теней. Я хотел, чтобы эти люди думали. Они не были глупы. Один быстрый ум мог ухватить то, что проглядели все остальные.

Паленая пробралась ко мне и прошептала:

– Нужно заглянуть домой. Должны поступить доклады. И Он мог проснуться.

– На это есть реальный шанс?

– Возможно, нет. Но я предпочитаю быть оптимистом.

– Меня это устраивает. Хорошо. Убедись, что всем желающим пойти хватит зонтов.

Современный складной зонт – очередной продукт гениальности Кипа Проуза. Большинство экземпляров, сейчас находящихся в руках общественности, приобретены не теми, кто реально ими пользуется. Зонт – самый популярный объект кражи в дождливый день. Многие прошли извилистые, интересные пути, кочуя от владельца к владельцу.

Объединенные поддерживают высокие цены, выпуская на рынок свои наиболее популярные продукты в количествах, не достигающих спроса. Такая политика поощряет пиратство, но старики Тейты отменно убеждают публику, что затяжная социальная инвалидность – непременный бонус приобретения чего-либо, не являющегося подлинным продуктом, разработанным Проузом и произведенным Объединенной.

Все это не имеет отношения к делу. Еще одно отклонение в сторону.

Барат ткнул меня в любимое мягкое место.

– Экипаж едет, Гаррет. Готовься.

– Экипаж? Какой экипаж?

– Мамин. Чтобы ты по пути не утонул. Я сказал тебе об этом десять минут назад.

Он обо мне тревожился.

– Извините. Я действительно мало что понимаю, особенно теперь, когда появился какой-то туманный крайний срок. Все становится еще более запутанным.

– Не спорю. Происходит больше, чем нам известно. Приглядывай за Тарой Чейн. Она догадается первой. Она знает маму лучше, чем кто-либо.

Я продемонстрировал ему вопросительно поднятую бровь.

– Лучше меня? Да, черт побери! Я так и не смог разгадать старую сучку.

Я подошел к кухонной двери. Дождь перешел в ливень. Холодный сильный ливень. Нельзя было понять, сколько сейчас времени, только догадаться, что вечер еще не наступил. Оказалось раньше, чем я думал: едва миновал полдень.

Метательница Теней не любила новомодные прибамбасы вроде складных зонтов. Они выходили из строя после нескольких употреблений, и приходилось покупать новые. Она не собиралась играть в эти игры с хитрозадыми торговцами.

У Маш и Баша нашлась подделка со слишком легкими спицами, которые приходилось заново сгибать после каждого раскрывания.

Маш и Баш продемонстрировали, что семейные пары готовы спорить по самым глупым поводам, предавшись жаркой схватке на почве того, держать ли поддельный зонтик постоянно раскрытым.

– Это не имеет значения! – раздраженно рявкнул я. – У нас один зонт на толпу народа.

– Успокойся, сынок, – сказал мне Барат. – Будучи хитрым старым лисом, которому уже доводилось сталкиваться с погодными условиями, я велел кучеру заехать под навес.

– Мы ведь не хотим, чтобы вы, сахарные наши, растаяли, – внесла свою редкую лепту Кивенс.

Что скажешь, проблемная девчонка.

Доктор Тэд вернулся из краткой вылазки на территорию Метательницы Теней.

– Испорченные, эгоистичные люди, ругаются из-за дождя, под который еще не попали. Подумайте о бедных красных беретах, за чьи воротники он затекает, потому что безумное начальство желает знать о каждом нашем вздохе.

Это был отличный отвлекающий маневр. Не то чтобы меня беспокоил комфорт этих придурков. Наверняка они забились в какое-то теплое, сухое место. Я лично никогда не выказывал подобной приверженности своей работе – разве что если бы следил за типом, который мог привести меня к виновнику случившегося со Страфой…

– Маш, я бы хотел, чтобы ты встретила экипаж, – сказал Барат. – Спасибо. Остальные продолжат обсуждение здесь.

Он хотел поговорить о Страфе. К сожалению, наша осведомленность ненамного выросла по сравнению с тем, что мы знали сразу после происшествия. Мы не нашли в окрестностях ни одного свидетеля, ни одного человека, видевшего движущуюся осадную машину – хотя волшебники-криминалисты определили место, с которого должны были выпустить смертельный болт.

Смертоносная баллиста исчезла с лица земли.

Пропавший фрагмент болта так и не обнаружили, несмотря на усилия экспертов Стражи.

– Как ни прискорбно, вынужден признать, Гаррет, что, похоже, это сойдет им с рук, – очень мрачно сообщил Барат.

– Нет. Не сойдет. Они могут опережать меня на час, на день, на месяц – но не на всю жизнь. Мы уже нашли множество ниточек, за которые можно тянуть. Потянем – и рано или поздно кто-то запаникует и сделает глупость.

Как будто еще не сделал.

Только прямо сейчас мне, похоже, не удастся подергать за ниточки. Удовольствие придется отложить.

Метательница Теней говорила о стремительно надвигающемся крайнем сроке с растущим отчаянием. Мне это не понравилось. И по-прежнему не нравилось. Но какое-то чувство вызревало на тенистых полях моего воображения. Безо всякой причины я сам начал ощущать важность и безотлагательность.

Вернулась Машего.

– Экипаж готов.

И тут во мне проснулось любопытство.

– Если Маш и Баш – вся прислуга Констанции, и вы остаетесь здесь, кто управляет экипажем?

Подобный вопрос мог встревожить парня с извращенным умом вроде моего.

– Два наших лучших частных патрульных, Педер и Пит Петиф, иногда работают на конюшне и управляют экипажем. Они братья. Близнецы. Надежные люди.

Снова близнецы. Занятно. Не имеет отношения к делу, но занятно. И все же… Насколько надежными могут быть люди, если они бросают постоянную работу всякий раз, когда им предлагают бонус на стороне? Бонус, подразумевающий взаимодействие с лошадьми?

Полагаю, индекс надежности зависит от того, что использовать в качестве шаблона.


предыдущая глава | Коварное бронзовое тщеславие | cледующая глава