home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 4

— Боже! — закричал Пит.

Джина бросилась вверх с криком:

— Держись!

— Я проваливаюсь! Скорее!

Ларри бросился к подножию лестницы. Он не заметил, чтобы Пит поспешил за ним.

— Где же ты, Пит?

— Поднимайся и тащи ее вверх! — огрызнулся Пит.

— Вот дрянь какая, — простонала Барбара.

Ларри перемахнул через перила. Поднимаясь по лестнице вслед за Джиной, он заметил слабый отсвет фонарика Пита справа от лестницы. Неужели он с места не сдвинулся? Он что, все еще стоял перед распятием?

Джина опустилась на колени у края площадки.

Барбара, провалившись по грудь, была похожа на жертву зыбучих песков. Она изогнулась вперед, наваливаясь грудью на уцелевшие доски и пытаясь приподняться на локтях.

Джина отползла в сторону, пропуская Ларри и подхватывая Барбару под левый локоть.

— Держу, — с трудом отдышавшись, прошептала она. — Я держу тебя. Ты не упадешь.

— Ты в порядке? — спросил Пит.

— Нет, черт возьми!

Ларри ничком лег на площадку. Заглянул в пролом между сломанными досками и светлой блузкой Барбары. Чернота.

«Бездонная пропасть, — подумал он. — Бездна».

«Нелепость», — сказал он сам себе. Практически тут не больше шести — семи футов высоты, всего-то, от пола до площадки. Барбара висела почти над полом.

А что если пола под лестницей нет?

Или она проломила бы и его тоже?

Даже если ей пришлось бы пролететь всего четыре фута, она могла застрять под лестницей. Да и обломившиеся доски могли сильно поранить ее.

Ларри потянулся вперед, пока волосы Барбары не коснулись его лица. Он обхватил ее руками. Руки легли на ее грудь. Пробормотав извинения, он опустил их пониже и крепко ухватился за ее торс.

— Пит! — крикнул Ларри.

— Ты добрался до нее? — голос Пита доносился откуда-то снизу.

— Протянул бы ты нам свою чертову руку!

Он услышал треск ломающегося дерева. Ларри испугался было, что это опять рушится площадка, но с ней было все в порядке.

— Ай! — завизжала Барбара, дернувшись в объятиях Ларри, — Кто-то хватает меня за ноги!

— Это я, дорогая.

На мгновение бледный луч света прорезал тьму у правого плеча Ларри. Свет пробивался из — под досок.

Ларри понял, что Пит стоит под ним.

— Как он попал туда? — спросила Джина. В ее голосе слышались одновременно и облегчение и удивление.

— При помощи волшебной монтировки, — отозвался Пит. — Ну вот. Я держу тебя, дорогая. Давайте осторожно ее опустим.

— Нет, нет, не надо! Я упаду.

— Мы же поймаем тебя здесь.

— Нет, лучше вытащите меня наверх, ладно? — в ее голосе не было паники, но он дрожал от боли и страха. — Если я попытаюсь пролезть вниз, то еще больше перецарапаюсь.

— Ну хорошо. Попробуем. Вы, там наверху, готовы? На счет три.

— Ты будешь толкать ее за ноги снизу? — спросила Джина.

— Вот именно. Раз, два…

— Осторожнее, — предупредила Барбара, — или я погибну, утыканная занозами.

— Ладно. Раз. Два. Три.

Барбара медленно выплывала из пролома, будто поднималась на лифте. Не выпуская ее из объятий, Ларри поднялся на колени. Она всем телом навалилась на него. Его рука скользнула по гладкому голому животу. Барбара вздохнула и дернулась. Ларри ухватился за пряжку ее ремня, рванулся вверх и изо всех сил потянул ее на себя. И Барбара вылезла целиком, сев на край площадки.

— Порядок, — всхлипнула она. — Все хорошо. Сейчас приду в себя.

Ларри и Джина держали ее за руки.

— Там у вас все в порядке? — спросил Пит. Свет от его фонарика колебался в проломе около колен Барбары.

Барбара не ответила.

— С ней все в порядке, — сказала Джина.

Луч исчез, и только слабый его отсвет пробивался через проем.

— Я хочу домой, — жалобно произнесла Барбара. Ларри и Джина крепко держали ее, пока она, откинувшись назад, втаскивала ноги. Она уперлась подошвами в противоположный край проема.

— Господи! — Голос у Пита испуганный, ошеломленный.

Барбара встревожилась:

— Пит, что с тобой?

— Святые угодники… Ой, братцы, — уже не так испуганно. С изумлением в голосе. — Эй, вы просто не поверите, клянусь Богородицей. Ларри, иди сюда.

— Что такое?

Барбара наклонилась вперед и посмотрела под ноги.

— Что там такое?

— Тебе лучше не знать.

— Не до шуток мне, Пит.

— Тебе просто повезло, что ты не провалилась сюда, вниз.

С минуту все молчали.

Потом из пролома послышался голос Пита.

— Ты была бы здесь не одна.

У Ларри по спине побежали мурашки.

— Тут высохший труп.

«Не может быть», — подумал Ларри. Но чутье подсказывало, что Пит не шутит. Щеки Ларри внезапно похолодели. Дыхание перехватило. Засосало под ложечкой. Живот свело так, будто на него положили кусок льда.

— О, боже, — пробормотала Барбара. Джина и Ларри отошли в сторону, давая ей возможность повернуться, ухватиться за перила и встать на ноги. Они помогли ей спуститься с лестницы. Барбара шла потихоньку, обеими руками держась за перила. Ее блузка теперь свободно висела, закрывая всю спину.

— Мне с самого начала это место не понравилось, — прошептала Джина.

Барбара сразу направилась к дверям и распахнула их настежь. Солнечный свет ворвался в вестибюль отеля. В дверях Барбара встала и огляделась. Глаза ее были прищурены. Рот приоткрыт. Ларри даже с расстояния в несколько футов видел, как ее трясет. Когда Барбара распахивала края блузки, руки ее дрожали. Она стала рассматривать царапины на животе.

Ее груди ярко белели в открытом вырезе бюстгальтера. Ларри заметил более темную кожу около сосков. Ей было слишком жарко, и она слишком испугалась, чтобы помнить о стыдливости. Ларри почувствовал себя дешевым соглядатаем, воспользовавшимся невнимательностью Барбары. Несмотря на возникшее чувство неловкости, взгляд отводить ему не хотелось. Под лестницей лежал покойник. Но каким-то образом тело Барбары, просвечивающей сквозь бюстгальтер, снимало неприятное чувство тошноты.

Но Ларри все — таки заставил себя опустить глаза. Правая штанина шорт Барбары задралась выше, чем левая. Оба бедра были поцарапаны, порезы кровоточили. Правая нога пострадала больше левой, но обе были достаточно ободраны.

Джина подошла к подруге:

— Ой, как ты исцарапалась.

— Ты мне будешь рассказывать.

— Ну, где вы там, — позвал Пит.

— Барбара сильно пострадала, — отозвался Ларри. — Вылезай оттуда и поедем домой.

— Тебе следует непременно это увидеть! Это отнимет у тебя пару минут.

«Я не хочу этого видеть».

— Слушай, Пит, твоя жена ранена.

— Минута — другая ничего не изменят. Тут лежит мертвое тело. Черт возьми, ты же писатель. Писатель ужастиков. Говорю же тебе, это не то, что можно пропустить. Иди сюда.

— Ступай, если хочешь, — сказала Джина. — А мы пойдем потихоньку к машине.

Ларри шмыгнул носом.

Барбара кивнула, все еще морщась и дрожа. Ее лицо и грудь лоснились от пота. Ларри опять поймал себя на том, что разглядывает ее грудь.

— Ступай, — подтвердила она. — Пойди, осчастливь его.

— А вы, девочки, не хотите взглянуть?

— Ты что, шутишь? — спросила Барбара.

— Давайте побыстрее, — попросила Джина.

Ларри отвернулся от двери и медленно пошел через вестибюль. Оглянувшись, он увидел, что Барбара с Джиной вышли на улицу.

Он почувствовал себя одиноким.

«Мне не обязательно оставаться здесь. Я мог бы пойти с ними».

Он не испытывал ни малейшего желания глядеть на несчастный труп.

Но непослушные ноги уносили его все дальше от солнечного света.

Под лестницей была отбита приличная часть панели, и открывался проход фута в два шириной. В проеме мелькал луч от фонарика Пита. Ларри боком протиснулся в проем.

— Я уж начал думать, что меня тут бросили, — сказал Пит.

— Я не мог упустить такой случай.

Ларри обнаружил Пита стоящим на досках, упавших сверху. Казалось, он застыл, выпрямившись во весь рост, вытянув вперед правую руку и держа в ней фонарь, будто пистолет. Луч фонарика указывал на гроб, втиснутый изголовьем под нижние ступеньки.

Тело было прикрыто, по крайней мере по шею, старым коричневым одеялом. Одеяло было в морщинах, будто его засунули в гроб и не потрудились расправить.

У трупа были длинные светлые волосы. Кожа на лице казалась сморщенной и высохшей. Ларри видел ввалившиеся глазницы, впалые щеки, губы, раздвинутые в безумной ухмылке, обнажающей зубы и десна.

— Разве в это можно поверить? — прошептал Пит.

Ларри покачал головой:

— Может, труп не настоящий?

— Не глупи. Когда я вижу настоящий труп, я узнаю его.

— Выглядит почти, как мумия.

— Да уж. Кажется, нам стоит осмотреть его, а?

Плечом к плечу они подались вперед. Пит освещал труп фонариком.

«Идиотизм», — подумал Ларри. Раньше он такого не видел. Весь его опыт общения с покойниками сводился к присутствию на трех похоронах. Но те покойники выглядели так, будто могут запросто сесть и пожать вам руку.

Этот же покойник выглядел так, будто он может сесть и вцепиться в тебя зубами.

«Не смей так думать», — велел себе Ларри.

Внутренняя часть лестницы преграждала путь, им пришлось низко склониться над гробом. Пит присел на корточки и подался вперед. Ларри продолжал стоять согнувшись. Чувство самосохранения удерживало его на месте. Казалось, ступени давили на него, старались пригнуть его еще ниже, уткнуть лицом в труп. Ларри упал на колени и вытянулся, собираясь опереться о край гроба. Но прежде, чем он коснулся его, до него дошло, что он собирается сделать. Ларри отдернул руки и уперся ими в колени.

Небрежно смятое одеяло не закрывало икры и ноги покойника. Они были голые, цвета старого дерева, сквозь высохшую кожу проступали кости. Ногти были такие длинные, что загибались вниз на подошву. Ларри вспомнил, что ногти и волосы продолжают расти после смерти. Но он слышал, что это просто миф; только казалось, что они растут, потому что кожа вокруг них сжимается.

— Держу пари, что он тут лежит уже давно, — прошептал Пит. Он склонился над гробом. Указательным пальцем он провел по лбу трупа.

Ларри охнул.

— Что случилось?

— Как ты только можешь трогать его?

— Подумаешь. Попробуй. Похоже на голенище сапога. — Он провел пальцем по светлой брови.

Ларри представил, как палец Пита скользит в глазницу, касается века, вдавливает его и протыкает.

— Давай, потрогай его, — настаивал Пит. — Как же ты собираешься писать об этом покойнике, если не почувствуешь его.

— Благодарю покорно. Я полагаюсь на мое вооб…

— Мы передумали.

Он вздрогнул при звуке голоса Барбары. Так же, как и Пит. Тот так дернулся, что треснулся затылком о ступеньку.

— Ай! — закричал он и согнулся, почти коснувшись лицом трупа и потирая затылок. — Проклятье! Черт тебя побери, Барби!

— Извините.

Ларри через плечо посмотрел на женщин и улыбнулся. Хотя сердце у него колотилось от неожиданности, он был рад их приходу.

Как будто кто-то из мира живых возвратился к нему.

— Кажется, вы не шутили, — прошептала Барбара. — Боже, посмотри сюда.

— Ик, — это все, что смогла произнести Джина.

Барбара склонилась над гробом. Джина стояла сзади и заглядывала через ее плечо.

— Не хотите, чтобы все удовольствие досталось нам? — спросил Ларри.

— Все зависит от размеров удовольствия, — сказала Барбара хриплым голосом.

— Нас замучило любопытство, — добавила Джина.

Барбара протянула руку и потрогала подошву трупа.

«Совсем, как Пит, — подумал Ларри. — Несмотря на различия, они все — таки — подходящая пара».

— Кажется, я до крови рассадил себе затылок, — проворчал Пит.

— Составишь мне компанию, — заметила Барбара, все еще поглаживая подошву. — Похоже на шкурку от салями.

— Салями жирнее, — ответил ей Пит. — Это больше похоже на кожаную обувь.

— Ну, хорошо, все на него посмотрели, — сказала Джина. — Вы готовы ехать домой?

— Да, почти. — Пит кончил тереть затылок, поднес руку к закрытому телу и сбросил одеяло. Ларри отшатнулся, стоя на коленях, он сам не мог понять, чего так испугался. Он уже и так видел достаточно.

Труп был голый.

Это был труп женщины.

Из ее груди торчал деревянный кол.

— Черт возьми, — прошептала Барбара.

— Давайте уйдем отсюда, — прохрипела Джина сдавленным голосом.

Она не стала никого ждать. Пулей выскочила оттуда.

Пит выронил одеяло. Оно упало комком, прикрыв кол, высохшие груди и торчащие ребра. Барбара наклонилась и концом одеяла накрыла бедра трупа.

Под животом были светлые волосы.

Ларри вздохнул.

Поспешил следом за Барбарой. Зад ее белых шорт был все еще запачкан желтой пылью от камня, на котором она сидела на дне высохшего ручья.

Казалось, все это было сто лет назад.

«И зачем только мы сделали это?»

Ларри вылез в проем панели. Джина поджидала их в дверях вестибюля. Она сгорбилась, обхватила себя руками и от нетерпения приплясывала на месте.

— Пойдемте, пойдемте! — торопила она всех.

Ларри подождал, пока вылезет Пит.

Вместе они заколотили проем панелью.

Захлопнули дверь склепа.

Пит шел к выходу задом, будто боялся отвести глаза от панели.

В луче фонарике поблескивало распятое тело Христа.


Глава 3 | Кол | Глава 5







Loading...