home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



24


Тот вечер, когда Алиса увидела Пауля в другом конце кабаре, оказался сущим кошмаром. Это было последнее место, где она ожидала его увидеть. Она снова посмотрела на него, чтобы убедиться, потому что скудное освещение и дым сбивали с толку, но глаза ее не обманывали.

Какого черта он здесь делает?

Первым делом она пристыженно спрятала Кодак Брауни за спиной. Однако в таком положении она задержалась недолго, потому что камера с массивной вспышкой слишком много весила.

А кроме того, она ведь работала. И это вызывало у нее гордость, так что какого черта.

- Хороша фигурка! Сделай-ка мне фото, сладкая!

Алиса улыбнулась, подняла вспышку, прикрученную к длинному штативу, и нажала на кнопку, чтобы она сработала самостоятельно, без камеры. Двое пьяньчуг, заслонявшие ей обзор столика, за которым находился Пауль, отшатнулись и завалились на бок. Хотя ей приходилось часто заряжать вспышку порошковым магнием, это был наиболее эффективный способ избавляться от прилипал.

В такие ночи, когда ей приходилось делать двести, а то и триста фото клиентов клуба "Бельда", вокруг нее всегда увивалось множество таких типов. После проявки фотографий хозяин клуба отбирал полдюжины, чтобы повесить их на стенах рядом со входом, показывая, как хорошо клиенты клуба проводят время с танцовщицами. Лучшие, по мнению хозяина, фотографии получались глубокой ночью, когда самые беспутные гости пили шампанское из туфель девушек. Алиса ненавидела эту атмосферу: шумную музыку, платья с блестками, фривольные песенки, выпивку и тех, кто ее без меры потреблял. Но это была ее работа.

Она колебалась, стоит ли подойти к Паулю. Она не считала себя особенно красивой, тем более в этом синем костюме с чужого плеча и не очень подходящей к нему шляпке, однако пьяниц к ней всё равно тянуло как магнитом. Она пришла к выводу, что мужчинам просто нравится находиться перед ее объективом. Она решила этим воспользоваться, чтобы приблизиться к Паулю и сломать лед. Ей по-прежнему было ужасно стыдно за то, как ее отец выгнал его из дома, и остался неприятный осадок от лжи, что Пауль взял предложенные деньги.

"Я превращу всё в шутку. Подойду к нему с камерой, направив ее прямо в лицо, сделаю фото, а потом покажу, кто я такая. Наверняка он будет безумно рад".

Она начала приближаться, огибая столики и пьяных, защищаясь от них улыбкой.

Восемь месяцев назад Алиса бродила по улицам в поисках работы.

В отличие от Пауля, ее поиски не были такими отчаянными, потому что она располагала деньгами на несколько месяцев, но столь же изнурительными. Единственное занятие, которое ей предлагали, окликивая на углах или шепча в подсобках, это работа проституткой или жизнь на содержании, а этот путь Алиса не избрала бы ни в коем случае.

Она поклялась, что домой тоже не вернется.

Она подумывала уехать в другой город. Гамбург, Дюссельдорф, Берлин. Однако оттуда приходили такие плохие новости, даже хуже мюнхенских. И была еще одна надежда - встретить кое-кого, которая удерживала ее в родном городе. Но по мере того, как ее запасы истощались, а работы всё не было, Алиса всё больше впадала в отчаяние. До тех пор, пока однажды днем, вышагивая по Агнесштрассе в поисках швейного ателье, о котором ей говорили, она не увидела табличку на витрине.

ТРЕБУЕТСЯ ПОМОЩНИК

КРОМЕ ЖЕНЩИН

Она даже не взглянула, что это за лавка, в негодовании толкнув дверь, и извещающий о новом посетителе колокольчик бешено заколотился. Она твердым шагом приблизилась к единственному человеку, стоящему за прилавком. Это был худой мужчина средних лет с огромными залысинами на седой голове.

- Добрый день, фройляйн.

- Добрый день. Я ищу работу.

Мужчина серьезно на нее посмотрел.

- Могу я спросить, фройляйн, умеете ли вы читать?

- Да, но не собираюсь глотать такую наглость.

После этих слов выражение лица мужчины изменилось. Вокруг его рта появились веселые складки, а вслед за благожелательной улыбкой он разразился смехом.

- Наняты!

Алиса посмотрела на него, совершенно сбитая с толку. Она вошла в эту лавку с намерениям поскандалить с владельцем этого несправедливого объявления, решив, что просто даст ему это понять.

- Вы удивлены?

- Весьма.

- Видите ли, фройляйн...

- Алиса Танненбаум.

- Август Мунтц, - ответил тот, отвесив цветистый поклон. - Видите ли, фройляйн Танненбаум, я написал это объявление, чтобы нанять именно такую женщину, как вы. Для работы, которую я предлагаю, требуются определенные технические навыки, присутствие духа и в особенности приличный уровень нахальства и дерзости. Похоже, что последними качествами вы обладаете в достатке, а первому можно научиться, судя по моему опыту...

- Чего именно вы от меня хотите? - подозрительно спросила Алиса.

- Разве это не очевидно, фройляйн? - спросил тот, обводя руками заведение. Алиса впервые огляделась и поняла, что это фотостудия. Значит, делать фотографии.

Если Пауль менялся с каждой своей новой работой, то Алиса преобразилась полностью. Девушка немедленно влюбилась в фотографию. Она ни разу не стояла за камерой, но когда овладела базовыми навыками, то поняла, что не хочет заниматься в жизни ничем другим. Особенно ей нравилась комната для проявки, где она смешивала химические соединения в кюветах. Она не могла отвести зачарованного взгляда, когда на бумаге начинал появляться образ и можно было различить черты и лица.

Она быстро подружилась с фотографом. Хотя на вывеске было написано "Мунтц и сыновья", Алиса быстро обнаружила, что сыновей никогда не существовало. Август жил в квартире над студией с утонченным молодым блондином, которого называл "мой племянник Эрнст". Девушка провела много вечеров, играя с обоими в нарды, и мало-помалу начала снова улыбаться.

Была лишь одна часть работы, которая ей не нравилась, и именно ради этого ее и нанял Август. Хозяин ближайшего кабаре (однажды вечером Август признался Алисе, что это его давний любовник) предложил приличную сумму за то, чтобы три вечера в неделю заведение посещал фотограф.

- Конечно, он хотел, чтобы это был я. Но думаю, лучше пусть это будет хорошенькая девушка... которая не даст себя закабалить, - подмигнул ей Август.

Хозяин кабаре остался доволен. Фотографии у входа в заведение прославили клуб "Бельда", и он стал флагманом мюнхенских ночей. Конечно, не на уровне берлинских кабаре, но в эти смутные времена любое заведение, основанное на сексе и алкоголе, пользовалось бешеным успехом. Ходили упорные слухи, что многие клиенты за пять безумных часов тратили там всё свое жалование, а потом спускали курок, затягивали петлю или глотали упаковку пилюль.

Приближаясь к Паулю, Алиса надеялась, что он окажется не из этих "последних" клиентов.

"Наверняка он пришел с другом, из любопытства", - размышляла она. В конце концов, в нынешние времена все ходили в клуб "Бельда", хотя бы чтобы поглотить за несколько часов всего одну кружку пива. Бармены были понимающими типами и обычно заключали разного рода договоры в обмен на пару кружек.

Подходя ближе, она подняла к лицу камеру. За столиком сидело пятеро - двое мужчин и три женщины. На скатерти стояли многочисленные бутылки шампанского, полупустые или опрокинутые, и куча еды, к которой едва притронулись.

- Эй, Пауль! Попозируй для потомства, приятель! - сказал мужчина, что сидел ближе к Алисе.

Пауль поднял голову. Он был в черном смокинге, который не очень хорошо сидел в плечах, и в развязанной бабочке поверх рубашки. Говорил он нерешительно и заплетающимся языком.

- Слышали, девочки? Изобразите-ка улыбочку.

Две девушки по обе стороны Пауля были одеты в серебристые вечерние платья и игривые шляпки. Одна взяла его за подбородок, повернула лицом к себе и впилась прилипчивым поцелуем, высунув язык, как раз в то мгновение, когда Алиса сделала фото. Молодой человек удивленно вернул поцелуй и рассмеялся.

- Видел? Она заставила тебя изобразить улыбку! - произнес его приятель с кривой усмешкой.

От такого зрелища Алиса просто ошалела, да так, что Кодак чуть не выскользнул из рук. Она почувствовала, что ее вот-вот стошнит. Этот пьяный человек, один из тех, которых она презирала, видя каждую ночь уже многие недели, был так далек от образа робкого угольщика, что девушка не могла поверить, что это Пауль.

Тем не менее, это действительно был он.

Несмотря на опьянение, он ее узнал и вскочил, смутившись.

- Алиса!

Его приятель повернулся к ней и поднял бокал.

- Вы знакомы?

- Мне так казалось, - произнесла Алиса ледяным тоном.

- Потрясающе! Ты должна знать, что твой друг - самый успешный банкир у Изарских ворот. Мы продаем столько акций, сколько не продает ни один банк из тех, что в последнее время появляются, как грибы после дождя. А я горжусь тем, что я его бухгалтер... Выпей с нами.

Алиса почувствовала, как по телу разливается волна презрения. Она слышала о феномене новых банков. Почти все они были созданы в последние месяцы молодыми людьми, и многие университетские студенты приходили каждый вечер, чтобы растратить заработанное за день на шампанское и шлюх, прежде чем эти деньги потеряют всякую стоимость.

- Когда отец сказал мне, что ты взял деньги, я ему не поверила. Как же я ошиблась. Теперь я вижу - это единственное, что тебя интересует, - сказала она, поворачиваясь спиной.

- Алиса, подожди... - пристыженно пробормотал Пауль. Он пошатываясь обошел стол и попытался взять ее за руку.

Алиса развернулась и влепила ему пощечину, которая прозвучала, как удар колокола. Пауль покачнулся и повалился ничком на стол. Он попытался ухватиться за скатерть, но упал на пол, утянув за собой ливень из разбитых бутылок и вызвав смех трех хористок.

- Кстати, - сказала Алиса, уходя, достаточно громко, чтобы он услышал, - в этом смокинге ты снова похож на официанта.

Пауль оперся на стул, чтоб подняться, и увидел, как спина Алисы исчезает в толпе, а его приятель бухгалтер ведет девушек танцевать. Вдруг чья-то рука с силой схватила его и помогла встать, так что стул упал.

- Похоже, она дала тебе от ворот поворот, а?

Мужчина, который помог ему подняться, стоял совсем рядом. Его лицо было чем-то знакомо, но Пауль не мог его вспомнить за пеленой алкоголя и стыда.

- Вы кто, черт возьми?

- Друг твоего отца, Пауль. Человек, который сейчас задает себе вопрос - а достоин ли ты носить его фамилию.

- Что вам известно о моем отце?

Мужчина вытащил визитную карточку и вложил ее во внутренний карман смокинга Пауля.

- Приходи, когда проспишься, парень.



предыдущая глава | Эмблема предателя (ЛП) | cледующая глава