home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



26


Алиса закончила полоскать бумагу в подносе с проявителем и положила ее в жидкий закрепитель. Когда она смотрела на бумагу, у нее возникало странное чувство. С одной стороны, гордость, потому что с технической точки зрения фотография была совершенной. Жест девицы легкого поведения, прижавшейся к Паулю. Блеск в ее глазах, и его - лишь слегка приоткрытые... Детали, которые делали сценку почти осязаемой, но несмотря на профессиональную гордость, эта фотография грызла ей нутро.

Стоя в проявочной, погруженная в свои мысли, она почти не обратила внимания на звонок колокольчика, извещающий о новом посетителе студии. Однако она подняла голову, услышав знакомый голос. Приникнув к оконцу из красного стекла, она четко видела всю студию, и глаза подтвердили ей то, о чем сообщили уши и сердце.

- Добрый день, - сказал Пауль, приблизившись к прилавку. Чтобы зайти в "Мунтц и сыновья", молодой человек сделал большой крюк на обратном пути в пансион, где до сих пор жил вместе с матерью, осознавая, что приносимая его торговлей акциями прибыль в любое мгновение может испариться. Он выудил адрес фотостудии у одного из служащих кабаре, развязав ему язык с помощью нескольких банкнот.

Под мышкой он нес тщательно завернутый пакет. В нем лежала толстая черная книга с золотым тиснением. Вручив ему книгу, Себастьян сказал, что в этом томе содержатся основы, с которыми должен познакомиться непосвященный до того, как стать масоном. С нее начинал Ханс Райнер, а потом и Себастьян. Пауль горел желанием собственными глазами пробежать по тем строчкам, которые читал и отец, но до того у него было более срочное дело.

- Мы уже закрыты, - заявил Паулю фотограф.

- В самом деле? А мне казалось, что до закрытия еще целых десять минут, - ответил молодой человек, недоверчиво взглянув на стенные часы.

- Для вас мы уже закрыты.

- Для меня?

- Разве вы не Пауль Райнер?

- Откуда, черт возьми, вы знаете мое имя?

- Оно прилагалось к описанию. Высокий, худой, с ледяным взглядом и чертовски красив. Были и другие прилагательные, но лучше я о них умолчу.

В подсобке послышался какой-то грохот, и Пауль попытался заглянуть через плечо фотографа.

- Там Алиса?

- Это, наверное, кошка.

- Не похоже на кошку.

- Нет. Похоже на кювету с проявителем, которую специально сбросили на пол. Но поскольку Алисы там нет, то это, видимо, кошка.

Снова раздался грохот, на сей раз еще сильнее.

- Ну вот, еще одна. Хорошо хоть они металлические, - сказал Август, элегантным жестом закуривая сигару.

- Лучше идите и дайте кошке поесть. Похоже, она очень голодная.

- Скорее, в ярости.

- И я могу понять, по какой причине, - сказал Пауль, понурив голову.

- Слушайте, приятель, она кое-что для вас оставила.

Фотограф протянул ему фотографию, изображением вниз. Перевернув ее, Пауль увидел расплывчатый снимок, сделанный в парке.

- Это женщина, спящая на скамейке в Энглишер Гартен.

Август сделал длинную затяжку и выпустил дым в сторону Пауля.

- В тот день, когда Алиса сделала эту фотографию, был ее первый выход в одиночку. Я дал ей камеру, чтобы она побродила по городу в поисках образа, который ее тронет. Она решила прогуляться по парку, как все начинающие. И вдруг увидела эту женщину, сидящую на скамейке, и ее привлекло это спокойствие. Она сделала фото и подошла, чтобы поблагодарить женщину. Та не ответила, и Алиса тронула ее за плечо. Женщина упала на землю.

- Она была мертва, - в ужасе произнес Пауль, осознав, на что смотрит.

- Умерла от голода, - подтвердил Август, в последний раз затянувшись сигарой и потушив ее в пепельнице.

Пауль несколько мгновений держался за прилавок, не спуская глаз с фотографии. И наконец вернул ее фотографу.

- Спасибо, что показали мне это. Будьте добры, передайте Алисе, чтобы послезавтра пришла по этому адресу, - сказал он, взяв с прилавка клочок бумаги и карандаш и записав что-то на нем. - Пусть сама увидит, что я всё понял.

Спустя минуту после его ухода Алиса вышла из проявочной.

- Надеюсь, что ты не помяла кюветы. В противном случае тебе придется выправлять их молотком, пока не примут прежнюю форму, предупреждаю.

- Вы слишком многое ему сказали, Август. И про фото... я же просила, чтобы вы ничего ему не говорили.

- Он влюблен в тебя.

- Откуда вы знаете?

- Я многое знаю о влюбленных мужчинах. В особенности, как сложно их найти.

- У нас было довольно мрачное начало, - сказала Алиса, покачав головой.

- И что с того? День начинается в полночь, в самой темноте. А потом приходит свет.



предыдущая глава | Эмблема предателя (ЛП) | cледующая глава