home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



34


- Только если речь идет о чем-то действительно важном, Метцгер. Я очень занят. Так что, если речь идет о процентах, то лучше вам зайти в другой раз.

Отто фон Шрёдер встретил его, сидя у камина в своем кабинете, не предложив даже сесть, не говоря уже о том, чтобы угостить стаканчиком. Ростовщик, вынужденный стоять перед ним со шляпой в руке, с трудом скрывал свою неприязнь к этому человеку, пряча ее под любезной улыбкой и раболепными поклонами.

- Господин барон, я пришел совсем по другому вопросу. Деньги, которые вы вносили все эти годы, вот-вот принесут свои плоды.

- Он вернулся в Мюнхен? - в тревоге спросил барон. - Нагель вернулся?

- Гораздо хуже, ваша светлость.

- Ладно, не заставляйте меня гадать. Скажите, чего вы хотите.

- Вообще-то, ваша светлость, перед тем, как сообщить эти важные сведения, я хотел бы напомнить о некоторых предметах, чья продажа весьма затруднена в нынешние времена, и это наносит серьезный ущерб моей торговле...

- Короче, Метцгер...

- ... поскольку пришлось их переоценить. Ваша светлость обещали мне ежегодные выплаты за то, что я оповещу вас, если Кловис Нагель заберет какой-либо предмет. Со всем уважением, но ваша светлость не платили мне ни в этом году, ни в прошлом.

Барон понизил голос, и в нем послышалась угроза.

- Метцгер, я не позволю себя шантажировать. За последние двадцать лет я выплатил гораздо больше, чем стоит весь тот хлам, что вы храните в своей дыре.

- Что я на это могу сказать? Ваша светлость дали слово, и ваша светлость его не сдержали. В таком случае, наш договор расторгнут. Всего хорошего, - сказал старик, надевая шляпу.

- Подождите! - сказал барон, хватая его за руку.

Ростовщик повернулся, с трудом сдерживая улыбку.

- Что-нибудь еще, господин барон?

- У меня нет денег, Метцгер, - сказал он. - Я разорен.

- Что вы говорите, ваша светлость!

- У меня есть казначейские облигации, которые могут что-то стоить, если правительство выплатит дивиденды или восстановит экономику. В противном случае это просто бесполезная бумага.

Старик осмотрелся по сторонам, прищурившись.

- Ну что ж, ваша светлость... Думаю, что в счет погашения задолженности за год, я мог бы взять этот столик из бронзы и мрамора, который стоит рядом с вами.

- Он стоит дороже, чем годовая плата, Метцгер.

Старик пожал плечами и ничего не ответил.

- Хорошо. Говорите.

- Кроме того, мне хотелось бы получить залог в счет оплаты будущего года, ваша светлость. Полагаю, что серебряный чайный сервиз, который стоит на столике, как раз подойдет.

- Да вы просто подлец, Метцгер, - сказал барон с нескрываемой ненавистью.

- Это всего лишь бизнес, господин барон, - усмехнулся ростовщик.

Отто на несколько секунд замолчал, но не видел другого выхода, кроме как поддаться на шантаж старика.

- Ваша взяла. Но я надеюсь, что дело хотя бы стоит того.

- Сегодня в мою контору приходил некто, пожелавший выкупить одну из вещей вашего друга.

- Это был Нагель?

- Нет, если только он не придумал способа омолодиться на тридцать лет. Это был совсем молоденький мальчик.

- Он назвал свое имя?

- Он был худенький, русоволосый, с голубыми глазами.

- Пауль...

- Я уже сказал, я его не знаю.

- И что же он выкупил?

- Шкатулку из черного дерева с пистолетом внутри.

Барон вскочил со своего кресла так быстро, что оно опрокинулось и с треском ударилось об угол камина.

- Что вы сказали? - воскликнул он, вцепившись ростовщику в глотку.

- Мне больно!

- Говорите, черт побери, или я сломаю вам шею!

- Это была шкатулка из красного дерева, без украшений, - прохрипел старик.

- Пистолет! Опишите пистолет.

- Маузер-К96 с деревянной рукояткой. Рукоятка не дубовая, как у оригинальной модели, а из черного дерева, в комплекте со шкатулкой. Великолепное оружие.

- Святые небеса! - воскликнул барон. - Как такое возможно?

Внезапно силы его покинули, он выпустил ростовщика и рухнул в первое попавшееся кресло.

Старый Метцгер стоял, потирая шею.

- Сумасшедший! Настоящий сумасшедший! - пробормотал он, бросаясь к выходу.

Барон даже не заметил его ухода. Он сидел, обхватив голову руками, погруженный в свои мрачные мысли.



предыдущая глава | Эмблема предателя (ЛП) | cледующая глава