home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



45


"Я его видел, это точно", - подумал Кловис, расталкивая локтями публику в пивной.

Его рубашка промокла от пота. Июльская ночь была на редкость жаркой и не принесла облегчения. Но ему было плевать на жару. Он скрылся в пустыне, когда в первый раз узнал, что его преследует Райнер. Пришлось бросить многообещающее алмазное месторождение в долине реки Оранжевой и затеряться в Южной Африке. Он оставил даже все добытые на месторождении образцы, взяв только самое необходимое. Стоя на вершине холма с винтовкой в руках, он впервые увидел лицо Пауля и приложил палец к спусковому крючку.

Он боялся промахнуться и ускользнул по другому склону холма, как змея в высокой траве.

Потом он снова потерял его из вида на несколько месяцев, пока опять не пришлось бежать, прямо из борделя в Йоханнесбурге. На этот раз ему повезло больше, потому что Райнер увидел его первым, но с противоположного конца заведения. Когда их взгляды встретились, Кловис сглупил - на его лице отразился страх. Он тут же понял, что в глазах Райнера блеснул холодный и твердый огонек узнавания, как у охотника, впервые записывающего в памяти силуэт добычи. Ему удалось сбежать через потайную дверь в задней части, имея достаточно времени в запасе, чтобы вернуться в ту дыру, где он остановился, и покидать одежду в чемодан.

Прошло три года, прежде чем Кловису Нагелю надоело чувствовать, как Райнер дышит ему в затылок. Он не мог спать без оружия под подушкой. Не мог идти, не оглядываясь в поисках слежки. Он нигде не проводил больше нескольких недель в боязни проснуться однажды ночью, увидев блеск этих голубых глаз поблизости, смотрящих на него с другой стороны дула револьвера.

Наконец, он сдался. Без денег он не мог бесконечно скрываться, а те, что дал ему барон, уже давным давно кончились. Он стал ему писать, но ни на одно письмо не получил ответа, и Кловис поднялся на борт парохода, направляющегося в Гамбург. Снова очутившись в Германии, на пути в Мюнхен, он тут же почувствовал облегчение. В первые же три дня он решил, что ему наконец-то удалось сбежать. Пока однажды вечером он не вошел в пивную неподалеку от железнодорожной станции и не увидел среди публики Пауля.

Кловис ощутил тугой узел в животе и бросился бежать.

Мчась со всей скоростью, которую позволяли его короткие ноги, он понял, какую ужасную ошибку совершил. Он приехал в Германию без огнестрельного оружия, поскольку оно здесь было запрещено, и он боялся, что его остановят на таможне. У него не было времени, чтобы раздобыть оружие, он мог использовать для самозащиты лишь выкидной нож.

На ходу он осторожно вытащил нож из кармана. Он то вбегал, то выбегал из кругов света, отбрасываемых фонарями, мчась от одного к другому, словно между спасительными островками, пока не сообразил, что если Райнер его преследует, то это облегчит ему задачу. Кловис свернул направо, в плохо освещенный переулок, идущий параллельно железнодорожным путям. Поезд как раз пыхтел в сторону станции. Кловис его не видел, но чувствовал запах дыма и вибрацию под ногами.

На другом конце переулка раздался металлический скрежет, и бывший моряк подпрыгнул и прикусил себе язык. Он снова бросился бежать, сердце готово было вырваться из груди. Он ощутил на языке вкус крови, зловещее предзнаменование того, что случится, если его догонит преследователь.

Переулок заканчивался тупиком. Поскольку бежать было некуда, Нагель скрылся за штабелем деревянных ящиков, воняющих тухлой рыбой. Вокруг кружились мухи, садясь ему на лицо и руки. Он попытался их отогнать, но новый шум и тень у входа в переулок заставили его замереть и задержать дыхание.

Тень уменьшилась в размере, и на мостовой четко отразился силуэт мужчины. Кловис не мог различить лица, но в этом и не было необходимости. Он прекрасно знал, кто это.

Он не мог сдержаться и бросился к концу переулка, разбросав деревянные ящики. Пара крыс с пронзительным визгом в страхе шарахнулись из-под его ног. Кловис вслепую последовал за ними и увидел, как крысы исчезли через приоткрытую дверь, которую он не заметил в темноте, если бы не следил за грызунами. Он вошел в темный проход и вытащил зажигалку, чтобы как-то сориентироваться. Перед тем как погаснуть, за пару секунд она высветила проход, по которому Кловис бросился бежать, запечатлев его в памяти. В конце коридора он споткнулся и упал, поранив руки о влажные бетонные ступени. Не осмеливаясь зажечь зажигалку, он поднялся по стертым ступеням, изо всех сил пытаясь сохранять спокойствие, постоянно прислушиваясь к малейшим шорохам за спиной.

Поднимался он, как ему показалось, целую вечность. Он полностью потерял представление о времени. Там были просто бесконечные лестницы, который, похоже, никуда не вели, и голые стены, где невозможно было спрятаться.

Наконец, ноги нащупали клочок ровной поверхности, и он снова осмелился зажечь зажигалку. Колеблющейся желтоватый свет показал, что он находится в очередном коридоре, в конце которого имеется дверь. Кловис толкнул ее рукой. Она была не заперта, и он осторожно вошел.

"В конце концов мне удалось от него уйти. Это место похоже на заброшенный склад. Проведу здесь пару часов, пока не удостоверюсь, что он меня не преследует", - подумал Кловис, восстановив дыхание.

- Добрый вечер, Кловис, - произнес за его спиной чей-то голос.

Кловис обернулся, нажав на кнопку выкидного ножа. Лезвие вышло с едва слышным щелчком, и бывший моряк выбросил нож в вытянутой руке в сторону человека, что ждал у двери. Это было всё равно, что пытаться дотянуться до луны. Человек отпрянул в сторону, и стальное острие прошло почти в полуметре от него, вонзившись в стену. Кловис потянул нож за рукоятку, пытаясь вытащить, но успел лишь отколупать кусок грязной штукатурки, когда удар свалил его на пол.

- Устраивайся поудобнее. У нас впереди долгий разговор.

Голос доносился из темноты. При падении Кловис выронил зажигалку, и она потухла. Он попытался подняться, но его снова толкнули на пол. Внезапно темноту надвое рассек белый луч. Преследователь зажег фонарь, осветив собственное лицо.

- Тебе знакомо мое лицо?

Кловис внимательно посмотрел на Пауля Райнера.

- Ты не похож на него, - сказал отставной моряк. Голос его звучал твердо, хоть и устало.

Фонарь снова был направлен на Кловиса. Тот заслонил глаза левой рукой, чтобы не ослепнуть.

- Направь его в другую сторону!

- Я буду делать всё, что захочу. Сейчас мы играем по моим правилам.

Луч света соскользнул с лица Кловиса и высветил правую руку Пауля. В ней был Маузер К96 его отца.

- Ладно, Райнер. Твоя взяла.

- Я рад, что мы поняли друг друга.

Кловис сунул руку в карман. Пауль угрожающе шагнул к нему, но бывший моряк вытащил пачку сигарет и поднял ее к свету. Он также извлек из кармана спички, поскольку в зажигалке кончился бензин. В коробке осталось только две спички.

- Ты превратил мою жизнь в кошмар, Райнер, - сказал он, закуривая сигарету без фильтра.

- Я кое-что знаю о разрушенной жизни, сукин ты сын.

Кловис расхохотался; смех его, больше похожий на кудахтанье, в этой ситуации казался столь же неуместным, как священник в борделе. Раскаты хохота разносились по пустынному складу и становились всё более призрачными, отдаваясь эхом от стен.

- Ты считаешь, самое время смеяться, Кловис, когда смерть глядит тебе в глаза? - спросил Пауль.

У Кловиса смех застрял в горле. Если этот вопрос был бы задан в ярости или на повышенных тонах, он бы не так испугался. Но тон Пауля был обыденным и спокойным. Бывший моряк был уверен, что по другую сторону луча света скрывается улыбка.

- Спокойно, парень. Давай поговорим начистоту...

- Нам не о чем разговаривать. Я хочу знать, как ты убил моего отца и почему.

- Я его не убивал.

- Ну конечно, не убивал. Потому и скрываешься уже двадцать девять лет.

- Я этого не делал, клянусь!

- В таком случае, кто его убил?

Кловис задумался на несколько мгновений. Он боялся, что если ответит, то противник просто выстрелит. Это имя было его единственным козырем, и он собирался его разыграть.

- Я скажу тебе, кто это сделал, если ты дашь слово, что меня отпустишь.

В качестве единственного ответа в темноте щелкнул взводимый курок.

- Нет-нет, Райнер! - воскликнул Кловис. - Послушай, дело не только в том, кто убил твоего отца. Даже если ты узнаешь, кто это был, чем тебе это поможет? Гораздо важнее другое: то, что произошло раньше. И почему.

На несколько секунд воцарилась тишина.

- Говори. Я тебя слушаю.



предыдущая глава | Эмблема предателя (ЛП) | cледующая глава