home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 1

— Еще. — Сашка поставил перед барменом пустой бокал. Тот без разговоров наполнил его почти до краёв хаомой. Уже два бокала высадил, а его не брало. Да и не он один сегодня хотел напиться в хлам.

— И мне. — Свой бокал поставил Войдан. Налили и ему.

Одно из первых зданий, которое было восстановлено в Берсуате, был торговый центр. Военное командование прекрасно понимало — уцелевшим жителям нужно место, где они смогут встретиться, посидеть, выпить, купить что-нибудь — в общем, хоть немного побыть в месте, где ничего не напоминало бы им о пережитом.

Бар в торговом центре был забит под завязку. Смотрели новости, громко обсуждали, спорили, вспоминали пережитое, плакали. Бывало, и мордобои случались. Но, как правило, все заканчивалось нормально — всем было понятно, у каждого жителя была своя личная трагедия. Цифра погибших на Аркаме приблизилась к 62 тысячам человек.

Живые жители (их осталось около 200 тысяч) вначале размещались в развёрнутых временных лагерях. Там военные сумели организовать питание пострадавших, предоставили систему поиска, с помощью которой уцелевшие смогли довольно быстро найти всех живых родственников и друзей. Там же размещалась информация о найденных погибших, сообщалось об неидентифицированных останках и прводились их описание и приметы. Туда же, по прилёту Сашкиного транспорта, добавили информацию о спасённых из рабства, и список тех, кого выкупить не хватило денег.

Военные сразу стали привлекать жителей к работам по восстановлению города. Техники Сашкиной фирмы, к примеру, помогали военным восстанавливать энергоснабжение отстроенных зданий, другие жители помогали военным в строительстве, поддержании порядка, обеспечении питанием и остальных сферах жизни. Мирная жизнь, хоть и тяжело, но возвращалась на Аркам.



Новость о выкупе своих земляков разнеслась по всем соседним с Аркамом системам. Пожертвования пошли из Алатыря (Сашке лично прислали деньги Миран и Кукша, его товарищи по Тавре), Аладьеги, Асгарта.

Тут, наверное, надо объяснить механизм, действовавший в Гардаррской Федерации. Государство не вело переговоры с террористами и рабовладельцами, запрещало действие фондов и организаций, организованно занимавшихся выкупом попавших к арварцам. Но не возбраняло делать это рядовым гражданам, у которых родственники попали в беду.

Своя логика тут была. Правительство Гардарры резонно считало, что если оно вступит в переговоры о выкупе своих граждан, то с этого момента оно лишается и юридического, и морального права на ответные действия по отношению к рабовладельцам. Выкупили своих родственников рядовые граждане? Их право. Но государство могло в любой момент без зазрения совести абсолютно открыто отомстить арварцам. И мстило, не откладывая такие дела в долгий ящик. Именно поэтому связываться с гардаррцами чёрные, как правило, боялись. Да, страдали конкретные люди — но это была цена защиты всего общества. Почти так же, кстати, поступали армарцы — они за каждого гражданина готовы были вцепиться в глотку любому. Ну, по крайней мере, так декларировалось.

Почему же деятельность организаций, занимающихся выкупом рабов, была запрещена? Тут у гардаррцев перед глазами был дурной опыт Объединённого Королевства Галанте. Такие организации свободно действовали, по крайней мере, на Мерсии. Вот только в итоге они выродились в филиалы тех же работорговцев. Их функционеры получали очень неплохую зарплату, из тех же денег, что подданные Королевства жервовали на выкуп своих родственников. А вскоре и банки подключились к этому процессу. У тебя нет денег на выкуп родни? Банк даст тебе кредит, под грабительский процент, правда, столько, сколько запросит фонд или организация, занимающаяся централизованным выкупом. И всю оставшуюся жизнь сиди в долговом рабстве, передав долги по наследству своим детям. Галанте было единственным государством в Содружестве, где по наследству передавались долги. Что поделать — деньги в Галанте были святыней, ну разве что немного уступая в этом самой Королеве.

Поэтому сейчас на Аркаме сбор средств для выкупа оставшихся узников вел один из тех, чей ребёнок еще сидел в отстойнике Хаар-Махрума. Сашка перевёл ему полученные средства.



— Нас снова бросили. — Сказал кто-то удручённо.

Многие так же восприняли сегодняшнюю новость, о том, что условия договора Гардарры с Содружеством относительно федеральной колонии Аркам остаются в силе.

— Блять… — один из соседей махом осушил бокал хаомы и хлопнул его на стойку. — Придётся уезжать отсюда. Жаль…

По совместному заявлению представителей Дипломатического Департамента Гардарры и Совета Уполномоченных, представлявшего Содружество, Бахта оставалась под юрисдикцией Содружества, время на постройку космической станции увеличивалось до 10 лет. Так же подтверждался демилитаризованный статус Аркама. Правда, касался теперь он исключительно наличия в системе гардаррского флота. Более того — появился дополнительный пункт. Теперь, если федеральная колония не вырастет за это время до уровня метрополии, вся система перейдёт под прямое управление Содружества. Эта новость как обухом по голове приложила каждого жителя Берсуата.

Сашка сделал большой глоток хаомы и аккуратно поставил бокал на стойку.

— Войдан, а что нужно федеральной колонии сделать, чтобы стать метрополией? — вдруг задал он вопрос, так громко, что услышли все его соседи.

— Если ты про Аркам — забудь. — Войдан уже был под хмелём.

— Не забуду. Войдан! Да очнись ты! — Сашка чуть трясти не начал того.

— Ну, слушай. — Войдан смотрел на него мутнеющим взглядом. — Для начала — содержать всю инфраструктура системы самим. Космопорт, гравипередатчики. То есть, все граждане платят федеральный налог. Сумма собранных налогов идет покрытие следующих расходов: армия — в первую очередь. Суды, полиция, — во вторую. Затем идёт очередь местных муниципалитетов, и обеспечение поддержания в рабочем состоянии гравипередатчиков и содержание космопорта системы. Как ты понимаешь, чем больше жителей системы, тем больше собирается налогов. Критический уровень, при котором налогами удаётся поддерживать содержание минимальной инфраструктуры — 10 миллионов жителей. А у нас было 250 тысяч, 60 погибло, да и еще где-то 80 тысяч, оставшись без работы, рабочих контрактов, потерявших родственников, собрали вещички и отчалили с Аркама в метрополии. И я их не обвиняю. Жить десять лет в ожидании того, что снова надо будет куда-то перебираться?

Сашка всё понимал, и тоже не осуждал тех людей.

— Послушайте меня. — Он обращался к окружающим. — Я, конечно, "дикарь"….

— Какой ты дикарь! — крикнул кто-то. — Наш ты, гардаррец! А за такие слова в следующий раз в лоб дадим.

— Спасибо! Спасибо вам всем… — Сашку растрогали слова незнакомых ему людей. — Но я хотел бы продолжить. На моей родной планете тоже были войны. Сто лет назад была Мировая, десятки миллионов погибли. И моя страна участвовала. Был во время той войны случай….

И Сашка пересказал им историю героической обороны маленькой крепости Осовец. Крупные крепости, отстроенные по современным на тот момент канонам, типа Льежа, немцы брали за несколько дней. Осовец держался полгода.

— … Вы понимаете, командование противника тогда принесло чемодан денег и просто объяснило, что это стоимость снарядов, которые им нужно затратить на уничтожение Осовца, и предложили командиру крепости сдать её за эти деньги. А он только рассмеялся им в лицо. И крепость продолжала держаться — Сашку уже слушал весь бар. — А под конец, протиник использовал ядовитые газы, чтобы уничтожить таких упёртых врагов. Но когда солдаты противника подошли к крепости, на них, из облаков ядовитого газа, пошла в атаку последняя рота, оставшаяся в живых. Они харкали кровью, так как тоже попали под ядовитое облако. Но всё равно бежали вперёд. И враг, превосходящий их в количестве, дрогнул и побежал назад… Вы сейчас думаете — зачем я вам это рассказываю? Наш Аркам — это такой же Осовец, а мы, жители — его защитники. Вы многие служили в армии, многие прошли боевые операции. Вам ли мне объяснять, что бывает, когда командование оставляет на одном направлении немногочисленные силы, потому что противник должен нанести туда удар. И тогда, когда силы противника будут скованы, свои основные силы командование бросит на прорыв. А те, на кого пришёлся удар, чаще всего гибнут. Не потому, что они плохие — вместо них вполне могли оказаться другие. Просто сегодня вот так жизнь повернулась. Вот скажите, если бы тот командир крепости отступил — его бы кто-нибудь осудил? Нет, поскольку он был в неблагоприятном положении. Но именно из-за упорства защитников его крепости, другие части смогли отступить на подготовленные позиции, без потерь, а может быть и полного разгрома.

Сашка отхлебнул хаомы из бокала.

— Вы смотрите за мировыми новостями? — снова задал он всем риторический вопрос.

Он был риторический, потому что все были в курсе тех событий, которые пронеслись в Содружестве за месяц их отсутствия и два недели после прибытия.

Во-первых, Чрезвычайный и Полномочный посол Гардаррской Федерации потребовал личной аудиенции у Её Величества Бетаниэль Второй. О чём они там разговаривали, осталось неизвестным, но по окончании аудиенции Её Величество выползло на публику и зачитало свою речь, в которой обвиняла урканские власти в произволе и геноциде этнических гардаррцев.

Во-вторых, погиб Ниэллон, восходящая звезда "новой аристократии" Королевства. Вот так, летел на челноке — и ушёл в штопор. Говорили, несчастная любовь…

А в третьих, на следующий день после выступления аграфской Королевы, гардарский флот появился одновременно во всех пяти восставших системах Урканы — трех системах кластера Нисакус, на Ольвилии и Милетте. Флот без предупреждений подавил связь урканских войск, разрушил командные пункты управления и блокировал переход в гипер из указанных систем. Неудивительно, что в течение недели все урканские гарнизоны в этих системах капитулировали, а повстанцы сразу подняли над административными зданиями населённых пунктов занятых планет флаги Гардарры. Снова, как по накатанной, во всех пяти системах прошли референдумы, и уже пару дней освобождённое население этих систем праздновало принятие парламентом Гардаррской Федерации акта о воссоединении.

А вчера всех жителей Аркама снова приложили гранитной плитой по морде, объявив условия соглашения Гардарры с Содружеством. Естественно, такие новости видели все.

— Ну так вот что я скажу. Да, мы оказались тем малочисленным подразделением, на которое идет накат многократно превосходящего противника. Мы выстояли первый натиск — благодаря этому восемь бывших урканских систем воссоединились с Гардаррой. Вот теперь и скажите — велика ли плата? Я скажу, что сам считаю — не знаю как вы, а я остаюсь на Аркаме. — Сашка оглядел всех присутствующих. Народ слушал, и слушал внимательно. — Я прибыл сюда… скажем, найти одного человека. Но за эти месяцы Аркам — а это в первую очередь все вы — стал моим домом в этом мире. И я его никому не отдам, ни сейчас, ни через десять лет.

— Аш, но у тебя на Аркаме даже дома не было… — послышался чей-то голос.

— Твоя правда. Именно что не было. А теперь будет. Я беру кредит в Первом Планетарном на строительство дома. Здесь, в Берсуате. И вам того же желаю.

Сашка сел в кресло, и снова отхлебнул хаомы. Вроде алкоголь стал брать свое.



Шатаясь, они возвращались с Войданом в лагерь для постаравших. Жилой сектор восстанавливали так быстро как могли, но всё равно быстро отстроить его не было возможности. Дом Войдана был полностью стёрт с земли, как и дом Туры, и как гостиница, где до этого жил Сашка.

— Аш, — шевелил Войдан губами — Сашка его еще ни разу таким датым не видел. — Ты всё правильно сегодня сказал. Я думаю, те, кто подумывали уезжать, решат остаться. Но всё равно — где взять 10 миллионов человек? Федеральное правительство сейчас врядли сможет помогать Аркаму — восемь систем надо поднимать из руин. Туда сейчас идут почти все свободные ресурсы. Людей для колонизации нет.

— А что, обязательно должны быть гар..-ик! — дарцы? — Сашка был не в лучшем состоянии.

— Ну… Приедут из Делуса. Через десять лет объявят себя гауляйтерством какого-нибудь протектората. Или ты арварцев с галифатцами решил позвать? — Войдан истерически захихикал.

— А такие как я… — почему-то вырвалось из Сашки.

— Что — такие как ты? — Войдан немного протрезвел.

— Ну… как я. Если приедут такие как я. Кто примет Гардарру как свою вторую Родину?

— Аш. — Войдан шатался, но смотрел довольно трезво. — А ты сможешь 10 миллионов привезти?

— Не знаю. Только сейчас мысль в голову пришла. — Сашка смотрел на него пьяно-честными глазами. — Войдан! Я буду над этим думать! Как это сделать — не знаю. Но… я сделаю.

Они приползли к лагерю, их пропустили без разговоров — сегодня не они одни пришли в лагерь "на рогах".



Следующим утром Войдан сидел в комнате, отведенной в штабе военного командования под засекреченную связь, и вел беседу с отцом.

— Здравствуй, сын. — Витень как всегда был в своём кабинете.

— Здравствуй, отец. Соля прибыла?

— Да, всё нормально. Что ты хотел сообщить?

— Мы вчера с Ашем надрались под самые брови.

— Понимаю. Думаю, пол-Аркама вчера были в хлам.

— Это так. Но мы по пути в лагерь обсуждали пути сохранения Аркама под нашей юрисдикцией. И Аш предложил идею — завезти на Аркам 10 миллионов его земляков. Как это делать — он не знает. Но, судя по всему, у него есть идея, как найти свою планету.

— "Дикие", говоришь… 10 миллионов… — Витень пребывал в размышлениях. — А кто им нейросети поставит? Денег у правительства почти нет, и не будет еще несколько лет. Последние присоединённые восемь систем сейчас поглощают всё без остатка. Да, через несколько лет они полностью интегрируются в нашу экономику, и дадут прибыль сторицей. Но пока — так. Так что просто "диких" нам мало. Нам нужны "дикие" с установленной нейросетью, и, желательно, с изученными базами.

— Я подкину ему эту мысль. Отец… Моя миссия здесь выполнена. Не так, как бы я хотел, но я сделал что мог.

— Она не выполнена, сын. Она просто поменялсь по ходу выполнения. Ты раньше просто наблюдал за Ашем — теперь надо будет незаметно защищать его. Это уже лично моё задание тебе. Смотри — парень обезвредил диверсантов, обеспечил Аркам оружием, передал сообщение на Арту после нападения. Детей из рабства вывез! Милость Создателя, что он на нашей стороне.

— Я понял. — как-то облегчённо вздохнув, сказал Войдан. — Служу Гардарре!



Клещ Аш. Книга 4 | Аш 4 | Глава 2