home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 5


"Немезида" шла в гипере уже к третьей системе "подскока". Прошло десять дней, и первый пациент из шести "тяжёлых" вылез из медкапсулы. Крепкий мужчина, всё лежал и не понимал, что надо встать. Потом посмотрел на свои ноги неверящими глазами, пошевелил ими. Наконец, он встал, вылез из медкапсулы, сделал с опаской пару шагов — и встал, зарыдав.

— Ну, не надо… Ведь всё хорошо… — успокаивала его Лиза, дочь Сашкиного соседа. Она безвылазно сидели все эти дни рядом с медкапсулой, где лежал её отец. — Вот, сейчас походишь, разомнёшь ноги. Это они с непривычки…

А человек стоял и тихо плакал.



История создания медицинских капсул, пожалуй, самая интересная. Дело в том, что медкапсулы появились на свет благодаря синтезу нескольких прорывных идей, не совсем связанных друг с другом. Тут следует заметить, что, несмотря на развитие идей во всех государствах Содружества, все эти идеи появлялись и воплощались в первую очередь в научных центрах Объединённого Королевства Галанте. И сейчас медкапсулы аграфского производства считались брэндом и эталоном.

Начало положило создание аппарата по синтезу крови.

Каждый из нас из школьного курса знает, что есть 4 группы крови, есть +/- резус-фактор, и можно переливать кровь от "низшей" по номеру группы к "вышей", но не наоборот. Так же с резус-фактором — людям с "отрицательным" "резусом" нельза переливать кровь с "положительным", но вполне возможно наоборот. Дурят нас, граждане дорогие. Любой образованный врач, хорошо посмеявшись, ошарашит вас, сообщив, что сейчас кровь переливают исключительно своей группы, а помимо известных нам "группы" и "резуса", имеется ещё два десятка показателей, определяющих совместимость крови донора и реципиента.

Что, собственно, представляет из себя кровь? Обобщённо, это сложный коллоидный расствор белков и электролитов, именуемый кровяной плазмой, и набор из трёх типов клеток — эрироцитов, лейкоцитов и тромбоцитов. Первые обеспечивают транспортировку кислорода ко всем органам тела, лейкоциты уничтожют инородные бактерии, попавшие в организм, а тромбоциты обеспечивают свёртываемость крови.

Первым прорывным шагом в медицине миров — тогда ещё не Содружества — был аппарат по синтезу кровяной плазмы, такой же, как и у пациента, нуждающегося в переливании крови.

Второй этап — пресловутые нанотехнологии. При большой потере крови человек теряет и кровяные клетки. Для их замены по гранту Королевской Академии Медицины в одном из университетов Мерсии были созданы наниты — устройства, способные заменять эритроциты в течение двух-трёх месяцев. Этого времени было достаточно для того, чтобы организм человека сам воссоздал отсутствующие кровяные клетки. Там же, кстати, немного позднее были созданы наниты, заменяющие лейкоциты и тромбоциты.

И третьим этапом произошло соединение технологий в одном устройстве. Вроде и простая идея, а скольким людям она жизнь спасла…



Отдельно шло развитие другой технологии. Медицинский факультет Королевского Университета Камбрии долго исследовал возможность создания искусственных заменителей человеческих органов. Дело в том, что, несмотря на общий набор хромосом во всех клетках нашего организма, сами клетки отличаются друг от друга — клетка сердечной мышцы не похожа на клетку печени, та в свою очередь отличается от клетки почки, на неё не похожа клетка лёгочной альвиолы, и так далее.

Исходно стояла задача изготовить набор человеческих органов, которые можно быстро пересадить пациенту без риска отторжения.

Одно из подразделений кафедры биохимии пошло нестандартным путём — зачем делать много разных органов, когда проще создать одно устройство, их синтезирующие. Для этого были привлечены нанотехнологи из Орднуна. И в процессе решения данной задачи в безбашенные головы нанотехнологов пришла идея — а зачем что-то создавать и потом пересаживать, когда проще создать колонию нанитов, которая сама синтезирует нужный орган, используя внутренние ресурсы организма? Сказано — сделано. Первые же испытания новой технологии вызвали фурор — наниты шустро облепили поражённую печень пациента, частично взяв на себя её функции, и стали синтезировать здоровые клетки из имеющегося "стройматериала" — это были в первую очередь поражённые клетки печени, потом — химические элементы из выводимых из организма шлаков. Первый синтез печени прошёл медленно по нынешним меркам — за целых шестнадцать дней. Но тогда это было действительно невероятное событие. Следом пошли исследования с заменой почек, селезёнки, двенадцатиперстной кишки… Вначале для этих целей использовались различные наниты, но со временем произошла их унификация — один тип нанитов вполне мог восстановить любой человеческий орган, управляясь от единого искина, контролирующего процесс восстановления поражённых органов.



Третий путь — это воссоздание костной ткани. Если мягкие ткани могли воссоздавать наниты, то для воссоздания частей скелета пришлось прибегнуть к технологиям промышленного создания образцов. Как и у нас, в мире Содружества большую часть изделий изготавливали на поточных линиях, но все прототипы будущих изделий получали на 3D-принтерах, что резко сокращало сроки разработки и давало разработчику возможность, внеся поправки, изготовить улучшенную модель прототипа будущего изделия. А с точки зрения медицины все мы являемся прототипами — единственными и неповторимыми. Медицинский факультет Королевского Университета Тартана плотно работал с Инженерным факультетом — ну, дружили их деканы, причём дружили семьями. И надо сказать, эта дружба пошла на пользу и университету, и всему человечеству. Благодаря работе в плотной связке молодые специалисты выдали на-гора первое устройство, воссоздающее человеческие кости, именно тех параметров, какие были нужны конкретному человеку. В создании модели костей утерянных человеком конечностей приняли участие и математики университета — задача показалась им крайне интересной. Они не остановились на достигнутом. Отдельные кости сами по себе представляли лишь чисто научный интерес, а вот наращивание кости живому человеку — это уже был прорыв. Дело в том, что человеческая кость — это не монолитный кусок соли кальция, как нам представляется при виде скелета, а органическая ткань, предстваляющая из себя особые органические волокна, при этом рассматривать кость отдельно нет смысла — это сложносвязанный комплекс кости, надкостница хрящевой ткани и сухожилий. Перед объединённой группой медиков, инженеров и математиков встала задача воссоздания полноценной человеческой конечности. После ряда неудачных попыток, наконец, появилось устройство, совмещавшее в себе 3D-принтер, "печатавший" губчатое вещество кости, и набор нанитов, восстававливающих надкостницу, прокладывающие кровеносные сосуды и наращивающие по программе сухожилия и мышцы. Первое успешное испытание этого устройства длилось почт три месяца, но за это время пациенту полностью восстановили утраченную кисть руки. После этого такие аппараты сразу же массово пошли в серию.



Казалось бы, всё было для объединения данных технологий в одном устройстве, но первая медкапсула, как законченное полнофункциональное устройство появилось на свет только через 200 лет после создания всех трех необходимых компонентов. Тут уже сыграли роль совсем не медицинские и не научные факторы.

Во-первых, каждая из трёх технологий ещё проходила путь усовершенствования и улучшения. В аппаратах по синтезу крови шла унификация нанитов, уменьшение времени на анализ крови реципиента и синтез кровяной плазмы. В части восстановления органов так же шла унификация нанитов, и расширение их возможностей.

Во-вторых, есть такая особенность человеческого мышления — инертность. Причём инертность мышления не одного человека, но общества в целом. Нужно время на восхищение чем-то новым, нужно время на привыкание к нему, чтобы оно стало обыденным. Нужно время на возникновение критического восприятия.

Ну, а в третьих, дальнейшие исследования в этой области тормозились… самой Королевской Медицинской Академией. Дело в том, что с продажи созданных аппаратов учебные заведения имели неплохой куш, с которым не очень хотелось расставаться. Однако следующий технологический прорыв всё же прошёл, преодолев косность и шкурный интерес светил аграфской медицины. И тут главная заслуга принадлежит не столько учёным, медикам, инженерам и математикам, сколько одному жуликоватому торговцу из "чавов". Он услышал в баре при Академии, куда его случайно занесло, брюзжание двух профессоров по поводу создания очередного прототипа медкапсулы, которая должна была, по их мнению, обречь Академию на подтягивание поясов и голодный паёк. Деляга угостил выпивкой обоих мастодонтов науки, и на пальцах объяснил им, что в бизнесе те ни черта не понимают. Идея торгаша пленила профессоров своей простотой — зачем получать отчисления с медицинских аппаратов, когда можно выбить для себя отчисления со стоимости картриджей для этих аппаратов! А сами картриджи унифицировать. Тогда и прогресс пойдёт вперёд, и учёные мужи будут как в масле сыр кататься. И прокатило! Академии продолжали жить как ни в чём не бывало, прохиндей неплохо обогатился. А человечество получило универсальное устройство, способное излечить человека от массы болезней, восстановить его тело, и даже омолодить.



Через пять дней "Немезида" вышла на "трассу" — она, наконец, вынырнула в системе KZWS-4296-SALY. Это была система "подскока", расположенная на оживлённом маршруте, соединяющем Хаар-Махрум с системами Хакданского Ордена. Теперь их на этом пути никто не потревожит. Им оставалась неделя пути.

За это время все пассажиры прошли через медкапсулы, выучили стандартоязык, что давало возможность общаться с Бакуней и Виданном. Былята так же всегда охотно отвечал на задаваемые вопросы, но старался что-либо сделать на корабле. А Войдан почти безвылазно сидел в корабельной рубке. Вот и сейчас он был на своём месте, занимая центральный ложемент. Сашка пришёл в рубку один и уселся в соседний ложемент — во время полёта он отвечал за навигацию.

— Прорвались… — вдруг сказал Войдан, когда они вынырнули в этой системе. — Аш, как тебе так везёт?

— Это о чём ты? — удивлённо спросил Сашка друга.

— Ну как же… Нас ни разу не досмотрел ни один патруль… — как тебе так удалось?

— Удача тут — процентов 5. А может и вообще один… — хмыкнул Сашка. — А вот остальное — результат смекалки.

— Поясни. — Войдану было явно интересно узнать "величайшую тайну".

— Я, когда изучал все корабельные системы, заметил, что информация с корабля о наличии кого-либо на борту может быть получена другим кораблём, только если у перевозимых стоят нейросети.

— Не может быть… — Войдан смотрел на него недоверчиво. — Как же тогда пиратов и работорговцев ловят? Они, бывает, только "диких" перевозят. Но их всё равно засекают и ловят.

— Не их засекают. — Сашка продолжал смотреть на тактический экран. — Засекают маркеры криокапсул, в которых этих "диких" перевозят. Помнишь, когда мы с Хаар-Махрума возвращались? Нас тогда наш патруль остановил. А ты помнишь, что было причиной остановки?

На Войдана словно озарение снизошло:

— Так ты поэтому… Эти, местные "галифатцы" — поэтому в клетках сидят?

— Именно. Для любого патруля мы — обычные торговцы, везущие скот на прокорм жителей Хаар-Махрума. Впрочем, они ошиблись лишь системой назначения нашего груза.

Войдан, ошарашенный открытием, молчал.

— И ещё — Сашка строго посмотрел на него — Это знание — наш бонус. Шанс и дальше вывозить моих земляков на Аркам. Так что — никому. Что ты сейчас услышал, должно лишь с тобой и остаться.



За следующие пять дней произошло пожалуй самое главное — пассажиры определились с профессиями. Самый высокий интеллект оказался у Константина, сына Сашкиного соседа Виктора — 187 единиц. При этом парень был ядерщик на Земле, и с радостью согласился стать инженером-энергетиком, когда узнал, что энергостанции в Содружестве — это термоядерные реакторы. Вот и замену себе нашёл, подумал Сашка. Парню нужно будет поставить такую же нейросеть, как у него. Сашка уже знал, сколько стоит подарок ему от Витеня Тривова — 10 корпов. Ничего. Теперь у них будут деньги.

Настёна порывалась стать пилотом, но спасибо Войдану — объяснил шебутной девчёнке, что сеть у неё будет пилотская, но поработать нужно диспетчером в космопорте. И правильно. Пусть на поверхности поживёт, он хоть приглядеть за ней сможет. Впрочем, один добровольный приглядывающий уже был — Бакуня. Он упросил поставить ему сеть "Инженер-5М", и Сашка не возражал. Но объяснил ему, что если на дочку у того есть серьёзные планы, то и самому нужно стать посерьёзней.

Сосед просто жаждал любой работы, чтобы быть в коллективе, среди людей. Вариант стать техником в их энергетической компании его сразу же устроил. Тем более, сын будет рядом. А вот Лиза решила сохранить свою профессию. Она была медсестрой в детской поликлинике, и хотела продолжить идти по этой стезе. Медицинские центры Берсуата пострадали в неменьшей степени, чем остальные предприятия и фирмы, поэтому найти её работу труда не составит. Что же, одна нейросеть Сеть "Медик-4М" была добавлена в формирующийся список закупок. А тем временем у Лизы и Алексея, того мужчины, кто первый из пяти тяжёлых вышел из медкапсулы, вроде как завязался роман. Сашка туда не лез. Люди они взрослые, как решат, так и будет. Сам Алексей согласился пополнить команду техников — видно, хотел быть поближе к Лизе. Из остальных четверых, бывших военных, один вдруг захотел стать инженером-строителем. Как сам объяснил он такой выбор, полжизни он разрушал, пора бы и построить что-то. Остальные трое как один захотели стать пилотами. Это было Сашке на руку — он собирался задействовать в этой операции ещё один транспорт. Дмитрий решил изучать местное законодательство (хорошие юристы везде нужны), Сергей его удивил — он решил пойти служить в местную полицию. Там тоже была сейчас катастрофическая нехватка кадров — полиция Берсуата понесла, пожалуй, самые страшные потери во время обороны города.



Глава 4 | Аш 4 | Глава 6