home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

Живые японцы

Мы идём по мокрому после дождя пустынному пляжу. Волна убегает далеко-далеко в море, потом возвращается неожиданно, и я не успеваю отскочить. Падаю с криком:

— Мамочки!

— Не мамочки, а папочки! — поправляет папа.

Он закатал брюки, нацепил на голову мою соломенную шляпу и теперь похож на Тома Сойера из старой книжки.

Мы играем в «Найди сокровище», совсем как раньше, в детстве. Я заглядываю папе в рот, потом тщательно осматриваю уши — одно за другим, изучаю нос. Когда я была маленькой, то проверяла и в других местах, но теперь уже как-то неловко. Сокровище — маленький куриный бог — находится у папы в нагрудном кармашке.

— Пап, а почему вы с мамой разошлись? Из-за Наташи?

Он вздрагивает.

— Нет, Наташа тут ни при чём.

— А почему тогда?

— Понимаешь, просто мы с мамой не сошлись…

— Характерами? Пап, не надо, а? Ты не думай, что я маленькая. Я уже давно выросла и всё понимаю.

— Знаю, — папа улыбается и треплет мне волосы. — Ты у меня даже не большая, а большущая! Вон какая вымахала!

— Толстая, да?

— Ты? Толстая?! Покажи мне того, кто это сказал, и я откушу его гнусный язычишко!

— Так мама говорит — не толстая, конечно, а в теле.

— В здоровом теле — здоровый дух! А знаешь, что?

— Что?

— Не знаешь? — хитрит папа.

— Ну что, что?

— Ты — самая красивая девочке в нашем городе! Нет, на всём черноморском побережье! Да нет же! Во всей галактике, включая Венеру, Марс и окрестности!

— Скажешь тоже… — я забираю у папы шляпу. — А вот если бы ты, например, был парнем, ну, моего возраста. Ты бы обратил внимание на такую, как я?

— Не то, что обратил — я бы сразу повёл такую, как ты, под венец!

— Пап, хватит прикалываться! Я серьёзно.

— Серьёзно? Обратил бы. А что, уже есть кандидаты на вакантное место твоего жениха? Кого мне вызвать на дуэль? — он делает резкий выпад вперёд — в руке невидимая рапира.

Какие они всё-таки разные — папа и мама. А ведь полюбили же когда-то друг друга. Поженились, меня родили…

Словно прочитав мои мысли, папа говорит:

— Мы с твоей мамой познакомились, ещё когда студентами были. Я её один раз увидел — на лекции, в поточной аудитории — и сразу понял: это — моя будущая жена.

— Как ты это понял?

— Не знаю… Почувствовал. Два года за ней бегал, но мама у тебя гордая. Посмотрит на меня так свысока и говорит:

— Ты, Фомин, мал ещё, чтобы о женитьбе думать. Выучись сначала, на работу устройся, потом и поговорим.

— А ты?

— Ну я и выучился, устроился на работу в НИИ. Прихожу к твоей маме и спрашиваю:

— Теперь пойдёшь за меня?

— Теперь да, — говорит. — Только я тебя умоляю, сбрей, пожалуйста, эту свою синюю бороду — она колется.

— А она у тебя синяя была?!

— Да нет, это мама так фигурально выразилась.

— Ааа… И ты сбрил?

— Сбрил, и мы сразу же поженились. А потом ты родилась.

— А потом?

— Потом… — с папы на секунду слетает его весёлость. Но только на секунду. — Потом у меня опять борода стала расти. Каждый день новая, представляешь? Вообще, у геологов у всех так… Понимаешь, жизнь у нашего брата сложная была — безденежье, командировки, неприкаянность вечная… Вот мама не выдержала и уехала и тебя с собой забрала. А когда я за вами приехал в деревню, сказала, что уже всё. Всё кончено.

Некоторое время мы молчим.

— А мне она сказала, что ты умер. И что баба Лиза умерла.

Папа смотрит на меня с каким-то странным лицом. Как будто на него северный ветер дунул.

— Она так сказала?

— Да. И письма твои никогда мне не показывала.


После этого папа больше уже не шутил и не веселился. Он довёз меня до дома и уехал, так ничего и не сказав.


* * * | Валя offline | * * *