home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



История про невезучую курицу

Истории из Бедокурии

Истории из Бедокурии

Жил некогда могущественный чародей, и были у него величественный, блистательный петух и три курицы. Одна несла золотые яйца, вторая — серебряные, а третья никаких, даже обычных, не несла. Очень она из-за этого горевала, тем более что остальные курицы издевались над ней, гнали от себя, а величественный, блистательный петух, которого она так любила, не разговаривал с нею и даже не глядел в её сторону. Стоило ей найти большого дождевого червя или жирную личинку майского жука, как налетали другие курицы, отнимали находку да ещё приговаривали: «Нечего тебе такие лакомства есть! Ты даже обычных яиц не несёшь, не то что золотых или серебряных, как мы. Пошла прочь, бездельница!»

Бедная курица была в полном отчаянии, ничто в жизни не радовало её, целыми днями она печально сидела, забившись в угол, и причитала: «Ко-ко-ко, лучше бы мне умереть. Величественный петух, которого я люблю всем сердцем, не обращает на меня внимания. Как я ни стараюсь, мне не удаётся снести яичко. Ко-ко-ко, какая же я невезучая курица!»

Подслушал как-то жалобы невезучей курицы могущественный чародей и утешил её:

— Подожди немножко, всё переменится. Твои сёстры несут золотые и серебряные яйца, но ты предназначена для большего. Из тебя сварят бульон, который оживляет мёртвых.

Эти слова чародея услыхала его служанка, злая, скверная девчонка, мечтавшая выучиться на ведьму, и пробормотала:

— Бульон, который оживляет мёртвых? Да ведь он, небось, больших денег стоит…

И когда могущественный чародей уехал в гости к своему другу волшебнику, служанка поймала невезучую курицу, зарезала, ощипала, опалила, выпотрошила, бросила в горшок и стала варить живой бульон. Но только вода закипела, забурлила, из горшка послышалось кудахтанье:

— Ко-ко-ко, какая же я невезучая! Ко-ко-ко, какая же я невезучая!

Перепугалась служанка-ведьма, схватила с огня горшок, вытащила ложку, вилку и нож и принялась торопливо есть курицу. Она, глупая, решила, что если съест курицу, та перестанет кудахтать и чародей ничего не узнает.

А чародей в это время сидел в доме у своего друга волшебника. Они уже обменялись новостями, какие знали, и теперь для развлечения показывали друг другу разные колдовские фокусы.

— А что это у тебя в ухе? — спросил чародей у своего друга и вытащил оттуда длинного-предлинного, наверно с метр, червяка. — Не следишь ты за ушами, ишь какую дрянь развёл в них.

И чародей выбросил червяка за окошко.

— Да и ты тоже хорош, — отвечал волшебник. — Какой огород у тебя в ушах! Давно, видно, не мыл, раз у тебя в них редиска выросла.

С этими словами он выдернул у чародея из уха пучок редиски, большую жёлтую репу, а в довершение ярко-зелёный огурец ещё подлиннее червяка. Затем он дунул, и овощи, вспорхнув со стола, вылетели на улицу и один за другим попадали в корзинку проходившей мимо женщины. Та решила, что пошёл редисочный снег, или огуречный дождь, или реповый град, перепугалась и со всех ног кинулась бежать. Оба волшебника смеялись до слёз.

— А вот сейчас я тебе покажу такое, чего ты ещё не знаешь, — похвастался хозяин-волшебник.

Он снял с себя халат, расправил рукав наподобие трубы и сказал:

— Стоит мне посмотреть в этот рукав, я увижу всё, что захочу, на любом расстоянии и сквозь любые стены.

— Ну тогда скажи, что делается у меня дома, — попросил могущественный чародей.

— У тебя дома, — начал волшебник, глядя в рукав, — на столе стоит тарелка бульона, а за столом сидит девчонка и обгладывает куриную ножку.

— Что! — в страшном гневе вскричал могущественный чародей. — Она зарезала курицу, из которой я собирался сварить живой бульон?! Немедленно лечу домой!

Он трижды хлопнул по стулу, на котором сидел, стул превратился в огромного орла, взмахнул крыльями, вылетел из комнаты и стремительно взмыл в поднебесье. Чародей мигнуть не успел, как уже был дома.

Ведьма в страхе выронила из рук обглоданную куриную ножку, заревела и принялась канючить:

— Я больше не буду! Я больше не буду!

Но это ей не помогло. Чародей схватил с умывальника стеклянный пузырёк и громко гласно приказал:

— Полезай туда!

При этих словах ведьма стала съёживаться и вдруг струйкой дыма скользнула в пузырёк.

Чародей плотно заткнул его пробкой, повесил на шею орлу и велел:

— Лети к себе домой. Я не хочу, чтобы мой друг подумал, будто я присвоил его стул. Передай ему, чтобы он никогда ни под каким видом не выпускал ведьму из пузырька, не то она натворит больших бед. И скажи, что теперь, когда он захочет узнать, какая погода на дворе, ему достаточно глянуть на ведьму в пузырьке. Если губы у неё поджаты, погода хорошая, а если она показывает язык, скоро пойдёт дождь.

Истории из Бедокурии

«Р-р-рум-м!» — проклекотал орёл, взмахнул крыльями и полетел выполнять приказание.

А чародей прошёл по дому и по двору и собрал всё, что выкинула ведьма: перья, потроха, голову. Недоставало только ножки, которую ведьма съела.

— Ничего, — сказал чародей, сложил всё вместе и произнёс заклинание. В тот же миг перед ним встала живая курица. Правда, тут же упала: она ведь была одноногая и не могла стоять.

— Не беда, — опять промолвил чародей и отправился к искусному золотых дел мастеру. Тот сковал курице ногу из золота и приставил на место, да так ловко, что она бегала на золотой ноге ещё лучше, чем на настоящей.

Курица была безумно рада, что новая нога у неё блестит и сверкает, совсем как оперение у величественного, блистательного петуха, а на каменных ступеньках стучит так звонко, словно десяток квочек кудахчут разом, оповещая о том, что снеслись.

Довольная и гордая своей новенькой золотой ногой курица вышла во двор.

— Колченогая! На протезе! Нога-стукалка! — завопили куры, которые несли золотые и серебряные яйца.

Они накинулись на бедную курицу с золотой ногой, стали её клевать, бить, гонялись за ней по всему двору, пока она в страхе не взлетела на дерево. И больней всех клевал и дрался величественный, блистательный петух.

— Блистать здесь могу только я и никто больше! — кричал он и клевал бедную курицу с такой злостью, что перья от неё так и летели.

Перепуганная курица сидела на дереве и тихонько причитала:

— Ко-ко-ко, какая же я невезучая! Я-то надеялась, что теперь, после всего, что я претерпела, всё будет хорошо, но стало ещё хуже. Ах, лучше бы я умерла!

Пролетала мимо воровка сорока, заметила, что на дереве что-то блестит, и решила, что неплохо бы это украсть. Села на ветку и попробовала оторвать у курицы золотую ногу, но, поняв, что сама не сладит, созвала других сорок — собралось их не меньше сотни. Известно ведь, что сороки очень падки на всё блестящее.

Накинулись сороки на бедную курицу, пошли щипать из неё перья — так и полетели они по ветру. А поскольку каждой хотелось заполучить золотую ногу, подняли они страшный шум и крик. Курица чуть ли не замертво свалилась с дерева — прямо под ноги могущественному чародею, который вышел из дома узнать, что за переполох поднялся.

Посмотрел чародей на перепуганную курицу — а на ней ни пёрышка нет, вся кожа в кровь проклёвана — и говорит:

— Действительно, невезучая ты. Но подожди немного, потерпи. Когда из тебя сварят живой бульон, ты станешь самой знаменитой, самой славной курицей в мире.

Взял он её на руки и принёс в дом. Ни пёрышка на ней не осталось, и собрать их было невозможно, потому что их все до единого унёс ветер. Тогда чародей отправился к искусному серебряных дел мастеру и велел сковать курице оперение из серебра. После этого она стала так сверкать, что смотреть было одно удовольствие. А золотая нога стучала так звонко, словно кудахтала целая стая кур.

Радостная и гордая невезучая курица побежала во двор показаться своим сёстрам. Те вместе с величественным, блистательным петухом примчались поглядеть, откуда такое сверкание и блеск, но едва увидели, что это невезучая курица, и смекнули, что проклевать серебряное оперение не удастся, негодующе прокудахтали:

— Ах, опять эта презренная курица! Да она же голая, на ней нет ни пёрышка! Нет, с этой бесстыдной особой мы не желаем иметь никакого дела.

А величественный петух заявил:

— Я, кажется, уже сказал, что блистать здесь могу один я! Имей в виду, я не приму от тебя ни единого дождевого червяка, до тех пор пока ты не оденешься снова в серые пёрышки!

— Но я не могу этого сделать! — горестно закричала невезучая курица, однако петух не стал её слушать и, разозлённый, ушёл.

Расплакалась курица, запричитала:

— Ах, чем дальше, тем хуже. Ко-ко-ко, какая же я невезучая!

Целыми днями теперь она сидела, забившись в угол, горевала, и ни серебряное оперение, ни золотая нога не радовали её.

Но курицу ждала беда пострашней — всё из-за злой ведьмы. Сидя в стеклянном пузырьке на письменном столе волшебника, она ежедневно видела, как тот колдует, многому научилась и стала ещё вреднее. «Только бы выбраться из пузырька, — мечтала ведьма. — Я им тогда докажу, что умею колдовать не хуже. Они у меня попляшут».

Но чародей крепко заткнул пузырёк пробкой да ещё привязал пробку к горлышку бечёвкой, так что выбраться из него не было никакой возможности. И тогда ведьма придумала одну хитрость: когда полагалось держать рот закрытым и показывать хорошую погоду, она высовывала язык, как будто идёт дождь.

Увидел волшебник высунутый язык и проворчал:

— Дождик, оказывается, будет… А я собирался в гости к тётушке, Премудрой жабе. Хорошо, что посмотрел. Придётся остаться дома, чтобы не промокнуть.

Но так как делать ему было нечего, он со скуки наколдовал огромный, во всю комнату, яблочный пудинг и три сотни мышей, которые принялись этот пудинг есть, а когда съели весь до крошки, сделались большими, толстыми и круглыми. Тогда волшебник наколдовал три десятка котов, и те кинулись ловить мышей. Всех переловив, они, сытые и довольные, разлеглись на солнышке и уснули.

Глянул волшебник на котов и удивлённо воскликнул:

— Как так? Я думал, дождик идёт, а на самом деле солнце светит! Уж не испортилась ли моя ведьма?

И он щёлкнул ногтем по пузырьку. Ведьма тихо сидела, всё так же высунув язык.

— Нет, дождь, видно, вот-вот пойдёт, — обрадовался волшебник и бросил взгляд на три десятка котов, лениво дремлющих на солнце.

«Что мне, однако, делать с этой кошачьей шайкой? — задумался волшебник. — Они так обожрались, что и пошевельнуться не могут. Ещё бы, съели три сотни мышей, а те до того съели яблочный пудинг во всю комнату». И волшебник со злости пнул одного кота: он был раздражён, потому что поверил ведьме, предсказывающей плохую погоду, и не поехал в гости. Кот даже не проснулся.

Волшебник взял голый ивовый прут, и три десятка ленивых котов подпрыгнули и превратились в три десятка серых пушистых серёжек на прутике.

— Ну вот, — удовлетворённо произнёс волшебник, — так они выглядят куда приятнее и не путаются под ногами.

И он поставил прутик в вазу с водой.

Потом он опять глянул на небо. Там вовсю сияло солнце. Он бросил взгляд на пузырёк: ведьма показывала язык.

— Эй ты! — крикнул волшебник и щёлкнул по пузырьку. — Спрячь язык, дождя нет!

Ведьма показывала язык.

Истории из Бедокурии

«Может, он у неё зацепился за зубы», — засомневался волшебник и встряхнул пузырёк.

Ведьма всё равно показывала язык.

«Попробую перевернуть пузырёк вверх дном», — подумал волшебник.

Но и вверх ногами ведьма всё равно показывала язык.

«Вынесу её на улицу, пусть увидит, что показывает неправильную погоду», — решил волшебник и вышел с пузырьком из дому.

Но ведьма и солнцу показывала язык.

— Ах ты негодная! — вскричал взбешённый волшебник и швырнул пузырёк о стену.

— Ты у меня узнаешь, как упрямиться!

Пузырёк разбился, ведьма выскочила и, пока волшебник собирался произнести заклятие, оборотилась струйкой дыма и улетела на облаке.

— Удрала… — пробормотал ошарашенный волшебник. — Будем надеяться, что больших бед она не натворит.

Затем он вернулся в дом, обул семимильные сапоги и отправился в гости к Премудрой жабе, своей тётушке.

Ведьма недолго просидела в облаке, где, кстати сказать, страшно замёрзла, и возле дома могущественного чародея спустилась на землю. Очень ей хотелось отомстить ему за то, что он загнал её в пузырёк.

На земле она снова обрела человеческий облик и осторожно заглянула в окно, чтобы узнать, чем занимается могущественный чародей. Он раскинулся в большом кресле и крепко спал. На одном плече у него сидела курица, которая несёт золотые яйца, на другом курица, которая несёт серебряные яйца, а на голове величественный, блистательный петух. Все они крепко спали.

«А где, интересно, невезучая курица? — задумалась ведьма. — Если я у неё вырву сердце и съем, чародей не сможет её оживить. Вот это будет месть так месть!»

Пошла ведьма по двору, по саду и вдруг видит: в уголке печально сидит невезучая курица. Кинулась на неё ведьма, схватила, попыталась вырвать сердце, да серебряное оперение оказалось слишком прочным, не поддалось. И тогда ведьма оторвала курице голову. Но сама съесть её не смогла и бросила пробегавшей собаке. Та — ам! — проглотила куриную голову и побежала по своим делам.

— Теперь чародею не удастся оживить свою любимую курицу! — обрадовалась ведьма, обернулась струйкой дыма и полетела по свету искать, где бы ещё сотворить какую пакость.

А чародей крепко спал и не скоро узнал бы о злодеянии ведьмы. Но блистательному петуху, сидевшему у него на голове, приснилось, будто из земли высунулся дождевой червяк. Во сне петух подцепил его лапой и стал тянуть, однако червяк крепко сидел в земле и не вылезал. Тогда петух — во сне — принялся разрыхлять клювом землю, продолжая тянуть червяка лапой, — и тут чародей вскочил, вопя от боли. Оказывается, петух попытался вырвать у него прядь волос да ещё при этом долбил клювом в затылок.

— Ах наглецы! Невезучая курица такого себе не позволила бы, — возмутился чародей и выгнал петуха и кур из комнаты.

Вдруг куры так отчаянно раскудахтались, так разволновались, что чародей вышел посмотреть, в чём дело. Вышел и видит: стоят две куры и петух, а на земле лежит невезучая курица — без головы.

Истории из Бедокурии

Поднял её чародей и грустно промолвил:

— Кто же это тебя так? Наверно, злые сороки опять позарились на твоё серебряное оперение. Ничего, сейчас отыщу голову и оживлю тебя…

Но голову он, сколько ни искал, не нашёл, и не удивительно: она ведь была в брюхе у собаки, убежавшей неведомо куда.

В конце концов пришлось чародею прекратить безуспешные поиски. «Мне нужно во что бы то ни стало оживить невезучую курицу, — размышлял он, — и ради этого я ничего не пожалею. Ведь в моих волшебных книгах написано, что если я сварю из этой курицы живой бульон, то стану богатым и счастливым».

И тут он вспомнил, что в ларце у него лежит великолепный огромный алмаз, полученный в наследство от отца. Пошёл чародей к искусному резчику по камню и велел вырезать из этого алмаза куриную голову. Приладил он эту голову к серебряной шее, произнес заклятье — и вот перед ним встала ожившая невезучая курица.

Но теперь она совсем была не похожа на прежнюю. Вся она сверкала, блестела, а алмазная голова играла всеми цветами радуги и к тому же была такая крепкая, что, даже если бы по ней стали бить молотком, на ней не осталось бы и малюсенькой царапины.

— Ну уж теперь, — сказал довольный чародей, — тебе не страшны никакие враги. Иди во двор и послушай, что будут говорить твои завистницы.

Вышла невезучая курица из дому, и едва остальные куры увидели, как она блестит, сверкает и переливается, едва поняли, что их клювы ничего ей сделать не могут, а её алмазный клюв острее ножа, как тут же возмущённо раскудахтались:

— Какая чудовищная несправедливость! Мы каждый день несём для чародея по серебряному и золотому яичку, а он и не подумает хоть чем-нибудь отблагодарить нас. Зато эту дармоедку он наряжает, точно она куриная королева. Нет, с этой особой у нас не может быть ничего общего!

А петух ужасно возмутился из-за того, что его великолепные перья, по сравнению с серебряным оперением и алмазной головой невезучей курицы, выглядят жалкими и убогими. И он гневно бросил ей:

— Послушайте, вы, расфуфыренное ничтожество! Не вздумайте больше обращаться ко мне! У меня в желудке проглоченные червяки корчатся от возмущения при виде вашего безвкусного щегольства! Отныне я вас знать не знаю!

И опять невезучая курица осталась в одиночестве, и опять была печальна. Она сидела, забившись в уголок, и причитала:

— Ах, если бы добрые курочки обратились ко мне с дружеским «ко-ко-ко»! Ах, если бы величественный, блистательный петух посмотрел на меня ласковым взглядом! Ах, если бы я умела нести хотя бы обычные яйца! Ко-ко-ко, какая же я невезучая!

А ведьма всё летела, летела и прилетела к королевскому дворцу. В окне сидела королевская дочка и вышивала. Глянула ведьма на принцессу, увидела, какая та красивая и славная, и от злости решила: «Натворю сейчас самую большую беду, какую только могу. Сделаю так, чтобы принцесса заболела». Обернулась ведьма божьей коровкой и села на принцессины пяльцы. Стала принцесса просить божью коровку:

— Божья коровка, улетай обратно на зелёный лужок, а то я могу нечаянно уколоть тебя иголкой.

Не успела она договорить, как божья коровка влетела ей в рот. И столько было в ведьме злобы и яду, что принцесса тут же смертельно заболела. Побледнела она как полотно и упала без чувств.

Король, её отец, созвал всех врачей своей страны. Те выслушивали и выстукивали больную, давали сладкие, кислые и горькие микстуры, делали компрессы и примочки, лечили сном и бессонницей, велели много есть и назначали голодную диету, держали в темноте и предписывали побольше бывать на солнце, измеряли температуру и считали пульс — короче, делали всё, что полагается делать врачам.

Однако ничего не помогало: ведь принцесса проглотила божью коровку, в которую обернулась злая ведьма.

Больной становилось всё хуже и хуже, она уже совсем умирала. Король, страшно горевавший из-за болезни своей любимой дочери, приказал объявить по всей стране, что отдаст полкоролевства тому, кто вылечит принцессу.

Тут набежало много охотников лечить, да только ни у кого ничего не получилось. И тогда король, разгневавшись, вскричал:

— Мошенники! Дармоеды! Им бы только вкусно есть да сладко, пить за моим королевским столом, а помочь дочке никто не способен! Хватит! С этих пор всякому, кто возьмётся лечить принцессу, но не вылечит, я велю отрубить голову!

Ясное дело, после такого обещания охотников лечить принцессу больше не нашлось. Но однажды пришёл к королю дворцовый привратник и доложил:

— Ваше величество, у ворот стоит человек, он принёс курицу с серебряными перьями, золотой ногой и алмазной головой. Этот человек утверждает, что может излечить принцессу.

— А ты предупредил, — поинтересовался король, — что, если он не сумеет её вылечить, ему отрубят голову?

— Предупредил, ваше величество!

— Тогда веди его сюда! — приказал король.

И вот в зал, где в постели лежала смертельно больная принцесса, вошёл, конечно же, могущественный чародей с невезучей курицей.

— Дозвольте, ваше королевское величество, — сказал чародей, — сварить на ваших глазах из этой курицы бульон для принцессы. Но это будет не простой бульон, а живой. Стоит принцессе его съесть, и она тут же выздоровеет.

— Разведите огонь, — приказал король, — и принесите кастрюлю с горячей водой. А знаешь ли ты, что, если не сумеешь вылечить принцессу, тебя обезглавят?

— Сумею, — заверил чародей и бросил курицу в кипящую воду.

Прошло некоторое время, и король, которому не терпелось увидеть принцессу живой и здоровой, поинтересовался:

— Пахнет уже бульоном?

— Нет, ваше величество, — ответил слуга, наблюдавший за огнём.

— А как он выглядит? — спросил король.

— Как простая вода, — ответил слуга.

— А что курица?

— Сидит в кастрюле и кудахчет: «Ко-ко-ко, какая я невезучая!» — отвечал слуга.

— Разведите огонь посильней, — распорядился король, — видно, эту курицу надо варить на большом жару.

Приказание было исполнено. Король подождал немного и снова справился, как дела. Но всё оставалось по-прежнему: бульон не сварился, вода была прозрачная, а курица сидела в кастрюле, как в ванне, и причитала: «Ко-ко-ко, какая я невезучая!»

Огонь развели ещё жарче, но всё оставалось без изменений.

Король грозно нахмурился и обратился к чародею:

— Ну-ка, отвечай: бульон когда-нибудь сварится или так и останется водой?

Дрожа от страха, чародей пробормотал:

— Ваше величество, всемилостивейший король! Позвольте признаться: я совершил величайшую ошибку. Эту курицу долго преследовали враги, и я сделал ей серебряное оперение, золотую ногу и алмазную голову, чтобы никто больше не мог её обидеть. Но я совершенно забыл, что из золота, серебра и алмаза супа не сваришь. Мы можем хоть год кипятить эту курицу на каком угодно огне, но бульона всё равно не получится, вода останется водой.

— Значит, ты не можешь сварить живой бульон? — вскричал разгневанный король.

— Не могу, — грустно ответил чародей.

— Придётся тогда отрубить тебе голову, — сказал король. — Я от своего королевского слова не отступаюсь.

По знаку короля один из стражников выхватил из ножен саблю.

Истории из Бедокурии

Взглянул на него чародей и печально подумал: «Видно, пришёл мой смертный час».

А ведьма, сидевшая в принцессином горле, захотела полюбоваться, как её врагу, чародею, будут рубить голову. Чтобы видеть казнь во всех подробностях, она вылезла и устроилась у принцессы на губе. Чародей заметил её и своим чародейским глазом сразу увидел, что никакая это не божья коровка, а самая настоящая ведьма. И он громовым голосом крикнул невезучей курице:

— Клюй! Клюй её!

Вылетела курица из кастрюли, клюнула своим алмазным клювом, и ведьмы не стало.

В то же мгновение принцесса открыла глаза и встала с постели живая, здоровая и такая же красивая и славная, как прежде.

Истории из Бедокурии

Король приказал стражнику убрать саблю в ножны, а чародею сказал:

— Живого бульона ты, конечно, не сварил, но твоя курица спасла мою дочь от смерти. За это я не только дарю тебе жизнь, но и отдаю полкоролевства.

Обрадованный чародей в благодарность подарил принцессе невезучую курицу. С той поры курица жила в королевском дворце, и каждый день ей подавали на золотом блюде зёрна пшеницы, а на серебряном дождевых червей. А когда она выходила на прогулку, то десять пёстрых петухов шествовали впереди неё, десять позади, а десять по бокам. И все тридцать кукарекали что есть мочи и возглашали: «С дороги! Посторонись! Идёт курица её высочества принцессы, самая везучая, самая счастливая курица в мире!»

Истории из Бедокурии

Но курица мысленно говорила себе: «Ах, если бы меня могли видеть мои сестрички и величественный, блистательный петух, которые живут у чародея! Но они меня не видят, и потому ничто меня не радует. Ко-ко-ко, какая же я невезучая!»


История про мышку Рваное Ушко | Истории из Бедокурии | История про день, когда всё шло шиворот-навыворот