home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 74

Хардин

– Нам нужно поговорить, – повторяю я и смотрю на нее, усилием воли заставляя свои руки спокойно лежать на коленях.

– Да уж, – выдавливает она улыбку. Ее коленки испачканы, и на них проступают вспухшие красные царапины.

– Что произошло? Ты в порядке? – Мой план держать руки при себе летит ко всем чертям, когда я дотрагиваюсь до ее ног, внимательнее изучая ранки.

Она отворачивается: щеки и глаза покраснели.

– Я просто споткнулась.

– Ничего из того, что сейчас произошло, не должно было случиться.

– Ты написал книгу о нас и показывал ее разным издателям. Хочешь сказать, это было непреднамеренно?

– Нет, я имею в виду вообще все. Тебя, меня, все остальное. – Из-за повышенной влажности подбирать слова оказывается гораздо сложнее, чем я думал. – За этот год я словно прожил целую жизнь. Узнал столько всего нового о себе, о жизни и о том, какой должна быть жизнь. У меня был такой идиотский взгляд на все. Я ненавидел себя, ненавидел всех, кто был рядом.

Тесса молчит, но по ее дрожащей нижней губе я понимаю, что она прилагает усилия, чтобы сохранять невозмутимое выражение лица.

– Да, это трудно понять, большинство людей не понимает, но самое ужасное чувство в мире – ненависть к себе. А я сталкивался с ней каждый божий день. Это не оправдание моим действиям. Мне никогда нельзя было так относиться к тебе, и ты имела полное право уйти от меня, что и сделала. Единственное, на что я надеюсь, – что ты прочитаешь книгу целиком, прежде чем принять решение. Ты не можешь судить о книге, не прочитав ее от начала до конца.

– Я стараюсь не осуждать, Хардин, правда, но это слишком. Я отвыкла от таких вещей, совсем не ожидала, что это произойдет, и до сих пор не могу во всем разобраться. – Она трясет головой, будто пытаясь избавиться от стремительных мыслей, вспыхивающих в глубине ее прекрасных глаз.

– Я знаю, детка, знаю. – Когда я беру ее за руку, она вздрагивает. Я нежно переворачиваю ее ладонь кверху, чтобы осмотреть ранки. – Больно?

Она кивает, позволяя мне провести вокруг царапин кончиком пальца.

– Кто вообще захочет ее читать? Вряд ли она приглянется хоть одному издателю. – Тесса отворачивается от меня и внимательно смотрит на город, который каким-то образом продолжает жить своей жизнью, такой же суетливый, как и всегда.

– Многие, – пожимаю я плечами, и я говорю правду.

– Почему? Это ведь настолько… нетипичная любовная история. Я прочитала только небольшой отрывок, но поняла, сколько в ней безысходности.

– Даже проклятым нужно поведать свою историю, Тесс.

– Ты не проклят, Хардин, – говорит она, несмотря на то что наверняка до сих пор чувствует себя преданной.

Я вздыхаю, отчасти соглашаясь с ней:

– Возможно, дело в надежде на спасение? А может, и нет. Конечно, некоторым людям хочется читать только обычные счастливые истории о любви, но есть и другие, и их миллионы. Они не идеальны и прошли через кучу дерьма в своей жизни. Может, поэтому они связывают нашу историю с собой? Может, кто-то из них увидит во мне себя и, черт, – я провожу дрожащей рукой по шее, – черт, может, кого-то наши ошибки смогут чему-то научить.

Я извергаю слова на бетонные ступени, и теперь она не сводит с меня глаз. Я все еще вижу на ее лице неуверенность, и это заставляет меня говорить дальше:

– Может быть, иногда все не делится только на черное и белое. Может быть, не каждый человек идеален. За свою жизнь я причинил много боли и тебе, и другим людям. Я сожалею и никогда не забуду об этом, это больше никогда не повторится. Но дело в другом. Эта книга стала для меня возможностью выплеснуть накопившееся. Еще одна разновидность терапии. Я мог писать все, что хотел и чувствовал. Это я и моя жизнь, и я не единственный человек, который совершал ошибки, целую кучу ошибок. Если люди будут судить меня по темной части моей истории, это их право. При всем желании я не могу угодить всем, но знаю, что больше таких людей, как мы с тобой, Тесса, и они захотят увидеть, как кто-то признал свои проблемы и боролся с ними по-настоящему.

Уголки ее губ приподнимаются, и она вздыхает, слегка покачивая головой:

– А что, если им не понравится? Что, если они даже не станут читать книгу, но возненавидят нас за ее содержание? Я не готова к подобному вниманию. Не хочу, чтобы люди обсуждали мою жизнь и меня.

– И пусть себе ненавидят. Кому какое дело до того, что они думают? Они все равно бы это не прочитали.

– Просто… Я не могу решить, что сама думаю по этому поводу. Что это вообще за любовная история? – Ее неуверенный голос дрожит.

– Это любовная история, которая не обошлась без настоящих проблем. Это история о прощении и безусловной любви, показывающая, насколько может измениться, по-настоящему измениться человек, если только приложит достаточно усилий. Это история о том, что все возможно, когда речь заходит о восстановлении себя. Если есть на кого положиться, если кто-то любит тебя и не сдается, можно выбраться из тьмы. Это история о том, что, неважно, какие родители у тебя были или на что ты подсел, можно преодолеть что угодно и стать лучше. Вот о чем история «После».

– «После»? – Она вскидывает подбородок, прикрыв рукой глаза от солнца.

– Так она называется. – Я отвожу взгляд, внезапно смутившись. – Она о моем пути после встречи с тобой.

– Насколько там все плохо? О боже, Хардин, почему ты просто не рассказал мне все?

– Не знаю, – честно признаюсь я. – Там не все так плохо, как тебе кажется. Ты уже прочитала самое худшее. Те страницы, которых ты не видела, являются сутью истории. Они о том, как я тебя люблю, как ты помогла мне обрести цель, и о том, что встреча с тобой стала лучшим событием в моей жизни. На непрочитанных страницах остался наш смех и моя борьба – наша борьба.

Она закрывает лицо руками, пытаясь справиться с грустью.

– Ты должен был сказать мне, что пишешь это. Было столько намеков, как же я могла не заметить?

Я откидываюсь спиной на ступени.

– Ты права, но к тому моменту, когда я это понял и начал менять то, что сделал неправильно, мне хотелось, чтобы история стала идеальной. Мне в самом деле очень жаль, Тесса. Я люблю тебя. Прости, что ты узнала об этом таким вот образом. Я не хотел ни причинить тебе боль, ни обмануть, и мне жаль, что ты чувствуешь себя именно так. Я уже не тот человек, от которого ты ушла, Тесса. И ты это знаешь.

– Я не знаю, что сказать, – отвечает она едва слышно.

– Просто прочитай. Прочитай книгу целиком, прежде чем принимать решение. Это все, о чем я прошу, просто прочитай ее.

Она закрывает глаза и придвигается ко мне, упираясь коленом в мое плечо.

– Хорошо, я ее прочитаю.

Воздух возвращается в мои легкие, часть груза падает с плеч, и я никакими словами не могу выразить облегчение.

Она встает, почесывая расцарапанные коленки.

– Я принесу что-нибудь, чем можно их заклеить.

– Все в порядке.

– Когда ты наконец перестанешь бороться со мной? – пытаюсь я поднять ей настроение.

Сработало, и она с трудом сдерживает улыбку:

– Никогда.

Она начинает подниматься по ступеням, и я тоже встаю, чтобы последовать за ней. Хочется пойти с ней в квартиру и сидеть рядом, пока она не прочитает всю книгу, но я знаю, что не стоит этого делать. Собрав остатки здравого смысла, я решаю прогуляться по этому грязному городу.

– Подожди! – кричу я, когда она доходит до верха, залезаю в карман и достаю измятый листок. – Пожалуйста, прочитай это в конце, это последняя страница.

Она раскрывает ладонь и протягивает руку.

Я быстро взбегаю по лестнице, перепрыгивая через ступеньку, и отдаю ей комок бумаги.

– Пожалуйста, не подглядывай, – умоляю я.

– Не буду. – Тесса отворачивается и, оглянувшись, посылает мне улыбку.

Одно из самых моих больших желаний в жизни – чтобы она поняла, действительно поняла, какая она удивительная. Она одна из немногих людей в этом мире, способных прощать, и хотя многие назвали бы ее слабой, на самом деле все наоборот. Она оказалась достаточно сильной, чтобы бороться за того, кто ненавидел себя. Достаточно сильной, чтобы показать мне, что я не проклят и достоин любви, хотя вырос с совершенно противоположными мыслями. Достаточно сильной, чтобы уйти от меня и чтобы любить безусловно. Тесса сильнее большинства людей, и я надеюсь, что она это знает.


Глава 73 Хардин | После – долго и счастливо | Глава 75 Тесса