home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10, в которой Колян идет на столицу

Утро заглянуло в окно несмелыми лучами солнца, выглянувшего после нескончаемого царствования хмурых серых осенних облаков…

Колян потянулся, с хрустом расправил руки над головой и прислушался: Ленка уже встала и суетилась на кухне, громыхая посудой и журча водой. Коля с удовольствием понежился еще в постели и стал неспешно, с удовольствием, одеваться. Статус женатого мужика ему определенно нравился.

Он ухмыльнулся — «Окрутили все-таки, собаки деревенские!»

Сунул ноги в тапки, заботливо припасенные Ленкой у кровати для любимого мужа, и пошлепал на кухню. Ленка носилась из угла в угол, что-то аппетитно скворчало на сковороде, кипела вода на плите, в общем, дым коромыслом.

— Мы, чего, гостей ждем? — спросил удивленно Колян.

— Колюнька, ты не сердись — я пригласила родню… А то как-то не по–людски, хоть посидим, отметим…

— Лен… Поговорить надо, ты лучше присядь.

Колян уселся у стола на табурет, подвинул ногой другой и усадил Ленку перед собой. Она испуганно вытаращила глаза, не зная чего ожидать.

— Лен, мне уехать надо. В Москву. На некоторое время. Бизнес кое–какой налажу и заберу тебя. Думаю завтра–послезавтра двинуться в путь.

Ленка смотрела на него, потом из ее глаз вдруг полились ручьем слезы, она скривила губы страдальчески и спросила:

— Коль, ты что, меня бросаешь, да? Коль… — и она горько заплакала.

— Да ты спятила! Какой там «бросаешь»? Ничего не бросаю! Мне надо уладить в столице дело кое–какое, опасное дело. Мне себя-то уберечь от беды надо, а как я смогу это сделать, когда за моей спиной ты стоишь и надо тебя оберегать! Лен, ну ты чо, правда, не плачь, никуда я от тебя не денусь!

Он встал, подошел к плачущей Ленке, взял ее голову в ладони и поцеловал, вначале в один глаз, потом в другой, чувствуя на губах соленые слезы.

— Ну ты глупенькая, ну куда я без тебя? Просто боюсь за тебя очень, времена-то вишь какие…

— Ну а раз никуда — дак и бери с собой! — всхлипнула девушка.

— Лен, ну я же сказал… — Ленка опять горько заплакала.

— Тьфу ты, ладно, поехали вместе! Но коль словишь пулю в свой круглый задик, тогда не плачь и не жалуйся! Терзаешь меня слезами, засранка! — Колян обнял Ленку. — Ну все, все, завязывай с рыданиями. Давай одевайся, я тоже наряжусь, и пойдем твоих родичей на гулянку звать.

— Правда?! — Ленка взвизгнула и подпрыгнув повисла у Коляна на шее, осыпав его поцелуями.

— Тише ты, тише, у меня еще бочень стреляет, а ты скачешь по мне днем и ночью…

— А мне показалось, что тебе вчера понравилось, когда я по тебе скакала… — Ленка зихихикала.

— Тьфу на тебя, развратница! Соблазнила меня, юного и невинного…

— Ну не такой уж ты и юный, а насчет невинности — врать не мешки таскать. Вот, узнаю, какую бабу за сиськи хватал — ей сиськи оторву, а тебе — то, за что уцеплю…

Они смеясь пошли в комнату, убавив горение конфорок газа на минимум. Еще полчаса Ленка выбирала наряд, стучала каблуками по деревянному полу («Уже подморозило! Чисто! Хочу в туфлях на шпильках!»).

Колян особо не наряжался, но тем не менее надел костюм, купленный для поездки в столицу — надо было создать образ крутого бизнесмена по приезду, а то и говорить никто с ним не станет.

Они вышли во двор. Земля покрылась серебристой дымкой инея, над деревенскими домами струился дымок пара и сгоревшего газа, под ногами хрустел ледок и замерзшая грязь. Ленка героически преодолевала все преграды в туфлях с семисантиметровыми каблуками, практически повиснув на руке Коляна. Из окон домов за ними следили любопытные глаза деревенских, для которых такие события были просто хлебом насущным.

Парочка проследовала к родителям Ленки, потом к Сереге, потом еще к каким-то родственникам… Колян не мог запомнить эту кучу новоприобретенной родни, ему вообще подобные мероприятия были влом — все эти посиделки, гулянки с чинными тостами и криками горько, но он не хотел расстраивать Ленку и потому покорно сносил все тяготы семейной жизни. У него создалось впечатление, что Ленка созвала всю деревню на гулянку. А, может, так оно и было. Колян и Серега договорились, что смотаются в магазин соседней деревни за водкой и вином — там выбор больше, а Ленка организовала помощь на кухне из соседок и каких-то сестер непонятно какой степени родства. Колян завел «Жука» и скоро он был загружен несколькими ящиками водки и вина.

— Ну, все теперь, работы в деревне не будет неделю, — подумал Колян. — Напорются все нахрен…

К вечеру стол в большой комнате колиного дома был накрыт, за него уселись гости, нарядные и важные, чинно произносились тосты, текла рекой водка, но и это скоро закончилось. Опавших, как озимые, мужиков уволокли привычные ко всему жены. Колян и Ленка остались одни.

— Завтра бабы придут, помогут мне прибраться. Сегодян не будем, ладно, Коль?

— Да само собой, Лен. Я за сегодня так ухайдакался, что дух вон. Как будто марш–бросок на 40 километров сделал. Давай-ка спать ложиться — завтра поеду в Город билеты на поезд куплю нам, да и собираться будем.

Они пошли к своей постели, устало разделись и улеглись. Казалось, что сил у них ни на что не осталось, но потом молодость взяла свое и они покувыркались еще с полчаса… впрочем, без особого фанатизма, и быстро уснули, обнявшись.

С утра Колян собрался и, выведя «Жука», погнал в Город. Ленка же осталась прибирать груды грязной посуды и вылизывать их общий дом вместе с хлопотавшими рядом родственницами.

В Городе Колян наменял еще рублей вместо долларов, доехал до вокзала и стал смотреть расписание поездов. Расписание ему не очень понравилось, он стал думать — как ему переправить в столицу драгоценности так, чтобы и не засветиться, и не надорваться:

«Самолет вычеркиваем, ибо досмотр. До поезда еще надо доехать, потом перегрузить в вагон ценности и там с ними мотаться… тоже неудобно. Машина? На «Жуке» ехать за тысячу с лишним километров — нереально. По бездорожью, машина, конечно, идет как по маслу, но на трассе за рулем сдохнешь, пока доедешь до столицы. Так, что-то ты Колян зарапортовался — почему «Жук»? У меня что, бабла нет? Купить тачку приличную и на ней двинуться. И такую, чтобы менты не особо ныряли с проверками! Надеть костюмчик, галстук, белую рубашку… А в тяжелой машине можно спрятать дофига чего…»

Колян купил в киоске газету объявлений, и начал ее внимательно просматривать. На третьей странице обнаружился хороший трехсотый мерс, двухгодовалый, с автоматической коробкой, новым кузовом и всеми наворотами за пятьдесят тысяч баксов. Он созвонился с хозяином, встретился для осмотра и, не торгуясь, предложил оформить сделку. Счастливый продавец, предполагавший, что сейчас ему начнут сбивать цену, тут же согласился, они поехали в МРЭО, сняли авто с учета и оформили на Коляна. Так что домой Колян ехал уже в черном мерсе. Его мощный движок тихо сопел, всасывая в себя двадцать литров горючки на сто километров и разгоняя двухтонный аппарат до заоблачных скоростей.

Машина в деревне произвела фурор, Ленка в восторге визжала, ерзая по кожаным сидениям. «Жука» Колян пока загнал на стоянку на окраине Города, тщательно заперев его — еще сгодится и не раз. Мерса Колян сразу окрестил «Крокодилом» за мощь и длинный капот, торчащий вперед как крокодилья спина. Серега уважительно похлопал по борту Крокодила — «Дааа… Классная тачка. Только жалко такую бить по нашим ямам…»

Вечером были сборы, Ленка паковала чемоданы, купленные Коляном и пыталась в них засунуть как можно больше барахла, а Колян выкидывал большую часть обратно:

— Не суй ты, купим что надо будет в столице, нечего дребедень всякую в Москву тащить!

После они забрались в постель и половину из оставшегося до утра времени кувыркались, будоража стены старого дома стонами и криками. Разгоряченная, уставшая Ленка уснула, Колян же, выждав, пока ее прямой гладкий носик сладко засопел, поднялся, оделся и пошел в тайник. Там он стал насыпать во взятую с собой сумку украшения, выбирая те, что на его взгляд были особо ценными — с драгоценными камнями, красивой резьбой и явно старинным происхождением. Потом плюнул и стал просто насыпать горстями как придется — эдак полночи проторчишь в сарае. Набранные ценности он переносил к Крокодилу, где старательно прятал их в корпус автомобиля — за обшивку и под сиденья. Этот процесс занимал у него много времени и труда, но игра стоила свеч — слишком много труда и жизней было положено на это золото. Он просто не мог себе позволить халатно отнестись к делу. Закладка в тайники заняла у него несколько часов, приходилось один за другим отворачивать шурупы крепления, выдергивать, притом очень аккуратно, чтобы не осталось следов. Наконец работа кончилась.

Колян немного подумал и взял из тайника пистолет ТТ — кто знает, что в дороге ждет. Всегда можно выбросить, если остановят, а пока пусть будет под рукой. Он зарядил обойму, добавил еще две и тоже зарядил. Пистолет спрятал под водительским сиденьем. Вот теперь все готово, можно отправляться. Колян, продрогший в холодном сарае, с наслаждением залез в постель, прижавшись ледяным телом к горячей Ленке, она сквозь сон вздрогнула от холода, а потом, обхватив его руками, вжалась в него, согревая своим теплом…

Утром они встали не сразу. От утренней «физзарядки» молодые никак отказаться не могли, но, в конце концов, поднялись и стали грузиться. Двигатель мерса завелся сразу, в салоне пахло дорогой машиной: витали запахи дорогой кожи, металла и чего-то еще. Крокодил легко поглотил в свои недра кожаные чемоданы с вещами и пакеты с едой в дорогу. Все было готово. Пришел Серега, подтянулась и другая ленкина родня, чтобы попрощаться с молодыми. Колян объяснил, что они отправляются искать работу в столицу — он, мол, получил наследство от тетки в Америке и хочет магазин купить…

Колян окинул взглядом Нееловку. Над деревней морозный туман, дорога заиндевела.. Скоро зима. Парочка погрузилась в мерс и двинулась по кочковатой замерзшей земле в сторону города. Через короткое время мощная машина домчала их до города, Коля подъехал к церкви и, оставив Ленку сидеть в мерсе, вошел внутрь. В церкви было сумрачно, светили лишь расставленные везде свечи, ладанки, пахло благовониями и воском. С потолка на него строго смотрел Христос, как бы строго спрашивая за все грехи. Коля бросил в банку с пожертвованиями сто баксов, купил свечей и, зажигая их по одной, расставил перед иконами — за здравие, за упокой, за удачу в делах, ну и так далее. Потом подошел к служке и попросил его подвести к батюшке, так как имеет к нему важное безотлагательное дело. Служка ушла на какое то время, потом вышла и предложила Коляну пойти за ней. Он прошел за толстый, узорчатый занавес в маленькую комнатку в глубине церкви, за алтарем и увидел там молодого священника, с модной ухоженной бородкой и хитрыми глазами.

— Что вы хотели?

— Знаете, я бы хотел повенчаться с женщиной.

— Венчание у нас по определенным дням. Вряд ли мы будем делать для вас исключение.

— Но я уезжаю скоро, мне хотелось бы тут повенчаться…

— Нет, нет, не могу.

— Так — а пожертвование церкви в тысячу баксов поможет преодолеть ваши моральные преграды? — Колян достал из кармана и отсчитал 10 бумажек.

— Пожертвование? В 1500 баксов? Наверное, поможет… — произнес поп.

Колян усмехнулся, и отсчитал еще 500 баксов, которые быстро исчезли в широком кармане священнослужителя. Последний быстро разъяснил Коляну процедуру венчания и тот побежал к машине. Он извлек из машины скучающую Ленку и, не объясняя причины, повел в церковь.

— Лен, не по–людски у нас как-то — ни свадьбы настоящей не было, ни загса… Давай повенчаемся!

— Правда? Ты всерьез? — Ленка подняла сияющие зеленые глаза и порывисто обняла его… — Я готова.

— Ну, раз готова — пошли.

Они вошли в церковь. Их уже ждал хитрый попик с ухоженной бородкой. Процедура венчания прошла быстро, рука у попика была набитая. И все — перед Богом и людьми Колян и Ленка стали мужем и женой и лишь Смерть сможет разлучить их.

На следующий день к вечеру они были в столице. По дороге им пришлось заночевать в мотеле, что, впрочем, им было даже неплохо — они нашли много способов развлечь друг друга… молодость. Колян лишь немного беспокоился за сохранность машины — в ней хранилось двести килограммов сокровищ. Если бы угонщики или бандиты знали, что эта черная машина на самом деле представляет собой сейф с миллионами долларов… но они не знали. Как не знали Колян и Ленка своего будущего.

Поселились они в двух одноместных номерах одной из центральных гостиниц. Отрыжка советской эпохи была в том, что человек не мог поселиться с любимой женщиной в одном номере только потому, что в его паспорте не было штампа о браке. Так что им приходилось ходить друг к другу в гости. По телефону Коляна время от времени звонили сутенерши и предлагали ему девок, он ржал, глядя, как бесилась Ленка, которая все время порывалась вырвать у него телефон и крикнуть какую-то гадость развратницам…

Колян купил газету объявлений с рекламой:

«Задача — найти подходящий магазин, лучше уже готовый для моих целей, лучше антикварный или ювелирный (его легко можно преобразовать в антикварный). Должна быть аренда, но аренда с выкупом. Как найти? Ясно как — с помощью риэлтеров. Параллельно нужно снять квартиру без изысков, но трехкомнатную и с парковкой рядом. А еще лучше с охраняемой подземной или наземной стоянкой. Денег пока хватит на все это, при разумном подходе, без шика.»

Колян начал методично обзванивать конторы риэлтеров, диктуя им свой номер сотового телефона, симкарту для которого он купил на окраине столицы. К вечеру уже были первые результаты, а утром следующего дня они отправились смотреть магазины.

Один Коляну понравился, но по неопытности он упустил одну деталь — чтобы что-то ценное продавать и покупать, надо было зарегистрировать фирму. Колян договорился о встрече с риэлтером и хозяином магазина через два дня и снова взялся за газету. Сразу же увидел объявления о регистрации предприятий, через конторы нашел готовое предприятие с открытым счетом и чистым прошлым, накинул им за срочность и за один день превратился во владельца фирмы «КоЛен». Название, как понятно, было составлено из двух слогов… В эти же дни парочка въехала в трехкомнатную квартиру возле станции метро, а рядом с ними на стоянке черной глыбой устроился мерс…

Магазин, который наметил себе Колян, находился неподалеку от главных улиц столицы, но и не в самом центре. Цена аренды была довольно кусачей, но начинающего предпринимателя привлекло то, что предоставлялась возможность через некоторое время выкупить помещение, оплатив его полную стоимость. Этот магазин раньше и был антикварным, но почему-то со временем захирел и хозяин решил избавиться от обузы. Окна закрывались стальными ставнями, на стальных петлях висела мощная дверь на сигнализации — в общем, в магазине было все, что нужно. После подписания договора, Колян вызвал строителей, и буквально за неделю в ходе долгих торгов, магазин облагорожен и полностью готов.

Прошло два месяца. Новый год Колян и Ленка встречали пока еще не в собственной квартире ( у Коляна были на этот счет свои планы), но с приличным долларовым счетом в банке, да не просто приличным !

Оказалось, что некоторые из украшений, прихваченных Коляном, были не просто драгоценными. Среди них попадались вещи раритетные — затесалось даже несколько работ Фаберже. Подать тут за реальную стоимость их было невозможно — Сотбис располагался далековато, но то, что удалось толкнуть новоиспеченным нуворишам, пополнило и без того кругленький счет влюбленных.

Ленка, как ни странно (откуда чего взялось?) оказалась талантливым продавцом. Быстро вникла в суть продажи антиквариата, легко запоминала и схватывала все цены, нюансы торговли, коэффициенты и правила. Выставить на продажу товар оказалось не так просто. Откуда взялось золотишко? Как провести его по документам? Решить все эти вопросы помог старый ювелир Моисей Натаныч, к которому совершенно случайно обратился Колян в попытке оценить товар. Моисей Натанович имел свою небольшую ювелирную мастерскую в центре Работал он в одиночку, еще с советских времен усвоив правило, что если не хочешь беды — компаньонов должно быть как можно меньше. Несколько раз в советское время он чуть не загремел по валютным статьям, но уберегся, видимо, откупившись как следует. Систему он знал великолепно, власть не любил и принимал, как неизбежное зло, имел кое–какие связи в криминальном мире (золото — куда же без криминала), платил за крышу услугами (изготавливая бандитам гигантские кресты с бриллиантами и невероятных размеров «болты», которые любили таскать на пальцах авторитеты. Колян, проезжая по одной улице заметил вывеску — «Ювелир». Он припарковался, зашел в небольшую комнату и за перегородкой из плексигласа и дерева увидел небольшого сухонького седого мужика, похожего на актера Зиновия Гердта. Тот поднял на него веселые хитрые глаза и с этаким еврейским акцентом, забавно и приятно звучащим в его голосе, сказал:

— Слушаю вас, молодой человек. Вы что-то хотели?

— Я бы хотел оценить вещицы… — Колян выложил из кармана горсть перстней с монограммами, броши, кулоны. Ювелир внимательно посмотрел вещицы, надев очки и опустив большую, двадцатисантиметровую лупу, потом посмотрел на Коляна и сказал:

— Я не спрашиваю, откуда у вас, молодой человек, эти вещи. Вы не похожи на грабителя с большой дороги, но вы странный человек и вещи очень странные. Некоторые — просто поделки, из золота и камней, а за некоторые вас могут убить сто раз, настолько они ценные и редкие. Я ни разу еще не видел такого странного набора вещей…

— Это от бабушки осталось, — заявил Колян.

— Интересным человеком была ваша бабушка! — ювелир весело хмыкнул, просверлив Коляна умными глазами. — Хорошо еще, что вы ко мне попали, а то бы…

— У меня магазин небольшой, антикварный, вот хочу выставить эти товары, цену не знаю… Для меня все эти побрякушки — лес темный.

— Побрякушки?! Да вы, молодой человек, оскорбляете мастеров, которые сделали эти прекрасные вещи! Если бы я не был честным человеком, да вдобавок и умным человеком — я бы купил у вас их за сотую часть их стоимости, а потом продал бы за… — и он назвал сумму, от которой у Коляна дух перехватило.

— Теперь вы понимаете, что вы держите в руках? А я еще и умный человек, а поэтому не занимаюсь обманом клиентов — мало ли что будет завтра, вдруг вы узнаете их истинную стоимость, а потом рассердитесь и придете обижать старого усталого еврея… А мне и так хватило в жизни невзгод. В общем, с вас двести долларов за оценку и удачной продажи…

Колян задумался — без оценщика ему никак нельзя. Сам он в этом деле ни бум бум, Ленка — само собой.

— Вы не хотите поработать вместе? — спросил он у ювелира. — Я чувствую, что без такого опытного зубра, как вы, я быстро пойду на дно, в прямом и переносном смысле. Соглашайтесь, мне очень нужна ваша помощь.

— Хммм… Неожиданное предложение… Дайте подумать. Присаживайтесь. Я сейчас пойду кофе сделаю, посидим, поговорим, — он вышел из-за конторки, пошел в маленькую дверь в задней стене, загремел там посудой. Потом вернулся, сел в кресло рядом со столиком, у которого сидел Колян и сказал:

— Учтите, я дешево не беру, и у меня свои понятия о порядочности. Я честно делаю свой гешефт, не обманываю людей… Понимаете, о чем я?

— Ну так я и не предлагаю вам обманывать людей! — уверил его Колян. — Будете работать у меня в магазине, я вам выделю помещение для работы, бесплатно, места хватит, будете оценивать принесенные мне на продажу вещи и мои, бабушкины наследственные…

— Наследственные… Хе- хе, ладно, вам повезло… ммм… вас как звать? Николай? Хорошо, Коля, тут у меня проблема возникла с арендой — здание сносить будут, и я так или иначе нацеливался куда-то пристроиться, а условия мы с вами заранее обговорим. Где, говорите, ваш магазин? В переулке? Ну неплохое место… Аааа… вспомнил! Там же был магазин уже, так вы в нем теперь сидите. Мдя… Печальная история произошла с тем магазином.

— А что такое?

— Да проблемы какие-то были у владельца, вроде как наехали. А вы не боитесь, Коля? Место хорошее, прикормленное, но… Да ладно. Не буду вас пугать, поживем–увидим…

— Увидим, — согласился Колян. — Я пуганый уже…

Они еще немного поговорили о том, о сем, договорились на следующий день встретиться, чтобы обсудить условия сотрудничества. Так в магазине фирмы «Колен» водрузился Моисей Натаныч.

После найденного клада, это было самое ценное приобретение, полученное Коляном… Ювелир был незаменим в этом деле, мало–помалу и Колян нахватывался терминов и понятий, начинал разбираться в деле.

Они с Ленкой прикупили квартиру (ну не в съемной же жить вечно, в самом же деле!), выкупили помещение магазина у хозяина. Им несли антикварные вещи, которые ювелир быстро разделял на зерна и плевелы. Ленка ведала залом. Пришлось заключить договор с охранной фирмой — и для защиты (мало ли какие синяки забредут), и для престижа. Как ни крути, охрана и офис — это необходимые атрибуты настоящего бизнесмена. Дела финансовые вела приходящая бухгалтерша, старая волчица, которая не рассказывала директору, почему это нельзя сделать по закону, а говорила, как надо сделать, чтобы это стало можно.

Когда возник вопрос — откуда взялись «бабушкины наследственные» ценности, они стали составлять фиктивные закупочные акты, квитанции приемки на комиссию от фиктивных придуманных людей, списывали черный нал, вели черную кассу — в общем делали все, что делает обычный бизнесмен, ходящий по лезвию ножа под пристальным взглядом государства.

Конечно, сразу появилась куча нахлебников, желающих отщипнуть свою крошку от пирога — пожарные, санэпидстанция, милиция и т. д. и т. п. Пришлось выделить из черной кассы еще одну кассу для подмазывания этой братии, без этого в России во все времена было работать невозможно.

Скоро Ленка призналась Коляну, что ждет ребенка. Колян был ошеломлен новостью, он с трудом представлял себя отцом семейства, но когда первый шок прошел, его охватила радость… Все было как надо.

Ювелир помог ему еще в одном вопросе — реализации золотых коронок. Те, что были в одном из ящиков. Колян постепенно переправил в столицу все сокровища, оставив немного в тайнике Нееловки… так, на всякий случай. У Натаныча глаза вытаращились, когда он увидел то, что Колян ему показал:

— Ну, вы, Коля, даете… Вы меня просто изумляете… откуда? — Коляну пришлось немного приоткрыть завесу тайны. Он рассказал ювелиру часть правды — мол, нашел клад.

Ювелир переплавлял эти коронки и использовал их для изготовления новых изделий. Неожиданно для всех Ленка открыла в себе недюжинные художественные способности — она хорошо рисовала и сделала несколько набросков брошей и колец. Моисей Натанович очень заинтересовался рисунками и изготовил по ним несколько изделий, ушедших на ура. Вскоре бизнес заработал как часы. Ленка рисовала, ювелир плавил и вытягивал, Колян поставлял материалы — дело спорилось, работы и бабок хватало всем.

И это было хорошо.

Иногда у Коляна появлялось чувство, что даже слишком хорошо. Чудилось, как будто что-то нависает над ним, накапливается…

В девяностые годы любой мало–мальски выгодный бизнес обязательно находился под контролем бандитов или был обложен данью. Даже просто торговать картошкой с машины у перекрестка было невозможно — через пятнадцать минут к тебе подходили шпанята в клетчатых кепках с кнопкой, штанах с лампасами и спрашивали, с кем ты работаешь, и кто из авторитетов разрешил тебе стоять на этом месте. А тут целый ювелирный магазин…

Первое время было тихо. Им вроде как давали набрать обороты. А потом… Ну а потом все резко изменилось.

Пришла беда.


Глава 9, в которой Коляна находит семья | Колян. Дилогия (СИ) | Глава 11, в которой Колян оказывается там, куда Макар телят не гонял…