home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14, в которой Колян создает свою армию

Через три дня после размещения объявления о военнослужащих телефон Коляна взорвался. Один за другим звонили желающие получать хорошие деньги за опасную работу. Часть претендентов была явно людьми «левыми», но Колян на всякий случай назначил встречу всем, на один день, на определенное время, в новом офисе.

Он пришел туда заранее, постаравшись до неузнаваемости изменить внешность. На лице у него красовались солнечные очки с желтыми стеклами, на голову была натянута вязаная шапочка, закрывающая волосы от любопытных взглядов, а за щеки он положил два ватных тампона. Говорить так конечно было не очень удобно, голос получился какой-то глуховатый и шепелявящий, но это было и к лучшему.

Первый претендент постучал в дверь ровно в 11.00, когда и была назначена встреча. Выждав пару секунд, он заглянул в дверь. Колян, сидящий напротив двери, наискосок, у включенной лампы (окна были занавешены и в комнате стоял полумрак), сделал ему приглашающий жест. Парень подошел к столу. Колян предложил ему взять авторучки, пачку анкет, лежащих на столе, и раздать все это пришедшим.

Через пятнадцать минут первый соискатель работы с заполненной анкетой появился в комнате, сел в кресло, и Колян начал с ним разговор.

— Воевали?

— Да.

— Где?

— Чечня.

— Причина увольнения?

— Сократили. Работы нет, узнают что с войны — не берут, типа неадекватный.

— Поручение, которое вам предстоит выполнить, разовое. Подробности я расскажу вам после того, как я решу, что вы подходите, — сказал Колян. — Оплата 5 тысяч баксов за операцию плюс расходы на командировку. Операция незаконная. Если есть сомнения — говорите сейчас.

— Да что говорить, — вздохнул вояка. — Жрать нечего. Я — не ребенок, знал, куда шел. Главное, чтобы с деньгами не кинули. Я уже насмотрелся на такое на гражданке, поработал задарма.

— Насчет этого не волнуйтесь, — успокоил его Колян. — При положительном решении с нашей стороны вам будет выдан аванс в тысячу баксов. Требуется ответственность, дисциплина. Запойных и безответственных мне не надо. При выполнении первого поручения возможны дальнейшие выгодные дела. Устраивает?

— Конечно, устраивает. Как я узнаю о результате?

— Вы же оставили в анкете свой контактный телефон, адрес. Вам сообщат в ближайшее время. Спасибо за беседу. Позовите, пожалуйста, следующего.

Подобный разговор состоялся у Коляна с несколькими десятками мужчин т 18 до 50 лет, терпеливо ожидавших своей очереди в коридоре. Некоторых Колян мысленно отсеял сразу же. В первую очередь, юнцов, пришедших искать приключений, с розовыми щеками и восторгом в глазах — ну как же, тайные операции. Некоторые сразу отказались, узнав, что предложенная операция незаконная — они не хотели рисковать семьей и свободой.

Колян не стал их разубеждать. Из всей массы он выбрал 16 анкет, более–менее подходящих — это были обстрелянные вояки, люди явно небогатые и отчаявшиеся, которым нечего терять. Типичные наемники, готовые за хорошие деньги творить, что им скажут без лишних вопросов и сомнений. Эти люди в конце концов оказались бы в криминальных группировках — пусть уж под рукой будут… мало ли что.

Один из них сильно заинтересовал Коляна — это был мужик пятидесяти лет, с шрамом на щеке, крепкий и как будто вырезанный из корявого, выдержанного мореного дуба. Его руки, перевитые крупными синими венами, казалось, могли раздавить стеклянную бутылку в крошку. Колян пробежал глазами его анкету. Бывший подполковник. Служба в Афганистане, Чечне. Специальные операции.

«Немало, видать, ты покрошил. В крови по локоть… впрочем, как и я», — подумал Колян.

Кадровый офицер. На пенсии. Никому не нужен — пока пропадал в командировках жена нашла другого. Забрала детей, квартиру, сбережения. Забрала всю его жизнь. Пытался работать в охране — не смирился с тупостью начальства и сотрудников. Дошло до конфликта, «коллеги» хотели было избить — покалечил двоих. Суд, условный срок (отдал все деньги, что получил при выходе на пенсию). Со сроком работы днем с огнем не сыщешь — не дворником же.

— Идти грабить прохожих? — вслух размышлял вояка. — Ларек ломать? Я офицер! Стремно. Было бы из-за чего рисковать честью. Гоп–стоп — это точно не мое.

Коляну мужик понравился, ему все равно нужно было командира формирования.

— Имейте в виду, — сказал он претенденту. — У нас дисциплина армейская, и за невыполнение приказа — сами понимаете, что бывает. Это ясно?

— Ясно. Я не первый год живу.

— Будете командиром подразделения — все приказы будут отдаваться через вас. Ваш позывной будет «Первый». Вам выдается сотовый телефон — симкарту потом сами купите. Я буду звонить на него. Мой позывной «Бугор». Вам выдаю анкеты тех, кого я отобрал для работы. Встретитесь с ними, разделите заранее всех на тройки, тройки не должны контактировать между собой. В каждой тройке будет командир, связь держите через него. Никакой информации о вас, о других, каждому присвоите позывной, никаких имен и адресов, кроме телефонов. Никаких личных контактов бойцов между собой. Если усматривается такой контакт, вам наверняка известно — боец исключается из личного состава. Как — по вашему усмотрению. Главное, чтобы была полная секретность. Если есть информация, что боец в запое или пьяном бреду развязывает язык — он исключается. Кстати — бойцы всегда должны быть в боевой готовности — если имеются данные о физической немощи, психическом расстройстве — исключение из рядов. Продумайте вопрос о тренировках — сейчас полно коммерческих стрельбищ, спортзалов с качалками — выясните где и как можно тренировать бойцов. Средства на это вам будут предоставлены. Контакт держим через телефон и через этот офис… Пока через этот офис.

Колян еще немного подумал, но все-таки решил сообщить о своих планах более подробную информацию:

— Завтра я отберу еще десятка полтора претендентов. Снаряжение — одежду, обувь каждый подбирает себе сам. Что касаемо вооружения — я сообщу вам дополнительно, где находится тайник с оружием, ваша задача оружие раздать бойцам и убедиться в их умении пользоваться таковым. Если при акции вы встретите материальные ценности на месте — 80 процентов исполнителям, 20 процентов мои, о месте передачи доли договоренность дополнительная. За каждую акцию боец получает 5 тысяч баксов плюс проценты. Ваша зарплата — 10 тысяч плюс проценты. Жадность не приветствуется. Приветствуются штрафы за нарушение дисциплины и недостаточное усердие. Штрафы делятся между остальными участниками группы. Дальнейший набор группы будете вести сами, под моим контролем. Сотовые телефоны должны быть у каждого, проследите. Номера предоставите мне. Никакой информации обо мне, кроме позывного, не даете. Я буду звонить с разных номеров, телефон можете не записывать. Пароль знаете только вы, никому не сообщать — «танго». Я буду начинать разговор с него. Если разговор начался без «танго» — указания не выполнять, разговор прервать и лечь на дно, не выходить на контакты ни с кем. Если акции не будет длительное время — проводите тренировки, подготовку. Каждый боец за это время получит 2 тысячи баксов, вы 5 тысяч. Вопросы есть? Комментарии?

— Какова моя степень свободы при выполнении акции? Могу ли я действовать по обстановке?

— Степень свободы максимальная. При возможности, старайтесь избегать крови, но не оставлять свидетелей, которые могут что-то рассказать о вас. Готовьте операцию тщательнее, маскируйтесь: лиц не показывать, лишних разговоров не вести, все максимально тихо и эффективно. Никаких понтов и показухи, никаких бессмысленных мясорубок и непрофессионализма. Вы, как профи, должны меня понимать — всего не предусмотреть, действовать нужно по обстановке, но при этом на 100% выполнять поставленную задачу. С моей стороны будет обеспечена информационная, юридическая и финансовая поддержка. Но до юридической лучше не доводить — если нет возможности вытащить бойца, живым его не оставлять. Доведите это до их сведения. Не мне вас учить — вы прекрасно все знаете. Хотите жить — готовьтесь к войне.

— Да, это мне знакомо.

— В любой момент группа может залечь на дно, учтите. Деньги берегите, телефоны всегда должны быть включены — я вас найду если что. Вот вам пока 5 тысяч баксов на организационные расходы. Расписки не спрашиваю — по–моему, все и так ясно, я не шучу.

— Ясно, Бугор. Приступаю к работе.

— Вот вам 10 телефонов, возьмете один себе раздадите старшим групп, купите симкарты, проконтролируете. Готовность — 10 дней. Через 10 дней вас ждет акция, о месте и времени проведения ее я вам сообщу. Мне докладываете обстановку и степень готовности по телефону. Завтра я приму еще кандидатов в группу, а перспективные анкеты оставлю тут на столе. Вот вам второй ключ от офиса.

Колян протянул руку Первому. Тот осторожно сжал ему кисть руки своей корявой клешней и Коляну показалось, что рука попала в зажим тисков, хоть Колян и сам не был дохляком, но тут было что-то от камнедробилки. «Серьезный мужик», — подумал он. Вроде дельный, но как бы не подмял организацию. Ну, на то есть телефоны старших троек. Он всегда будет знать, что и его можно… исключить.

Колян вышел из здания, машинально проверил — нет ли слежки, и пошел к остановке общественного транспорта. Там он сел на трамвай, проехал несколько остановок, незаметно рассматривая окружающих пассажиров, и на одной из остановок выскочил в закрывающиеся двери трамвая. Чисто. Но — береженого Бог бережет, а не береженого конвой стережет.

Итак — какие действия дальше? Надо бы обставиться аппаратурой для перехвата сотовой связи — Колян читал о подобной где-то, мелькала инфа. Комплекс мощных компьютеров, подключенный к специальным сканерам, записывал все телефонные переговоры, в которых произносились кодовые слова, вводимые в базу сервера: например, «деньги, баксы, бабло, захват, акция, арест, операция, проверка». В общем, все, что относится к деньгам и правоохранительным органам. Для реализации плана ему было нужно оборудование и специалисты, которые могли бы его настроить.

Оборудование можно было купить на Митинском рынке, где были скопления торговцев различным железом. Колян прошелся по рынку, посмотрел, пообщался с продавцами и закинул нескольким удочку по поводу подобного оборудования. В паре мест живо заинтересовались, предупредив, что стоить это будет несколько десятков тысяч баксов, при условии полной предоплаты.

Колян, посмотрев в глаза продавцу, согласился, но предупредил, что в случае кидка никаких разборок не будет. Ничего не будет — ни суда, ни следствия, просто хозяин фирмы тихо исчезнет, как и его фирма. Это понятно? Это стало понятно и несколько желающих продать мгновенно поскучнели, отказавшись даже взять задаток. Ребята явно желали навариться на лохе. Двое отреагировали спокойно, заявив, что херней не занимаются: надо оборудование — платите бабки, все будет. За настройку — дополнительно. Колян торговаться не стал, заказал сразу два комплекта, в разных местах, на всякий случай. Хотел забросить удочку насчет специалистов, но не стал — лучше найти кого-нибудь со стороны. Для этого он дал объявление в газету о наборе специалистов по связи и электронике.

В магазине кипела работа, завозилось оборудование для ювелирной мастерской, отделывались стены, потолки, укреплялись входы. Устанавливались камеры слежения с выходом на пульт.

Колян задумался — нужна своя охрана. Значит, пора регистрировать ЧОП, чтобы его охранники могли легально носить оружие — даже пусть и гладкоствольное. Под магазином находился большой подвал — в нем и было решено разместить охрану.

Для выполнения задачи Колян снова использовал верный способ — объявление в газете. Теперь уже это был официальный набор в охрану предприятия: «Требуются молодые здоровые мужчины для работы в охране, желательно с лицензией на оружие». Из пришедших через три дня он выбрал на должность директора ЧОП бывшего военного, гэрэушника, который быстро включился в работу по подбору бойцов.

В подвале была отгорожена стальными стенами специальная комната для секретного оборудования, о содержании и назначении которой знали только директор ЧОП и его зам по электронной защите. Замом взяли знакомого директора, бывшего гэбэшника, специализирующегося ранее на подслушивании и установке секретного оборудования. Он же нанял двух специалистов по программированию — из числа своих коллег.

Найти их было достаточно просто. В 90–е годы, по идиотской прихоти и недомыслию правительства, в «народное хозяйство» выперли пинком под зад множество суперспециалистов гру, гб, военных, обучение которых стоило государству миллионы долларов. Эти люди не могли нигде найти себе работу, чтобы достойно прокормить свою семью. Государство, видите ли, становилось этаким пацифистом, не думая, что завтра некому будет защищать страну, а на смену спецам останется лишь пушечное мясо из мальчишек, призванных на пару лет в армию, да прихвостни на офицерских должностях, удержавшиеся за счет подхалимажа, воровства и подмазывания вышестоящих.

Страну захлестнула волна бандитизма, криминала, хапужничества, и казалось, что этому не будет конца и края. Бандиты разъезжали по улицам на убитых в хлам жигулях вначале, потом пересаживались на все более и более дорогие автомобили, и безнаказанно творили свои дела. Никто не мог быть в безопасности, царило право сильного, право пули и гранаты…

Итак, Колян обеспечил себя крепкой базой, которую практически невозможно было взять с наскока даже с автоматическим оружием. Она охранялась опытной вооруженной охраной, располагала шпионским отделом, для того, чтобы своевременно узнавать и плохие и хорошие новости, или же добывать их в случае необходимости, а также имела в распоряжении силовую тайную группу для незаконных акций.

Примерно через неделю все было готово. Сроки просто феноменальные, если не знать, как большие взятки ускоряют все согласования и работы. Все сотрудники имели свои магнитные карты. В определенные помещения они допускались только по особому разрешению, выдаваемому начальником службы безопасности, он же директор ЧОП «Стражник» — в общем все, как в хорошей конторе спецслужбы.

На первый взгляд предприятие Коляна выглядело как обычный антикварный магазин, в который мог зайти любой гражданин. Но в случае опасности — и об этом знали только его сотрудники — этот магазин в секунду блокировался специальными средствами, а из-под земли выскакивала группа быстрого реагирования, вооруженная помповиками и пистолетами ИЖ. Нападающим осталось бы только сдаться или полечь как озимым под ураганным огнем охраны. Все служащие, продавцы магазина были проинструктированы при возникновении опасности тут же падать на пол, не предпринимая никаких действий, и заползать под укрепленный пуленепробиваемой сталью прилавок. Зал был на строгом контроле в пультовой подвала.

Коля отобрал еще несколько претендентов на вступление в группу силовых акций и передал их Первому. Первый со своей стороны наладил работу с бойцами, сделав все по инструкции данной ему Коляном. Колян оставил в офисе первому еще несколько тысяч баксов для раздачи бойцам, а затем отъехал к партизанскому тайнику за оружием и боеприпасами.

Он вернулся в Город, пересел на Жука, который превратился в сиротливый сугроб на стоянке за то время, пока Колян на нем не ездил. Пока мотор Жука прогревался, Коляну пришло в голову — КАК он доберется до тайника через занесенный снегом лес, КАК он долезет до схрона и спустится в него? Наверняка все уже замерзло, все занесено, так как же ему передать оружие группе своих боевиков?

Сначала он заехал в свой деревенский дом. Нееловка встретила его метелью, февральской поземкой, несущей извилистые змеиные струи снега поперек дороги. Дом Коляна был очищен, видно было, что за ним ухаживали (уезжая он просил Серегу позаботиться о доме, топить котел, чтобы не разморозить систему, чистить снег). Колян оставил Сереге на это дело тысячу баксов, которые у него тут же отняла боевитая жена, треснув суженого по большой ушастой голове.

Колян зашел к Сереге домой, чтобы поблагодарить его. Тот, хоть и был как всегда в подпитии, очень обрадовался другу. Супруги накрыли на стол, сбегали в магазин за водкой, стали расспрашивать, как они с Ленкой живут в столице, и искренне огорчились, узнав, что Ленка потеряла ребенка. Серегина жена даже всплакнула, размягченная теплом и рюмочкой водки. Потом Колян засобирался к себе домой, позвав Серегу на разговор.

Они прошли по белой, сверкающей в лучах холодного февральского солнца, улице, отворили калитку и зашли в дом. Там было тепло, прибрано и приятно пахло какими-то травами. Мерно гудел газовый котел. Колян вытряхнул из пакетов купленные по дороге продукты, поставил чайник, накрыл на стол. Серега с нетерпением ждал разговора, следя за его неторопливыми действиями. Наконец Колян сел напротив друга и заговорил:

— Серега, никак не могу решить одну задачу. Есть место в лесу, в которое мне нужно попасть. Проехать к нему практически невозможно, даже на моем Жуке. Но даже если я туда доберусь, мне нужно будет кое-что выкопать из земли, а она сейчас, как ты понимаешь, смерзшаяся. Это в сотне километров отсюда. Может, у тебя мысли какие будут?

— У меня? Мысли? Ты чо, Колян! Я же колхозный тракторист! Какие, на, мысли? Я токо и умею, что на тракторе работать, да морду по пьянке бить, — удивленно хохотнул Серега.

— Ну, это тоже иногда надо, — усмехнулся в ответ Колян. — А вот то, что тракторист — это нам на руку. Ты на МТЗ с ковшом и бульдозерным ножом работал? Сумеешь если что спроворить?

— Да а чо такого? Работал. Делов-то.

— Отлично. Осталось только найти в районе трактор МТЗ с ковшом и ножом. На время. В аренду типа. Или, хер с ним, купить бэушный, в нормальном состоянии. Он всегда пригодится если что. А?

— Хммм… — задумался Серега. — Есть рядом деревня одна, Афанасьевка. Там у меня корешок один работал на мехдворе. Можно с ним потолковать, может что и подыщем. Ща с колхозов распродают технику, можно по дешевке что-то прикупить. Давай, смотаемся, побазарим с ним.

— Давай прямо сейчас. Времени мало.

Они заехали в магазин, набрав водки и закуски, и через полчаса Жук уже ровно гудел по шоссе. Серега что-то рассказывал о совместных похождениях со «славным корешком», о том, как он с ним гудел, и как они выпивали и лазили по бабам. Колян его не слушал, только кивал в такт его словам головой и судорожно думал о своем.

Показывать Сереге тайник или нет? Ведь по пьяни выболтает все нахрен. И без помощи Колян не справится. Трактор он водить умел, ничего там хитрого нет, но вот работать на ковше и чистить поляну — это, как говорится, две большие разницы. Не придя ни к какому выводу, Колян отложил решение до места назначения.

Через пару часов они уже стояли у дома «корешка» Сереги. Тот и правда обрадовался приезду другана, соорудил нехитрый стол, который они пополнили водкой, салом и колбасой. Мужики выпили, поболтали о том, о сем, а потом перешли к делу.

Очень кстати оказалось, что соседский фермер, по происхождению немец, уезжает на ПМЖ в Германию и распродает свое хозяйство. Там и МТЗ есть, хороший, крепкий, не новый правда, но в хорошем состоянии. Давление хорошее в системе, масло не гонит, все работает как следует.

— Он недорого отдаст, — уверял их новый друг. — Надо сходить поговорить.

Фермер оказался мужиком за полтинник, изнуренным работой и долгами. По всему было видно, что в Германию он не ехал, а бежал, как бегут от войны и голода.

Государство практически удушило деревни. Это во всем мире сельское хозяйство получает немалые дотации, лишь у нас из сельского производителя жмут все соки, ставя его в положение униженного. Потому и приходится закупать зерно в Канаде, поставлять кур из Америки и мясо из Аргентины. А ведь перед революцией Россия обеспечивала полмира своей сельхозпродукцией.

Через полчаса деловых переговоров они пришли к соглашению. Фермер написал доверенность при свидетелях — Сереге и Митяе, его другане, получил оговоренную сумму и отдал документы на трактор и ключи. Они вышли во двор и попробовали завести трактор. От кнопки стартера, несмотря на мороз в 15 градусов, пускач завелся как часы. От пускача запустили движок и трактор мягко затарахтел.

Колян остался доволен приобретением — МТЗ правда был в хорошем состоянии и идеально подходил для выполнения стоявшей перед ними задачи. Сзади трактора на стальные крюки был намотан трос. Колян с Серегой опробовали, как поднимается и опускается нож, как работает ковш. Фермер и компания пожали друг другу руки и трактор с Серегой за рулем, подпрыгивая на ледяных надолбах, выкатился наружу. Колян специально оформил сделку рукописной доверенностью и распиской, чтобы не заморачиваться насчет переоформления нового владельца. Но договорился с бывшим владельцем о том, что ближе к весне они оформят все как следует. Для себя он решил, что делать это не будет — не трактористом же ему работать. Оставит МТЗ в деревне — пусть стоит, может пригодится когда.

Теперь нужно было решить вопрос с Серегой. Колян уселся в Жука, предварительно проверив, есть ли солярка в тракторе — бак был почти полон. Место, до которого им нужно было добраться, находилось примерно в 20 километрах от Афанасьевки. Они простились с довольнм Митяем, который пошел допивать привезенную водяру, и двинулись в путь. Колян пробирался по обледенелой дороге на Жуке впереди, а Серега сзади тарахтел на МТЗ. Через сорок минут Колян остановился и повернул с проселочной дороги за ближайшие елки. Вышел из машины, с трудом, проваливаясь, продрался через замерзший наст, и жестом подозвал Серегу.

— Слухай сюда, Серый. Сейчас мы с тобой поедем в одно тайное место. Дорогу к нему я тебе не покажу. Я сейчас сяду за руль трактора, тебе завяжу глаза, и сниму повязку только когда мы туда приедем. На месте я тебе скажу что делать, а за это тебе потом бабла дам. Но, Серый, я тебя предупреждаю — если ты хоть по пьянке, хоть на бабе, хоть кому-то что-то сболтнешь — не обижайся. Родич, я тебе не просто отрежу язык, я тебе башку отрежу и закопаю. Ты этим подставишь и меня, и свою родню, и Ленку, поэтому рисковать я не могу. Ты понял?

Серега побледнел:

— Да понял я! Думаешь, раз я бухаю, значит языком треплю? — обиженно добавил он.

— Я ничего не думаю, я тебя предупреждаю. Глаза завязываю, чтобы даже если тебя зажимать будут, не смог показать. Понятно?

— Да понятно… Я чо? Я ничо! Я без понятия что ли!? — запнулся Серега с возмущением.

Колян завязал ему шарфом глаза и натянул сверху для верности вязаную шапочку. Затем дернул рычаги и трактор, вихляя по замерзшим колеям, покатил дальше. До места оставалось километра полтора. Вот и знакомый въезд в лес. Трактор уверенно греб огромными задними колесами, перемалывая снег как фарш в мясорубке. Передние колеса тоже гребли, пробивая твердые наметенные сугробы. Колян с опаской посмотрел на ту ложбину, из которой он вылезал осенью на лебедке, но его опасения оказались напрасными — дожди залили ложбину водой, та замерзла и как хороший мост держала трактор. Коляну мысленно похвалил себя за то, что он осенью резал осины, не оставляя пеньков — не хватало, чтобы торчащими острыми пеньками пропороло покрышку трактора, вот тогда была бы труба. Вот и засыпанная снегом поляна, покосившаяся избушка. День уже склонялся к вечеру, поэтому надо было поторапливаться — зимний день короток, а они и так потратили изрядно времени на неотложные дела. «Похоже, в ночь придется выбираться…», — с тоской подумал копатель.

Колян остановил трактор, снял с глаз Сереги повязку:

— Так, Серый, гляди сюда — видишь кучка хвороста, занесенная снегом? Ее надо счистить ножом, только аккуратно, там под ней крышка погреба. Давай, вперед.

Серега запрыгнул в трактор и стал, опустив нож, аккуратно срезать верхний слой до земли, сдвинув в сторону кучу хвороста. МТЗ играючи снял слой земли до бревенчатой крышки. Затем Колян попросил подогнать трактор задом, размотал трос и зацепил его за железную скобу. Серега аккуратно поддал газу, крышка дрогнула, приподнялась и встала в вертикальное положение, застыв на вытяжке троса. Серега остановил трактор, выпрыгнул из кабины и, восхищенно охнув, подошел к краю ямы. Увидев ступеньки, он направился к ним, встав ногой на первую, обернулся к Коляну:

— Колян, это что за хня? Ни фуя себе! — и сделал движение вниз, намереваясь шагнуть дальше.

— Стоять! — рявкнул Колян. — Стой, болван, там заминировано! Ни шагу!

Серега побледнел и выскочил из ямы как ошпаренный.

— Я вперед пойду, потом тебя позову. Стой тут пока. — Колян включил большой шестибатареечный фонарик, заранее взятый с собой и начал спускаться вниз. Растяжки были там же, где он их и оставил. Копатель аккуратно разогнул опять усики лимонок, выдернул штырь из стены, убирая проволоку, и только после этого позвал Серегу. Тот, благоговейно глядя на Коляна, протиснулся в ход, увидел гранаты с растяжкой и икнул:

— Ни фуя себе. Кишки бы на елках висели.

— А я тебе чо говорил, — проворчал Колян. — Это тебе не шуточки. Ступай за мной аккуратно… и ничего не трогай.

Колян так же разрядил следующую растяжку и они добрались до схрона. Серега просто обалдел от вида этой пещеры Аладдина настолько, что у него не было слов — только время от времени бормотал матерные ругательства. Колян нетерпеливо подгонял его:

— Давай, давай быстрее, нечего пялиться! Нам еще тащиться хрен знает куда, только под утро приедем. Бери вот эти ящики и тащи наверх. — Колян набрал в ящик несколько десятков пистолетов ТТ, отложил ряд цинков с патронами, а шмайссеры решил не брать.

«Лучше ППШ, машинка старая, но надежная, кучность большая — мясорубкой пойдет, а патроны унифицированные, что от ппш, что от ТТ одинаковые. Меньше головной боли», — размышлял он.

Взял несколько противотанковых мин, несколько ящиков с гранатами–колотушками. Вместе с другими ящиками набралось дохрена — куда грузить непонятно. Они перетаскали все это наверх и сложили в избушку — чтобы не спускаться вниз, если не удастся все увезти за один раз. Колян восстановил мины–ловушки, затем Серега опустил трактором крышку и сдвинул хворост обратно, засыпав все толстым слоем снега.

Смеркалось. Колян в задумчивости закурил. Куча барахла получилась внушительная… Немного поразмыслив, они сложили часть вещей в ковш, а часть распихали куда попало: в кабину трактора, на капот, на крышу. Главной задачей теперь стало добраться до УАЗа, не растеряв ничего по дороге.

К месту, где стоял Жук, они подъехали уже в темноте, с грехом пополам — ящики падали с трактора на кочках, Коляну приходилось останавливаться и подбирать их, так как Серега ехал с завязанными глазами и ничем не отличался по полезности от грузов. Они вдвоем быстро перегрузили добычу в УАЗ, присевший под тяжестью арсенала, и двинулись в обратный путь, стараясь идти проселочными дорогами. К счастью, Жук брал сугробы лихо, ну а трактор, он и есть трактор.

В Нееловку они дотащились глубокой ночью. Трактор загнали во двор колянова дома, оружие же выгружать пока не стали — Серега предложил завалить его картошкой в мешках, мол, урожай везет из деревни, чтобы сразу в глаза не бросалось. Внимательной проверки, конечно, такая конспирация не выдержит, но с первого взгляда все было вполне невинно. Вот доставить в столицу груз будет уже сложнее — посты ГАИ стояли через каждый километр.

На следующий день Колян, простившись с Серегой и выдав ему две штуки баксов (тот ошалел и заявил, что заныкает их в сарае, а то Нинка нахрен отберет курва такая), ехал по трассе по направлению к столице. Конечно, может, и не стоило такую сложную операцию проворачивать, чтобы добыть оружие, но он не хотел пока что светиться с его покупкой. Кроме того — это оружие нигде не числилось, проследить его происхождение было невозможно, а эффективность его была ничуть не меньше, чем у калашниковых и макаровых.

Путь занял практически сутки. Тяжелая зимняя дорога, метель… Дважды его останавливали гаишники и ему пришлось дать им на лапу 50 баксов — «страж закона» начал докапываться, где сертификат на картошку. В общем, обычный набор гаишника, который позволяет обвинить в нарушениях даже дорожный столб. После полтинника он успокоился и пожелал счастливого пути.

В столице Колян припарковал машину в метрах пятисот от тайного офиса, снял с нее номера и позвонил Первому, чтобы тот срочно разгрузил машину. Первый с полуслова все понял и к вечеру УАЗ уже был пуст. Операция по вооружению группы была готова. Осталось провести акцию.


Глава 13, в которой Колян ищет виновных | Колян. Дилогия (СИ) | Глава 15, в которой Колян попадает под прицел