home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 4. Колян попадает в другой мир

Закон № 339

Все найденные допотопные продукты, медикаменты, боеприпасы, а также топливо и другие необходимые для выживания ресурсы необходимо сдавать в пункты приема для справедливого распределения между всеми гражданами Роси.

Колян медленно пошёл по главной улице деревни. Он видел апокалиптические фильмы ужасов и реальность их до жути напоминала. Отличие было лишь в том, что после атомной войны холод должен быть неимоверный. А он с удивлением понял, что, в общем-то, несмотря на потоки нескончаемого дождя, погода-то стояла нынче необычайно тёплая. Просто неимоверно тёплая. Выйдет солнце и вообще будут тропики. Это тем более странно для климата средней полосы, под конец мая.

Колян выбросил эти мысли из головы, решив вернуться к ним позже, когда будет свободное от выживания время. В воздухе пахло тленом. Трупы были везде. Размазанные по деревьям, по заборам… как будто гигантская рука сдёрнула шляпы с деревенских домов и выдернула из них обитателей. Что случилось? ЧТО?! Колян ошеломлённый шёл по улице, ковыляя, как зомби из сериала.

«Продукты, одежда, добраться до города — вот главные задачи. В городе что-то, да прояснится. Пешком туда — 100 километров. Три дня хорошего хода. Машины вокруг все перевернутые. Но ведь в деревне должен быть трактор, и не один. Возможно, уцелел какой-нибудь тяжёлый трактор — кировец или бульдозер гусеничный…»

Колян двинулся дальше, заходя в дома колхозников. Он обшарил несколько шкафов, холодильников. Основная масса продуктов была испорченной, но нашлось несколько банок с консервами, тушёнкой. В одном доме он нашёл охотничье ружьё с патронами, упакованными в полиэтиленовые пакеты. Дробь была утиная, пятёрка, но с пяти метров заряд утиной дроби перебивает ветку в руку толщиной как пуля. Слава Богу, что производители упаковывают пачки патронов в пакеты, непромокаемые и крепкие, иначе бы толку от них. Ружьё было обычной Бээмкой 16 калибра, старое, ржавое снаружи, но, как обнаружил Колян, внутри стволы блестели хромом, сияли как с конвейера, и никакой качки стволов… курковка. Тупо, надёжно и вековечно. Колян набрал патронов в пачках сколько было — сотни три, не меньше, уложил в нашедшийся тут же зелёный видавший виды рюкзак, бросил туда консервы, ложку–вилку, завязал горловину и устало огляделся.

Его мучило двойственное, горькое чувство — вот жил охотник, любил, охотился, мечтал… и нет его. Только его вещи с отпечатком его души, и его смерть даёт жизнь другому. Как всегда в этом мире: смерть — это не конец, а начало чего-то нового, живого. «Из праха вышли, в прах уйдём…» Колян, крякнув, накинул на плечо рюкзак, вдел другую руку в лямку, слегка подпрыгнул, поправляя рюкзак за спиной, повесил на грудь ружьё, предварительно загнав в стволы патроны, и шагнул из хаты наружу. На улице он огляделся. На краю деревни торчала — раньше торчала — высокая башня сотовой связи. Бело–красная, теперь она лежала на земле, согнутая исполинской рукой, пригнутая, как в низком поклоне перед гигантской силой природы.

Коля определился на местности и пошёл туда, где по его разумению мог быть транспорт. Через 20 минут он увидел мехдвор, закиданный кусками металла с крыш и покрышками. Он осмотрел двор, с горечью отметив, что ничего дельного так и нет — тракторы мтз, что там были, перевёрнуты и разбиты, даже комбайн завалило на бок и он валялся на… Колян вначале подумал — на земле — но заметил, что комбайн лежит не на земле, а на тракторе дт-75, придавив его массой. Видимо, потому и остались они целы, ну почти целы — масса была такая, что его не смогло сдвинуть даже то, что буйствовало снаружи, пока Колян «парился» в норе.

Колян обошёл трактор. С первого взгляда всё кажется исправным — должен завестись. Как заводить? Он осмотрел трактор — пускач был уже современный, с кнопкой стартера, аккумулятор на месте. Впереди — нож бульдозера опущен, как обычно, на землю. Комбайн слегка подмял крышу бульдозера, но почти не повредил его.

«Ну, танк и есть танк, — подумал Колян. — Теперь бы ещё завести его… Это тебе не джип».

Он повернул ручку дверцы кабины, дёрнул, дверца распахнулась, и он уселся на засаленное сидение бульдозера, покрытое старым одеялом. Стал разбираться в кнопках и рычагах. Через полчаса осмотра он более–менее понял принцип работы — машина была проста, как трёхлинейка. Он нажал кнопку стартера пускача, тот с скрежетом закрутился, стрельнул. И затарахтел неожиданно громко в тишине мёртвой земли. Колян включил сцепление с дизелем, тот завёлся, выбросив из покрытой заслонкой трубы облачко сизого дыма. Пускач затих, трактор ровно тарахтел дизелем.

Двигатель на удивление ровно работал, была надежда что и остальные узлы трактора были в таком же хорошем состоянии — наверное, так и было на самом деле, местный фермер хорошо ухаживал за своей рабочей лошадкой. Если раньше в деревнях кормилицей была лошадь, то в современных деревнях ее место занимал трактор мтз и дт-75 — самые простые, надёжные, а самое главное, сравнительно недорогие в эксплуатации модели. Любой сельский механик мог отремонтировать такой за короткое время буквально на коленке, если, конечно, был не пьян.

Колян поискал рычаг поднятия ножа, включил его и нож пополз вверх, замер в верхней точке. Коля передвинул рычаги, выжав педаль, отпустил ногу, и… трактор дёрнулся и со скрежетом и визгом железа стал медленно выползать из под прижавшего его комбайна. Наконец дёрнулся, рванулся и вскочил на дорогу. Комбайн с грохотом рухнул на бок, подняв кучу брызг из грязевой лужи. Трактор Коляна бойко тарахтел и шлёпал гусеницами по улице деревни, подминая кучи мусора, раздавливая брёвна и доски из развалившихся домов.

Неожиданно Колян заметил дом, явно напоминающий сельский магазин — почему-то они строились в советское время как по лекалу, ошибиться было невозможно. Как ни странно, и крыша у него была на месте — умели же строить во времена военного коммунизма. Окованная оцинковкой дверь была закрыта на железный огромный засов с большим амбарным замком. Колян, недолго думая, развернул бульдозер и двинул его на дверь магазина. Он зацепил дверь краем ножа и начисто снёс её вместе с косяком и окном, зарешёченным решёткой времён ГУЛАГа. Остановил трактор, вошёл в магазин.

На прилавках лежали продукты — мешки, коробки, различная утварь. Коля зашёл на склад и увидел ряды мешков, коробок. Целое сокровище. Колян задумался — куда и, главное, как его погрузить? Не в кабину же трактора, там и так развернуться еле–еле можно. «Нужна тележка!» — осенило его. Где взять тележку? Ясен хрен где — на машинном дворе.

Колян чертыхнулся, что догадался сразу, развернул на месте бульдозер и зашлёпал траками в сторону мехдвора. На мехдворе он нашёл почти целую тракторную тележку, перевёрнутую вверх колёсами, подцепил к ней длинный стальной трос, зацепил телегу за бок и трактором осторожно перевернул её на колёса. Телега была вполне приличная, со стальными бортами. Он подкатил к телеге задом, с непривычки чуть не впечатав трактор вместе с телегой прямо в стену ремонтного цеха. Наконец остановился, вылез и стал кряхтя от напряжения закидывать дышло телеги в фаркоп трактора: в обычное время это делают вдвоём — один держит фаркоп, другой подаёт трактор. Но он был один, и рассчитывать на помощь не приходилось. Колян пытался заправить фаркоп, но так и не смог, хотя чуть не порвал жилы. Потом нашёл чурбак повыше, приподнял дышло телеги на него и стал манипулировать бульдозером, целясь фаркопом в телегу. После пятого раза, в очередной раз сбив с чурбака дышло и изматерившись самым отборным матом, он всё-таки с грехом пополам воткнул дышло в фаркоп, вылез, сунул стальной палец в прорезь, залез обратно и поехал к магазину, таща за собой телегу.

У магазина Коля остановился, подогнав добычу практически вплотную к выходу. Потом зашёл в магазин, нашёл стул за прилавком и со стоном облегчения опустился на него. Под крышей было гораздо уютнее, чем снаружи, под проливным дождём. Он даже забылся минут на двадцать беспокойной дрёмой, провалившись в сон как в омут — видимо, физические и психологические перегрузки давали о себе знать, организм защищался как мог.

Он с трудом продрался сквозь сон, встряхнулся и начал погрузку. Бесконечные мешки, коробки, ящики с бутылками — он старался укладывать всё плотнее, чтобы забрать с собой как можно больше найденного барахла. Он уже давно подозревал, что ничего хорошего в будущем людей не ждёт. И те, кто успеет запастись — спасутся. Вспомнить хотя бы начало войны, когда дураки с апломбом кричали, что шапками закидают врага, что запасаться не надо и с презрением смотрели на тех, кто в лихорадке скупал в магазинах соль, сахар, чай, мыло. Те, кто этого не сделал потом горько пожалел об этом.

Погрузка затянулась, стало темнеть. Колян после длительных поисков нашёл в углу прорезиненный тент, чему невероятно обрадовался — дождь всё не прекращался и продукты точно бы испортились под струями воды. Он вытащил громоздкий тент с трудом и накрыл груду в телеге. Потом заглушил двигатель трактора — всё это время машина тарахтела на холостых оборотах, взял рюкзак с патронами и ружьём из кабины и пошёл в магазин. Пошарился на полках, нашёл полотенце и сухую одежду, разделся, вытерся, переоделся в чистое. Достал из рюкзака те банки тушёнки, что раньше бросил туда, и оглянулся в поисках орудия, которым можно было бы их открыть. Не найдя ничего, усмехнулся и достал нож, взятый им из сокровищницы в пещере. Узорчатое лезвие с шорохом вылезло из чёрных лаковых ножен. Колян прикинул, положил банку на бок, размахнулся и рубанул по круглому боку ближе к краю банки. Лезвие легко, как картон, разрубило жестянку и воткнулось в деревянный прилавок.

«Ничего себе — вот ведь булат так булат! — Колян довольно усмехнулся. — Умели делать ножи в старину».

Он поднял куски банки и начал из них с жадностью выколупывать розово–коричневые куски мяса, облепленные прозрачной дрожалкой бульона. Только сейчас он понял, как страшно проголодался. Мозг, напряжённый стрессом, не позволял ему чувствовать голод, всё это время он только пил — благо было питьё в бутылке с колой, поднятой им в пещере. Он, жуя, обшарил глазами стойки с товарами, заметил бутылку коньяка и выматерился, прочитав этикетку:

— Сучок грёбаный, из опилок суки гнали! А чего ты хотел в деревне — Мартель, что ли?

Он сорвал винтовую пробку, приставил к губам бутылку и с отвращением отпил пахнущую клопом жидкость, огнём пролившуюся по пищеводу в живот. Сморщился, сплюнул, закусил остатками тушёнки. На полке нашелся также пакет с деревянными пряниками, которые Колян безо всякого удовольствия пожевал, запив колой. Он снова приложился к бутылке — ему надо было сбросить стресс, да и голова, ещё не прошедшая после сотрясения и отдающаяся дикой болью в затылок, требовала немедленной анестезии. Уставился на бутылку — половины уже не было. Хватит. Напиваться сейчас не просто глупо, но и опасно — надо быть настороже. Он отправился на склад, нашёл там лежанку — видимо сторож или продавщицы отдыхали в свободное время, улёгся там, подтянув поближе ружьё и уснул.

Проснулся Колян с рассветом. Звёзды уже погасли на небе и край красного солнца медленно выдвигался из-за горизонта. Тучи немного разошлись и дождь прекратился. Впрочем, одного взгляда на небо было достаточно, чтобы понять, что это лишь на время. Колян потянулся, размял мышцы и продолжил погрузку продуктов и вещей в телегу. Телега была хорошая, большая, видимо в ней возили или силос, или сено — объём её как нельзя лучше соответствовал целям Коляна.

Погрузку он закончил во второй половине дня, весь вымотанный, злой как собака и усталый. Дождь, отпустивший до обеда, опять взялся лить тропическими потоками. Коляна не отпускала мысль, что все это было довольно странно — жара, до обеда солнце, а потом проливной дождь, как в джунглях. Его раздражение сменилось беспокойством.

Колян завёл трактор и внезапно ему пришла в голову мысль — а горючее-то он посмотрел? Тарахтеть тарахтел, а кто заправил трактор-то? Он полез на фаркоп, к баку, отвинтил крышку, потом нашёл палку и замерил уровень солярки. Её было на четверть бака.

— Вот был бы фокус, если бы я встал по дороге! — недовольный собой, пробормотал Колян. — Что значит — башку отбило. И не подумал даже, что заправиться-то где-то надо будет по дороге, путь-то не близкий.

Он влез в трактор и поехал к мтс. Осмотревшись, он нашёл заправку для сельхозтехники. Емкости с соляркой были полузаглублены в землю, и летевшие, видимо, при урагане брёвна и тяжёлые предметы ничего не смогли сделать им. Только в одном месте краем зацепили и оставили большую глубокую вмятину на цистерне — видимо, в них врезался жигулёнок, который валялся рядом вхлам разбитый. Как ещё не загорелся… Дождь помешал? Впрочем, это только в кино машина взрывается от пули или плевка главного героя. На самом деле, её может размазать по дороге, а пламени не будет.

Колян хмыкнул и выбросил жигулёнок из головы — были проблемы и поважнее. Например, как запасти горючку. Он нашёл заправочный модуль — слава Богу, что тот был рассчитан для работы в колхозе. Привод насоса был ручной, сразу предполагалось, видимо, что будут перебои электричества. Он нашёл шланг, вставил его в бак трактора и начал вертеть ручку насоса. Из шланга полилась струя горючего в бак.

В маленькой бендешке с хилым замком, тут же сбитым на землю, стояли бочки из-под горючего. Не все из них были пустыми, но Колян один не смог бы их втащить в телегу. Поэтому он взялся за пустые, чтобы погрузить их и уже в телеге залить горючим. Тужась и треща суставами, он занимался этим несколько часов. Истощив запас мата и сил, он плюхнулся на сиденье трактора и, после короткого отдыха, потащился опять к магазину.

Время уже шло к ночи, поэтому смысла куда-то ехать уже не было. Он поставил трактор с телегой у магазина и решил прошвырнуться по домам — может, там найдётся ещё что-то ценное. В магазине он нашёл фонарик и батарейки — налобник он потерял в воде, когда плыл с потоком. Теперь он не зависел от темноты и мог спокойно помародёрстовать.

Два часа мародёрства принесли неожиданный результат — в одном доме, видимо доме егеря — он обнаружил карабин «Сайга» 7.62, несколько ружей, много патронов. Добычу он тут же перетаскал в магазин. С таким арсеналом он уже чувствовал себя гораздо увереннее. Он лёг спать очень уставшим, но удовлетворённым результатом двухдневных работ. Только одна мысль не давала ему покоя — что случилось? Что за катастрофа обрушилась на мир? И, главное, что с его семьёй, с Ленкой? С этой мыслью он и уснул, провалившись в тяжёлый, наполненный неспокойными видениями сон. Утром ему ехать в город. Что там его ждёт?


Глава 3. Колян оказывается в подземной ловушке | Колян. Дилогия (СИ) | Глава 5, в которой Колян оказывается на грани жизни и смерти.