home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 7, в которой Колян выходит на тропу войны

Субботнее утро заглянуло в окошки колянова дома. Он еще с вечера настроил себя на подъем в семь часов. Впрочем, если быть честным, он для подстраховки завел старый советский механический будильник, чудом сохранившийся у аккуратных стариков и тикающий так громко, что мыши пугались. Ровно в семь ноль–ноль этот раритетный механизм испустил дикую трель такой громкости, что Колян подпрыгнул на кровати — сон как рукой сняло.

Он встал, умылся над раковиной ледяной водой из крана, прислушиваясь к тому, как струи мыльной воды с журчанием стекали в помойное ведро. Подумал механически:

«Слив бы сделать. Стремно эти ведра таскать…»

Затем усмехнулся:

«Колян, становишься домоседом, вот что собственность делает с человеком!».

Сходил к старому холодильнику «Орск», до сих пор исправно холодившему и хранившему в себе запасы коляновых продуктов. Нарезал и поджарил сала на сковороде, выкинул шкварки (Колян не любил жареное сало, а вот яичницу на скворчащем сале очень даже уважал), разбил туда пяток деревенских яиц с оранжевым желтком. Плотно закусил, щедро отрезая ломти хлеба местной выпечки, запил горячим чаем и стал собираться в поход.

Как обычно, копатель пристегнул к лодыжке стилет в кожаных ножнах. За пояс сзади всунул ТТ, немного подумал и переместил его вперед — сидеть в машине будет неудобно. Остальное снаряжение у него было готово еще с вечера, и дожидалось его в машине. Колян обулся, накинул куртку и вышел во двор.

Дождь, моросивший уже несколько недель подряд, прекратился. Был конец октября, воздух был чистый и свежий, на улице немного подмораживало — на земле выступил иней, трава у забора была будто бы выкрашена серебристой краской. Он завел «Жука» и, пока тот прогревался, закрыл дом на висячий амбарный замок. Сходил за дом по нужде, открыл ворота и выгнал машину.

Запер ворота, оглянулся на дом. И вернулся в погреб, чтобы взять несколько золотых колец, так, на всякий случай — вдруг срочно понадобятся деньги? Сунул в карман горсть простых обручалок.

Через несколько минут «Жук» уже бодро скакал по улицам деревни по грязи, прихваченной первыми морозами. До Города было сто с чем-то километров, которые он проделал часа за два с половиной — часть дороги шла по проселку, а на шоссе Коля намеренно не превышал скорости — зачем лишний раз привлекать внимание ментов?

Въехав в город, он оставил машину у рынка, включил сигнализацию, тщательно проверив, закрыты ли все дверцы — время лихое, даже платные стоянки не гарантировали безопасность транспорта. Зачастую эти стоянки были наводчиками угонщиков — весь мало–мальски доходный бизнес прогнулся под бандитов. Казалось, что этой захлестнувшей страну волне бандитского беспредела не будет конца и края. Доходило до того, что ублюдки практически безнаказанно ездили по Городу, держа между ног калашниковы с исцарапанными деревянными прикладами.

Колян прошелся по базару, осматриваясь и надвинув на глаза вязаную черную шапочку, стараясь быть как можно незаметнее. Впрочем, он ничем не выделялся в толпе таких же неопределенно одетых парней. По их внешнему виду практически невозможно было догадаться об их роде деятельности и социальном статусе. Джинсы, ботинки, кожаные куртки и вязаные шапочки — то ли предприниматели, то ли бандиты, то ли менты — кто их разберет…

Скрепя сердце, подошел к скупке золота. Надо было пополнить запас денег, хоть это и было рискованно.

Мордатый скупщик оценил кольца, конечно, по цене золотого лома и по самой нижней ставке. Внимательно обследовал каждое кольцо, капая на него кислотой, но все-таки принял, потребовав у Коляна паспорт для оформления.

Конечно, палево, но деваться было некуда, и через пару минут толстая пачка купюр перекочевала в карман Коляна.

Он быстренько свалил из скупки, предполагая, что его могут пасти. Несколько раз проверял — нет ли слежки, но пока все было спокойно. Коля знал, что информация уже пошла к Седому, сейчас все это вонючее болото сейчас всколыхнется, но у него было еще немного времени в запасе.

Прошелся по рядам барахолки и купил с рук морской двенадцатикратный бинокль. Седой мужик, по виду бывший моряк, продал его Коляну — было видно, что расстааться с биноклем ему было очень тяжело. Но, как и всем, ему надо было выживать. Таким вот образом в скупке и оказывалось много ценных вещей, проданных буквально за копейки.

Колян отправился к машине, по дороге прикупив хозяйственных мелочей для дома. Его до сих пор забавляло то, что он, привыкший к бродячей беспутной жизни, вдруг оказался знатным домовладельцем. Эдак, и жениться придется — хмыкнул он про себя.

«А что, я теперь завидный жених — машина, дом… Хе–хе… Только вот трудно забыть, что за мной охотится полгорода шпаны».

Колян выехал с рынка и погнал «Жука» на выезд из города, по направлению к турбазе, куда его отвезли прошлый раз. Он справедливо полагал, что там что-то вроде резиденции Седого.

Довольно быстро он оказался в нужном районе. Съехал с шоссе в лес, обогнул базу стороной и через негустой пролесок, ломая колесами упавшие сухостойные деревья, подобрался к турбазе с обратной стороны. Там Колян оставил машину, переоделся в купленный на базаре камуфляж, взял бинокль и практически бесшумно пошел по склону бугра вверх, скользя по ковру из опавших хвойных иголок. Поднялся на бугор, выбрал высокое дерево, стоящее на отшибе, повесил на шею футляр с биноклем и осторожно, медленно перебирая руками и ногами, забрался наверх. Там он устроился в развилке двух крупных ветвей, достал бинокль и стал пристально оглядывать окрестности.

Турбаза была видна как на ладони. Его отделяло от входа в нее метров пятьсот. В бинокль было видно, что у здания стоит кучка автомобилей разных моделей — в основном, конечно, иномарки.

«Похоже, удача на моей стороне. Седой тут. Главный вопрос — как его взять, да самому уйти живым… Пожить-то еще хочется, при таком-то богатстве! Текс… Близко не подойдешь — значит, стрелять надо с большого расстояния, наверняка, другого шанса не дадут — спугнешь. Или стрелять в упор. А как в упор? Подойти близко к цели не дадут — завалят. Думай, думай Колян, вспоминай, чему тебя учили! Спугнуть… спугнуть.. Точно — спугнуть! Надо сделать так, чтобы Седой попытался свалить из логова! Выманить его наружу и встретить на выезде. Машина у него, походу, бронированная, скорее всего — это вон тот шестисотый мерс. Пулей его не возьмешь — значит не пулей! Думай, Коля, думай…»

Рассматривая турбазу, копатель отметил, что периметр крепко охраняется. Он насчитал четыре поста с вооруженными людьми — куртки у них оттопыривались то ли от пистолетов, то ли от коротких автоматов.

«Вряд ли Седой посвятил в это дело много народа — знали о тайнике только те люди, что были на нашей встрече в прошлый раз… Но рисковать нельзя, надо валить всех… Мда… Месилово будет огого… Выживу ли. Вот будет дело, когда кто-то наткнется на рыжье в погребе, если я не вернусь с «охоты!»

Колян спустился на землю — легко, по–кошачьи спрыгнув на толстую хвойную подушку и замер, прислушавшись. Откуда-то потянуло табачным дымом.

«Идиоты. Похоже, это скрытый патруль вокруг турбазы. Глупые скоты курят в дозоре, а ведь табачный дым чувствуется за сотни метров! Тоже мне, вояки…»

Он оставил у дерева бинокль, вынул из ножен стилет, взяв его за рукоятку хватом к себе, и стал медленно, скрываясь за всевозможными укрытиями — деревьями, кустами, скользить в сторону источника дыма. Движения Коляна напоминали движения змеи — он втягивался из-за кочки к кочке, замирая при каждом шорохе. Ни одна веточка не хрустела под его ногой, обутой в мягкие кроссовки–мокасины. Парень подкрался к крупному камню, оставшемуся, видимо, еще со времен ледникового периода, и выглянул из-за него.

Спиной к нему у дерева сидели на бревне два типа в камуфляже, с наслаждением затягиваясь и что-то вполголоса рассказывая друг другу.

«Ну и лохи! Чехи их мигом бы завалили с таким патрулированием…»

Он еще ближе подкрался к патрульным, напрягся, взяв руку стилет… Потом передумал. Оглянулся, нашел округлый булыжник с кулак величиной, отвел руку назад и с силой метнул одному их них в затылок. Не дожидаясь, пока тот упадет, сраженный летящим снарядом, Колян ловко прыгнул на другого и вонзил ему стилет под левую лопатку.

Все произошло практически мгновенно, в доли секунды — вот летит камень, вот прыжок…. Рраз! И оба лежат.

Колян проверил ушибленного камнем — вроде, живой. Снял с него ремень, потом с его напарника, связал ему руки и ноги. Засунул в рот импровизированный кляп из шапки и стал хлопать по щекам, чтобы охранник очнулся.

Через несколько минут парень дернулся, непонимающе посмотрел на Коляна мутными глазами. Затем в его глазах прояснилось, он замычал, подергался и затих. Глаза патрульного пристально следили за Коляном, расширившись от ужаса.

— Все? Успокоился? Дергаться будешь? — равнодушно спросил Колян. — А если будешь — я тебе ухо отрежу. Ты понял?

Подошел к лежащему ближе:

— Еще раз — ты понял? — и он с размаху пнул охранника в бок. — Если понял — кивни.

Колян наклонился к связанному и тихо и буднично добавил:

— Ага, понял. Сейчас я сниму повязку и ты будешь отвечать на мои вопросы. Неправильно ответишь — я это пойму. Вначале отрежу тебе ухо, потом другое, потом выколю глаз, потом второй.

Приблизил свое лицо к бандюгану и пристально посмотрел ему в глаза.

— Итак, приступим к беседе, — Колян вытащил кляп у мужика изо рта. — Имя?

— Имя? Чье имя?

— Как чье?! Твое, болван!

— Вован!

— На кого работаешь?

— На Седого, в охране…

— Что, каждый день вы в таких усиленных нарядах ходите?

— Да нет, тут какого-то парня ждут, говорят, может наехать на Хозяина…

— Что за парень?

— Да х…й его знает… Но он троих наших завалил — Гвоздя, Хомяка и Кривого! Серьезный, видать, браток.

Колян задумался: «Значит, нашли трупы, суки! Это и понятно — уехали со мной и не вернулись. Да, похрену… Нашли, так нашли».

— Седой на базе?

— Я не знаю…

— Я предупреждал тебя — не врать!

Колян подошел к охраннику и одним взмахом стилета отсек ему правое ухо, одновременно заткнув ему рот кляпом. Брызнула кровь. Струйка потекла парню за шиворот, он задергался, выпучив глаза и пытаясь крикнуть.

Колян выждал некоторое время и спросил:

— Если сейчас заорешь, я тебе и ухо, и нос отрежу, ты понял? Если да — кивни!

Парень послушно замотал головой и Колян убрал повязку.

— Седой тут?

— Да! Да! Тут! — подвывал парень.

— С кем?

— Север и Якорь из авторитетов! Остальные — охранники, как и я!

— Чем вооружены?

— Автоматы у шести человек, остальные с пистолетами!

— Тяжелое оружие — пулеметы, гранатометы — есть?

— Нет! По крайней мере, я не видел!

— Сколько человек в охране?

— Двадцать вместе со мной и с Макаром… было, — он кивнул головой на труп рядом с ним.

— Охранники — профессионалы, или нет?

— То есть?

— Ну, мля, вояк бывших, ментов, омона в охране нет?

— Да нет, ты чо — это западло. У нас — свои бойцы и половина охраны — даги с чеченами. Седой с ними какие-то дела крутит. Они его и охраняют…

Колян задумался: «Чехи с дагами — это уже серьезно. Эти обстрелянные, как лохов их не возьмешь… Надо думать, и быстро — бандюки могут этих уродов хватиться.»

— Как Седой выезжает с базы? На какой машине? Кто впереди едет, кто сзади? В какой машине охрана?

— Ну… Седой впереди на мерсе, как обычно, он в авторитете, ему впадлу, если кто-то впереди него едет, обгоняет… Сзади джип с охраной.

Колян подумал, постоял неподвижно несколько секунд, затем подошел к лежащему бандиту и неожиданно, быстрым движением воткнул стилет в грудь.

Только в пионерских романах разведчики обращаются с «языком» благородно, а потом десятки километров тащат его на себе в плен. Судя по воспоминаниям старых фронтовиков, опытные бойцы, выпытав все, что можно, у объекта, безжалостно его убивали — безо всяких там моральных терзаний. Поставить успех операции под угрозу из-за какого-то вражеского солдата ни один спец не позволит.

Нынешние реалии войны ничем не отличались от тех, что были пятьдесят лет назад. Колян делал то, чему его учили, а война есть война. Правду про грязь и смерть на поле боя не найдешь на страницах книг, и выживают здесь лишь профессионалы, которые умеют в нужный момент отключать в себе все человеческое, превращаясь в смертоносную машину для убийства.

Колян обдумал добытую информацию и молниеносно принял решение. Подойдя к «Жуку», он подобрал по пути бинокль, оставленный под деревом, открыл багажник и достал из него противотанковую мину, а из сумки под сиденьем — взрыватель. Вынул шмайссер, с десяток обойм, заранее набитых патронами, рассовал их по карманам, заправив одну в автомат. Повесил шмайссер на шею, достал снайперскую винтовку, приладил к ней оптический прицел. Загрузился патронами, вставил один в патронник винтовки, выбрав зажигательный, насыпал в карманы патронов к пистолету ТТ, достал из машины рюкзачок, положил в него десяток захваченных гранат–колотушек и саперную лопатку.

Тяжело нагруженный, осторожно ступая, копатель пошел к дороге, которая шла от турбазы.

«Осталось восемнадцать человек охраны, плюс Седой и два авторитета. Надо навести такой шухер, чтобы Седой, не любитель подставлять свой зад, кинулся прочь от базы. Тут я его и встречу».

Через десять минут Колян подошел к накатанной лесной дороге. Как он выяснил, это была единственная дорога, идущая с базы, а значит… значит, Седой будет проезжать только тут. Надо лишь выкурить его из норы.

Колян оставил свое снаряжение у высокого, возвышающегося над всей округой, дерева и пошел к дороге, прихватив мину и саперную лопатку. У дороги он в который раз мысленно перекрестился, поздравив себя с тем, что к турбазе так и не удосужились подвести асфальтированную дорогу — можно выкопать яму.

Копалось довольно легко, хоть дорога и была накатанной. Лесная суглинистая почва была напитана водой после долгих дождей. Он закончил копать, уложил в ямку мину и аккуратно ввинтил в нее нажимной взрыватель. Присыпал фугас землей, стараясь выровнять края ямки так, чтобы было незаметно. Лишнюю землю он забрал с собой в тряпке и вывалил ее под куст вдали от дороги. Подобрал автомат и гранаты и, пройдя от места установки мины метров двадцать по направлению к базе, сложил оружие за лежащим у дороги крупным булыжником. Вернулся к дереву, надел на себя снайперку, подпрыгнув, уцепился за ветку, подтянулся и полез наверх, на дерево. Сверху ему было прекрасно видно всю территорию базы сквозь оптический прицел. Остроносый патрон с красным пояском на боку был уже в патроннике, и Коля замер у прицела, затаив дыхание и высматривая цель.


Глава 6, в которой Колян обретает дом | Колян. Дилогия (СИ) | Глава 8, в которой Колян попадает в заварушку