home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 32

А действительно, какая у нас цель выезда за границу? Раньше как-то никто не спрашивал у человека о цели его выезда за границу. Не преступник? Нет, тогда получай выездной паспорт и поезжай себе на здоровье по всяким заграницам, благо визу для этого дела получать не надо.

Сейчас тоже осведомляются о цели прибытия в страну, но это так, для статистики, а мне нужно лепить что-то правдоподобное, потому что комиссар, похоже, шибко не любит буржуев и тех, кого он опекает, стоят вон, в фуражках с зелёным верхом, старорежимные служаки под командой неизвестно кого. Скажи что-то не так, от ворот поворот, задержат, а там и Дзержинский передумает, снова на нары и на допросы, кто такой и чем занимался.

– Понимаете, гражданин-начальник, – начал я издалека, – жена у меня лечится от бесплодия и ничего не помогает. Едем, вот, в Палестину на богомолье по святым местам, говорят, хорошо помогает.

Пикантная тема стёрла налёт серьёзности с комиссара, который оказался из тех, кто ввязывается в любую авантюру, а людей увещевать будет кулаком да матом.

– Не в богомолье ей надо, – хохотнул он, – а мужика ей хорошего, или двух, тогда понесёт обязательно.

Отдав нам паспорта, он потерял интерес к процедуре оформления выезда. Подув на штамп, пограничник поставил нам в паспорта красные печати: Р. С. Ф. С. Р. ВЫЕЗД и дата.

Ступив на борт судна, мы уже находились в Англии, на нас распространялись законы Британской империи, и никто не имел права посягнуть на нашу неприкосновенность, кроме разве что советских властей, которым было наплевать на все международные законы, если они не сообразуются с постулатами марксизма и идей товарища Ленина.

Уважение к международному праву начнётся тогда, когда Россия дойдёт до ручки и начнёт распродавать своё национальное достояние, чтобы хоть как-то выжить в условиях международной изоляции, а ведь всё могло пойти иначе, если бы новые правители имели больше тямы. Тяма – это по-сибирски ум.

Лайнер, на котором мы должны отбыть за границу, был маленький и его смело можно назвать просто пароходиком, грузопассажирским судном, который вёз лесоматериалы и пассажиров.

В то время лес-кругляк из России вывозили мало. Русский мужик ушлый был и себя занимал распиловкой кругляка. А на вывоз отправлял доски и брус, которые дороже будут. Для внутреннего потребления делал мебель и поделки разные из дуба, экологически чистого и вечного, берёзы карельской и других пород дерева, которые во всем мире ценятся до сих пор выше мебели из опилочных панелей.

Пассажиров было человек тридцать. Две каюты первого класса, которые питались вместе с капитаном. Три каюты второго класса, которые питались с первым помощником. И третий класс, питание которого шло с котла экипажа. Честно говоря, всё питание шло из одного котла, было невкусно, но оно наливалось в разные тарелки и стоило по-разному.

Вряд ли сейчас есть такие пароходики, но ту каюту я помню, и все каюты на морских судах сравниваю с этой. Я подвержен морской болезни и поэтому при небольшом волнении чувствовал себя не вполне хорошо из-за подступающего к горлу приступа тошноты. Хорошо, что расстояние от порта Мурманск до порта Лондон не такое уж и большое.

Лондон встретил нас пасмурной погодой, приветливыми дежурными улыбками англичан и каким-то тёмным гражданином, который нагнал нас на выходе из порта и шепнул:

– Дзержинский приказал возвращаться.

И всё. Шепнул и исчез в одной из узеньких улочек.

На подходе к стоянке экипажей нас встретил человечек с моим портфелем в руках.

– Мистер Казанов? – осведомился он.

– Да, это я, – подтвердил я и получил в руки портфель, который мне показался почему-то тяжёлым.

– Вас пасут, – сообщил незнакомец и ушёл.

Я открыл портфель и увидел, что все мои свёртки на месте, в том числе и свёрток с пистолетами. Что это значит? Мой клиент не мог меня подставить. Возможно, что это знак о том, что мне придётся защищаться. Но от кого? Много вопросов и почти нет ответов. Если нас проверит любой полицейский, то нам крышка – два русских террориста прибыли в Англию. Будем уповать на Бога – все под ним ходим.

Расположившись в гостинице, я пошёл на почту и написал три коротеньких записки моим связникам с королевским двором.

Ужин в ресторане. Русских мало, единицы, почему-то не любили русские Англию, даже англофилы, чувствуя в Англии постоянного своего врага. Что-то я не помню в нашей истории того момента, когда у России была дружба с Англией. Антанта это такая дружеская компания, в которой рта разевать не надо: либо с ног собьют, либо нож в бок всадят. Родственные связи императорских домов России и Англии – это химера для успокоения людей с комплексом неполноценности.

Мария великолепна. Такое ощущение, что она всегда была завсегдатаем таких заведений, и её дедушка по матери был английским лордом.


Глава 31 | Личный поверенный товарища Дзержинского. Книга 1. Комиссарша | Глава 33