home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 19

О вступлении во взрослую жизнь, чудесах, подарках единорога и о неприятностях, поджидавших в школе

Я бросила на боевика взгляд, пытаясь понять, он шутит или это просто комплимент. Наткнулась на взгляд серых глаз и залилась краской так, что даже ушам жарко стало. А парень вдруг откинул одеяло, переместился поверх него и скользнул ко мне. Фух! Он тоже не голый, а то бы я от стыда провалилась под кровать! Эти их местные трусы — они вполне целомудренные.


— Выспалась? — ласково спросил Изверг и погладил меня по щеке, убирая с лица растрепавшиеся волосы.


— Да. А долго мы спали? — спросила, отводя глаза и размышляя, как бы мне зарыться в матрас поглубже.


— Сложно сказать точно, но по ощущениям более десяти часов, — подтвердил он мои мысли. — Я проснулся уже давно, а ты так сладко сопела, что я не шевелился. Боялся тебя разбудить.


— Я не сопела! — возмутилась я.


— Сопела, — издал смешок Изверг. — Очень тихо и очень заразительно.


— Ну, хоть не храпела, и то хорошо, — смутилась я и попыталась перевернуться на бок, чтобы спрятаться.


Кто бы мне еще позволил?


Чуть подавшись вперед, Ивар легонько поцеловал меня в щечку, потом в висок, скользнул на другую щеку, спустился ниже к губам…


— Ивар… я… умыться и… — попыталась я найти причины, по которым мы ну никак не можем сейчас поцеловаться.


Только вот стоило мне открыть рот, как им тут же завладели настойчивые губы. Я еще пару раз дернулась и даже что-то промычала, но… Как-то незаметно для себя обвила парня руками за шею и ответила на поцелуй. Ситуация была чертовски двусмысленной, но, так как Ивар ничего лишнего себе не позволял, я успокоилась и с головой отдалась своим ощущениям. И даже когда он оторвался от моих губ и принялся покрывать невесомыми поцелуями мое лицо, шею, плечи, я не испугалась. Ведь я по-прежнему оставалась укрытой, даже кружево бюстгальтера не выглядывало, если не считать бретелек.


Стало ужасно жарко, а в теле поселилось неведомое мне чувство томления. Одновременно хотелось чего-то большего, и вместе с тем было ужасно страшно. А вдруг?.. А как же тогда?..


— Кира… — хрипло прошептал Ивар, скользя губами по моей коже возле края одеяла, прикрывавшего мою грудь. — Кира…


И от этого срывающегося шепота что-то оборвалось внутри. Что-то, сдерживающее душевные преграды и не дающее мне расслабиться. И я зарыла пальцы в густые черные волосы…


— Я не сделаю ничего… такого… — не глядя мне в глаза и продолжая осыпать поцелуями мою кожу, прошептал парень и медленно потянул одеяло вниз.


И я не стала его удерживать, так как верила, пока я не буду готова, далеко он не зайдет.


Это было… умопомрачительно в прямом смысле слова. Горячие губы, которые скользили и ласкали невесомыми прикосновениями, прокладывая дорожки, обжигая и будоража. Руки, такие нежные, что невозможно дышать. Я сама не поняла, в какой момент оказалась полностью обнаженной. Осознав, пискнула, дернулась и попыталась стыдливо прикрыться, но, переплетя свои пальцы с моими, Ивар не позволил, мягко, но настойчиво отведя мои руки в стороны. И снова губы, плавящие кожу касаниями, не оставляя ни единого миллиметра без своего нежного прикосновения. И вновь его руки, ласкающие каждую клеточку моего тела.


Я даже не предполагала, что это… так. Что сводит с ума и заставляет забыть обо всем. И что я могу так стонать от прикосновений и поцелуев.


Когда унялась дрожь, дыхание восстановилось, и я смогла сфокусировать взгляд на Иваре, то поняла, что я дурочка и зря так боялась. Пора повзрослеть, ведь мне уже девятнадцать лет, я больше не ребенок. И… я тоже хочу изучить его тело. Мне ведь интересно! И мои ладошки скользнули ему на грудь, легко толкнули, заставляя лечь на спину, а потом, не обращая внимания на выражение серых глаз и на сбитое тяжелое дыхание парня, я принялась исследовать свои новые владения. Или как это называется? Не владения? Территория? Короче, моё! И я хочу изучить своё!


Это был странный день, полный неведомого. Поцелуи, объятия, прикосновения и дрожь. Мы изучали друг друга, пили дыхание с губ, не давая одуматься и успокоиться, не позволяя хоть на секунду пожалеть о происходящем. Совместное купание нагишом и снова поцелуи, но уже в воде, догонялки и брызги, и соревнование — кто глубже нырнет. Мы даже кормили друг друга с рук, смеясь и смущаясь. Ну ладно, это я одна смущалась. Ивар — нет.


Уже стемнело, и когда я в очередной раз выгнулась дугой в сильных нежных руках, то пришло понимание, что больше не боюсь.


— Да! Ивар, да! — прошептала я.


Было немного больно, но совсем не так, как я ожидала. А потом мир отчего-то взорвался невероятным фейерверком. Или это у меня просто звездочки в глазах?


Ночь оказалась такой же сводящей с ума, как и день. И даже больше! Всё же хорошо, что в мире магии существуют такие вещи, как амулеты от нежелательных последствий активной личной жизни. Мой был в виде тонкого, не бросающегося в глаза браслета и прятался среди фенечек. Лола заставила меня купить его уже давно, и я выбрала скромный и неприметный, который не будет виден.


Утром мы проснулись в обнимку. Чего уж теперь, если меня соблазнили, и я сама охотно соблазнилась. А кто бы устоял?!


— Мм-м… — потянулась я, не открывая глаз, и тут же заработала поцелуй в висок.


— Доброе утро.


— Доброе… Слушай, — вдруг пришла в голову мысль, и я открыла глаза: — А Гаврюша? Он ведь один, а мы здесь и…


— В комнате много еды, он знает, где что лежит. Ему хватит на несколько дней, — спокойно ответил дерхан. — А ты хочешь есть? Нам опять накрыли стол.


Роща единорога нас баловала. Вчера в течение дня блюда несколько раз обновлялись и менялись, а грязная посуда сама собой становилась чистой. Волшебство!


— А вот хочу! — поджала я губы. — И не смейся! У меня растущий организм, тратящий много энергии, мне нужно хорошо питаться.


Накормив «растущий организм», мы еще раз поплавали и… не только поплавали, и с сожалением начали собираться. Еще не хватало, чтобы Аннушка сюда явилась за нами, не дождавшись, пока мы вернемся сами.


Мы оделись, собрали свои вещи и оружие и вышли из беседки. Ну что ж… Этот поход оказался ну о-очень продуктивным. Во всех смыслах. И задание Аннушки выполнили, и с единорогом я пообщалась, и инициацию прошла и… ну и еще кое-что, о чем приличные девочки вслух не говорят. Сдерживая улыбку, я бросила быстрый взгляд на своего парня, потом посмотрела на то, что окружало сердце Рощи единорога, и открыла от изумления рот.


— Э-э… — глупо потыкала пальцем в том направлении, куда смотрела, не находя слов. То, что раньше было болотом, преобразилось. Высокие деревья с изумрудной листвой, кусты, цветы… — А как так?


— О-о! — протянул Изверг. Он, кстати, отреагировал сдержаннее меня. Лишь поднял брови и внимательнее присмотрелся. — Так вот что имела в виду Аннушка, говоря о…


— О..? — подтолкнула я его продолжить, так как он замолчал.


— О выбросе силы от тебя.


— Много нецензурных слов! — произнесла я после паузы.


— Кирюш! — укоризненно отозвался Ивар и издал смешок. — Но в целом поддержу.


— Ладно, нам пора. Где тут единорог? Попрощаться бы… — Я повертелась, разыскивая взглядом силуэт белого рогатого коня.


Ну и? Где его носит? Или даже «спасибо» не скажет?


«Ну почему же не скажу? Скажу», — раздался у меня в голове голос, и на границе с деревьями прямо из воздуха проявился сказочный зверь.


Рядом восхищенно выдохнул Ивар и уставился на хозяина рощи во все глаза, а я улыбнулась и тоже мысленно сказала:


«Сделали всё, что смогли».


«И даже больше! — мотнул головой единорог, глядя на меня издалека. — Ох и сильна же ты, ведающая! Проси!»


«А что просить-то?»


«Что ты хочешь в подарок от меня, то и проси» — до нас донеслось ржание, больше похожее на смех.


А я задумалась. Подарок я хочу. Но что можно попросить у сказочного рогатого коня? Драгоценности? Да ну их! Это я и сама потом добуду. Книгу? Ну-у-у… Скучно как-то. Надо нечто эдакое, но что?


«Лошадку?» — неуверенно подумала я.


«Лошадку!» — согласился единорог, и у меня в руке что-то появилось. А судя по тому, как вздрогнул Ивар, то и в его ладони возник некий предмет.


— Что это? — озадаченно спросил дерхан, рассматривая маленькую, размером с мизинец, свистульку в форме коня, выточенную из красного дерева.


А я уже рассматривала почти такую же, доставшуюся мне. Только моя была из серебристой древесины. Работа, с которой эти свистульки были вырезаны, оказалась поистине филигранной. Мы могли рассмотреть каждый волос в гриве и хвосте, тонкие стрелы ресниц над шальными глазами, рельеф мышц на изящных телах.


Изучив подношение, я вопросительно посмотрела на дарителя, ждавшего вдалеке моей реакции.


«Свистните, и к вам примчатся призрачные скакуны. Как активировать свистки, разберетесь сами. Лошадкам лично дадите имена, которые привяжут их к вам. После поездок будете отпускать их до следующего призыва».


«Вау! Спасибо!» — мысленно воскликнула я и повторила всё это вслух для Ивара.


Парень внимательно меня выслушал, после чего без слов прижал правую руку к сердцу и благодарно склонил голову перед волшебным существом.


«Наслаждайтесь, дети, — тряхнул гривой единорог. На секунду задумался, и вдруг в моей руке появилась еще одна свистулька, на этот раз из черного дерева. — А это, ведьмочка, для твоей пары. Отдашь, когда сама сочтешь нужным».


«О! — сразу поняла я, о ком он говорит. — А почему ты…»


«Я же сказал, для твоей пары! Ему не угнаться за тобой на обычной лошади. А ведь он тебя хранит».


Единорог топнул ногой, взвился на дыбы и, не дожидаясь моей реакции, развернулся и исчез среди деревьев. А мы с Иваром переглянулись, убрали подарки в сумки и активировали книжный портал, оставленный Аннушкой.


Вышли из него, к моему удивлению, в аудитории, в которой обычно проходили наши с Карелом занятия у магистра Кариборо.


— Вернулись? — невозмутимо спросила сидевшая за столом фея и отложила ручку. Похоже, она проверяла чью-то работу, и мы ей помешали. Но ответить ни я, ни Изверг не успели. — Книгу верните, адепт Стенси. Она вам больше не понадобится.


Ивар дернул бровью, подошел к столу и аккуратно водрузил на него книжный томик. Аннушка же рассматривала меня.


— Всё даже лучше, чем я планировала, — наконец кивнула она своим мыслям. — Свободны, адепты, до конца каникул я не желаю вас видеть.


Повторять дважды нам не пришлось. Мы моментально припустили на свободу с чистой совестью. А когда уже спустились на первый этаж главного корпуса, Изверг неожиданно хохотнул и спросил:


— Она всегда такая любезная с тобой и Карелом?


— Не-е-е, обычно всё гораздо хуже. Это она, наверное, из-за тебя сдерживалась.


Дерхан покачал головой, но развивать тему не стал. Только поинтересовался:


— Проверим подарки единорога?


— Давай попозже? Хочется привести себя в порядок и переодеться. У нас все каникулы впереди.


На улице царила зима, в отличие от реальности, в которой обитает единорог. Мы вышли на крыльцо и поежились. В тонких кожаных куртках, надетых на рубашки, было откровенно холодно. Вприпрыжку мы побежали от главного корпуса, держась за руки и взбивая снег сапогами, а изо рта вылетал пар. Блин, какой мороз-то! К тому моменту, когда мы домчались до корпусов общежития, меня уже колотило, так замерзла. Ивар держался лучше, но и у него покраснели нос и уши.


— Щ-щас в-в с-сос-сульку превр-ращусь, — клацая зубами, выдала я и громко чихнула.


— Беги скорее, а то простынешь, — шмыгнув носом, улыбнулся парень. На секунду сгреб меня в охапку, поцеловал и подтолкнул к крылечку. — Увидимся попозже, да?


— Ага! — я несколько раз кивнула, снова оглушительно чихнула и, прыснув от смеха и смущения, нырнула в общежитие.


По ступенькам я взлетела на свой этаж, чтобы хоть немного согреться и забежала в нашу с Лолой комнату. Там всё было так же, как я оставила вечером своего дня рождения. Некоторое время у меня ушло на уборку последствий праздника, потом я отправилась в душ. А когда высушила волосы и переоделась, решила немного поваляться в постели с книжкой. После такой бурной и наполненной эмоциями и впечатлениями прогулки хотелось просто полежать с какой-то приятной выдуманной историей и немного отрешиться от реальности. Прихватив со стеллажа сборник сказок, я подошла к кровати, откинула одеяло и уже собралась лечь, как перстень, подаренный мне отцом Неллины, активировался.


Я замерла над постелью, пытаясь понять, что это значит. Медленно провела рукой над простыней и подушкой, после чего отошла подальше и позвала:


— Мырька! Ты мне срочно нужна.


— Ну? — спустя несколько секунд передо мной появилась домовушка. — Чего надо, Золотова? Некогда мне!


— Мырька, взгляни на мою постель, пожалуйста. Ты ничего не замечаешь?


Недовольно нахмурившись, домовушка подошла к кровати и начала принюхиваться. И чем дальше, тем выше у нее поднимались брови.


— Я за Карудой! Ничего не трогай! Ни к чему не прикасайся, а лучше вообще выйди из комнаты! — резко приказала она мне и исчезла.


В итоге нашу с Лолой комнату осматривали и обыскивали госпожа Каруда, Мырька, спешно вызванные магистр Даяна Лайвас, Аннушка и ректор. Как оказалось, ядом были политы обе кровати: и моя, и Лолы. Подушки так даже оказались чуть влажноватыми, столько в них вбухали отравы.


Мрачные преподаватели перетрясли все вещи, проверили помещение, желая убедиться, что больше нигде не подсыпано нечто ядовитое. К счастью, всё прочее злоумышленник тронуть не успел или не захотел. Меня потом долго допрашивали, кого подозреваю и с кем у нас вражда, но кроме Иолы Дексовой я никого назвать не смогла. В другой ситуации я бы не стала ее упоминать, но тут уже не шутки. Хорошо, что меня предупредил артефакт. А Лола? Ее-то за что? Или отравитель не знал, которая из двух кроватей принадлежит мне, и решил действовать наверняка? Чтобы уж точно не промахнуться?


К сожалению, моя гипотеза не подтвердилась. Дексова покинула школу в последний учебный день сразу, как окончились экзамены, и еще не вернулась. Возможно, это означало, что у нее есть помощница, но кто она, определить не удалось. С помощью какого-то амулета были затерты все остаточные следы, и найти отравителя магистры не смогли. Вторая версия — есть кто-то еще, не так явно выражающий свою ненависть ко мне, но желающий смерти.


И хотя доказательства, что это диверсия была организована мерзкой ревнивой захухрей у меня отсутствовали, но я седалищным нервом чуяла: без нее тут не обошлось.


Обе кровати из комнаты Мырька изъяла и пообещала через час прислать новые вместе с постельными принадлежностями и бельем. Магистры тоже ушли все, кроме Аннушки. Темная фея прошлась по опустевшей комнате, подметая подолом бархатного черного платья пол и, лишь подойдя к окну, посмотрела на меня и заговорила:


— Золотова, почему у вас такая слабая защита на комнате?


— Но… — растерялась я. — Это же общежитие, как-то всё нормально было всегда. У девчонок вообще никакой нет.


— Задание на каникулы, адептка: наложить на вашу комнату многоуровневую защиту. Допуск разрешить госпоже Каруде, Мырьке, мне, магистру Новарду, адептке Вархаб и остальным вашим близким друзьям. Вы уже инициированы, так что проблем не возникнет. Поверх — наложите классические сторожевые и защитные чары. Сборник заклинаний возьмете в библиотеке, магистра Ририна я предупрежу, и он вам всё выдаст.


— Хорошо, — кивнула я, и фея исчезла.


М-да. И кто же эта гадина, которая пыталась меня отравить, если это не Иола?


Ивару я сообщила о произошедшем в тот же день. Высказала и то, что ждала пакости от его ненормальной поклонницы, но это оказалась не она.


Позднее мы отправились к конюшням и на манеж, взяв с собой и заскучавшего Гаврюшу. Пользуясь тем, что на время каникул школа почти опустела, можно было посмотреть на подаренных нам единорогом лошадок. Свистульки, кстати, пришлось активировать кровью.


Первым призвал призрачного скакуна Ивар. Перед ним прямо из воздуха соткался прозрачный, будто хрустальный, конь и нервно загарцевал. Но с каждой секундой его тело словно наливалось силой и жизнью, хрусталь темнел… И вот уже перед восхищенными Иваром и Гаврюшей стоит мощный кроваво-гнедой жеребец с черными гривой и хвостом. Гладкая блестящая коричневая с отливом в багрянец шкура и умные темно-карие глаза. Ух ты! Свисток из красного дерева призвал вот такое коричнево-красное чудо. А кто же прибежит ко мне, учитывая, что моя свистулька похожа на серебро?


О да! Та самая изумительная кобылка, словно отлитая из чистого серебра, с черными гривой и хвостом, которую мне показывало Хрустальное озеро. Правда, тогда я не видела, что это «девочка», но зато сейчас смотрела в хитрое голубое око, лукаво косящееся на меня, и млела от восторга. Надо же, не думала, что у лошадей бывают голубые глаза, но чего ждать от волшебных существ? Да чего угодно!


— Ты ж моя красавица! — прошептала я, погладив ее по шелковистой шкуре. — Ты невероятная!


Лошадка всхрапнула и приняла у меня из рук яблоко, которое я предусмотрительно захватила из комнаты.


— Диана! Я нарекаю тебя Дианой, как богиню природы и охоты из мифологии моего мира. Она являлась олицетворением луны, а ты такая же серебристая…


Оба призрачных скакуна были уже оседланы, что, на мой взгляд, странно. С другой стороны, если их рассматривать с точки зрения волшебства — то так и должно быть. Мало ли когда срочно понадобится лошадь. Седло ведь с собой таскать не будешь, а тут — опаньки! — и транспорт, уже полностью готовый к использованию. Хотя всё равно странно, и никто меня не убедит в обратном.


Переглянувшись с Иваром, который что-то нашептывал на ухо своему жеребцу, мы отправились покататься по манежу. И это было… Ух! Просто слов нет! Диана оказалась игривой шалуньей, но слушалась моих команд беспрекословно. Что совсем не мешало ей хулиганить и задирать жеребца Ивара, которого тот назвал Бураном. На мой взгляд, это имя вообще не подходит коню такой масти, но хозяину виднее, так что от комментариев я воздержалась.


Глава 18 О трудных задачах и поиске решений, деактивации магии смерти и активации источника | Книгоходцы особого назначения | Глава 20 О найденной книге, возвращении друзей и изменениях в Кареле, а также о праздновании Багонга и о просьбе к Деду Морозу