home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

О том, что дерханов нельзя приворожить и о практическом занятии с Аннушкой

Серые глаза смотрели на меня, и я видела, с каким трудом парню удается отогнать ярость. Да эта Дексова чокнутая! Ну ладно я, у меня не все дома, к тому же про психованных дерханов и слышать никогда не слышала, а потому доводила соседку и Изверга по полной программе. Просто не осознавала последствий. Но у Иолы-то должно быть хоть немного мозгов и инстинкта самосохранения?


— Изверг, держи себя в руках, — тихо сказала я, не позволяя парню отвести взгляд. — Не пугай народ, спрячь свою страхолюдность. Мы не на съемках фильма-ужастика.


— А можно я буду держать в руках тебя? — неожиданно спросил он и крепко обнял.


— Можно, — вздохнула я. — Тебе, Ивар, можно.


— И всё же у тебя очень странное понимание того, как надо успокаивать дерханов, впавших в неконтролируемую ярость, — со смешком сказал он спустя минуту, все так же крепко прижимая меня к себе.


— Мм-м?


— Ну кто так успокаивает? Изверг… страхолюдность… ужастик…


— Но сработало же, — пожала я плечами и прыснула от смеха.


— Сработали не слова, Кирюш. Ты, твой голос, твои руки и глаза, твой запах…


В общем, конец праздника был несколько подпорчен.


В общежитие мы возвращались в сопровождении коллег Ивара, Эварта и Юргиса из Патруля. Изверг, как единственный трезвый, отправил с Гаврюшей кому-то записку, и спустя некоторое время в кабак вошли пятеро подтянутых магов. Со смехом помогли подняться нашей вдрызг упившейся компании и сопроводили до ограды школы. От ворот до общежития добираться было сложнее. Лола и Тина постоянно падали, потому что держащие их Юргис и Эварт сами едва стояли на ногах. Ривалиса качало из стороны в сторону как матроса на палубе в сильнейший шторм. Мальдин и Гастон недалеко ушли от всех остальных. Даже Карел, уж на что он умеренно обычно пьет, но сегодня и мой напарник был пьян в стельку.


— М-да, — констатировала я, выгружая лохматую чумазую Лолину на ее кровать. — Надо варить зелье от похмелья, иначе наша банда завтра с кроватей не встанет.


— Знатно отметили, — хохотнул Ивар и поволок Тину в ее комнату. Передал девушку с рук на руки соседке и снова заглянул ко мне.


Я к этому времени уже поставила котелок на огонь и наливала в него воду из кувшина. Лола сопела в подушку, Гаврюша, изображая изнеможение, развалился на моей кровати пузом кверху.


— Кирюш, — позвал подошедший сзади виновник сегодняшней грандиозной пьянки.


— Мм-м?


— Прости.


— За что? — спросила я, отмеряя нужное количество травок и всыпая их в котелок.


— За Иолу.


— Ну-у-у, — протянула я не оборачиваясь. Что еще сказать, я не знала.


— Я с ней обязательно еще поговорю завтра.


— Это не поможет, Ивар, — глянула я на боевика через плечо и покачала головой. — Иола влюблена в тебя и считает своей собственностью вне зависимости от того, что об этом думаешь ты сам. Она не остановится просто так. И посему я на твоем месте не принимала бы из ее рук никаких угощений. А то ведь с нее станется сварить приворотное зелье.


— Дерханов не берут приворотные зелья, — усмехнулся парень и попытался обнять меня за талию. — Это все знают, никто не станет даже пытаться.


— Ну-ну, блажен, кто верует. Я вот, например, об этой вашей особенности не знала. Ивар, ты вроде уже большой мальчик, а всё еще веришь в сказки. Если на вас действуют прочие зелья и эликсиры, то поверь мне, как ведьме, и приворотное подействует. Нужно просто правильно подобрать состав и влить подходящие заклинания. Те, кому это действительно необходимо, найдут рецепт. Спорим, тебя все эти годы пичкали гостинцами с разными вариантами приворотных составов?


— Да ну брось, Кир! — Ивара так заинтересовала тема, что он даже отступил от меня и со скепсисом посмотрел. — Никто не стал бы даже пытаться подсовывать мне приворотное зелье. Говорю же, это общеизвестный факт — на дерханов они не действуют.


— Спорим? — Я повернулась к нему и протянула руку. — Я утверждаю, что тебя активно ими пичкали все эти годы.


— Спорим, — улыбаясь, пожал он мою ладошку. — А на что?


— На желание?


— Договорились! Как будем проверять? — уже не скрываясь, веселился именинник.


— А вот сейчас я доварю антипохмелин для наших алкоголиков, и пойдем проверять мое утверждение.


Ивар развалился на моей кровати рядом с Гаврюшей и наблюдал за мной сквозь ресницы. А как только я перелила отвар в кувшины, вскочил и приготовился идти. Я повела парня сначала вниз, к комендантше женского общежития.


— Госпожа Каруда? — поскреблась я к ней в комнатку.


— Это еще что такое?! — возмущенно вскинулась гоблинша, увидев, что я не одна. — Почему в такое время на территории женского корпуса мужчины? А вот я вам сейчас! — Она замахнулась на Изверга и лемура полотенцем, которое держала в руках.


— Погодите! Госпожа Каруда! — поспешила я вмешаться. — Мы на минуточку. Скажите, Лолине Вархаб приносят сладости с приворотными зельями?


— Что? — озадачилась комендантша, но потом ответила. — Приносят, конечно. Она девка красивая, хоть и вредная до невозможности. Вот ей и тащат до сих пор, хотя она с зимы путается с этим вашим рыжим-бесстыжим.


— А вы их ей отдаете или себе оставляете? — продолжала я допрос.


— Отдаю. Она же дерхана, ей всё равно. Пусть ест, чего продуктам пропадать.


— Ага! — Я многозначительно посмотрела на Ивара, потом снова обратилась к гоблинше: — Госпожа Каруда, а вы случайно не знаете, Ивару Стенси за эти годы приносили угощения с приворотными зельями от девушек?


— Случайно знаю, — расхохоталась она и взглянула на боевика. — Ты, милок, за эти годы не получил ни одного съедобного подарка или угощения, в который бы не была залита лошадиная доза приворота. Ну, исключая, конечно, то, чем тебя вот эта пигалица потчевала. Вот от нее приворотов не поступало.


— Что?! — сначала изумился боевик, потом обиженно посмотрел на меня, после чего заговорил: — Но… глупость какая! А откуда вы знаете?


— Так от Мырьки. Она же за обоими общежитиями все эти годы приглядывала. А сейчас надо Родиона спрашивать.


У Изверга сделался какой-то расстроенный, даже немного глупый вид. А я тихонько позвала:


— Мырька!


— Чего тебе, Золотова? — тут же появилась перед нами домовушка.


— Мырь, спроси у Родиона, приносили Ивару Стенси в этом году сладости или напитки с приворотным зельем в составе, — попросила я, лукаво поглядывая на именинника. — Нас интересует, пытаются ли его приворожить.


— А я и так скажу, чего спрашивать, — пожала плечиками домовушка. — Иола Дексова, эльфийка с четвертого курса, таскается с бутыльком приворотного эликсира. Родион жаловался, что где она пройдет, там запах остается.


— И-и? — подстегнула я Мырьку.


— А чего «и»? — всплеснула она ручками. — Вон, стоит твой Изверг, а от него на всё общежитие эльфийским приворотным зельем несет. Неужто не чуете?


Я чуяла, но думала, что это парфюм. Вероятно, зелье было рассчитано на конкретного мужчину и остальных не цепляло. Ивар принялся осматривать свою одежду и обнюхивать рукава, а Мырька продолжила:


— Похоже, эта неугомонная на тебя цельный флакон вылила. Когда успела-то?


Боевик скрипнул зубами, и лицо у него стало очень недоброе… Впрочем, эльфийку мне не жалко. Сама виновата.


— Ну что, Ивар? Я была права. Ты проспорил. Я придумаю, что загадать и стребую с тебя свое желание, — демонстративно потерла я ладошки.


— Ну, всё выяснили? А теперь марш отседова, и чтобы я тебя не видела! — влезла госпожа Каруда, вспомнив о своей должности, и буквально вытолкала Ивара.


Гаврюша с плеча хозяина весело смотрел на учиняемый произвол и даже помахал мне лапкой на прощание. А я пошла наверх, предстояло смыть с себя боевой цыганский раскрас, стащить с Лолы хотя бы часть одежды и укрыть ее.


А утром следующего дня меня разбудила Мырька.


— Эй, Кира! — потолкала она меня в плечо.


Я с трудом открыла глаза и сонно уставилась на нее, не понимая, что ей понадобилось в такую рань. Выходной же!


— Кир, тебя и Карела Аннушка вызвала. Собирайся и топай в ее кабинет. Дружка твоего Родион разбудит.


Застонав от отчаянья, я села и спрятала лицо в ладонях. Ну что?! Что этой фее от нас надо? Мы ведь виделись в пятницу на занятиях, и она ни слова не сказала о том, что нам снова предстоит встретиться в наш законный выходной день.


— Мырь, чего она хотела? — жалобно спросила я и покосилась на спящую Лолу. Аж завыть от зависти захотелось.


— Кир, ну ты что, Аннушку не знаешь? Она же никому ничего не объясняет, просто ставит перед фактом, — пожала плечами домовушка. — Ты оденься удобно и куртку, что ли, захвати. Оружие и сумку тоже возьми на всякий случай. Магистр одета в брючный костюм и сапоги, наверное, потащит вас куда-то на тренировку.


Кивнув, я сползла с постели и показала рукой на кувшины с антипохмелином.


— Мырь, сможешь передать для Карела? Мы вчера отмечали день рождения Изверга, ребята все упились вусмерть. Подозреваю, мой милый напарник сейчас даже встать с постели не в состоянии.


Домовушка прыснула от смеха, подхватила один кувшин и исчезла. А я отправилась умываться, так как на душ и нормальные сборы времени не было. Аннушка спокойно ждать не станет, припомнит потом каждую лишнюю минуту.


С Карелом я столкнулась на ступеньках перед главным корпусом. Вид он имел помятый, но мое зелье явно ему помогло, так как взгляд у него был уже осмысленный, хотя и страдающий. Мы молча пожали друг другу руки, напарник обнял меня за плечи (полагаю, чтобы его самого не заносило на поворотах), и мы побрели к кабинету темной феи.


— Доброе выходное утро, магистр Кариборо, — вяло поприветствовали мы преподавательницу.


Аннушка и правда сегодня изменила себе, и вместо длинного черного платья на ней красовался шикарный чернильный замшевый брючный костюм. Стоит ли говорить, что и в такой одежде фея была убийственно красива?


— Выглядите отвратительно, адепты, — вместо приветствия сообщила она, оглядев наши поникшие фигуры.


— Так точно, магистр, — отрешенно отозвался Карел. — Вчера праздновали день рождения Стенси.


— Вся школа в курсе, что вы там вчера праздновали, Вестов, — холодно отозвалась преподавательница. — Подобного представления в этих стенах еще не случалось. Впрочем, надо отдать должное вашей артистичности, Золотова. Это ведь была ваша идея.


Она не спрашивала, а констатировала, что это была моя идея, поэтому я не стала ничего отвечать. Просто стояла и мучилась от голода. Дико хотелось кофе и какую-нибудь плюшку в зубы.


— Что ж, — не дождавшись ответа, продолжила магистр. — Сегодня у нас практикум. Как ваш личный учитель, я вправе проводить столько практических занятий, сколько посчитаю необходимым, и в то время, которое выберу. Ставлю вас в известность, если вы вдруг не сочли нужным это узнать сами. А я не сомневаюсь, что вам это было неинтересно.


Мы с Карелом обменялись тоскливыми взглядами.


— Так точно, магистр Кариборо, — снова ответил за нас двоих напарник.


Аннушка благосклонно кивнула и изящным жестом бросила на пол лежавшую на столе книгу. Немедленно ее активировала, поэтому мы даже не успели увидеть, что изображено на обложке, и приказала:


— Вперед, адепты.


В мозгу отзвучали привычные уже слова: «Загрузка новой нереальности», и мы выбрались из портала возле какого-то трактира, расположенного у подножия величественных гор. Фея вышла следом за нами, подняла книгу-портал и спрятала в сумку, которая неведомо как появилась у нее на плече. После чего молча направилась в трактир. Нам не оставалось ничего иного, как последовать за ней.


— Любезнейший! — с порога окликнула магистр толстого бритого мужика, стоявшего за стойкой. — Три плотных завтрака и три кавы. Немедленно! Лепешки, сыр, копченое мясо и пироги — упаковать нам с собой.


— Но, госпожа… — растерялся от такого напора трактирщик.


— Я что-то непонятно сказала? — подняла одну бровь Аннушка и посмотрела на него.


Мужик залился бледностью, судорожно кивнул и бросился исполнять приказ со скоростью, коей от такого тучного человека трудно ожидать.


Вот как она так делает?! Ведь не кричала, не угрожала, не хамила, просто взглянула, а мужик чуть не обделался от страха. Хочу тоже так научиться! Преподавательница же повернулась к нам:


— А вы чего стоите, адепты? Особого приглашения ждете? Марш за стол!


Мы с напарником стремглав припустили к массивному деревянному столу, стоящему у окна. Упали на стулья и лишь после этого оторопело посмотрели друг на друга. Аннушка продефилировала через зал, мягко присела и сложила руки перед собой.


— Магистр Кариборо, — после затянувшейся паузы спросила я. — А какие у нас планы?


— Сначала плотный завтрак, затем подъем в горы.


— А… зачем нам в горы? — решился заговорить Карел.


— Я ведь уже сказала, на практикум. — Это было произнесено с интонацией, будто обращаются к умственно отсталому человеку, и сопровождалось соответствующим взглядом.


В общем, было понятно, что ничего не понятно, и объяснять нам никто ничегошеньки не собирается.


Как только нам принесли еду, магистр приказала:


— Ешьте!


И мы приступили к плотному завтраку. Я сначала с сомнением посмотрела на гигантскую порцию: яичница из трех яиц, жареная картошка, толстая сарделька и ломоть мягкого хлеба. Потянулась было к напитку, названному «кавой» и пахнущему настоящим кофе, но…


— Золотова, я сказала что-то недоступное вашему пониманию? — тихо обратилась ко мне фея. — Что вам было неясного в слове «ешьте»?


— Но, магистр, я не могу столько есть, — покаялась я. — Это очень много. Утром…


— Адептка, если я говорю что-то делать, то вы оба немедленно это делаете, — вкрадчиво произнесла Аннушка, проникновенно глядя мне в глаза. — Если я скажу прыгать — вы прыгнете. Велю лечь — ляжете. Прикажу отжаться — вы начнете отжиматься. А сейчас я сказала — ешьте!


От ее мелодичного задушевного голоса у меня на затылке волосы зашевелились, а по спине промчались целые стада мурашек, не знающие, куда им спрятаться от этого черноволосого ужаса, сидящего напротив. Карела тоже пробрало, он с удвоенной силой начал поглощать завтрак. Я же судорожно сглотнула, придвинула к себе тарелку и, не поднимая глаз, начала давиться этой чудовищной порцией. Ладно, съем. Но если меня потом вырвет от обжорства, я не виновата.


К столу на цыпочках подошел трактирщик и осторожно положил с краю объемный сверток.


— Госпожа, вот то, что вы заказывали, — склонился он в подобострастном поклоне.


Темная фея благосклонно кивнула и выложила на стол серебряную монету. Она тут же исчезла в толстых, как сардельки, пальцах трактирщика, а он сам поспешил отойти от нас. А я покончила с едой и, едва дыша, принялась пить каву. Это действительно оказался кофе, и от счастья, что наслаждаюсь давно забытым вкусом, я даже прикрыла глаза. А вот Карел глотнул и сдавленно хрюкнул. Ну, это понятно, напиток нам здесь подали в чистом виде, даже без сахара.


— Что это за га…


— Это кава, Вестов, — не дала ему договорить Аннушка. — Бодрящий напиток.


— Карел, в моем мире это называется — кофе, — с улыбкой пояснила я. — Его делают из обжаренных и перемолотых ягод кустарника, растущего в жарких странах. Он бодрит, отгоняет сонливость, добавляет энергии. Я люблю кофе, но в Межреальности его нет. Этот напиток можно пить с сахаром, сливками или молоком, иногда при варке добавляют специи. Очень пикантно получается! Попроси немного сливок или молока у трактирщика, вкус тогда станет мягче.


— Золотова, вы меня приятно удивляете, — подняла одну бровь преподавательница. — И что же, вы умеете готовить кофе, как вы его назвали?


— Да, конечно, магистр. Я себе дома каждое утро варила.


— Ну хоть что-то вы умеете, это радует, — чуть склонила она голову в одобрительном кивке.


Как только с завтраком было покончено, мы встали из-за стола. Точнее, кое-кто встал, а кому-то пришлось чуть ли не выползать, тяжело дыша и стараясь не лопнуть. Обжорство до добра никого не доводило… Карел взял припасы и убрал в свою сумку, после чего мы отправились за магистром во двор.


Аннушка шевельнула пальцами, и безо всякого портала мы очутились на вершине одной из гор. Я даже рот раскрыла от удивления, а Карел принялся осматриваться. Здесь было холодно, на соседних склонах лежало немного снега, а мы стояли на ровной, словно обрезанной гигантским ножом верхушке скалы, и только с одного края этой площадки возвышался овальный валун в два моих роста. Из щелей в скале пробивались травинки, и хотя снег под ногами отсутствовал, было зябко. Я порадовалась, что взяла с собой куртку по совету Мырьки, быстро натянула ее, застегнулась под самое горло и поежилась. Карел последовал моему примеру.


— Уберите сумки в сторону, — приказала фея, встав напротив нас. Дождалась, пока мы выполним указание, и продолжила: — Закройте глаза. Теперь сконцентрируйтесь и зовите.


— Кого звать, магистр? — спросила я, не открывая глаз.


— Не задавайте глупых вопросов, адептка. Дракона, разумеется.


Ах драко-о-она! Ну да, действительно. Чего я глупые вопросы задаю? Ведь это и так ясно: если вас в выходной день разбудили ни свет ни заря, притащили в другой мир, заставили съесть огроменную порцию еды, какую не всякий мужик осилит, а потом перенесли в горы и велели кого-то звать, то этот «кто-то» — дракон. Всё понятно!


— Не отвлекайтесь, Золотова! Вы не о том думаете! — одернула меня преподавательница.


М-да.


Глава 7 О цыганских плясках, прилипчивой эльфийке и суровом лемуре, а также о несдержанности Ивара | Книгоходцы особого назначения | Глава 9 Об открывающихся перспективах, времени в драконьей пещере, встрече с хозяином сокровищ и постыдном бегстве