home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Об открывающихся перспективах, времени в драконьей пещере, встрече с хозяином сокровищ и постыдном бегстве

Разумеется, дракон призываться не пожелал. Сколько мы с Карелом мысленно ни взывали, никто к нам не пожаловал.


— Плохо, адепты. Очень плохо, — сообщила нам через полчаса Аннушка. — Откройте глаза, сядьте друг напротив друга вот на эти коврики, будете учиться проникать в мысли напарника. Вперед!


В нас полетели два квадратных куска из какого-то странного материала, похожего на вспененную резину. Карел их поймал и расстелил для нас обоих.


— Магистр, мы же такого еще не делали, — пробасил он, вопросительно глядя на преподавательницу.


— Вот сейчас и начнете, — невозмутимо отозвалась фея и начала рассказывать, что нужно делать.


Как дышать, как смотреть сквозь закрытые веки, как видеть внутренним зрением потоки магии, разлитые в воздухе, и ауру окружающих нас существ. Как открывать свои мысли и как их закрывать. Что необходимо, чтобы протолкнуться в чужой разум.


Мы уже начинали обсуждать эти темы на лекциях с Аннушкой, но тогда это была теория, которую мы исправно записывали в тетради и учили. Сейчас же фея заставила нас всё это воспроизводить (точнее, пытаться воспроизвести) на практике.


— Я знаю, что вам сложно, адепты. Прекрасно понимаю: всё, что мы с вами будем проходить, не соответствует программе. По-хорошему, вы должны бы изучать данные аспекты магии на последних курсах школы. Но я вас выбрала, теперь вы мои. И посему я буду строить наши индивидуальные занятия так, как сочту нужным. И мы будем осваивать многое, опережая график обучения других адептов, — сочла нужным пояснить она потом.


— Магистр Кариборо, а менталистика… — начала я, но фея перебила меня.


— У нас нет времени ждать, пока вы доучитесь до пятого курса, Золотова. Мы начнем сейчас и с иной программой. Ваша задача будет научиться блокировать свой разум от внешнего воздействия, открывать его для общения, обмениваться сознанием и многое другое. Но вы должны понимать, всё это подвластно лишь тем магам, которые обладают даром. У вас он приобретенный и имеет особенность — умение говорить с драконами, а не управлять сознанием разумных существ. Опытные маги-менталисты с врожденными способностями могут многое — подчинить, выжечь разум, заблокировать память, внушить ложные воспоминания и прочее. Но! Этому не учат никого, кроме лекарей душ и тех, кто в будущем планирует работать на Корону. Программа менталистики для всех без исключения магов иных направлений — это общее понимание, способность почувствовать ментальные заклинания и определить их вид, а также умение блокировать свой разум от вмешательства. Впрочем, без особого дара ничего более и неподвластно.


— Я правильно понял, вы будете учить нас этому же, но с поправкой на драконов, а не разумных существ? — серьезно спросил Карел.


— Можно сказать и так, но в гораздо большем объеме. Ну и, кроме того, умению сливаться разумом с вашими рептилиями. Вы должны быть в состоянии полностью брать их под контроль при необходимости, иначе не сможете ими управлять.


Пользуясь необычно благостным настроением Аннушки, я спросила:


— Магистр, а мы будем проходить другие заклинания, которые по программе пока не должны?


— Непременно, адептка. Вскоре выучим заклинание стазиса. Ведь вам необходимо будет снять его с драконьих яиц. Я, помнится, уже говорила, что собираюсь сделать из вас величайших магов. И я сделаю это. Готовьтесь, вам предстоит очень много заниматься и практиковаться.


— А мы справимся? — со скепсисом спросил Карел и искоса глянул на меня. — Ведь Кира и так тащит программу двух факультетов.


— Кому много дано, с того и спрос больший, чем с прочих, адепт Вестов.


— Но… — вякнула я.


— А вы, Золотова, не расслабляйтесь. И скажите спасибо, что я не позволила ректору пригласить для вас на этот учебный год преподавателя из Академии ведьм, как он планировал. Иначе сейчас вы занимались бы еще и с ней.


— Спасибо! — оторопело поблагодарила я. — А почему?


— Потому что рано. Вот освоите управление стихией воды, повышенными способностями к коей вы так неосмотрительно обзавелись, выучите большую часть того, что я собираюсь вам дать, а там посмотрим.


— А… инициация? — Я неожиданно для себя залилась краской и бросила смущенный взгляд на Карела.


— Все под контролем, Золотова, — равнодушно отозвалась преподавательница. — А теперь начали! Хватит болтать, адепты!


Не знаю, сколько времени длилась эта часть занятия. В какой-то момент стало жарко, то ли от солнца, которое в горах светит ярче, то ли от того, что мы умаялись, а организмы согрелись. Потом ужасно захотелось есть, и я поняла, что не зря Аннушка заставила нас так плотно позавтракать. Во время тренировки уходило колоссальное количество энергии.


Я старательно повторяла требуемое, хотя у меня ничего не получалось, но в какой-то момент не выдержала, открыла глаза и прошипела Карелу:


— Слушай, сходи уже пописай! Сколько можно?!


— Что?! — возмутился парень. — Ты откуда…? Сама лучше напейся воды! Меня из-за тебя жажда мучает!


— Молодцы, адепты! — заговорила Аннушка. В ее голосе слышалась явная похвала. — Вы действительно молодцы! Для начальной стадии очень хорошо!


Мы забыли, что ругались, и повернули головы к ней. Темная фея улыбалась… И на этот раз от ее улыбки мороз не продирал, наоборот, хотелось просиять ей в ответ. Аннушка встала, потянулась с грацией дикой кошки и распорядилась:


— Ну что ж, раз у вас начало получаться, объявляю перерыв. Вестов, ступайте вон за тот камень, сделайте всё необходимое и возвращайтесь. Золотова, распакуйте пока наш полдник. Обед уже давно прошел, так что…


После еды, которую мы с Карелом заглатывали жадно, словно утки, практически не жуя, такое чувство голода нас снедало, поступило новое указание от нашего личного учителя:


— Так, адепты. Вы помните о том, что нам нужно определить, какие именно ведьминские чары позволяют материализовывать предметы из нереальностей?


— Да, конечно, — сказала я. — Магистр Кариборо, а уже разобрались с нашими заколками? Магистр Бонефур смог что-нибудь определить?


— Не совсем, — уклончиво ответила фея. — Сегодня мы попытаемся разобраться с этим сами. Не люблю, когда чего-то не понимаю. Меня это нервирует, что плохо сказывается на моем характере. Поэтому сейчас мы перенесемся в одно место, где много разных предметов. Золотова, ваша задача: брать вещь и накладывать на нее в разном сочетании чары, из тех, что вы использовали при выносе заколок. К ней будете прикреплять записку с указанием, что именно вы начаровали. Понятно?


— Зачаровывать и записывать, — дисциплинированно повторила я указание.


— Верно.


— А я? — прогудел Карел.


— А вы, Вестов, будете накладывать поверх чар Золотовой заклинания классической магии. В каком порядке — решайте сами, адепты, но обязательно всё записывайте. Само собой, с первого раза вряд ли что-то получится, но магистр Новард дал задание, поэтому будем выяснять. Школе понадобится очень много денег, адепты. Драконы — это не комнатные собачки, прокормить их не так-то просто.


Как только мы были готовы, Аннушка открыла портал, а вышли мы из него в пещере, весь пол которой был завален грудами золота, драгоценностей и оружия.


— Ого! — Карел присвистнул.


— Ва-а-ау! — обалдело протянула я. — Где мы?


— В сокровищнице дракона, разумеется, — повела плечом фея. — Неужели непонятно?


Мы с Карелом в очередной раз за сегодня переглянулись. Слов уже не было.


— Приступайте, адепты. Вот бумага, ручки и бечевка. Если захотите пить, то справа от выхода из пещеры бьет родник. Выбирайте любые предметы, какие сочтете нужным, зачаровывайте и складывайте в ваши сумки. Потом разберемся…


— А вы? — спросил напарник, так как преподавательница явно собралась нас покинуть.


— А мне есть чем заняться. Не буду же я сидеть рядом с вами столько часов. Вперед! В ваших интересах управиться быстро, а то вдруг хозяин сокровищницы вернется раньше времени.


— А если вернется? — пискнула я. Перспектива столкнуться нос к носу с драконом, пусть и в нереальности, меня не прельщала.


— Ну что ж, — невозмутимо отозвалась темная фея. — Если столкнетесь с ним, у вас будет хорошая возможность потренировать свои способности Говорящих с драконами. Удачи, адепты!


Мы с другом остолбенели, а магистр Кариборо растворилась в воздухе.


— Твой северный зверек, которого ты так часто поминаешь? — сдавленно вопросил Карел.


— Типа того. Тут явно кто-то из пушных, которые подкрадываются незаметно, — задумчиво отозвалась я. — Слушай, а она ведь не сказала, как нам выбираться отсюда. И книгу-портал тоже забрала.


— Ну… наверное, она потом сама за нами прибудет и заберет, — неуверенно предположил друг. — Давай займемся делом.


Некоторое время ушло на то, чтобы отобрать наименее ценные вещи. Ведь вероятность, что данные предметы растворятся при переносе в реальность, велика, и какие-то дорогие или красивые украшения или оружие откровенно жалко. Так что я набрала гроздь тонких грубоватых цепочек без драгоценных камней. Опять же, к ним удобно прикреплять записки с названием применяемых чар. Даже бечевка не понадобится. Карел поступил еще проще: сгреб горсть золотых монет и разложил их по одной на бумажках, чтобы потом просто завернуть. Ведь к монете нельзя привязать веревочку.


Потом мы решали, в каком порядке будем накладывать заклинания, чтобы не перебирать совокупность чар до седых волос. Тут мне очень помогли логические головоломки, которые я любила разгадывать еще на Земле. Немного поспорив и слегка поругавшись, мы приступили к работе, сосредоточенно сопя над кучкой сокровищ.


Несколько раз выходили подвигаться, поприседать и попить воды за пределы пещеры, находящейся высоко в горах. Вокруг были могучие неприступные склоны, над головой ясное небо, под ногами черный камень. Лепота!


Наконец, я решила, что на сегодня хватит. Запрятала все цепочки в сумку так, чтобы они гарантированно не вывалились, кивнула напарнику, заканчивающему свою работу, и отправилась вглубь сокровищницы, желая осмотреться. Так как уже стемнело, пришлось зажечь огненный шар, который плыл над головой, освещая груды злата-серебра. Кощей Бессмертный удавился бы от зависти. Была у меня идея… Так как сегодняшний день у меня выпал из рабочего графика и получить денежное вознаграждение за свои услуги я не смогла, то…


Дракон ведь не обеднеет? Правда? Вон у него сколько богатств. А мне нужно всего лишь одно ювелирное изделие, которое будет стоить дорого. Очень дорого! Очень-очень дорого! А хозяину сокровищницы все равно… Украшение и украшение, валяется в общей куче…


Вот нечто такое я и искала. Надо сказать, подходящее колье нашла не сразу. Хотя ту штуковину, усыпанную огромными бриллиантами и сапфирами, которую я заприметила в одном из сундуков, даже и колье нельзя было назвать. Колье — это что-то такое, что надевается на шею и украшает декольте. А эта драгоценность… Ну вот прямо и не знаю! Я повертела это «не совсем колье» в руках, примерила на себя, уважительно выпятила губы, увидев, что оно спускается мне аж до талии, полностью покрывает плечи, а сзади свисает до лопаток. Что-то типа египетских «воротников», какие носили фараоны. Надо брать!


— Что нашла? — спросил Карел, когда я вернулась к нему.


— Вот! — продемонстрировала я свою добычу. — Сейчас зачарую эту пелеринку так, как мы поступали с заколками. Хочу потом продать, если удастся утащить.


— Шутишь? — со скепсисом посмотрел на меня парень.


— Какие шутки, амиго? Только мне нужна твоя помощь. Замагичишь?


— Кирюш, я совсем пустой, — с сожалением отозвался друг и развел руками. — Весь резерв слил, даже накопители исчерпал.


— Тю! Сейчас мы это исправим. Я же не использовала свой резерв, да и мои накопители полны. Держи, и давай мне свои. Пока буду делать свою часть работы, как раз наполнятся твои.


Потом я корпела, воспроизводя всё то, что делала когда-то с заколками-стилетами в замке Тьмы. Благо процесс был уже отработанный, просто повторяла последовательность действий. Затем мы снова поменялись накопителями, и я заполнила свои с тем, чтобы вновь отдать их напарнику. Аннушки всё не было, хотя за порогом уже царила непроглядная мгла, так что мы успели.


— Держи! — протянул мне драгоценность друг. — Спрячешь в сумку?


— Не-а! Вдруг там найдут и отберут. На себя надену, а ты мне поможешь расправить его под одеждой так, чтобы видно не было. — И я принялась снимать рубашку.


— С ума сойти, какая роскошь, — покачал головой Карел, когда я, оставшись в бюстгальтере, надела украшение на себя. — Может, оставишь?


— И куда мне его носить? Эта вещь как минимум для королевы или принцессы, они на всякие балы и приемы ходят. А хранить такую красоту в шкатулке жалко. Я себе потом что-нибудь поскромнее добуду, — покачала я головой и принялась одеваться.


— Что это за звук? — вдруг напрягся Карел.


Я застегнула куртку и прислушалась. Свист воздуха, словно его рассекают огромные крылья, скрежет когтей по камню… Мама дорогая!


— Дракон! — выдохнули мы с напарником одновременно.


Похватав свои сумки, бросились к выходу из пещеры. И тут же упали на землю, потому что прямо над нашими головами пронесся огненный шквал.


— Валим! — заорала я, вскочила и, пригнувшись, бросилась бежать.


Пока было светло, мы успели осмотреться и знали, в какой стороне находится подобие склона. Проблема была только в одном: в темноте мы ничего не видели, а зажигать огненные шары — это то же самое, что сразу пойти на съедение в пасть дракона. Не сожрет живыми, так сначала изжарит.


— Прыгаем! Левитация! — гаркнул вдруг Карел и рванул меня за руку.


Потом мы куда-то летели, ничего не видя, шлепнулись на какой-то каменный уступ. Левитация смягчила удар, но приятного было мало. Карел меня снова куда-то дернул, и мы помчались по горной тропинке, падая и снова поднимаясь, а за нами раздавался рев оскорбленного хозяина сокровищницы.


Вдруг напарник резко затормозил. Я впечаталась в него и чуть не столкнула вниз, в пропасть, которая разверзлась под ногами.


— Что?… — вякнула я, пытаясь отдышаться.


— Видишь? Канат! Он тянется до той стороны! — ткнул куда-то в темноту друг. — Но моста нет!


В спины нас вдруг толкнула воздушная волна, и снова раздался драконий рев, на этой раз совсем рядом.


— Мамочки! — проскулила я и принялась снимать кожаную куртку. И тут хлынул ливень стеной. Как там говорится: «разверзлись хляби небесные»? Вот именно они и разверзлись над горами. Гром, молнии такие, что всё небо заполыхало зарницами…


— Ты спятила?! — заорал Карел, стараясь перекричать шум дождя. — Надо перебираться на ту сторону по канату.


— Я на руках не смогу! — пропыхтела я. — Снимай куртку, перекидывай ее через канат и крепко держись, будем скользить на ту сторону. Он идет под уклон…


Следующий наш скользящий полет над пропастью под потоками воды, освещаемый молниями, под грохот грома и аккомпанемент из наших воплей, я даже вспоминать не хочу. Ужас!


— А-а-а! — шлепнулась я на противоположной стороне ущелья.


— Ага-гх! — клацнул зубами Карел, приземлившись рядом. — Бежим!


Натянув уже на ходу куртки прямо поверх ремней наших сумок, мы рванули, куда глаза глядят. Поскальзываясь на мокрых грязных камнях, падая, отбивая локти и коленки, мы неслись вниз вместе со стремящимся к подножию горы водяным потоком под ногами. При свете молний было видно кружащего в небе дракона, а мы всё бежали. Изредка ящер спускался и выдыхал струю огня, отчего нас опаляло жаром, но к счастью, не успевало обжечь. Слишком сильный был дождь, слишком быстро стекал по камням поток. То, что больше уже напоминало сель, мчалось под уклон, и в какой-то момент на особо крутом участке тропы мы в очередной раз шлепнулись, и вместе с этой грязной бурной стремниной нас понесло вниз, переворачивая и закручивая, не давая опомниться. Потом мы снова сорвались куда-то и с оглушающими воплями стали падать.


Мы падали, и падали… а потом упали.


— Хм… — прозвучал спокойный голос Аннушки. — Какое неоднозначное появление, адепты. И откуда же вы явились, позвольте узнать, в столь неподобающем для студентов Высшей Школы Библиотекарей виде?


Я подняла голову, убрала с лица растрепанные волосы, протерла глаза от грязи и осмотрелась. Рядом завозился Карел, который, похоже, приземлился не совсем удачно, так как сразу же со стоном схватился за голову.


Мы находились на полу в зале трактира, в котором утром завтракали и пили каву. За столиками сидели и хлопали глазами обалдевшие от нашего появления посетители. Рядом вольготно располагалась магистр Кариборо и держала в руках книгу. Судя по всему, она читала и пила чай, когда мы выпали из точечного портала прямо перед ней.


— А… мы? — прокашлявшись от воды, попавшей в горло, спросила я.


— Что случилось? — промычал Карел и помотал головой.


— Что случилось, это я должна спросить у вас, адепты, — ответила фея, даже бровью не поведя. Более того, она подняла кружку и спокойно отпила чая, над которым вился парок.


Я, глядя на нее, сглотнула и абсолютно невменяемо посмотрела на какого-то бородатого мужика, сидящего за столом справа от меня. Когда мы вывалились в трактир прямо из воздуха, он как раз собирался чего-то выпить, да так и застыл с недонесенной до рта посудиной. Увидев мой взгляд, направленный на его кружку, бородач без слов протянул ее мне. Я благодарно кивнула, схватила, залпом сделала несколько глотков и забыла как дышать. Выпучив глаза, разевая рот, как рыба, выброшенная на берег, я таращилась на дядьку, он на меня.


— Что это? — прохрипела я, как только дыхание вернулось, и сунула кружку Карелу.


— Гномий самогон… — отозвался угостивший меня мужик.


— И всё-таки, адепты! — привлекла к себе внимание Аннушка и брезгливо осмотрела нас. — Почему вы в таком жалком виде?


— Дракон. Убегали, — отозвался Карел, откашлявшись. Приобщился, значит, к самогону, судя по голосу.


— Плохо, адепты. Вы меня разочаровали.


Фея встала, бросила на стол мелкую монетку, сделала какой-то жест в нашу сторону и направилась к выходу из трактира.


— Магистр, там дождь… — окликнул ее мой друг, вставая.


— Ну, вам ведь уже все равно, — через плечо ответила она и вышла на крыльцо.


Глава 8 О том, что дерханов нельзя приворожить и о практическом занятии с Аннушкой | Книгоходцы особого назначения | Глава 10 О знакомстве с бывшей невестой Ривалиса и непрошенных советах