home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Там страшное чудовище!

Утренний воздух чист и прозрачен. Без единой тучки небо кажется вымытым родниковой водой. Маленькие волны лениво накатываются, шурша галькой, на берег и так же не спеша возвращаются назад. Море дышит свежестью и запахом йода. О вчерашнем ненастье напоминают разве что охапки выброшенных за ночь на берег бурых водорослей.

– Какое чудное утро! – запрокинув голову и шумно втягивая в себя чистый пьянящий воздух, восторженно восклицает Поль. – Сегодня-то уж мы обязательно что-нибудь найдем. Точнее, я найду. Это будет находка века!

– Вряд ли, – остужает пыл брата Мона, взглянув на место гибели «Сан Антонио».

– Это почему же? – удивляется Поль.

Все трое – Мона, Поль и Эдвин – поднимаются на вершину холма, откуда открывается великолепный вид на море. Эдвин несет спущенную резиновую лодку, у Поля на плече пара весел и свинцовый пояс, у Моны прочие принадлежности для ныряния: маска, ящик со стеклом, «дыхательный аппарат», насос.

– Потому что наше место уже занято другими… – вместо Моны отвечает Эдвин. Он тоже увидел неподалеку от камней Троячка почти такую же, как у них, резиновую лодку, в которой сидит человек.

Теперь и Поль замечает лодку. Но и после этого не теряет надежды.

– А может, это рыбу кто-то ловит?

– Ага, рыбу, – насмешливо поддакивает Мона. – Вон, смотри… сразу две рыбы всплыли на поверхность. Так что, дружок, плакала твоя находка века.

– Не знаю, как его, а вот моя находка, возможно, и заплачет, – вспомнив об неосмотрительно оставленном на дне браслете, удрученно бормочет Эдвин.

– Ты о чем? – любопытствует Мона.

– А-а… это я так, – отмахивается Эдвин.


Едва Камбуз и Авас появляются на поверхности, как Рекс, не давая им отдышаться, сыплет вопросами:

– Ну, что там? Судно видели? Золото есть? Где сокровища? Почему молчите, как истуканы?

Даже здесь, на море, в лодке, когда кругом ни души, на Рексе неизменная бабочка и белая шляпа.

– Дай хоть воздуху глотнуть! – выпучив глаза и отдуваясь, хрипит Авас. От напряжения его красное лицо и вовсе стало багровым. – Никакого там судна нет.

– Одни гнилые обломки торчат из песка, – добавляет Камбуз посиневшими губами. Камбуз страдает двумя недостатками: он постоянно голоден и плохо переносит малейший холод. А воду сегодня, после вчерашнего шторма, теплой не назовешь.

– Плохо ищете, ребятки! – недовольно ворчит Рекс. – Повнимательнее смотрите. Повнимательнее! Золото должно быть. Раз есть обломки, и раз среди них кто-то роется, значит, золотишко должно быть. Недаром они, – Рекс выразительно кивает в сторону берега, где на вершине холма маячат фигуры остановившихся в нерешительности Поля, Моны и Эдвина, – здесь вертятся. И сбежали они от нас не просто так… Вишь остановились! Стойте, стойте! Теперь вам долго придется там стоять, – ехидничает Рекс.

– Ну что, ребятки, отдохнули? – спрашивает он спустя минуту и, не дожидаясь ответа, продолжает уже требовательно: – Давайте-ка вниз! Нечего тянуть резину. Да смотрите там получше!

Камбуз и Авас с недовольными минами на лицах набирают в легкие побольше воздуха и почти одновременно скрываются под водой. На сей раз, едва оказавшись на дне, Камбуз замечает выглядывающий из песка предмет, напоминающий шкатулку. «А ведь в ней может что-нибудь находиться, – мелькает в тощем мозгу Камбуза. – И, похоже, ее кто-то совсем недавно брал в руки». Камбуз поднимает коробочку и, увидев на ее узкой стороне щель, не без трепета открывает. При виде содержимого коробочки и без того вытянутое лицо Камбуза вытягивается еще больше, глаза расширяются от изумления, а рот непроизвольно открывается, чтобы от того же изумления присвистнуть. Глотнув воды и придя в себя, Камбуз дрожащими руками достает из коробочки знакомый уже нам браслет и, отвернувшись от напарника, поспешно запихивает его себе в плавки.

Авас краем ока все это видит, но как ни в чем не бывало продолжает дальше рыться между обломками гнилых досок.

Управившись с браслетом, Камбуз, словно ничего не произошло, спокойно, касаясь дна руками, скользит дальше, в сторону валуна с лежащими на нем черными от времени и источенными морским червем досками, вокруг которых валяется множество всевозможных пустых раковин и крабьих панцирей. Подплыв поближе, Камбуз замечает, что в глубине темной расселины между валуном и досками что-то шевельнулось. Приблизившись, он заглядывает в расселину. Оттуда на него смотрят, не мигая, два огромных круглых глаза. Камбуз от неожиданности вздрагивает и роняет в песок свой нож. «У-у, гадость! Нет на тебя погибели!» – ругается он мысленно и, схватив первый попавшийся под руку ослизлый обломок доски, с ожесточением тычет им в логово осьминога. Возмездие не заставляет себя долго ждать. В тот же миг из расселины показывается, извиваясь ужом, щупальце и в мгновение ока намертво прилипает к голой ляжке Камбуза своей розовой, похожей на свиной пятачок присоской. Камбуз дергается, изворачивается, наконец бьет по щупальцу кулаком. Но все напрасно. Присоска только сильнее впивается в тело, причиняя жгучую боль. Больше того, к ноге Камбуза, теперь уже другой, тянется еще одно щупальце. Остальными шестью осьминог намертво присасывается к валуну. Он высовывает из расселины свое мешковатое, переливающееся студнем тело, цвет которого на глазах Камбуза из серо-бурого превращается в розовый – верный признак возбуждения, – и в упор смотрит на своего обидчика неподвижными, близко посаженными глазищами. Холодный, потусторонний взгляд жуткого животного загоняет сердце Камбуза в пятки. Камбуз что есть сил тянется к ножу, но достать его не может: спрут не отпускает его от себя ни на дюйм. Видя, что самому с осьминогом ему не справиться, Камбуз жестами подзывает на помощь Аваса. Перестав рыться в обломках судна, тот с любопытством наблюдает за неравной борьбой своего товарища с животным. Когда до сознания Камбуза доходит, что Авас и не думает ему помогать, он в отчаянии, пытаясь крикнуть, открывает рот…

Выждав, когда тело Камбуза перестанет вздрагивать, Авас подплывает к нему, достает браслет, торопливо прячет его во внутренний карман своих трусов-шортов и только после этого, из последних сил сдерживая желание вдохнуть, устремляется вверх.

– Что так долго? Где Камбуз? – напускается Рекс на Аваса, едва тот выныривает из воды. – Золото есть? Что с Камбузом? Говори же! – переходит на крик Рекс, поняв наконец, что случилось что-то неладное.

– Там… Там… – изображая на лице испуг, лепечет Авас. – Там страшное чудовище! Оно схватило Камбуза за ноги! И утащило…

– Какое чудовище? – переспрашивает опешивший от такой новости главарь шайки. – Где? Что ты болтаешь?

– Огромное! И страшное! С такими вот щупальцами! – для наглядности Авас распростирает наподобие рыбака-хвастуна руки, не удерживается на поверхности и хлебает воду. Вынырнув и отплевавшись, продолжает: – Оно схватило Камбуза за ноги и в один момент затянуло в свою пещеру. Я ничем не мог помочь ему…

– Но у вас же были ножи!

– Камбуз свой нож уронил… от страха. А я был далеко от них… и не смог вовремя подоспеть на помощь… – с трудом дыша, объясняет Авас. Вскарабкавшись в лодку, он так и остается лежать на животе. Делает вид, что его может стошнить, то и дело икает, отдувается и отплевывается. На самом же деле он опасается, как бы Рекс не обратил внимания на выпирающий из шортов браслет. Лежа на животе и подложив под себя руки, Авас укладывает его в кармане поудобнее.

Рекс ничего этого не замечает и ни о чем таком не догадывается. Взявшись за весла, он лишь озадаченно тянет:

– Дела-а… – и подкрепляет свою озадаченность соответствующим случаю ругательством.


Похоже, у нас были гости | Заклятие Лусии де Реаль (сборник) | Тебя там ожидает сюрприз