home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add





Василий Михайлович Долгоруков-Крымский, 1 июля 1722 – 30 января 1782 года

Генеалогические и исторические источники

Метрические книги, духовные росписи, семейные архивы, военные фонды государственных архивов Петербурга и Москвы.

Всеподданнейшие донесения графа Б. Х. Миниха императрице Анне Иоанновне. СПб., 1897.

Высочайшие рескрипты императрицы Екатерины Великой и министерская переписка по Крымским делам. М., 1872.

Отечественная портретная галерея знатных особ Российской империи. СПб., 1837.

Долгоруков П. В. Родословная книга. СПб., 1854.

Долгоруков П. В. Сказания о роде князей Долгоруковых. СПб., 1842.

Долгоруков П. В. Фамильные заметки. СПб., 1853.

Долгоруков А. В. Долгорукие, Долгоруковы и Долгоруковы-Аргутинские. СПб., 1869.

Долгоруков-Аргутинский Ф. С. Родословный сборник. СПб., 1913.

Долгоруков И. М. Повесть о рождении моем. Пг., 1916.

Русский биографический словарь. М., 1904.

Казанцев В. С. Древнерусский род князей Долгоруковых. М., 1891.

Романов Н. Е. Князья Долгорукие. СПб., 1902.

Бычкова М. Е. Родословные книги XVI века. М., 1975.

Петров П. Н. История родов русского дворянства: В 2 т. М., 1900.

Зимин А. А. Формирование боярской аристократии в России во второй половине XV–XVI веке. М., 1988.


Ставший героем в четырнадцатилетнем возрасте при штурме крымского Перекопа в армии российского фельдмаршала Миниха, получив за это первый офицерский чин прапорщика, Василий Михайлович Долгоруков, из знаменитого опального княжеского рода, репрессированного при императрице Анне Иоанновне, завершил свою военную и политическую карьеру генерал-аншефом и кавалером высших российских орденов. За присоединение Крыма к Российской империи его армией в 1771–1782 годах Василий Долгоруков получил почетный титул светлейшего князя Крымского.

Когда крестьянская армия Емельяна Пугачева в 1774 году хотела соединиться с крымской ордой для совместной атаки Москвы, войска Долгорукова у Воронежа встали каменной стеной между отрядами душегуба Пугачева и хана Гирея и не позволили изменить историю России. Кавалер орденов Александра Невского, Андрея Первозванного и Георгия первой степени Василий Долгоруков-Крымский полвека с честью служил своей любимой России.

Долгоруковы – древнейший княжеский род, через князей Оболенских, Тарусских, святого Михаила Черниговского, Владимира Святославича Красное Солнышко и самого Святослава происходил от Рюрика, первого князя Киевско-Новгородской Руси. Основателем отдельной ветви разветвленного рода стал прадед Василия Михайловича Дмитрий Алексеевич Долгоруков, окольничий, воевода, дипломат и боярин. В 1654 году у него родился сын Владимир. Став боярином в двадцать два года, он служил псковским и казанским воеводой, руководил Разбойным приказом и Черниговским наместничеством, входил в ближний круг приближенных царя Алексея Михайловича.

Сын Владимира Дмитриевича Михаил родился в 1667 году, вместе со своим братом Василием служил в стольниках при дворе, вместе с царем Петром I в 1689 году ходил в Крымский поход. В 1711 году Петр Великий ввел его в первый состав Правительствующего сената и через шесть лет назначил президентом Ревизион-коллегии.

Михаил Владимирович был женат на княжне Евдокии Юрьевне Одоевской. Их второй сын Василий, будущий Крымский, родился в Москве 1 июля 1722 года, и именно его ждала необычайная судьба героя.

Отец Василия до 1728 года служил губернатором Сибири, стал действительным тайным советником и членом Верховного тайного совета. В 1730 году императрица Анна Иоанновна разорвала кондиции, ограничивавший ее власть в России, и упразднила Верховный тайный совет. На род Долгоруковых навалилась опала. Михаил Владимирович, снятый со всех постов, до 1739 года находился в ссылке в своем далеком селе Бояринове под Костромой

За год до своей смерти Анна Иоанновна, оберегая своих фаворитов от возможного мятежа, отправила его на вечное заточение в Шлиссельбург и Соловецкий монастырь, и только дочь Петра Великого новая императрица Елизавета восстановила род Долгоруковых в прежних правах. Сам Василий Долгоруков получил следующий офицерский чин поручика только в 1741 году, вместе с возможностью по-настоящему служить своему Отечеству. В двадцать пять лет он стал полковником Тобольского пехотного полка, в тридцать три года генерал-майор, участник всех войн середины XVIII века – Крымских походов Миниха (1736–1737), Русско-шведской (1741–1743), Семилетней (1756–1763) и Русско-турецких войн.

Екатерина Великая писала об этом русском герое-полководце Рюрикова рода: «К незабвенной славе России завоевал он Крымский полуостров и отворил Российскому флоту путь в Черное море».


«МАНИФЕСТ о принятии полуострова Крымского, острова Тамана и всей Кубанской стороны по Российскую державу (переписан авторами вручную)


Божиею милостию Мы, Екатерина Вторая, Императрица и Самодержица Всероссийская и прочая, и прочая, и прочая.

В прошедшую с Портой Оттоманскою войну, когда силы и победы оружия нашего давали Нам полное право оставить в пользу Нашу Крым, в руках Наших бывший, Мы сим и другими пространными завоеваниями жертвовали тогда возобновлению доброго согласия и дружбы с Портой Оттоманскою, преобразив на тот конец народы татарские в область вольную и независимую, чтоб удалить навсегда случаи и способы к распрям и остуде, происходившим часто между Россией и Портой в прежнем татар состоянии.

Не достигли Мы однако ж в пределах той части Империи Нашей тишины и безопасности, кои долженствовали быть плодами сего постановления. Татары, преклоняяся на чужие внушения, тотчас стали действовать, вопреки собственному благу, от Нас им дарованному. Избранный ими в таковой перемене бытия их самовластный хан был вытеснен из места и отчизны пришлецом, который готовился возвратить их под иго прежнего господства. Часть из них слепо к нему прилепилася, другая не была в силах противуборствовать.

В таковых обстоятельствах принуждены Мы были, для сохранения целостности здания, Нами воздвигнутого, одного из лучших Наших от войны приобретений, принять благонамеренных татар в Наше покровительство, доставить им свободу, избрать себе на место Сагиб-Гирея другого законного хана и установить его правление. Для сего нужно было привесть военные силы Наши в движение, отрядить из них в самое суровое время знатный корпус в Крым, содержать его там долго и, наконец, действовать противу мятежников силою оружия, от чего едва не возгорелася с Портою Оттоманскою новая война, как то у всех в свежей памяти.

Благодарение Всевышнему, миновала тогда сия гроза признанием со стороны Порты законного и самовластного хана в лице Шагин-Гирея. Произведение сего перелома обошлося Империи Нашей не дешево. Но Мы по крайней мере чаяли, что оное вознаградится будущею от соседства безопасностью. Время, да и короткое, воспрекословило однакож на деле сему предположению.

Поднявшийся в прошлом году новый мятеж, коего истинные началы от Нас не скрыты, принудил Нас опять к полному вооружению и к новому отряду войск Наших в Крым и на Кубанскую сторону, кои там доныне остаются. Ибо без них не могли бы существовать мир, тишина и устройство посреди татар, когда деятельное многих лет испытание всячески уже доказывает, что как прежнее их подчинение Порте было поводом к остуде и распрям между обеими державами, так и преобразование их в вольную область при неспособности их к внушению плодов таковой свободы, служит к всегдашним для нас беспокойствам, убыткам и утруждению войск Наших.

Свету известно, что, имев со стороны Нашей толь справедливые причины не один раз вводить войска Наши в татарскую область, доколе интересы Государства Нашего могли согласовать с надеждою лучшего, не присвояли Мы там себе начальства, ниже отмстили или наказали татар, действовавших неприятельски против воинства Нашего поборствовавшего по благонамеренным в утушение вредных волнований.

Но ныне, когда с одной стороны приемлем в уважение употребленные до сего времени на татар и для татар знатные издержки, простирающиеся по верному исчислению за двенадцать миллионов рублей, не включая тут потерю людей, которая выше всякой денежной оценки. С другой же стороны, когда известно Нам учинилось, что Порта Оттоманская начинает исправлять верховную власть на землях татарских, а именно: на острове Тамане, где чиновник ее, с войском прибывший, присланному к нему от Шагин-Гирея хана с вопрошением о причине его прибытия, публично голову отрубить велел и жителей тамошних объявил турецкими подданными. Поступок сей уничтожает прежние Наши взаимные обязательства о вольности и независимости татарских народов, удостоверяет Нас вяще, что предположение наше при заключении мира, сделав татар независимыми, не довлеет к тому, чтоб через сие исторгнуть все поводы к распрям, за татар произойти могущие, и поставляет Нас во все права, кои победами Нашими в последнюю войну приобретены были и существовали в полной мере до заключения мира.

Для того, по долгу подлежащего нам попечения о благе и величии отечества, стараясь пользу и безопасность его утвердить, как равно полагая средством навсегда отдаляющим неприятные причины, возмущающие вечный мир между Империями Всероссийской и Оттоманскою заключенный, который мы навсегда сохранить искренне желаем, не меньше и на замену и удовлетворение убытков Наших решились Мы взять под державу Нашу полуостров Крымский, остров Таман и всю Кубанскую сторону.

Возвещая жителям тех мест силою сего Нашего Императорского манифеста таковую бытия их перемену, обещаем свято и непоколебимо за Себя и преемников Престола Нашего, содержать их наравне с природными Нашими подданными, охранять и защищать их лица, имущества, харамы и природную веру, коей свободное отправление со всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно. И дозволять напоследок каждому из состояний все те правости и преимущества, каковыми таковое в России пользуется. Напротив чего от благодарности новых Наших подданных требуем и ожидаем Мы, что они в счастливом своем превращении из мятежа и неустройства в мир, тишину и порядок законный потщатся верностью, усердием и благонравием уподобятся древним Нашим подданным и заслуживать наравне с ними Монаршую Нашу милость и щедроту.

Дан в Престольном Нашем граде Святого Петра апреля 8 дня от Рождества Христова 1783, а государствования Нашего в двадесять первое лето.

Екатерина»


Арман Жан дю Плесси де Ришелье. 1585–1642 годы | Создай свою родословную. Как самому без больших затрат времени и средств найти своих предков и написать историю собственного рода | Владимир Вольфович Жириновский