home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10. «Гадость Тьмы» на Маросейке


Следующие два душных дня пролетели быстро и оказались безрезультатными.

Жорик, сидя с перебинтованной ногой в гостиной, в основном был занят разговорами по телефону с московскими коллегами – колдунами и ведьмами. Иногда он звонил Алексу, уходя на кухню и плотно прикрывая за собой дверь.

По обрывкам фраз и тому, как мрачнело каждый раз после этих разговоров лицо ведьмака, можно было судить, что дела у Мурановых и у самого Темнова шли плохо.

Стычка с магическими стажерами, как и следовало ожидать, не была чем-то из ряда вон выходящим: удар молнии в дерево не тянул на незаконное применении магии. К тому же Магиструм сам направил жалобу на то, что юная нечисть напала на светлых, а заодно и на людей. В жалобе даже значилась фамилия Огневой, как зачинщицы скандала и главной хулиганки.

– Это нормальное поведение для магов, – пояснил ведьмак в ответ на изумление Влады. – Обвинить темных в том, что натворили сами. Но вот то, что они мгновенно явились туда, где был спрятан вольт, и удар молнии пришелся именно в это дерево! Откуда узнали?! Я не понимаю… Неужели научились предугадывать мои действия? – Жорик почему-то осмотрелся по сторонам, оглядывая углы и потолок. – Все делается ради того, чтобы Гильс напал на тебя и произошло то, что мы стараемся предотвратить…

В это жаркое утро они сидели на кухне своего «укрытия». Жорик с забинтованной ногой пил кофе и обмахивался своим магическим блокнотом, Дашуля яростно месила пальчиками клавиатуру ноутбука, чатясь с Алексом, а Диня торчал на подоконнике с биноклем. Сегодня, в июльский жаркий день, над Москвой висела дымка, будто предвещая вечерний дождь.

– Жора, тебе удалось… что-нибудь выяснить или придумать? – Влада уже не возмущалась ни нападкам, ни вранью светлых. И так было понятно, что они все обернут себе на пользу.

– Пока нет, – ведьмак покачал головой. – С вольтом у нас ничего не вышло, но Гильс пока держится. Надеюсь, ты понимаешь.

– Зато нас охраняют, – домовой, повернувшись в кухню с подоконника, отсалютовал биноклем. – Прикинь, Огнева, у дома такое творится, просто жесть… Бертилов устроился с комфортом, – хихикнул Диня. – Он себе уже гнездо свил. Хотите посмотреть?

– Непрогляд ваш чокнутый тролль не сможет держать слишком долго. Огромное напряжение, еще в больницу загремит… Ты объясни ему это, Огнева, а у меня звонок, – Жорик быстро захромал из кухни, прихватив кофе.

Влада подошла к окну, взяв из рук домового бинокль и покрутив колесики, нашарила взглядом посреди тротуара светлую макушку, которая возвышалась над спинкой кожаного дивана. Диван стоял на пушистом зеленом ковре, расстеленном посреди тротуара. Рядом с ним, прямо на асфальте, громоздились вещи, будто кто-то решил переезжать, да так и остался посреди дороги.

– Во дает тролль! – Диня ткнул в оконное стекло пальцем. – Бомжует на улице и не выгнать! Влюбле-е-енный…

– Он просто мне помогает, – оборвала ржание домового Влада. – И голодный к тому же.

– Молоко в блюдечко надо налить, – хихикнул Диня. – Сухой тролльский корм еще… хи-хи!

– Он защищает меня, не смей над ним смеяться, – хмуро посоветовала Влада – Думаешь легко двое суток торчать на улице в любую погоду и держать непрогляд?!

Поскольку сказанное было риторическим вопросом, дожидаться ответа она не стала. Наскоро соорудила пару бутербродов из запасов в холодильнике и спустилась вниз.

Чтобы повидаться с Бертиловым, не нужно было выходить за пределы дома: стоило лишь спуститься со ступенек подножия высотки, и прямо на асфальте обнаруживался роскошный кожаный диван, на котором тролль валялся, закинув ногу за ногу. Бертилов устроился посреди улицы не просто отлично, а с комфортом. Рядом, на зеленом пушистом коврике, стоял стеклянный сервировочный столик, сервант с посудой и даже зачем-то торшер. Люди не обращали внимания на это безобразие (учитывая тролльский непрогляд, окутавший едва заметной дымкой эту «штаб-квартиру», стелившийся по асфальту и обвивший подножие дома, как прозрачный шарф из вуали).

Остановившись у дивана, Влада разглядывала босые загорелые ступни с черными от грязи подошвами, вечно исцарапанные неведомыми кошками загорелые руки, скрещенные на груди, и надвинутую на нос бейсболку.

– Можете продолжать восхищаться мною издали, я не мешаю, – Егор сдвинул бейсболку и приоткрыл один глаз. – Как тебе моя квартирка?

– Откуда мебель?

– Ах, мебель… А вот откуда! – Егор приподнялся на диване и громко проорал, обращаясь к проходящим мимо людям:

– Люди-и-и! Не оставьте несчастного тролля без джакузи! Срочно нужно джакузи, желательно под малахит! Але!!!

Прохожие на секунду остановились, разглядывая странного парня на кожаном диване. Деловитый мужчина в костюме – явно бизнесмен или директор – важно кивнул с самым серьезным видом и тут же, развернувшись, отправился быстрым шагом в обратном направлении.

– Будет джакузи, – зевнул Егор. – Хотя как его тут подключить… Надо позвать магов, чтобы дождик сделали. Я тоже мог бы его состряпать, но непрогляд держать надо…

– Егор, ты не сможешь держать свой непрогляд на такой большой площади и так долго, – присев на краешек дивана, начала уговаривать его Влада. – Пожалуйста, езжай домой. Не надо…

– Что не надо? – Тролль принялся весело насвистывать, подкидывая бейсболку в воздухе.

– Не надо меня защищать. Тебе это не по силам, пойми. Ты пострадаешь. От меня и так уже… много кто пострадал, – не произнося имя Гильса, запнулась Влада.

– Я сам решаю, кого мне защищать. – упрямо заявил Бертилов. – Вот увидишь, рано или поздно я тебя спасу. Упадешь – соломки подстелю. Не знаю, почему, но так будет… Чего у тебя в салфеточке? – Тролль вытянул шею.

– Бутерброды с колбасой и сыром… вот.

Влада развернула салфетку, протягивая Бертилову еду, но тролль кивнул куда-то за ее спину с надменным видом.

– Ха, бутеры… Вы опоздали, мамзель. Ко мне по расписанию теперь сам прибывает домашний обед, вот так!

Тролль хмыкнул, а позади послышалось цоканье каблуков и посудно-кастрюльное звяканье. Через дорогу бежал десяток девушек с кастрюльками, мисками, термосами и фруктами в полиэтиленовых мешочках. Наверняка эти бедняги думали, что кормят голодающего борца за мир во всем мире или что-нибудь еще, что им внушил Бертилов.

Увидев обмороченную тролльским мороком девичью гвардию, Влада со своими жалкими бутербродами почувствовала себя глупо. Что-то вроде ревности и досады кольнуло внутри. Бертилов и куча девчонок… Не одна, не две – десять!

– Морочишь людей и пользуешься ими… как маг, – упрек не возымел на тролля никакого действия. Егор лишь самодовольно ухмыльнулся.

– Вы опаздываете, барышни, – капризным голосом воскликнул Егор, усаживаясь на диване поудобнее и потирая руки. Перед голодной физиономией тролля вмиг появились и домашний борщ, приправленный сметаной и густо посыпанный зеленью, и пироги с грибами, и куриные котлетки… Тролль явно превращал свою «миссию по защите Огневой» в аттракцион. Хотя иначе он просто не мог.

Вытаращив глаза, Влада смотрела, как подбежавшие девушки начали ссориться за право накормить этого нахала, отталкивали друг дружку и раскладывали вокруг Егора тарелки с едой. Бертилов, как настоящее тролльское чудовище, ухмылялся, жевал с преувеличенным чавканьем и зачем-то вертел пирогом в вытянутой вверх руке. Наверное, чтобы Ливченко наверху со своим биноклем подавился слюнями.

В этот момент на ступеньках показалась забинтованная нога, затем черный плащ, а потом и Жорик, который яростно отбивался от попыток Дашули поддержать его под руку. Увидав «штаб-квартиру» Бертилова, оба остановились, моргая и проверяя, не морок ли перед ними.

– Что тут за цирк? – нахмурился ведьмак, оборачиваясь к Владе. – Огнева, что это?!

– Бертилов обыкновенный, одна штука, – вздохнула Влада, пожав плечами. – Ему сейчас еще джакузи привезут.

– Ясно, пусть развлекается, – ведьмак был явно чем-то встревожен и продолжил тихим голосом, отвернувшись от тролля: – У Мурановых ухудшилась ситуация. Подконтры покидают лес, где их пытался удержать Алекс, и двигаются в сторону Москвы. И Гильс, как я понимаю, больше не выдержит. Если мы сегодня ничего не придумаем, у него останется всего один день. А ты, парень, крут, – громко высказался ведьмак, поворачиваясь к троллю, – но долго держать свой непрогляд не сможешь. Это все равно, что человеку держать на весу на вытянутых руках пудовую гирю. Надорвется рано или поздно. Ехал бы домой, а то все плохо кончится…

– На каждого мурановского паука у нас найдется свой чудовищный бертиловский мух, – глубокомысленно выдал с дивана тролль, проглатывая котлету. – Все знают, что такое бертиловский мух?

– Только попробуй, – Влада по инерции нервно провела ладонью по волосам, вспоминая, с каким идиотским жужжанием у нее в волосах любили путаться всякие дряни, которых создавал тролль на лекциях. – Балбесина! Правда надорвешься, тебе домой надо!

– Не мешайте мне жрать перед битвой, – грубо отозвался Егор, хлебая борщ ложкой и макая в него свою светлую челку. – Ночь придет, пауки тоже, а дома этого не увидят. Еще спасибо скажете…

– Хвастается тролль. Для них это норма… – Жорик махнул рукой, отворачиваясь от Бертилова. – Огнева, давай за нами. Мы на Маросейку.

– Я с вами? – Влада удивилась. – А что на Маросейке-то?

– Колдовской супермаркет, – пояснил ведьмак, хромая к машине. – Мне нужны ингредиенты, чтобы повторить попытку с вольтом. Пока ничего нового не придумал… – Он покачал головой и поморщился. – Одну я тебя дома не могу оставить. Нежить может подойти и днем: попытается прорваться внутрь, а меня нет.

– А если ты будешь рядом? – уточнила хмурая Дашуля.

– Если я буду рядом, поставьте мне памятник и напишите – дежурный ведьмак защищал студентку Огневу до последнего, – проворчал Жорик. – Не влез бы в ваш Носферон, сейчас в Питере спал бы на своем диване. Эх… – Он махнул рукой и залез в машину, стараясь не зацепить раненую ногу.


Глава 9. Гроза | Хроники Темного Универа. Некромант (сборник) | cледующая глава