home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 14. Тролльское горе


Пробуждение было непривычно тяжелым и долгим. Владе несколько раз казалось, что она уже встала, но она всякий раз почему-то оказывалась в старой квартире на Садовой улице. В глазах между ресницами плясал утренний свет. Когда их наконец удалось разлепить, пришлось долго соображать, где она находится.

Чужая комната и засыхающая на подоконнике фиалка, которую раз десять забыли полить…

Взгляд лениво перемещался по натяжному потолку со звездным небом, где мерзавец Диня Ливченко маркером нарисовал такие созвездия, которым было не место среди приличных звезд. Стена шкафа с прилепленной на нее жвачкой, за которую Дашуля не раз обещала прибить домового. Ах да, это квартира Ивлевых, Кудринская, Москва…

– Планета Земля, – добавила Влада шепотом, будто действительно только что вернулась с далеких звезд.

Она лежала на кожаном диване, укрытая клетчатым пледом. Часы на стене показывали пять часов… утра или вечера?

Вот выспалась-то! В квартире явно кто-то был – из ее недр доносились типично кухонные звуки, пахло чем-то вкусным, и слышалось бормотание телевизора. Это значило, что пока нападение нежити не состоялось, и у Гильса появился шанс стать прежним. Влада снова закрыла глаза, вдруг на секунду поверив, что все обойдется и будет хорошо. Может, уже завтра утром они с Гильсом будут сидеть в этой квартире и обсуждать то, что произошло, смеяться над этим… Ах да, нужно не забыть про Егора.

Завернувшись в плед, Влада побрела на кухню, где, судя по звукам, кипела непривычно радостная для этой квартиры жизнь. Егор Бертилов, не способный сделать себе нормальный бутерброд, стоял у плиты над чадящей сковородкой и размахивал поварешкой. Мрачный Диня Ливченко сидел за столом и разводил свинство из сгущенки и батона на кухонном столе.

– О! Спящая красавица очнулась, – обернувшись к вошедшей Владе, тролль помахал ей поварешкой.

Диня скорбно кивнул, тут же уткнув нос в банку со сгущенкой.

– Ты усыпил меня, что ли… – Язык едва ворочался, словно объявил забастовку.

– Ага, – согласился тролль, отводя взгляд в сторону. – Было дело…

– Тогда… Что было, пока я спала?

– Все обошлось, иначе бы мы сейчас не разговаривали, – хмыкнул Егор. – Кое-кто во мне сомневался… Просто супер! Когда я сделал фантом, у паучьей нежити случился разрыв шаблона и сдвиг по фазе. Две цели, ха! Я так понимаю, в ихнем паучьем коллективе сейчас идут бурные дебаты, кого хватать. До следующей ночи все будет тихо.

– Какое там тихо, – проворчал домовой, затравленно глядя по сторонам. – Не нравится мне все это. Лучше бы я остался в Огоньково, черт меня дернул…

– Что тебе, Диня, не нравится? – Влада оглядела кухню. – План удался. Теперь все будет хорошо.

Домовой проворчал что-то неразборчивое, встал и с грохотом придвинул табуретку к стене. Потом вскарабкался на нее и долго изучал вентиляционное отверстие под потолком, разглядывая его с перепуганным видом.

– Диня, ты чего?

– Я же сказал, мне что-то не нравится, – огрызнулся домовой. – Вы меня, конечно, не слушаете, вам плевать. Темнов уже обозвал параноиком. А я чувствую опасность прямо здесь где-то…

– Может, кто-то из пауков пробрался в дом? – Егор пожал плечами. – Но это вряд ли. Алекс бы поднял тревогу. А он спокоен.

– Не пауки… другое. Предчувствие у меня паршивое… – Диня долго смотрел на вентиляционную решетку, затем спрыгнул с табуретки и удалился из кухни, шаркая тапками.

– Мелочь пузатая с ночи истерит, – Егор поскреб сковородку. – Параноик и есть! Ведьмобродие тоже всю валерьянку на кухне выжрал, ночью трясся.

– А где он сейчас? И… – Влада запнулась. – Где вообще все и мой фантом?

– Ведьмобродие с Алексом стерегут фантом, чтобы маги ничего не придумали, Ивлева ушла за почтой. В этом домике это как путешествие из Мурманска в Японию… Твой фантом, – тролль слегка замялся, – мы пока поселили в машине Алекса, она на ноутбуке киношки смотрит. А я ей кушать готовлю.

– Бертилов, фантомы не едят!

– И чего? Моя ест…

Влада вдруг поняла, что тролль докатился. Фантомы действительно ничего и никогда не ели, это она точно знала из курса троллеведения. И выражение «моя» резануло слух.

– Ты меня слышишь? Фантомы не едят! – повторила Влада в спину тролля. – Не глупи! Она не может есть, а я… Что ты там готовишь? Это съедобно?

– Обижаешь, – Егор повернулся и продемонстрировал сковородку, на которой красовался кружевной загорелый блин. – Она мне говорит: «Давай, балбес, я хочу с дырочками и кружевные! Прикинь, а?!»

– Это я… Она так сказала? – Влада удивилась, потому что сама никогда бы не стала просить Бертилова что-то ей готовить. Это было слишком.

– Ей хочется поесть. Видимо, когда я ее создал, ты была голодная… Она же не понимает, что это невозможно, – смутился тролль. – Сегодня я с ней посижу… Ведь ее скоро увезут. Ты знаешь, зачем. И все закончится, хеппи-энд.

Влада с изумлением поняла, что, хотя тролль и пытается говорить весело, он явно расстроен. Егор, балбесина, Бертилов был выбит из колеи и не хотел расставаться с созданным им фантомом! Готовил ей блинчики и говорил с нежностью, не боясь показаться смешным.

«Я что, ревную? – одернула себя Влада. – Это же идиотизм, ревновать своего… друга? Да, наверное, друга. Причем ревновать к самой себе, которая погибнет через несколько часов! Сейчас надо думать о том, чтобы все прошло гладко…»

– А мне можно блинчик?

Бертилов хмыкнул, подкинув на сковородке кружевной загорелый блин, и бросил его на тарелку. Он оказался вкусным, особенно после того, как на кухонных полках удалось найти полузасохший кленовый сироп.

Влада жевала блин, пытаясь вспомнить вчерашний вечер и то, как Бертилов создавал ее фантом. В памяти осталось немного. Так бывает, когда пытаешься вспомнить хороший сон, но остается что-то общее, а детали уплывают в первые минуты пробуждения. Так и здесь: сохранились только воспоминания о лучах солнца сквозь листву и запахе цветов.

Наблюдая за Егором, боковым зрением Влада успела заметить неуловимое движение в углу кухни. Будто там что-то мелькнуло и исчезло.

«У меня рябит в глазах после сна?» – она повернулась и долго вглядывалась, но, кроме стены, урчащего холодильника и вентиляционной решетки над ним, ничего необычного не обнаружила. Конечно, если не замечать, что кухня, да и вся квартира Ивлевых пришла в жуткий разгром и запустение, с тех пор как в ней поселился Диня. Это был антидомовой, который вместо созидания жилища усиленно его громил.

Будто подтверждая мысли Влады, Ливченко загрохотал в коридоре и, нещадно царапая паркет, втащил на кухню стремянку, влез на нее, держа в руках моток скотча. С треском его размотав, Диня принялся крест-накрест заклеивать окошко вентиляции. При этом домовой так истерично пыхтел, что Влада не стала ничего говорить, а просто вышла из кухни. Тем более что ей не хотелось смотреть, как Егор собирает «пикник» для фантома. Она скользнула в гостиную, наткнувшись в коридоре на Дашулю, которая вернулась из командировки за почтой.

Ивлева выглядела странно, толкнула Владу и вывалила на пол рекламные листовки, даже не стала их поднимать, пройдя по ним в туфлях в гостиную. Бухнулась с ногами в кресло и уткнулась во что-то, похожее на толстый рекламный буклет.

Впрочем, странности Дашули сейчас интересовали Владу меньше всего. Она отвернулась было, чтобы уйти… Но вдруг заметила, что Ивлева плачет. Дашуля шмыгала носом, роняя капли со щек на желтоватые листки раскрытой на коленях тетради. Именно тетрадки, а не рекламного буклета, как Влада сначала подумала. На страницах виднелся аккуратный рукописный текст, заглавные буквы с завитушками, кое-где расплывшиеся пятнами от упавших слез.

– Ты чего?

– Ч-что? – не сразу ответила Дашуля. – А где Алекс? Хотя… – Она с остервенением махнула рукой.

– Что-то случилось?

Проявление внимания Дашуля воспринимала по-московски, то есть с раздражением и подозрительно.

– Допустим, у меня случилось, – она отвела в сторону блестящие от слез глаза. – Я ошиблась в одном человеке, которому доверяла. Хотя… какой он человек? Кровосос проклятый, обманщик!

Она с каким-то особенным остервенением прижала к себе тетрадку.

– Можно посмотреть?

Влада протянула руку, но Дашуля вцепилась в тетрадь так, будто ее хотят отнять, и она больше никогда не увидит это сокровище.

Обычная тетрадка, причем старая на вид. Сейчас любая тетрадь для конспекта обязательно с яркой обложкой, на которой роятся феи в джинсах и с крылышками либо падает человек-паук. А здесь простая зеленая обложка, правда, аккуратно подписанная.

– Он обманывал меня! Я так и думала, – Дашуля подняла глаза и обвела гостиную блуждающим взглядом. Скорее всего, она искала Алекса, а наткнулась на рожу Дини Ливченко, который закончил истерику со скотчем и теперь с любопытством взирал на психологическую бурю Ивлевой. – Где Алекс?! – повторила Дашуля голосом, не предвещавшим ничего хорошего.

– Вообще-то он говорил, что придет к сумеркам, – напомнила ей Влада. – Они же готовят сейчас с Темновым… Ну ты знаешь.

– Ах… да.

Дашуля явно была не в себе.

– Я спустилась за почтой и нашла это в почтовом ящике, – помолчав, слегка срывающимся голосом заговорила она. – Утром, еще сквозь сон, мне будто кто-то сказал: «Иди проверь почтовый ящик! Там лежит то, что ты так долго хотела найти». Я спустилась, а там вместе с рекламой это… – Дашуля сжала пальцами бока тетрадки. – Конспект по запрещенной вампирологии!!! Вы представляете?!

– Чей конспект?

Влада решила, что это розыгрыш, и Дашуля попалась.

– Неважно, чей! Какая разница! – отмахнулась Дашуля. – Главное… что он меня обманывал! Понимаете?! Обманывал меня, подлец!!! Он хотел, чтобы я осталась человеком, когда все может быть иначе!!!

– Да ну?! – Диня округлил глазки. – А кто он-то?! Уж не Алекс ли?

– Тут написано, что обращение в вампира возможно, – Дашуля яростно перелистнула страницу. – Вот! Пусть он теперь соврет мне, только попробует… Пусть он тут появится! А то хорошо устроился: с меня по капле крови, а мне смотри и завидуй, какой он вампир-развампир! Все!

Домовой, забыв про свои недавние страхи, вдохновился и радостно хихикнул, предвкушая интересные события, которые начнутся с возвращением Алекса. А вот Владе было не до веселья. Нервное напряжение достигло предела, когда она начала представлять себе, как все будет происходить: солнце зайдет за горизонт, Москва окунется в сумерки, а ее фантома схватят сотни шестиногих тварей и потащат, терзая острыми лапами, к Гильсу… Фантомы не умирают – лишь развеиваются, когда приходит время. Гильс должен увидеть, что Влада исчезла, растерзанная тысячами лап. Тьма должна убедиться, что долг выполнен. Ярость утихнет, боль пройдет… И можно будет думать о том, что делать дальше, как жить.

Сейчас, пока светло и день неторопливо катится к вечеру, странно даже подумать, что ей смертельно опасно выходить из квартиры. Но внизу, в машине, сидит ее фантом, готовясь быть уничтоженным.

Когда последний тягостный час перед сумерками почти закончился, в квартиру ворвался взмыленный Жорик.

– Из квартиры ни шагу! – выпалил ведьмак с порога, увидев Владу. – Никаких вылазок, авантюр и прочее! Огнева, иначе…

– Я все помню и никуда не пойду, – отозвалась Влада. – Лишний раз можешь не говорить.

– Лишний раз надо говорить! – Жорик прислонился к дверному косяку, одной рукой вытирая пот со лба, а другой судорожно копаясь в карманах черного плаща. – Мы все должны быть наготове, так как знаем, что светлые тоже будут действовать. Но не знаем, как. Я поведу фантом прочь от дома. Алекс останется с вами, мало ли. Он поднимется в квартиру. Уфф…

– Все в порядке? – Влада встревоженно разглядывала осунувшееся и измученное лицо Темнова.

– Удивительно, но пока да. Гильс находится в радиусе километра, паучья нежить – в янве, рассредоточилась вокруг по крышам, под землей, в стенах – везде. Сейчас они в замешательстве, но к ночи ринутся за объектом, который начнет движение. Мы с фантомом пойдем пешком и доберемся до лесопарка. Все случится там. Давайте кулаки держать…

Отдышавшись полминуты, ведьмак побежал обратно на лестницу. «Спецоперация» началась, и Диня кинулся к окну с биноклем. Оригиналу смотреть на свой живой фантом и встречаться с ним нежелательно, но Владе очень хотелось взглянуть на себя со стороны, и она отобрала у домового бинокль, прильнула с ним к окну.

Внизу, около «штаб-квартиры» Бертилова, которая бесстыдно и основательно обросла вещами и мебелью, стоял припаркованный черный джип Алекса Муранова. Девушка с длинными темными волосами долго стояла у машины, потому что ее не отпускал Бертилов. Тролль держал ее за плечи, она прижалась к нему и обняла за шею…

Влада до конца выкрутила колесики бинокля, чтобы увидеть больше. Странно, что она… ее фантом обнимал тролля, прижимался к нему, и, кажется, по ненастоящему лицу текли фантомные слезы. Что такое выдернул Бертилов из ее души? Из чего он состряпал бедняжку? Подсознательно Влада уже поняла, что именно: ее фантом не знал и не помнил Гильса, не любил его, поэтому все, что предназначалось Муранову, получил Егор. Другая Влада что-то говорила ему, быстро и сбивчиво, а тролль кивал головой и как-то отчаянно и болезненно улыбался. Пользуясь разрешением, он создал ту Владу, которая была очень ему нужна и которой был нужен он. Теперь тролль ее терял, и что-то страшное было во всем этом, от чего сжималось сердце.

Кажется, Жорик, наблюдавший за происходящим, не выдержал и сказал что-то резкое, потому что тролль нехотя отпустил фантом. Оторвавшись от Егора, девушка зашагала прочь рядом с ведьмаком, который уводил ее за руку. Алекс, постояв немного и глядя им вслед, быстрыми шагами направился к дому, а несчастный тролль остался посреди тротуара, сгорбившись и опустив голову. Влада продолжала напряженно разглядывать спину Бертилова. Он стоял очень долго, так долго, что рука устала держать бинокль, и ее пришлось подпереть другой рукой.

Потом Егор побрел к своей «штаб-квартире» и прямо в одежде залез в наполненное дождем джакузи. Сверху, с высоты, можно было увидеть его светлую макушку и два джинсовых колена, торчавшие из мутной воды, в которой плавали налетевшие листья.

Владе вдруг стало очень жаль тролля. Дико и нелепо наблюдать со стороны за своим расставанием с парнем. И очень печально, потому что Влада знала: сейчас Бертилову гораздо хуже, чем ей.


Глава 13. Еще одна она | Хроники Темного Универа. Некромант (сборник) | Глава 15. Запрещенная вампирология