home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10. Звезда кордебалета


Что означает таинственная фраза «мы все берем над тобой шефство», Влада не особенно представляла, пока не поняла, что оставаться в одиночестве может только тогда, когда заберется подальше в ванную комнату и, постучав в стенку кулаком, как следует попросит мурановских пауков убираться прочь – еще не хватало, чтобы подконтры Мурановых видели ее без одежды.

Тогда черные твари, которые высовывались из стен, нехотя исчезали минут на десять, и можно было принять душ без посторонних любопытных глаз.

Стоило выйти из общаги, как у дверей возникал Бертилов, а где-то поблизости всегда околачивался Гильс. Алекс Муранов звонил ей раз по пять в день, а ведьмобродие каждый вечер доставал по скайпу, задавая вопросы о самочувствии.

А самочувствие менялось, будто Владу швыряло, как на качелях, если качаться во время ураганного ветра. С утра она просыпалась, корчась от голода, и тогда на помощь спешил Бертилов, встречая ее в полупустой столовой с пакетом свежих яблок или апельсинов. Они занимали самый дальний отдельный стол, который уступили им старшекурсники с Вампируса, и аттракцион под названием «Убийца яблок» начинался. Румяные сочные яблоки в пальцах у Влады чернели и съеживались в течение десяти секунд, после чего мимо непременно проходил Федя Горяев, который не позволял выкинуть испорченные продукты и находил им достойное применение. Все это давало лишь небольшое облегчение от голода: все равно, что кровопийце-вампиру предложить капельку крови, когда он хочет несколько литров. Алекс и Жора ничего не говорили ей, но Влада прекрасно понимала, что она не ест уже почти два месяца и только за счет убитых ею яблок и апельсинов долго не продержится. Мало того: кроме заглушенного голода ее доставал солнечный свет, от которого приходилось щуриться, потому что он теперь болезненно резал глаза, а еще иногда накатывали беспричинные приступы ярости, которые появлялись и исчезали так же быстро, как и способность видеть в темноте.

– Теперь будем проводить троллетерапию, больная, – тоном врача-профессора говорил Бертилов. – Мы ведь что хотим кушать? Пирожки хотим. С чем пирожки? С-с-с…

– Но без экзотики, и не зови меня «больная», – просила Влада, потому что жаждать круассанов со скорпионами или супа из шаровых молний было для нее перебором. Только вот просить Бертилова о чем-то попроще означало навлекать на себя новые испытания – тролль делал все с точностью до наоборот.

Влада злилась, но без морока, который Егор подновлял и корректировал каждый день, ей действительно было не обойтись. Морок заставлял ее думать о еде, которую невозможно получить даже в буфете Носферона. Еда отвлекала на себя мысли о жизнях людей, но должна была оставаться для нее миражом, иначе, попав в желудок, вызвала бы аллергию и попросту не была бы принята организмом.

Потом в столовой появлялся Гильс Муранов, который приносил с собой учебники и принимался повторять с Владой прошедшие лекции. За последнюю пару недель Влада скатилась к тройкам: лекции она слушала рассеянно, боясь смотреть в окна атриума, за которыми шумел город, а мысли прыгали где-то далеко от того, что рассказывала Ада Фурьевна или Лина Кимовна. Записывать лекции и строчить рефераты, как раньше, она не могла: рука сводилась судорогой каждый раз, когда пыталась по привычке написать аккуратную буковку «о».

Новость о том, что Влада столкнулась с «проблемой круга», вызвала у нечисти сдержанный взрыв восторга – и даже Алекс Муранов, сама лояльность и благоразумие, не сдержался и сказал, что всегда мечтал увидеть, как кто-нибудь из магов, пусть даже из их отдаленных потомков, не сможет нарисовать кружок.

– Мы делаем не так: просто прерываем букву, она у нас как бы разорванная, – терпеливо объяснял Гильс. – Вот смотри. Это просто!

Вампир, разложив на столе тетради, водил рукой Влады по бумаге.

– Но я уже привыкла в школе писать эту букву! Мне надо теперь постоянно об этом помнить, а когда Ада начинает тараторить, надо успевать и писать быстро, – пожаловалась Влада. – Мне, получается, надо учиться писать заново! А я уже через две строки получаю судорогу в правой руке и не слышу остаток лекции! И есть так хочется, что вскипаю от злости, представляешь? Такой злости, что готова зашвырнуть в Аду чем-нибудь! А еще, даже если пасмурный день за окнами, так вообще куриная слепота, будто вошла с яркого солнца в темный подъезд…

Сегодня за огромными, во всю стену, стеклами столовой хмурилось ноябрьское небо, а по Садовому кольцу тарабанил бесконечный дождь, но Влада щурилась, болезненно ощущая свет, будто он был чем-то материальным и жег глаза. Хотя теперь она всласть купалась во внимании и заботе Гильса – вампир и думать забыл про походы в город и теперь постоянно находился рядом с ней, и это был, пожалуй, единственный плюс, который стоил всех остальных мучений.

– Добро пожаловать быть нечистью, – снисходительно улыбался младший Муранов. – Думаешь, легко быть такими, как все мы?

– Эй, веселая компашка, – окликнула их троих Тановская, подходя к столу вместе с Ганцем. – Я теперь веду занятия по физ-ре в бассейне! Сегодня чтобы все были, без отмазок. Бертилов, слышь?

– А с Водионом что стряслось? – поинтересовался Егор, стараясь не смотреть на Тановскую.

– Водион разорался, что обучать физ-ре по новому курсу от Департамента не может. Видите ли, интенсивные занятия в условиях тревожной обстановки и все такое не в его компетенции, – объяснил Ганц, пока Инга сверлила взглядом спину тролля. – Поэтому старосты теперь ведут занятия, на которых не хватает преподов. Муранов, тебе ведь предлагали вести физ-ру в бассейне вместо Тановской.

– Не могу, – отозвался Гильс. – У меня другие дела.

– Другие дела, – хмыкнул Ганц, бросив понимающий взгляд на Владу. – Ну ладно, раз так, отстанем. Кстати, говорят, что Огнева вроде вампир теперь, это правда? Может, помощь нужна от нашего факультета?

– Если вампир, то пусть переводится на факультет вампиров, – фыркнула Тановская. – Я подниму этот вопрос в деканате, почему она на Валькирусе учится!

– Когда я поступила в Универ, в деканате прекрасно знали, что во мне половина крови вампира, половина мага, – быстро ответила Влада, пока на ее защиту не встрял Бертилов или Гильс. – И никто не говорил, что одна из кровей однажды не усилится на какое-то время. Но в деканат, конечно, сбегай, Тановская! Выстави себя идиоткой.

– Девочки, не подеритесь, – Ганц понимающе улыбнулся. – Короче, ребят, после носфераторики поступаете под командование нашей Ингочки в бассейне…

– Да щ-щас… – проворчал Егор, провожая Ганца и Тановскую раздраженным взглядом.

В дверях те столкнулись с Ацким, который волочил перебинтованное крыло за собой по полу, и с Синициной, которая не отходила теперь от валькера ни на шаг. Роман застиг этих обоих внезапно, и Влада даже радовалась, что Ацкий теперь отцепился от нее со своими ухаживаниями и намеками, получив гораздо более реальную девчонку, хоть и ядовитую до кончиков ногтей.

– Тановская пойдет в деканат рассказывать про мое перерождение? – Влада забеспокоилась. – Я, кстати, тоже не понимаю, почему до сих пор меня не вызвали ни в деканат, ни в Темный Департамент. Никого из нас не вызвали после драки. А ведь до сих пор двенадцать студентов в больнице, Димка крыло лечит, да и не все окна еще вставили…

– Может, решили, что изгонять нас из Универа еще хуже, пусть уж лучше мы будем на виду, – не слишком уверенно предположил Егор. – Сам удивляюсь, даже разочарован. Ждал, что ради нас из подземелий выползет сам Темнейший, соберет с собой весь бомонд из Темного Департамента и явится в деканат, чтобы меня прожевать и выплюнуть, эх…

– Не ты один этого ждал, – услышав слова тролля, отозвался Ацкий с соседнего стола. Крыло у валькера было перебинтовано, а на шее красовался шарф. Шарф был подарком Синициной, и валькер мужественно терпел насмешки друзей, хотя такую ядерную расцветку выбрать в магазине могла только фурия.

– Все готовятся к великой мега-взбучке, а ее все нет и нет, – вздохнул Ацкий. – Может, ждут, когда из больнички последние выйдут? Уткин вообще валяется там зря, симулянт. Врет, что Федька его во время драки укусил за ногу, и он теперь перерождается в вурдалака.

– Темнейший сейчас все бросит и прибежит в деканат на всех нас орать, других дел у него нет, – оборвал разглагольствования валькера Гильс. – Хватит трепаться, через пять минут лекция, а Огнева писать так и не научилась, – Гильс локтем сгреб бумаги и ручки в сумку. – Пошли.

«И все-таки действительно странно, что в деканат никого из нас не вызвали и не ругали, – размышляла Влада по дороге в атриум. – Может, Алекс был тогда прав – на разбитую чашку не обращают внимания, когда надвигается ураган? Вот даже преподавание физры теперь будет такое, что Водион не потянет, а он в основном болтал со студентами на дне бассейна, рассказывал в теории…»

– Сегодня предварительная письменная контрольная по основам безопасности! – объявила Ада Фурьевна, постукивая указкой. – Записываем тему зачета: топология зловоротен. Предварительный зачет перед сессией, к которой многие из вас не готовы. Огнева, я в том числе и о вас говорю. Огнева!

Влада, которая в ярости боролась с буквами «о» в слове «зловоротни», споткнувшись уже на второй, вздрогнула, когда Егор пихнул ее локтем.

– С добрым утром, Огнева, – ледяным голосом произнесла Ада Фурьевна. – Опять вы витаете где-то? Надеюсь, вам снился ваш несданный реферат по основам Конвенции?

– Извините… Я сдам, завтра…

Влада привстала, сжимая и разжимая пальцы сведенной судорогой руки и видя, как Тановская тянет руку с переднего ряда.

– Ада Фурьевна, а за Огневу вообще рефераты Муранов с Бертиловым пишут! – громко заявила Инга. – Она у нас звезда кордебалета теперь, перерождается в вампира, а в деканате разве об этом не знают?

– Да некогда ей учиться, – тут же послышался гнусавый голосок Йорга с задних рядов. – Романы у Огневой на полную катушку. Только непонятно, с Мурановым или с Бертиловым. Зато уже нахватала неудов по всем предметам.

Влада молчала, каждой клеткой тела ощущая любопытные заинтересованные взгляды. От девчонок – завистливые, от парней – заинтригованные.

– Йорг, замолчите! Сядьте, Тановская, на место и не срывайте контрольную вопросами, которые вас не касаются! – неожиданно резко рявкнула Ада Фурьевна. – И вы сядьте, Огнева! Повторяю: топология зловоротен, пишем все, что проходили на лекциях…

Влада, снова начав бороться с авторучкой, терялась в догадках. Да все про нее знают и в деканате, и в Темном Департаменте. Почему она вообще решила, что Темный Департамент не интересуется ею? Она забыла, кем работает Алекс. Действительно, как же она раньше не сообразила, что Алекс и есть агент Департамента, который постоянно наблюдает за ней, держит ее в поле зрения своих подконтров.

– Слышь, Огнева! – обернувшись, шепотом позвала Тановская. – Пользуешься парнями, чтобы не вылететь из Универа? Только вот их сейчас на другую тренировку погонят. Учти, я тебе спуску на физре не дам, не надейся. Башку тебе оторву!

– У меня встречное предложение. Оторви себе башку сама, чтобы мне не отвлекаться, – Влада даже не подняла голову от листа бумаги.

– Сурьезно звучит, – Бертилов хмыкнул. – Темноглазка, ты смотри, без Тановской Универ будет казаться… ммм…

– Значительно просторнее, – отрывисто бросил Гильс. – Огнева, не забудь, если что, кликнуть моих подконтров.

– Муранов, Тановская, Огнева! – Ада Фурьевна громко хлопнула указкой по доске. – Что там опять за разговоры?! Мало вам? Сейчас поставлю неуд, и все пойдете вон из аудитории!

Гильс встал с места, подошел к столу преподши и положил ей на стол листок с контрольной. Ада критически рассмотрела написанное и кивнула головой, проводив вышедшего в коридор вампира внимательным и настороженным взглядом. Вышел и Егор, а следом и Тановская.

Влада возилась с контрольной еще довольно долго, почти дольше всех, пока Ада не начала постукивать указкой по столу, выразительно поглядывая на часы.

Сдав работу, Влада сбежала по лестнице на первый этаж, догоняя остальных. Занятия в бассейне уже шли полным ходом, и, еще вбегая в двери, она услышала плеск воды, трели свистка и окрики Тановской, которые гулко отдавались от стен.

Переодеваться в купальник пришлось в ускоренном темпе, и то Влада долго стучала резиновым шлепанцем по стене, прогоняя из шкафчика уже привычно следящих за ней мурановских пауков.

– Все заходим в воду! Арш-ш-ш-ш!!! – орала троллиха с интонациями незабвенной Фильды Брановны, терзая свисток. – Все спускаемся на дно, каждый касается дна, отталкивается и плывет обратно. Огнева, быстро в воду! – рявкнула она, увидав Владу. – И приказываю – утони, сделай одолжение…

Влада увидела, что Гильс, раздетый до плавок, улыбаясь, сидит на бортике бассейна. Вампир, скрестив руки, внимательно наблюдал за ней. Егор же, вместо того чтобы привычно резвиться и доставать девчонок выходками на глубине, расхаживал вокруг бассейна в расстегнутой зеленой рубашке, красуясь красным шрамом через все плечо.

– Ар-ш-ш-ш-ш!!! – рявкнула троллиха. – Огнева, пшла в воду!!! Пшла, я сказала! Я с тобой цацкаться не собираюсь, отродье…

– Иди ты, Тановская.

Влада вдруг быстро подошла к Тановской, а дальше все произошло как-то само. Инга взвизгнула, мелькнули ее два растерянных глаза, а потом в бассейне плюхнул фонтан брызг.

«Я столкнула Тановскую в воду! Что я делаю?» – Эта мысль промелькнула, будто Влада наблюдала за собой со стороны. Видела она и Гильса, который продолжал наблюдать за ней, не делая попыток остановить. Только столкнуть Тановскую в воду – слишком несерьезная месть. И Влада прыгнула, даже не зажав нос пальцами. Теплая вода встретила тело, которое сразу же провалилось в зеленую глубину. Вода не пугала, как раньше, а когда в легких закончился воздух, Влада не начала захлебываться, вдруг поняв, что он ей сейчас и не нужен. Это было странно, не менее странно, чем видеть в темноте. Тело откуда-то знало, как надо двигаться, чтобы быстро и ловко рассекать воду. Руки сами начали выгребать наверх, где бултыхались ноги Тановской в синих тренировочных штанах. Еще одна секунда – и троллиха оказалась прижатой к борту бассейна, а ее волосы прилипли к кафельной плитке. Рука держала ее за шею, не давая даже вздохнуть.

– Проси прощения за отродье, – Влада слышала свой голос, будто бы он был чужой. – Проси или…

– Ты оборзела, Огнева, – тяжело дыша, прохрипела Тановская. – Ну сохнешь по Муранову, и сохни. Но тебе мало одного парня, как выяснилось?! Тебе двоих подавай? Ненавижу-у-у…

Слова Тановской перешли в визг, и Влада вдруг увидела, что загорелые руки, к которым прилипли зеленые рукава рубашки, вклинились между ней и Тановской, оттаскивая ее назад.

– Девчонки, хватит! – кричал кто-то за спиной. – Инга, извинись перед ней сейчас же. Иначе она тебя не отпустит!

– Инга, лучше извинись, – это же было сказано Гильсом Мурановым, который даже не стал прыгать в воду, как Егор. – Темный Департамент Огневой ничего не сделает, а вот тебе еще жить да жить.

Влада с удивлением смотрела на свою руку, которая прижимала Тановскую к кафельному бортику бассейна. По кафелю поползла паутина трещин, а троллиха хрипела, тараща глаза.

– Проси прощения, – повторила Влада, наслаждаясь внезапной силой, которая сейчас ударила в голову, будто первый весенний день после долгой затяжной зимы.

– Прости-и… – наконец сдавшись, проскулила Инга, лицо которой стало такого же цвета, как и вода в бассейне.

И тут рука, которая удерживала Тановскую, ослабла настолько, что Влада даже вскрикнула от боли, потому что мышцы, натянутые как стальные струны, чуть не разорвались. Кто-то потащил ее назад из воды. Влада поняла, что это Егор, узнав его руки.

– Что ты прикалываешься, Муранов? – Тролль зло смотрел на Гильса, который улыбался, даже не сдвинувшись с места. – Тебе нравится, что происходит, да?

– Во время перерождения у вампира всегда бывают приступы ярости, – ответил Гильс. – Когда трясет от злости так, что хочешь выскочить из этого мира и убежать в другой. Я все ждал, когда увижу у Владки хоть что-то такое, она же у нас сама Мисс Доброта, потомок светлых магов. Что, Тановская, ревешь? Сама же нарвалась…

Инга всхлипывала, пытаясь выбраться из воды, неуклюже срываясь с бортика обратно в воду. Егор, вздохнув, протянул ей руку и помог выбраться, после чего троллиха зарыдала в голос, вцепившись в Бертилова мертвой хваткой. После безуспешных попыток отодрать от себя Тановскую, троллю пришлось увести ее из бассейна в направлении медпункта.

– Карьера Тановской как начинающей преподши физры оказалась короткой, но яркой, – ржал Денис Холодов, которому вся сцена доставила большое удовольствие. – Хочу сказать спасибо, Огнева, теперь хоть поплаваем нормально без «Аррш» и «Пшли в воду»!

Влада ощущала какую-то безумную эйфорию пополам с усталостью. Только что она была кем-то другим, а теперь снова стала собой. Раньше она сдерживала внезапные приступы злости и даже агрессии, возникавшие в ответ на случайные или умышленные грубости, а сейчас впервые дала волю той, другой, себе.

Однокурсники тоже смотрели на нее совсем другими глазами: Герка с уважением, Игнат с явным интересом, а старшекурсники переговаривались, вспоминая, что когда-то ее отец был деканом факультета вампиров.

– Ух ты! – Герка пару раз громко хлопнул в ладоши. – Браво, Огнева! Значит, болтовня про твое перерождение в вампира не лажа!

– Я не понимаю царящего здесь веселья, – раздался за их спинами оскорбленный голос Ады Фурьевны.

Увидав фурию, глазки которой сейчас метали молнии, Влада вскочила на ноги, поднялся и Гильс, не переставая посмеиваться.

– Я требую объяснений, что тут произошло, – ледяным тоном сказала преподша. – Урок физкультуры сорван, Тановская в медпункте. Она утверждает, что вы, Огнева, напали на нее и жестоко избили.

– Да… это правда, – не веря сама себе, призналась Влада.

Это вызвало хихиканье Герки, за которое он немедленно получил точный плевок и взвыл, схватившись за лоб. Ребята застыли, ожидая каждую секунду нового ядовитого плевка от фурии, но та неожиданно мило улыбнулась, что обычно не предвещало ничего хорошего.

– Избили Тановскую, – повторила Ада Фурьевна, критически глядя на хрупкую фигурку Влады. – В последнее время, Огнева, ваше поведение и учеба оставляют желать лучшего. Если вы не одумаетесь, у вас будут неприятности с деканатом. Например, вызовут ваших родственников, – добавила фурия, с удовольствием заметив, что Влада перепугалась.

– Но мой дед не сможет прийти в деканат!

Влада снова ощутила приступ беспричинного гнева, представив себе на секунду, что дед, который находится под заклятием забвения, расстроится из-за того, что наговорят ему в деканате. Гильс, что-то сообразив, быстро подошел к Владе, взял ее за руку и потянул назад, к себе за спину.

– Ада Фурьевна, Огнева ни в чем не виновата, это все я. Тановскую в воду столкнул я, мешаю ей учиться тоже я. Короче, подлец и негодяй. Давайте вызовем моих родственников, – весело предложил он, и ребята снова пригнулись, ожидая, что сейчас будет новый плевок, Муранов увернется, и яд достанется тому, кто не успеет отскочить.

Но Ада Фурьевна только снова заулыбалась, прищурив глазки:

– В этом нет необходимости, Муранов. Если нужно будет, мы вызовем в деканат вашего старшего брата и объясним, что брать на себя чужую вину не всегда правильно. Кстати, вместо сорванной вами, Муранов, физкультуры будет вампирология, которую ведет ректор. Извольте все быстро одеться и быть в атриуме через пять минут с учебниками и конспектами.

– Ре-ектор ведет вампирологию, – проворчал Герка, провожая взглядом фурию. – Уже сто лет вампиры сидят без своего декана, все выбрать нам никого нормального не могут…

В раздевалке Влада долго возилась с одеждой, которая никак не хотела налезать на влажное тело. Гильс взял на себя вину за драку с Тановской, и надо было бы сказать ему «спасибо», но она не сказала. В голове плескались волны ярости, обращенной неизвестно на кого, руки дрожали, а солнечный свет, который проникал из окна, резал глаза, как разогретая сковородка с нарезанным луком.


Глава 9. Хмурое утро | Хроники Темного Универа. Некромант (сборник) | Глава 11. Реальная вампирология