home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 15. Родовое гнездо


Ведьмак дернулся и сделал шаг назад, когда на пороге комнаты возникла мешковатая фигура. Не домовой, а человек, одетый в дорогой помятый костюм, порванное пальто и в резиновых шлепанцах на босу ногу.

– Кто такой? – спросил Алекс, и по его голосу было понятно, что никакой опасности незнакомец не представляет.

– Ц-царев Ле… Лев, – заикаясь, представился незнакомец. – Царь я… львов.

– Лев Михайлович! – Влада ахнула, узнав бывшего соседа, который сейчас выглядел настолько жалко и потерянно, что его можно было узнать лишь с огромным трудом. – Что вы тут делаете?!

– Что я делаю?! – незваный гость то ли всхлипнул, то ли хихикнул. – Мне страшно, очень… очень страшно. Нигде нет места. Чтобы спрятаться. Всегда… – Он обвел безумным взглядом квартиру Огневых. – Всегда так хотел тут жить, и вот! Живу! Пасу здесь своего нового песика…

– Да-а, Огнева, в прошлый раз в вашей квартире бесились домовые, а на этот раз обосновались безумные соседи. – Алекс прошел в комнату, которая выглядела еще хуже, чем гостиная Мурановых. Повсюду валялись шкурки от колбасы, грязные ботинки и разорванные газеты, а над большим столом посреди комнаты вместо лампы висел и жужжал огненный голубой шар, огневик, шаровая молния, когда-то подаренная ей Гильсом, и которая осталась в квартире после отъезда Огневых. Влада, обрадовавшись, протянула руку, но Жужик, будто перепугавшись чего-то, юркнул обратно в электросчетчик и сердито зажужжал оттуда.

– Мой новый песик, – повторил Лев Михайлович. – Он такой умный, все понимает! Любит слушать, как я ему рассказываю про магию, только не лает…

Взгляд соседа, блуждающий по сторонам, вдруг остановился на Владе, и Лев Михайлович расцвел в счастливой улыбке.

– Анжелочка, доченька! – завопил он, внезапно охрипнув от волнения. – Наконец-то ты вернулась домой!

– Я не… – Влада попятилась назад, увидав радость на небритом и самодовольном лице. Впрочем, за последнее время их бывший сосед слегка похудел и осунулся, хотя золотых перстней у него на пальцах не убавилось.

– Дорогая ты моя, я так переживал, – быстро заговорил Лев Михайлович. – Уехала в Москву, а я потерял телефон, и ты даже не смогла позвонить. Я все понимаю, я не обижаюсь! А мама твоя хороша – умотала на шопинг по европам и до конца лета… А-а-а… это твои приятели? – Лев Михайлович с восторгом посмотрел на вампиров. – Что ж, я только рад, что ты пригласила к нам погостить своих одноклассников. Очень рад! Я отец этой красавицы, – шутливо погрозил он пальцем в сторону Влады. – А она такая, ветер в голове! Уехала, забыла про своего бедного папу! Один я совсем. А пес наш убежал и пропал, доченька…

В этом было что-то чудовищное и жуткое – видеть, как твой враг, который когда-то помог убить твоих родителей, теперь заглядывает в глаза, называет доченькой и вообще не может сфокусировать взгляд.

«Надо же. А ведь Анжелка была для него самым дорогим. И если он остался один, значит, она бросила его? После всего, что случилось…»

– Бредит, – пояснил Алекс застывшей от изумления Владе. – Рехнулся бывший светлый маг Царев. М-да, печально.

– Ты не заболела, доченька? – потряс Лев Михайлович Владу за рукав. – Ты все молчишь. Не рада своему приезду… совсем? Ты даже не назовешь меня папой?

В глазах у безумца заблестели слезы.

– Я рада, – выдавила Влада с огромным трудом. – Я правда рада… папа. Егор! – Она умоляюще посмотрела на тролля.

– Да понял я, понял… – проворчал тролль. – Он царь львов, а я король троллей… Пойдемте-ка, я вас домой отведу.

– А я в-вас помню, – радостным голосом произнес Лев Михайлович, уставившись ошалелыми глазами на Егора. – Вы маршал… или король… – Он провел ладонями по лбу и вдруг истерично закричал, перейдя на визг: – Все не так в тайном мире, все не та-а-ак!!! Я помню, что все не так… Когда я был магом, я знал, но разве тогда я мог сказать? Это все он, понимаете… Он само зло, ничего светлого в нем нет, он всех нас сделал убийцами. Не могу спать уже третьи сутки, – пожаловался он Егору. – Пропала жена, дочь… Уехали за покупками и забыли про меня. А как же я-то?! – В голосе у него появились истеричные нотки. – Я совершенно один, я потерял сон! Зло приближается, понимаете, а я один!

– Все наладится, – успокаивающе произнес Егор. – Вот я поговорю с вами, и все вернется на свои места. Все, что вы видите сейчас в этой квартире, – сон. А проснетесь вы уже в своей квартире и пойдете завтра на работу. А сейчас вы уже спите, уже отдыхаете. Я вот, например, тролль, самый настоящий, из скандинавских мифов. А это двое вампиров…

– Да ну, правда? – Лев Михайлович расхохотался. – Серьезно, тролль и вампиры?! А я читал, что тролли все огромные и неуклюжие, как горы, и каменеют, когда всходит солнце! Какой интересный сон!

– Я не каменею, у меня другие прибабахи, – Егор повел пальцами, и с его ладоней вдруг слетела огромная зеленая бабочка.

– Мне нравится!!! – Лев Михайлович радостно захлопал в ладоши, как ребенок. – Еще, еще!

– Ты же совсем его с ума сведешь, – тихо предостерегла Влада.

– Я знаю, что делаю, – коротко и как-то по-чужому глянул на нее Егор. – Ему сейчас ни один врач не поможет, никакой психиатр. Наоборот, ему надо окончательно слететь с катушек, чтобы я смог стереть все его ненужные воспоминания и сделать его прежним.

Егор повел соседа в его квартиру, Лев Михайлович что-то взахлеб ему рассказывал, а тролль весело смеялся. Вернулся он минут через десять, и на вопросительный взгляд Влады махнул рукой – дескать, все в порядке.

– Давайте-ка собираться, времени очень мало. – Алекс расстегнул молнию на черной сумке. – Влада, тебе нужно будет переодеться. Туда, куда мы поедем, не пустят в джинсах и старой блузке. Здесь, в сумке у Дашки, платье, она даст тебе его напрокат.

– И куда же мы все-таки поедем? – Влада рассматривала простое, но явно дорогое платье, приложив его к себе. Оно было достаточно длинное – ниже колена, такое на танцы в Носфероне не надела бы даже зануда Маркина. – Я ничего не понимаю. Пора уже обо всем мне рассказать, Алекс!

– Мы едем к Темнейшему, тому самому, который правит нечистью, – Алекс сказал это совершенно серьезно. – Фейсконтроль, дресс-код и прочие заморочки там по полной программе.

– Смешно, – Влада пожала плечами. – А если серьезно – куда мы едем?

– Если клуб так называется – «Темнейший», то почему ты раньше меня не предупредил?! – завопила традиционно невозможная Дашуля. – Если там будет нечисть и вампиры, зачем я тащила тряпки как в концертный зал?! Мое платье длинное, оно же не подходит туда! Огнева, у вас в квартире есть гладильная доска? Где мой клатч?! Алекс!!!

– Ну я тоже не понял, зачем приколы про Темнейшего. Если это такой клуб, как там могут помочь Владке? – вмешался Бертилов. – Разъясните мне… да еще какой-то клатч, что за зверь?

– Угомонитесь все, – Алекс раздраженно швырнул в тролля длинным темно-зеленым пиджаком, на котором еще болталась этикетка. – Вот, найдено специально для тебя. Надень это, а то твою рваную рубаху там не переварят.

– Я, может, не собиралась первого января торчать в каком-то питерском клубе, – огрызнулась Дашуля, критически разглядывая себя в мутное зеркало. – И прическу не успела. Егор, ты можешь навести морок, чтобы сделать мне волосы до пояса?!

– Ась? – Бертилов ухмыльнулся и приложил руку к уху. – Не расслышал! Хвост, говорите, обезьяний?! Ща-а…

В ответ Егор узнал, что такое клатч, потому что получил им по шее, и ретировался, сбежав на лестницу.

Братья Мурановы долго возились с переодеванием, закрывшись на кухне. Влада же быстро переоделась в скромное черное платье, заколола волосы так, чтобы их было поменьше видно – на всякий случай. В сумке были также и черные туфли на чудовищно высоких шпильках, но пришлось надеть и их, ощутив себя высоченной, как каланча.

Гильс и Алекс вышли из кухни в таком виде, что Влада и Дашуля одновременно ахнули. Оба парня были одеты в черные бархатные камзолы, такие же бархатные черные брюки и кроваво-красные рубашки с золотыми запонками.

– Это… – Даша открыла рот, вытаращила глаза и застыла, показывая на Алекса пальцем. – Это… что такое?! Я такого никогда не видела на тебе…

– Ни слова, – предупредил Алекс, снимая с уха свою неизменную серьгу и пряча ее в кармане. – Я в таком видочке себя тоже в первый раз вижу. За руль не сяду, поскольку за нами вышлют машину.

– Еще и машину вышлют, – Влада не сразу обрела дар речи, разглядывая Гильса, будто тот сошел со средневековой картины.

– И еще… Не произносите там, куда мы приедем, слова «Пестроглазово» и вообще поменьше болтайте, – попросил Алекс. – Все, выдвигаемся. – Он поправил воротник. – Чувствую себя идиотом. Но правила обязывают. Дарья, одно лишнее слово, и…

Минут через десять во дворе, полностью перегородив проезд во все стороны, возник сверкающий черный лимузин с открытыми нараспашку дверями. За рулем сидел домовой в древнем вычурном камзоле, настолько важный, что лишь едва кивнул, когда Алекс громко с ним поздоровался.

Ведьмак и Даша залезли в машину. Усевшаяся рядом с Гильсом Влада считала все происходящее очень странным, но братья Мурановы хранили молчание.

– Не надо на меня так коситься, – предостерег ее Гильс, который сейчас выглядел как юный и очень красивый средневековый граф. – Я тебя тоже в платье и с прической до сих пор не видел. Тянешь на все шестнадцать, но тебе идет.

Машина вывернула с Садовой на Римского-Корсакова улицу, оттуда на Театральную площадь, которую заметало снегом, пока не выехала на набережную Невы. Половина неба была еще темной, но самый край его уже тронул едва заметный рассвет, который отражался в стеклах невысоких особняков, тянущихся вдоль Английской набережной. Остановился лимузин у одного из них – небольшого трехэтажного особняка, у дверей которого толпилось несколько приземистых фигур: нетрудно было догадаться, что это домовые, которые специально ждали их приезда.

– Суетятся-то как, – хмыкнул Алекс. – Ребята, напоминаю. В этом доме никакой лишней болтовни, необдуманных слов и всяких шуточек. Тут этикет – закоснелая вековуха. Даш, тебе лучше вообще молчать. Егор, тебе тоже надо бы серьгу из уха того… ты меня слышишь?

– Идите лесом, я с ней сросся в одно целое, легче ухо оторвать, – отозвался тролль. – Что за название клуба – «Темнейший»?!

– В честь меня, дурачки… – прокомментировал ведьмак Темнов. – Смотрите, они и ковер расстилают до самых дверей. Ребята, вы еще не поняли, куда вас привезли?

Домовые, которые крутились около дверей особняка, действительно раскатали багровую ковровую дорожку, а один из них, одетый в расшитый серебром костюм, распахнул двери лимузина.

– Соблаговолите следовать за мной, – церемонно поклонился вышколенный домовой-лакей, сверкая в сумерках фиолетовыми глазками и золотыми пуговицами на расшитой ливрее.

Ребята прошли в роскошные дубовые двери, распахнутые перед ними суетливыми слугами-домовыми, и оказались в огромном полутемном холле, из которого на второй этаж уходила мраморная изогнутая лестница.

– Соблаговолите передать мне вашу верхнюю одежду, – неодобрительно поглядев на рваную куртку Бертилова, сказал лакей-домовой. – К вам на ухо что-то прицепилось, смею заметить, юноша…

– Че-е? – нахмурился Егор, вызывающе звякнув серьгой. – А еще говорили – едем в клуб…

– Подождите здесь, в приемной, вас пригласят, – лакей поджал губы и умолк, сделав каменное лицо.

Минут через десять лакей, кашлянув, пригласил их наконец-то наверх.

– Темнейший ожидает вас.

– Темнейший?! – Влада перепуганно глянула на него. – Это что – правда?! Тот самый Темнейший, которому подчиняется Темный Департамент?? Которого мы проходили на лекциях?!

– Да, хозяин всей темной стороны, – удивленно приподняв одну бровь, ответил лакей. – Странно не знать об этом, если вы к нему приглашены.

– Да не трясись ты так, – шепнул Гильс, увидев, что Влада перепугалась не на шутку. – Не бойся, все будет о'кей.

– Я сказал вам всем правду, но вы же сами не поверили, – заметил Алекс. – Мы действительно приехали в дом к Темнейшему, хозяину темной стороны, повелителю всей нечисти, которая живет на земле. Темный Департамент ежедневно шлет ему доклады и получает от него звездюлей. И он единственный, кто может помочь Владе. Пошли.

– Не нравится мне это, – Егор нахмурился, сердито сверкая глазами. – А если серьезно? Даже если тут и живет главный темный… сдались мы ему, нас приглашать, помогать Владке, и вообще?!

Тролль, возмущенно тряхнув серьгой, ожег Алекса нехорошим взглядом, но сдержался, когда тот положил ему ладонь на плечо.

– Бертилов, бывают в жизни вещи, которые сложно объяснить за минуту. Да, он пригласил нас, и Влада получит от него помощь. Поверь, сейчас я не шучу. Идите с Темновым, подождите в этой… как ее…

– В гарсоньерной для вассалов, – подсказал лакей, поворачиваясь к ведьмаку и Егору. – Попрошу юношей подождать там, где им подадут утреннее меню. К удовольствию гостей, французская кухня от лучших поваров. Лангусты, фуа-гра, трюфели, сырный суп, десерты и большой выбор великолепных крымских вин.

Хмурая и озадаченная физиономия Бертилова немного просветлела, как только он услышал последнюю фразу. Темнов же, казалось, совершенно не удивлялся происходящему.

Тролль, сглотнув слюну и одергивая пиджак, потопал за домовым, а другой домовой, как две капли воды похожий на первого, пригласил остальных за ним, на второй этаж.

Влада, балансируя на каблуках, начала вместе со всеми подниматься по лестнице, разглядывая позолоту на резных дубовых стенах и таинственные квадраты потемневших картин.

– Дамы, пора взять ваших спутников под руку, мы входим в приемный зал, – церемонно произнес домовой. – Смею напомнить, что Темнейшего следует поблагодарить за аудиенцию и сесть за стол только после его разрешения. Пока еще у него находятся советники, и вам следует обождать в стороне.

Влада вздрогнула, когда Гильс, схватив ее пальцы, крепко сжал их в ладони.

– Возьми меня под руку, – тихо напомнил вампир. – Этикет тут вековой и железный, сдохнуть можно.

Домовой распахнул створы дверей. Зала, куда их пригласили, была не просто роскошной. Влада поначалу решила, что тут потрудились тролли, и даже прищурилась, чтобы распознать морок. Но нет, все было настоящим. Глаз цеплялся за вычурную дубовую резьбу на стенах, украшенных драгоценными камнями и картинами. Вдоль окон от пола до потолка тянулись ряды яшмовых и малахитовых статуй, а посредине залы сверкал хрусталем и белоснежным фарфором стол длиной с прыжок Тетьзина.

За столом, сервированным настолько изысканно и вычурно, что от него трудно было оторвать взгляд, расположились роскошно одетые вампиры, тролли, оборотни, а во главе стола восседал удивительно красивый мужчина в черном старомодном кафтане, вышитым серебром и драгоценными камнями. Черты лица этого красавца своей хищностью выдавали его принадлежность к вампирам, но Влада уловила в нем и еще что-то, смутно знакомое.

Как только ребята вошли, разговор в зале замолк, уступив место напряженной тишине.

– Я благодарен за приглашение, Темнейший, – странным голосом произнес Алекс, склонив голову. – И рад быть в этом доме.

– Я тоже рад, Темнейший, – тихо произнес Гильс, но голову не склонил, а продолжал смотреть на хозяина особняка с напряженным вниманием.

Тот долго молчал, скользя взглядом по своим гостям, которые продолжали стоять около дверей, но потом отвернулся.

– Продолжайте докладывать, – голосом со стальными нотками хозяина произнес Темнейший, и один из советников, сидящих за столом, откашлялся и начал говорить:

– На данный момент ситуация нами контролируется, но нечисти из-за нестабильности ротонд приходится передвигаться по трассам на транспорте. Трассы же перекрыты светлыми магами, всех пытаются загнать в резервации, но Конвенция…

– Я неоднократно просил в докладах не употреблять слово «маги», – остановил его Темнейший. – Мы имеем дело с охотниками, которые лишь пользуются незаконной древней магией.

– Прошу прощения, – откашлялся докладчик. – Охотники перекрывают трассы и готовят осаду резерваций нечисти, правда, пока они только мониторят дороги на подступах к резервациям. Летучие сообщают, что видели, как сегодня ночью вдоль шоссе Москва – Петербург поднимались огромные смерчи неестественного происхождения. На все наши ноты протеста и заявления о нарушении Конвенции ма… прошу прощения, охотники отвечают встречными обвинениями, что древняя нежить, которая сейчас пришла в движение, якобы призвана нами же самими на войну!

– Неудивительно, что же им еще говорить, – вмешался толстяк-упырь с противоположной стороны стола. – А то, что древние не имеют с нами никакого контакта, это, разумеется, уже забыто! У меня вопрос: начинать ли эвакуацию нечисти из резерваций?

– Пока незачем поднимать панику на темной стороне, – ответил Темнейший. – Приказываю вызвать ко мне представителей всех вампирских кланов и напомнить Темному Департаменту отправить охотникам ноту протеста по поводу применения магии ночью на шоссе. Все, я вас больше не задерживаю.

Собравшиеся, отодвигая стулья, начали вставать из-за стола. Влада вопросительно взглянула на Алекса, но тот кивнул ей, показывая, что надо оставаться на месте и ждать, пока все выйдут.

Когда советники покинули зал, Темнейший подождал, пока лакеи-домовые закроют двери, а потом широко улыбнулся гостям. Влада сразу же поняла, что Темнейшему очень, очень много лет, и он гораздо старше ректора Батори, несмотря на молодое лицо. Возраст у нечисти читается по глазам и почти никогда не бывает виден, как у людей.

– Мои дорогие! – Он сделал жест, похожий на раскрытые объятия. – Прошу, прошу садиться! Я слышал от советников, что ваша дорога сюда была сложной. Теперь вы можете позавтракать и отдохнуть. А как вам вид из окна? Это же прекрасно – в зимние сумерки смотреть в окно на невские волны! Вы любите наводнения, когда толпы водяных бросаются на гранитные набережные? Садитесь же, в ногах правды нет!

– Благодарю, Темнейший.

Алекс сел на стул, потянув за собой онемевшую Дашу. Влада села слева от Гильса, теряясь от количества вилок самой причудливой формы перед тарелкой из тончайшего фарфора и не зная, куда ей девать руки.

– Вы оба можете не обращаться ко мне так официально, – добавил Темнейший. – Ведь вы пришли за помощью, забыв гордость. Ненавижу эти формальности внутри семьи. Мы ведь теперь семья, Алекс?

– Да, отец, – тихо произнес Алекс.


Глава 14. Пустая лестница | Хроники Темного Универа. Некромант (сборник) | Глава 16. Темнейший